Обеспечение прав ребенка средствами гражданского процессуального права при рассмотрении споров о воспитании детей

Изучение механизма защиты прав ребенка в судебном порядке. Описание субъективного состава лиц, участвующих в деле по спорам о воспитании детей. Рассмотрение отдельных дел о воспитании детей. Разрешение споров о воспитании с участием иностранных граждан.

Рубрика Государство и право
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 11.09.2020
Размер файла 119,2 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Истцами и ответчиками по делам об ограничении родительских прав могут являться практически те же лица, что и по делам о лишении родительских прав. Единственное существенное различие заключается в том, что возможность подачи искового заявления по данной категории дел имеют и близкие родственники ребенка, по делам о лишении родительских прав им такое право не предоставлено (данная проблема обсуждалась ранее в настоящей главе). Таким образом, в качестве истцов могут выступать родитель, близкие родственники ребенка, органы и организации по охране прав детей (в т.ч. органы опеки и попечительства) и прокурор. Ответчиками могут быть только родители ребенка или один из них. Важно отметить, что по делам об ограничении родительских прав к участию в деле также, как и по делам о лишении родительских прав, привлекаются прокурор и органы опеки и попечительства.

Истец по данной категории дел должен в исковом заявлении указать на конкретные обстоятельства, которые свидетельствуют об опасности оставления ребенка с родителем. При этом важно отметить, что как такового перечня подобных обстоятельств закон не содержит, поэтому суды в каждом конкретном случае оценивают серьезность подобных обстоятельств и необходимость ограждения ребенка от потенциально опасной для него ситуации. Исходя из формулировки ст. 73 СК РФ, данные обстоятельства можно условно подразделить на две категории: возникшие по причинам, независящим от родителя, и возникшие вследствие виновного поведения родителя. К первой группе, исходя из анализа судебной практики, можно отнести психиатрическое или иное хроническое заболевание родителя См. напр. Апелляционное определение Московского городского суда от 30.09.2019 по делу № 33-43292/2019 // СПС «КонсультантПлюс». , возникновение трудной жизненной ситуации в семье См. напр. Апелляционное определение Московского городского суда от 06.11.2018 по делу № 33-46158/2018 // СПС «КонсультантПлюс». , например связанной с малообеспеченностью родителей (одного из них) или безработицей и другие обстоятельства.

Вторая группа обстоятельств схожа с обстоятельствами для лишения родительских прав. Однако ограничение родительских прав применяется в тех случаях, когда суд счел их недостаточными для применения крайней меры семейно-правовой ответственности родителя - лишения родительских прав. Подобных дел в судебной практике также немало. Так, например, по одному из дел суд, несмотря на доказанные факты систематического злоупотребления родителем спиртными напитками (имелся медицинский документ, подтверждающий данное обстоятельство) и отсутствие со стороны ответчицы заботы о детях, исходя из принципа приоритета защиты материнства и укрепления семьи, посчитал эти доказательства недостаточными для установления факта ненадлежащего исполнения родительских обязанностей и лишения ее родительских прав.Однако суд ограничил ответчицу в родительских правах и передал детей на воспитание отцу. При этом суд пояснил, что в случае, если мать не изменит своего поведения, в течение 6 месяцев орган опеки и попечительства вправе обратиться в суд с требованием о лишении ее родительских прав Решение Октябрьского районного суда Пермского края от 23.12.2015 по делу № 2А-43/2016(2А-948/2015;)~М-927/2015 // СПС «КонсультантПлюс»..

При исследовании данной категории дел также заслуживает внимания вопрос о том, может ли суд по своей инициативе выйти за пределы исковых требований об ограничении в родительских правах и принять решение о лишении родительских прав. В соответствии с ч. 3 ст. 196 ГПК РФ, суд вправе это сделать в случаях, предусмотренных федеральным законом. Представляется, что по рассматриваемому вопросу у суда также должно быть такое полномочие в случае установления в ходе судебного разбирательства достаточных оснований для лишения родительских прав, поскольку это позволит в большей степени защитить интересы ребенка, оказавшегося в потенциально опасной для него ситуации. На это указывают и некоторые авторы, предлагая закрепить в семейном законодательстве право суда по своей инициативе выйти за пределы исковых требований по данным категориям дел, если это необходимо для защиты прав и интересов ребенкаЯкушев П.А. Споры о детях: традиционные ценности и судебная практика: монография. М.: Проспект, 2018. Раздел 5.2 С. 95..

В случае удовлетворения исковых требований и принятия решения об ограничении в родительских правах, суд взыскивает с ответчика, который был ограничен в родительских правах, алименты в пользу несовершеннолетних детей, в целях обеспечения их права на содержание родителями. При этом, в отличие от дел о лишении родительских прав, в случае ограничения родительских прав, суды, как правило, отмечают, что ограничение родительских прав не препятствует общению и контакту родителя и ребенка, но только с согласия органов опеки и попечительства, приемных родителей, опекуна (попечителя) или другого родителя ребенка, который не был лишен родительских прав и не ограничен в них, при условии что такое общение не окажет вредного влияния на ребенка (ст. 75 СК РФ). По нашему мнению, таким образом судом обеспечивается право ребенка на общение с родителем, даже если он был ограничен в родительских правах. Однако в подобных случаях представляется необходимым контроль за соблюдением безопасности и психологического комфорта ребенка при подобном общении. Кроме того, общение в таких случаях может быть допустимо только при желании ребенка общаться с родителем. Данная мераможет оказать положительное влияние и на родителя, который был ограничен в родительских правах, поскольку позволит создать дополнительную мотивацию по устранению неблагоприятных обстоятельств, послуживших причиной для ограничения в родительских правах.

Решение об ограничении в родительских правах по своей сути представляется временной мерой, когда необходимо на какой-то период времени оградить ребенка от опасной для него ситуации, сложившейся из-за стечения трудных жизненных обстоятельств в семье. В большинстве случаев за ограничением в родительских правах следует либо лишение родительских прав, когда родителю не удалось исправить ситуацию в благоприятную для ребенка сторону, либо же такое ограничение может быть отменено в судебном порядке. Возможность отмены ограничения в родительских правах прямо предусмотрена ст. 76 СК РФ, согласно которой отмена ограничения возможна в тех случаях, когда отпали основания, в силу которых родители (один из них) были ограничены в родительских правах. В таких случаях ребенок, как правило, возвращается к родителю (родителям), в отношении которых ограничение в родительских правах было отменено.

Дел с таким благоприятным исходом в судебной практике сравнительно немного. Так, например, по одному из дел суд отменил ограничение в родительских правах, примененное в отношении матери за систематическое неисполнение родительских обязанностей, самоустранение от воспитания дочери и передачу ребенка полностью на воспитание бабушки, которой в силу состояния здоровья было тяжело ухаживать за малолетней внучкой. При этом мать более года не проживала совместно с ребенком, практически не общалась с ней и не исполняла родительских обязанностей. Однако после ограничения в родительских правах она устроилась на работу, обеспечила благоприятные условия для проживания несовершеннолетней по своему месту жительства, а также в течение всего времени ограничения в родительских правах постоянно навещала дочь в социальном учреждении, где несовершеннолетняя проживала. В результате суд пришел к выводу о том, что истец (по делу об отмене ограничения в родительских правах) изменила свое отношение к воспитанию дочери, вследствие чего отпали обстоятельства, ставшие причиной для применения данной меры, в связи с чем суд удовлетворил исковые требования и ребенок был возвращен матери Решение Калужского районного суда Калужской области от 10.09.2018 по делу № 2-6842/2018~М-5700/2018 // СПС «КонсультантПлюс»..

Однако, к сожалению, так происходит далеко не всегда. В ходе анализа судебной практике было найдено немало решений, в которых родитель даже после ограничения в родительских правах не стремится или не может исправить ситуацию, в результате чего суд лишает его родительских прав См. напр. Апелляционное определение Московского областного суда от 08.08.2018 по делу № 33-24060/2018 // СПС «КонсультантПлюс».. В связи с этим представляется целесообразным в целях обеспечения прав и интересов детей в случае ограничения их родителей в родительских правах принимать следующие меры. В зависимости от оснований для ограничения в родительских правах суды могли бы поручить органам опеки и попечительства организовать работу по психологической поддержке родителя, проведению с ним профилактических бесед и консультаций. В необходимых случаях можно было бы задействовать и службу занятости, которая могла бы оказать содействие в поиске работы для родителя, оказавшегося в неблагоприятной ситуации, связанной с малообеспеченностью и безработицей. Разумеется, не во всех случаях родителю можно помочь (например, в случае его тяжелой болезни или психического расстройства это представляется затруднительным), но по крайней мере, когда родителю грозит лишение родительских прав за неисполнение должным образом своих родительских обязанностей, полагаем, что подобные меры поддержки смогут повлиять на изменение обстоятельств в лучшую сторону и обеспечить в дальнейшем отмену ограничения в родительских правах и возвращение ребенка к родителю.

Глава IV. Особенности разрешения споров о воспитании детей с участием иностранных граждан

В настоящее время растет количество браков, заключаемых между российскими гражданами и гражданами иностранных государств. В случае расторжения такого брака при наличии детей возникает немало сложностей, связанных с определением места жительства ребенка и порядка общения с ним отдельно проживающего родителя. В первую очередь эти сложности связаны с тем, что нередко после расторжения брака родители ребенка могут проживать в разных государствах, соответственно усложняется общение ребенка с родителем, проживающим в другом государстве. Кроме того, когда родители не могут решить вопрос о том, с кем из них будет проживать несовершеннолетний после расторжения брака, один из родителей может вывезти ребенка в свою страну без согласия супруга. При этом трудности вызывает и определение подсудности споров о воспитании детей с участием иностранных граждан. В рамках данной главы хотелось бы подробнее исследовать указанные проблемы.

Подсудность споров о воспитании детей, если одной из сторон является иностранный гражданин, имеющий место жительства на территории РФ, определяется по общим правилам, закреплённым в ст. 28 ГПК. А именно, исковое заявление подается по месту жительства ответчика, даже если он является иностранным гражданином. Однако в тех случаях, когда ответчик - иностранный гражданин и не проживает на территории РФ, возникают определенные сложности. Если обратиться к положениям Гражданского процессуального кодекса РФ, то можно увидеть, что российские суды из семейных споров с участием иностранных лиц проживающими за рубежом рассматривают только дела о взыскании алиментов, об установлении отцовства и о расторжении брака (ч. 3 ст. 402 ГПК РФ). Таким образом, если руководствоваться данным положением ГПК, споры о воспитании детей, рассматриваемые в настоящей работе, неподсудны российским судам в тех случаях, когда ответчик является иностранным гражданином и проживает за пределами РФ.

Однако Российская Федерация является участницей Конвенции о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей 1996 г. Конвенция о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей(Заключена в г. Гааге 19.10.1996) // Бюллетень международных договоров. 2014. № 1. С. 34 - 63. (далее - Конвенция 1996 г.), которой иначе чем ГПК РФ урегулирован вопрос, касающийся подсудности вышеупомянутых категорий споров. При этом в соответствии с ч. 2 ст. 1 ГПК РФ, правила международных договоров имеют приоритет над правилами гражданского судопроизводства, установленными законом, а значит в данном случае должны применяться положения указанной Конвенции.

В соответствии со ст. 5 Конвенции 1996 г., судебные органы государства, являющегося местом обычного проживания ребенка, обладают юрисдикцией по принятию мер, направленных на защиту личности или имущества ребенка. Таким образом, российские суды могут рассматривать споры о воспитании детей даже в тех случаях, когда ответчик проживает за рубежом, при условии, что место обычного проживания ребенка находится на территории Российской Федерации. В связи с этим для ответа на вопрос о подсудности споров о воспитании детей с иностранным элементом, в первую очередь необходимо определить, что будет считаться местом обычного проживания ребенка по смыслу данной Конвенции.

Данное понятие не раскрывается в Конвенции 1996 г. и других международных правовых актах, в связи с чем можно сделать вывод о том, что место обычного проживания ребенка определяется в каждом случае индивидуально в зависимости от фактических обстоятельств дела. Судебная практика РФ по данному вопросу также немногочисленна, т.к. Конвенция вступила в силу для РФ только в 2013 г. Однако в одном из Определений судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ в рамках конкретного дела были даны по крайней мере примерные критерии для определения места обычного проживания ребенка.

В рассмотренном споре об определении порядка общения с ребенком суды первой и апелляционной инстанции прекратили производство по делу в связи с его неподведомственностью российским судам, т.к. стороны по делу (родители) и их ребенок являлись гражданами иностранных государств, и не имели совместного места жительства на территории РФ, что в соответствии со ст. 163 СК РФ является определяющим при определении права, применимого к семейному спору. Однако ВС РФ не согласился с позицией нижестоящих судов, в связи с тем, что ребенок практически с рождения проживает на территории РФ, посещает детский сад в Москве. При этом
ст. 163 СК РФ о совместном месте жительства сторон и ребенка, на которую ссылались суды, не регламентирует вопросы подсудности.

В рассматриваемом судебном акте Верховный Суд РФ также указал, что под местом обычного проживания предполагается место, отражающее некоторую степень интеграции ребенка в социальное и семейное окружение. При этом для определения места обычного проживания судами должны выясняться такие вопросы как длительность, периодичность, условия и причины пребывания ребенка на территории государства и перемещения семьи в это государство, национальность ребенка, место и условия посещения образовательного учреждения, языковые знания, семейные и социальные связи ребенка в этом государстве. Однако, как отметил Верховный Суд РФ, судами нижестоящей инстанции данные обстоятельства исследованы не были, в связи с чем их судебные акты были отменены, а дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Таким образом можно сделать вывод, что подсудность споров о воспитании детей с иностранным элементом, будет зависеть от такого обстоятельства, как место обычного проживания ребенка. В зависимости от конкретных обстоятельств дела и с опорой на вышеперечисленные критерии суды должны определить, является ли Российская Федерация местом обычного проживания для ребенка. Соответственно, в тех случаях, когда место обычного проживания несовершеннолетнего находится на территории РФ, российским судам подсудны любые споры, связанные с воспитанием данного ребенка.

Сложности вызывает и сам порядок рассмотрения споров о воспитании детей, когда один из родителей проживает за пределами РФ, поскольку многие обстоятельства, подлежащие исследованию судом в рамках данных категорий дел, становится достаточно непросто установить. Например, условия жизни родителя за границей, его личностные качества, информация о привлечении его к уголовной и административной ответственности и др. Из-за сложностей в сборе и представлении доказательств, неопределенности по вопросам исследования жилищных условий родителей, проживающих за границей и других проблем практического характера, в подобных случаях российские суды зачастую определяют место жительства ребенка с тем родителем, который проживает на территории РФ.

Так, в рамках одного из дел, мать ребенка, являющаяся гражданкой РФ, обратилась с требованием о расторжении брака с гражданином Чехии, и определении места жительства их общего ребенка с ней. Ответчик явился на заседание, возражал против удовлетворения исковых требований, просил суд определить место жительства сына с ним. Судом были исследованы только доказательства, касающиеся истца, ее жилищные условия, место работы, привязанность ребенка к ней, относительно ответчика никакие обстоятельства судом не выяснялись, ответчиком доказательства также не были представлены. На основании установленных в ходе рассмотрения данного спора обстоятельств, суд вынес решение в пользу матери и определил место жительства ребенка с ней Решение Видновского городского суда Московской области от 18.10.2018 по делу № 2-2657/2018~М-2226/2018 // СПС «КонсультантПлюс»..

В рамках другого схожего дела место жительства малолетнего ребенка было определено с отцом, проживающем в РФ, в то время как мать проживала за границей. Суд также принял указанное решение на основании исследования обстоятельства дела, касающихся только отца ребенка: его условий проживания, места работы, отношений с ребенком и др. Решение Геленджикского городского суда Краснодарского края от 09.11.2018 по делу № 2-1803/2018~М-2083/2018 // СПС «КонсультантПлюс». В связи с вышесказанным, представляется, что в подобных случаях иностранный гражданин, заинтересованный в определении места жительства ребенка с ним, должен самостоятельно собрать и представить в суд необходимые документы и доказательства, подтверждающие, что проживание с ним лучше будет лучше отвечать интересам ребенка.

Однако сбор и представление в суд таких доказательств может быть весьма затруднительным для родителя, проживающего за границей, в связи с чем полагаем, что суды, рассматривающие подобные дела с иностранным элементом могли бы оказать содействие в сборе и получении доказательств, когда это возможно. Во-первых, Российская Федерация является участницей Конвенции о получении за границей доказательств по гражданским или торговым делам 1970 г.Конвенция о получении за границей доказательств по гражданским или торговым делам (Заключена в г. Гааге 18.03.1970) // СПС «КонсультантПлюс»., согласно ст. 2 которой российский суд может направлять судебные поручения в компетентные органы иностранного государства для получения письменных доказательств и совершения иных процессуальных действий, в том числе опроса свидетелей, обследования жилищных условий стороны и т.д. Во-вторых, доказательства могут быть получены на основании двусторонних договоров о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам между РФ и иностранными государствами, которых у России весьма немало. Таким образом, в рассматриваемом выше деле между гражданкой РФ и гражданином Чехии, полагаем, что суд имел возможность получить дополнительные доказательства из государства, в котором проживает ответчик, и учесть все имеющие значение для дела обстоятельства в отношении обеих сторон спора. Однако, как отмечается исследователями данного вопроса, трансграничное получение доказательств зачастую существенно затягивает рассмотрение дела, кроме того, далеко не все судьи знакомы с существующими процедурами получения доказательств за границейКоролев С.А. О некоторых вопросах получения доказательств за границей при содействии суда (на примере споров по семейным делам) // Закон. 2018. № 6. С. 144..

Схожие трудности в процессе сбора и предоставления доказательств возникают и в рамках споров об установлении порядка общения с ребенком, когда один из родителей проживает за границей, поскольку круг обстоятельств, подлежащих доказыванию по данным категориям споров очень схож. Однако проблемы в рамках данной категории споров вызывает и само осуществление общения, когда ребенок проживает в одном государстве, а родитель в другом. При этом проживание родителя в другом государстве не должно являться препятствием для осуществления ребенком своего права на общение с родителем, в соответствии с п. 2 ст. 10 Конвенции о правах ребенка.

В подобных случаях суды зачастую определяют порядок общения таким образом, чтобы встречи и общение родителя с ребенком происходили на территории РФ, по месту проживания ребенка Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Владимирского областного суда от 06.10.2015 по делу № 33-3726/2015 // СПС «КонсультантПлюс».. В некоторых случаях суды также определяют порядок общения с ребенком на территории России, но с возможностью выезда ребенка родителем за границу на определенный период, например на 14 или 30 дней во время летних каникул См. напр. Апелляционное определение Московского городского суда от 28.03.2016 по делу № 33-10772/2016 // СПС «КонсультантПлюс»..

Некоторые ученые считают, что подобное положение дел не лучшим образом отвечает правам и интересам ребенка, поскольку ограничивает его возможности по общению с родителем, который проживает на территории иностранного государства. Так, отмечается, что во Франции, для сравнения, суды лучше адаптируют график визитов в связи с проживанием родителей в разных государствах, при этом суд может разделить расходы на дорогу между родителямиДюка А.В., Сюкияйнен Э.Л. Право ребенка на общение с обоими родителями: законодательное закрепление и судебная практика во Франции и Российской Федерации // Арбитражный и гражданский процесс. 2018. № 4. С. 53.. Действительно, российские суды зачастую должным образом не учитывают факт проживания одного из родителей за границей при определении порядка общения, что способно нарушить права как ребенка, так и родителя, проживающего в иностранном государстве. В связи с этим полагаем, что при рассмотрении данной категории споров необходимо во всех случаях учитывать факт проживания родителей ребенка в разных странах, при этом считаем возможным установление такого порядка общения, чтобы встречи ребенка с родителем могли происходить и за пределами РФ, при наличии соответствующих материальных возможностей родителей и с учетом возраста ребенка.

Рассматривая порядок разрешения споров о воспитании детей с участием иностранных граждан, нельзя не отметить и такую категорию дел, как дела о возвращении ребенка, перемещенного за территорию границ государства в нарушение установленных прав опеки. Данная категория дел имеет место в тех случаях, когда один из родителей или иное лицо самовольно перемещает ребенка на территорию иностранного государствавопреки определенному судом, иным органом или соглашением родителей месту жительства ребенка. Для урегулирования подобных ситуаций международного характера ряд государств заключили Конвенцию о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей 1980 г. Конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей(Заключена в г. Гааге 25.10.1980) // Собрание законодательства РФ. 19 декабря 2011 г. № 51. Ст. 7452. (далее - Конвенция 1980 г.), к которой в 2011 г. присоединилась и Российская Федерация. Однако Конвенция1980 г. имеет силу только в отношениях РФ с теми государствами, которые признали ее присоединение к Конвенции. На данный момент участие России в данной Конвенции было признано 55 государствами, таким образом она действует в рамках отношений между Россией и Германией, Италией, Великобританией, Украиной, Казахстаном и другими странами Spreadsheet showing acceptances of accessions to the Child Abduction Convention 1980 // URL: https://www.hcch.net/en/publications-and-studies/details4/?pid=3282&dtid=36.

Наибольшую важность представляет ст. 8 данной Конвенции, согласно которой в случае любого незаконного перемещения или удерживания ребенка в любом из договаривающихся государств в нарушение установленных прав опеки, ребенок подлежит незамедлительному возвращению в место его постоянного проживания. Согласно ст. 12 Конвенции, возвращение ребенка должно быть предписано судебным или административным органом государства, в который был незаконно перемещен несовершеннолетний. Во исполнение данных положений Конвенции 1980 г., российскими судами выносятся предписания о возвращении ребенка, в тех случаях, когда он был незаконно ввезен на территорию России из другого государства в нарушение установленных прав опеки.

Процессуальный порядок рассмотрения дел о возвращении ребенка или об осуществлении прав доступа в отношении несовершеннолетнего регламентирован главой 22.2 ГПК РФ. В качестве истцов по данной категории дел может выступать родитель ребенка или иное лицо, полагающее, что его право опеки было нарушено. В защиту прав и интересов данных лиц исковое заявление также может быть подано прокурором. При этом ответчиком будет лицо, нарушившее права опеки истца, чаще всего это один из родителей, незаконно привезший ребенка на территорию Российской Федерации. К участию в деле, в соответствии со ст. 244.15 ГПК РФ, в обязательном порядке привлекаются органы опеки и попечительства и прокурор. Полагаем, что участие прокурора с учетом международного характера спора и его сложности представляется целесообразным для защиты прав и интересов ребенка, но в то же время в соответствии с ч. 3 ст. 45 ГПК неявка прокурора не является препятствием для рассмотрения дела. Поскольку данная категория дел имеет особую важность с точки зрения защиты прав ребенка, полагаем, что необходимо обеспечить обязательное участие прокурора непосредственно в судебном разбирательстве по делам о возвращении ребенка, закрепив данное положение в ст. 244.15 ГПК РФ.

Подсудность данной категории дел определяется в ст. 244.11 ГПК РФ, согласно которой заявление о возвращении ребенка или об осуществлении прав доступа может быть подано только в 8 районных судов, перечисленных в указанной статье, т.е. по одному для каждого федерального округа. Территориальная подсудность данных дел определяется в зависимости от округа, в котором находится ребенок, т.е. для каждого округа законом определен свой районный суд. Если место пребывания несовершеннолетнего неизвестно, заявление должно быть подано по последнему известному месту пребывания ребенка РФ или по месту жительства ответчика.

Закрепление исключительной подсудности определенных районных судов весьма необычно, поскольку ранее в ГПК определенные районные суды не наделялись какими-либо специальными полномочиями по сравнению с остальными. Некоторыми авторами также отмечается целесообразность передачи данных дел для рассмотрения судами субъектов РФ, к подсудности которых отнесены дела об иностранном усыновленииКравчук Н.В. Конвенция о международном похищении детеи?: законодательные проблемы и перспективы реализации // Семеи?ное и жилищное право. 2013. № 1. С. 13.
Галковская Н.Г. Процессуальные особенности рассмотрения заявлении? о возвращении ребенка или об осуществлении в отношении ребенка прав доступа на основании международного договора россии?скои? федерации // Вестник Томского государственного университета. 2015. № 397. С. 207;Ярошенко Т.В. Особенности рассмотрения дел о возвращении ребенка на основании международного договора Российской Федерации // Арбитражный и гражданский процесс. 2019. № 4. С. 36.. Действительно, рассмотрение дел о возвращении ребенка имеет огромное значение с точки зрения охраны прав несовершеннолетних, в связи с чем особенно важно обеспечить максимальное качество их разрешения при соблюдении более сокращенных, по сравнению с обычными, сроков для производства по делу. Кроме того, рассмотрение споров только в восьми указанных районных судах может быть не очень удобно в связи с вероятностью большого расстояния между реальным местом нахождения ребенка и судами, к подсудности которых было отнесено рассмотрения дела. В связи с вышесказанным, полагаем, что с учетом международной специфики и сложности разбирательств по данной категории дел, отнесение их к подсудности судов субъектов по месту нахождения ребенка представляется более целесообразным.

Еще одной процессуальной особенностью является то, что в соответствии со ст. 244.13 ГПК РФ, в рамках данных категорий дел суд может назначить меры по обеспечению иска, в том числе до вступления решения в законную силу запретить ответчику изменять место пребывания ребенка и/или временно ограничить выезд ответчика за пределы РФ. Общий срок рассмотрения дела не должен превышать 42 дней, включая подготовку дела к судебному разбирательству. Сокращенный срок в 10 дней установлен и для апелляционного обжалования, по истечении которого решение вступает в законную силу, при этом срок рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции не должен превышать одного месяца. Полагаем, что сокращенные сроки для рассмотрения данных категорий дел и вступления в законную силу судебных актов обусловлены их особой важностью и необходимостью срочного принятия мер. Кроме того, ст. 11 Конвенции 1980 г. также устанавливает шестинедельный срок (42 дня) для вынесения соответствующего решения судебным или административным органом.

Еще одним важным моментом является то, что суд не во всех случаях обязан предписывать возвращение ребенка. Перечень оснований для отказа в удовлетворении требований содержится в ст. 13 Конвенции 1980 г., к ним в частности относятся: доказанный факт неосуществления заявителем прав опеки на момент перемещения ребенка или факт его согласия на перемещение несовершеннолетнего, серьезный риск причинения ребенку вреда в случае его возвращения, выраженная позиция ребенка против возвращения, при достижении им на момент рассмотрения дела степени зрелости, при которой его мнение может быть принято во внимание судом.

Таким образом, при рассмотрении споров о возвращении ребенка доказыванию подлежат следующие обстоятельства: во-первых, установленное в надлежащем порядке право опеки родителя, которое может быть подтверждено судебным решением, решением административного органа или соглашением сторон, когда в соответствии с законодательством государства такое соглашение порождает соответствующие правовые последствия. Во-вторых, факт нарушения прав опеки родителя и незаконность ввоза ребенка на территорию РФ. При этом данное обстоятельство может быть опровергнуто доказанным согласием истца на перемещение ребенка в Россию. Имеет значение и возраст ребенка, поскольку действие Конвенции распространяется только на детей, не достигших возраста 16 лет. Помимо прочего, как отмечалось Верховным Судом РФ, в рамках данной категории дел судам также необходимо установить, что государство, из которого был перемещен ребенок, является местом его постоянного проживанияОбзор практики рассмотрения судами дел о возвращении ребенка на основании Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей от 25 октября 1980 года // СПС «КонсультантПлюс»..

Мнение ребенка также подлежит учету судом, и в случае, когда у него сложился привычный уклад жизни в России и он изъявил желание там остаться, суд может в интересах ребенка отказать в удовлетворении требований о его возвращении. При этом имеет значение и срок проживания ребенка в России, поскольку в соответствии со ст. 12 Конвенции 1980 г., если с момента перемещения ребенка прошло более одного года и доказано, что ребенок адаптировался к новой среде, требование о возвращении ребенка может быть отклонено.

Так, например, в рамках одного из дел, суд исходя из мнения ребенка, его привязанности к отцу и сложившемуся укладу жизни ребенка в России, отказал в удовлетворении требований истца о возвращении несовершеннолетнего на территорию Украины Апелляционное определение Московского городского суда от 02.07.2018 по делу № 33-29114/2018 // СПС «КонсультантПлюс».. При этом, однако, надо отметить, что обязанность по доказыванию обстоятельств, исключающих возвращение ребенка, возлагается на ответчика, как на лицо, возражающее против возвращения ребенка. Таким образом, по общему правилу ребенок во всех случаях, когда такие обстоятельства отсутствуют, подлежит возвращению в государство, откуда он был незаконно перемещен.

В целом, надо сказать, что судебная практика по делам о возвращении ребенка на основании Конвенции 1980 г. пока не очень многочисленна, и полагаем, это связано с относительно недавним присоединением РФ к Конвенции и закреплением в ГПК РФ регламентации рассмотрения споров по данной категории дел. При этом, однако отметим, что российские суды нечасто удовлетворяют требования о возвращении ребенка. Так, согласно статистике Верховного Суда РФ из 71 дела только по 23 делам требования истца были удовлетворены Обзор практики рассмотрения судами дел о возвращении ребенка на основании Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей от 25 октября 1980 года (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 18.12.2019) // СПС «КонсультантПлюс».. В большинстве случаев ответчикам удается доказать наличие оснований для невозвращения ребенка, предусмотренных ст. 13 Конвенции.

Так, в рамках одного из дел, рассмотренных Дзержинским районным судом г. Санкт-Петербурга Решение Дзержинского районного суда города Санкт-Петербурга от 06.02.2020 по делу № 2-247/2020 // СПС «КонсультантПлюс»., истец, являющийся отцом ребенка, являлся гражданином ФРГ и в установленном законом порядке установил единоличную опеку над несовершеннолетней дочерью. Более того, ответчица, мать девочки, на территории ФРГ была лишена родительских прав и обязана передать ребенка на воспитание отцу, однако она вместе с дочерью уехала в РФ без согласия истца. Тем не менее, суд несмотря на все вышеперечисленные обстоятельства, отказал в удовлетворении исковых требований, т.к. возвращение в Германию может нанести ребенку серьезный психологический вред, что является основанием для отказа в предписании возвращения ребенка в соответствии с пунктом b ст. 13 Конвенции. В обоснование своего решения суд также сослался на принцип 6 Декларации прав ребенка, согласно которой малолетний ребенок не должен, кроме тех случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучаем со своей матерью.

В другом деле суд, напротив, удовлетворил требования истца о возвращении ребенка в Республику Казахстан, откуда он был вывезен отцом на территорию РФ Решение Пятигорского городского суда Ставропольского края от 13.06.2017 по делу № 2-1965/2017 // СПС «КонсультантПлюс».. При этом истец дала согласие на перемещение ребенка в Россию на непродолжительный срок для знакомства с родственниками, однако по истечении этого периода ответчик отказался привезти ребенка обратно в Казахстан. В данном случае судом было исследовано множество доказательств, как со стороны истца, так и со стороны ответчика: условия жизни по месту жительства родителей, мнение ребенка, показания свидетелей и другие. Однако несмотря на то, что ребенок высказался против его возвращения в Казахстан и органы опеки и попечительства отразили в заключении по делу позицию о более предпочтительном оставлении ребенка в России, суд на основании положений Конвенции 1980 г. все же удовлетворил требования истца.

В заключение хотелось бы отметить, что дела о возвращении незаконно перемещенных в другое государство детей не тождественны делам об определении места жительства ребенка. Судами могут учитываться схожие обстоятельства, однако первостепенную важность все-таки имеют положения Конвенции 1980 г., которой устанавливаются основания для возврата детей или, напротив, для оставления ребенка в стране текущего пребывания. Указанная Конвенция имеет огромное значение с точки зрения защиты прав и интересов ребенка, а также его родителей и иных лиц, имеющих права опеки. При этом вызывает одобрение факт наличия отдельной главы в ГПК РФ, регламентирующей порядок рассмотрения дел о возвращении детей на основании Конвенции 1980 г. Применению Конвенции 1980 г. на территории РФ также способствуют и положения ранее рассмотренной Конвенции
1996 г., регламентирующей вопросы подсудности споров о воспитании детей с иностранным элементом.

В то же время участие России в данной Конвенции было признано далеко не всеми странами-участницами, что может вызвать существенные трудности при разрешении споров о возвращении детей между гражданами РФ и иностранными гражданами из не признавших участие России государств. В связи с этим, хотелось бы надеяться, что в будущем эта ситуация изменится, т.к. защита прав и интересов детей, особенно в случае их незаконного перемещения за пределы государства, является первостепенной и актуальной задачей для всего мирового сообщества.

Заключение

В результате изложенного, автор пришел к следующим выводам:

Участниками споров о воспитании детей являются родители и иные родственники ребенка, органы опеки и попечительства, прокурор, в предусмотренных законом случаях, а также в определенном смысле и сам ребенок, права и интересы которого защищаются в судебном разбирательстве. При этом процессуальный статус ребенка не урегулирован гражданским процессуальным законодательством, что создает неопределенности и в процессе выявления мнения ребенка, достигшего возраста 10 лет, которое подлежит учету судом. В связи с вышесказанным, предлагается законодательно закрепить процессуальный статус ребенка и порядок выяснения его мнения путем добавления в ГПК РФ статьи 179.1, редакция которой предлагалась в разделе 2.3 настоящего исследования. При этом считаем возможным учитывать мнение ребенка и в тех случаях, когда он не достиг десятилетнего возраста, однако по результатам психологической экспертизы его позиция относительно рассматриваемого спора была выявлена экспертом, а сам ребенок был признан психологически зрелым в достаточной мере, чтобы иметь четкое и определенное мнение по данному вопросу.

Органы опеки и попечительства в рамках споров о детях выполняют важные функции, связанные с установлением многих фактических обстоятельств, имеющих значение для дела. Однако их процессуальный статус также не урегулирован законодательно, в связи с чем они нередко привлекаются к участию в деле в качестве третьих лиц. При этом подготавливаемые органами опеки и попечительства зачастую носят формальный характер, что едва ли способно помочь суду установить все имеющие значение для дела обстоятельства. В связи с вышесказанным, предлагается определить в ГПК РФ процессуальный статус органов опеки и попечительства, путем добавления в кодекс ст. 46.1 ГПК РФ, а также закрепить в Федеральном законе «Об опеке и попечительстве» перечень конкретных действий органов опеки и попечительства и устанавливаемых ими обстоятельств в рамках их участия в спорах о детях.

По делам об устранении препятствий к общению с ребенком его близкими родственниками существует неопределенность относительно необходимости соблюдения досудебного порядка урегулирования спора путем обращения в органы опеки и попечительства (ст. 67 СК РФ). Поскольку на наш взгляд обязательность предварительного обращения в органы опеки и попечительства способна только неоправданно затянуть рассмотрение спора, полагаем, что необходимо внести изменения в указанную правовую норму, устранив данную неопределенность и закрепив возможность обращения близких родственников сразу в суд.

В рамках рассмотрения споров о воспитании детей обстоятельства, имеющие значение для дела могут устанавливаться на основании запрашиваемых судом документов, актов и заключений органов опеки и попечительства, а также представляемых сторонами доказательств. Однако в тех случаях, когда органами опеки не были выяснены, а сторонами не были в должной степени доказаны обстоятельства психологического характера, имеющие значение для дела, суд может назначить проведение экспертизы, которая позволит с большей степенью точности их установить. При этом целесообразно назначение экспертизы в отношении как самого ребенка, так и его родителей и иных родственников.

Хотелось бы также обратить внимание на то, что при рассмотрении споров об определении места жительства ребенка, о возвращении ребенка и по некоторым другим категориям споров суды нередко основывают свои решения на принципе 6 Декларации о правах ребенка. Полагаем, что учет только малолетнего возраста ребенка, и исходя из этого принятие решения о том, что он должен проживать с матерью, нельзя назвать правильным подходом, т.к. в рамках данных категорий дел судом должны исследоваться все имеющие значение для дела обстоятельства.

Особенной категорий споров о воспитании детей с участием иностранных граждан являются дела о возвращении ребенка. Согласно ст. 244.11 ГПК данная категория дел относится к подсудности восьми районных судов, определенных законом. Однако, с учетом особой сложности и международной специфики данной категории дел предлагается отнесение их к подсудности судов субъектов РФ, которыми также рассматриваются дела о международных усыновлениях (п. 2 ст. 269 ГПК РФ).

В заключение хотелось бы отметить, что гражданское процессуальное законодательство в сфере рассмотрения споров о детяхв настоящее время развивается: в 2014 году была введена глава 22.2, регулирующая рассмотрение дел о возвращении ребенка или об осуществлении в отношении него прав доступа на основании Конвенции 1980 г., отдельно главой 29 урегулирован порядок рассмотрения дел об усыновлении детей. Хотелось бы надеяться, что в будущем ГПК РФ будет продолжать совершенствоваться в данном направлении, и в нем будет уделено больше внимания рассматриваемым в рамках настоящей диссертации категориям дел.

Список использованных источников и литературы

Нормативно-правовые акты и документы

1.Всеобщая декларация прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г.) // Российская газета. 05.04.1995.

2.Декларация прав ребенка (принята 20 ноября 1959 г. Резолюцией 1386 (XIV) на 841-м пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН) // Международная защита прав и свобод человека. Сборник документов. - М., 1990. - 672 с.

3.Конвенция ООН «О правах ребенка» (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 г.). Принята и открыта для подписания, ратификации и присоединения Резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1989 г., вступила в силу 2 сентября 1990 г., ратифицирована Верховным Советом СССР 13 июля 1990 г. // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. № 45. Ст. 995.

4.Конвенция о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей (Заключена в г. Гааге 19.10.1996) // Бюллетень международных договоров. 2014. № 1. С. 34 - 63.

5.Конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей (Заключена в г. Гааге 25.10.1980) // Собрание законодательства РФ. 19 декабря 2011 г. № 51. Ст. 7452.

6.Конвенция о получении за границей доказательств по гражданским или торговым делам (Заключена в г. Гааге 18.03.1970) // СПС «КонсультантПлюс».

7.Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) (по сост. на 21.07.2014) // Российская газета. 25.12.1993.

8.Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ // СЗ РФ. 1996. №1.

9.Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 29.12.2017) // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.

10.Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 03.04.2018) СЗ РФ. 2002. № 46. Ст. 4532.

11.Жилищный кодекс Российской Федерации» от 29 декабря 2004 г. № 188-ФЗ (по сост. 01.01.2017) // СЗ РФ. 2005. №1 (часть 1).

12.Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: Федеральный закон от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ (по сост. на 28.01.2017) // СЗ РФ. 2002. № 1 (ч.1). Ст. 1.

13.Федеральный закон от 24 апреля 2008 г. № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» (по сост. на 09.12.2015) // СЗ РФ. 2008. № 17. Ст. 1755.

14.Федеральный закон от 24.07.1998 № 124-ФЗ (ред. от 18.04.2018) «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» // СПС «Консультант Плюс».

15.Федеральный закон от 29.12.2012 № 273-ФЗ (ред. от 01.03.2020) "Об образовании в Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ, 31.12.2012, № 53 (ч. 1), ст. 7598. Ст. 12.

16.Кодекс о браке и семье РСФСР от 30 июля 1969 г. (в ред. от 22 декабря 1994 г.) // Свод законов РСФСР, т. 2, с. 43.

Материалы судебной практики

17.Апелляционное определение Московского городского суда от 06.11.2018 по делу № 33-46158/2018 // СПС «КонсультантПлюс».

18.Апелляционное определение Московского городского суда от 22.04.2019 по делу № 33-18593/2019 // СПС «Консультант Плюс».

19.Апелляционное определение Московского городского суда от 22.08.2019 по делу № 33-37289/2019 // СПС «КонсультантПлюс».

20.Апелляционное определение Московского городского суда от 30.09.2019 по делу № 33-43292/2019 // СПС «КонсультантПлюс».

21.Апелляционное определение Московского областного суда от 08.08.2018 по делу № 33-24060/2018 // СПС «КонсультантПлюс».

22.Апелляционное определение Московского областного суда от 12.02.2014 по делу № 33-3290/2014 // СПС "КонсультантПлюс".

23.Апелляционное определение Московского областного суда от 17.01.2018 по делу № 33-1710/2018 // СПС «Консультант Плюс».

24.Апелляционное определение Московского областного суда от 22.08.2016 по делу № 33-22868/2016 // СПС «Консультант Плюс».

25.Апелляционное определение Московского областного суда от 23.12.2019 № 33а-42164/2019 // СПС «Консультант Плюс».

26.Апелляционное определение Рязанского областного суда от 14.11.2018 № 33-2888/2018 // СПС «КонсультантПлюс».

27.Обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей" (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.07.2011) // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 7, июль, 2012.

28.Обзор практики рассмотрения судами дел о возвращении ребенка на основании Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей от 25 октября 1980 года (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 18.12.2019) // СПС «КонсультантПлюс».

29.Определение Рязанского областного суда от 17.06.2009 по делу № 33-978 // СПС "КонсультантПлюс".

30.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14.11.2017 № 44 «О практике применения судами законодательства при разрешении споров, связанных с защитой прав и законных интересов ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью, а также при ограничении или лишении родительских прав» // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 1, январь, 2018.

31.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.1998 № 10 (ред. от 26.12.2017) "О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей" // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 7, 1998. Пункт 8.

32.Решение Заводского районного суда города Грозного от 03.04.2017 по делу № 2-170/2017 // СПС «Консультант Плюс».

33.Решение Калужского районного суда Калужской области от 10.09.2018 по делу № 2-6842/2018~М-5700/2018 // СПС «КонсультантПлюс».

34.Решение Красногорского городского суда Московской области от 11.02.2020 № 2-112/2020(2-4087/2019;)~М-1954/2019 // СПС «Консультант Плюс».

35.Решение Красногорского городского суда Московской области от 13.01.2020 № 2-200/2020(2-4981/2019;)~М-3074/2019 // СПС «Консультант Плюс».

36.Решение Люберецкого городского суда Московской области от 10.06.2019 по делу № 2-2579/2019 // СПС «Консультант Плюс».

37.Решение Можайского городского суда Московской области от 07.02.2019 по делу № 2-372/2019(2-1844/2018;)~М-1719/2018 // СПС «КонсультантПлюс».

38.Решение Озерского городского суда Московской области от 06.06.2019 № 2-472/2019~М-283/2019 // СПС «КонсультантПлюс».

39.Решение Октябрьского районного суда Пермского края от 23.12.2015 по делу № 2А-43/2016(2А-948/2015;)~М-927/2015 // СПС «КонсультантПлюс».

40.Решение Пушкинского городского суда Московской области от 22.05.2019 по делу № 2-1926/2019 // СПС «КонсультантПлюс».

41.Решение Советского районного суда города Тамбова от 26.09.2017 по делу № 2-1527/2018~М-1252/18 // СПС «КонсультантПлюс».

42.Решение Талдомского районного суда Московской области от 22.07.2019 № 2-552/2019~М-380/2019 // СПС «КонсультантПлюс».

43.Решение Урус-Мартановского городского суда Чеченской Республики от 09.12.2019 № 2-908/2019 // СПС «Консультант Плюс».

Монографии и научно-практические издания

44.Антокольская М.В. Семейное право: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. - М.: Норма, 2013. - 432 с.

45.Банников Р.Ю. Досудебный порядок урегулирования споров / Науч. ред. В.В. Ярков. М.: Инфотропик Медиа, 2012. - 240 с.

46.Беспалов Ю.Ф. Реализация семейных прав ребенка : монография. М.: РАП, 2002. - 191 с.

47.Гражданский процесс: Учебник (6-е издание, переработанное и дополненное) / Под ред. М.К. Треушникова. -- М.: Городец, 2018. - 832 с.

48.Гражданский процесс: Практикум: Учебное пособие / Под ред. проф. В.В. Яркова, доц. А.Г. Плешанова; Урал. гос. юрид. ун-т. - 5-е изд., перераб. и доп. - М.: Статут, 2017.

49.Громоздина М. В. Осуществление родительских прав при роздельном проживании родителей по законодательству Российской Федерации : монография / М. В. Громоздина; НОУ ВПО Центросоюза РФ СибУПК. - Новосибирск, 2011. - 152 с.

50.Дергунова В.А. Актуальные проблемы разрешения судами споров о месте жительства ребенка // М. : Федеральная палата адвокатов. 2015. - 200 с.

51.Егорова О.А., Беспалов Ю.Ф. Настольная книга судьи по семейным делам: учебно-практическое пособие. М.: Проспект, 2013. - 240 с.

52.Ерохина Е.В. Лишение родительских прав и восстановление в родительских правах: практическое пособие // СПС КонсультантПлюс. 2009.

53.Ершова, Н. М. Правовые вопросы воспитания детей в семье /Отв. ред. Ю.П. Орловский ; АН СССР. Ин-т государства и права. -М. : Наука,1971. - 103 с.

54.Ильина О.Ю. Интересы ребенка в семейном праве Российской Федерации. - М.: Городец, 2006. - 192 с.

55.Комментарий к Кодексу о браке и семье РСФСР / под ред. С.Н. Братуся, П.Е. Орловского - М.: Юрид. лит., 1971. - 246 с.


Подобные документы

  • Проблемы защиты и охраны прав ребёнка, забота о его жизни, развитии и воспитании в современном обществе. Гарантии прав ребенка в области образования в РФ; исследование и анализ соблюдения прав детей в школе в Красноярском крае; законы и документы.

    дипломная работа [80,7 K], добавлен 05.05.2011

  • История развития законодательства о правах и обязанностях детей и родителей в дореволюционный и послереволюционный период. Роль родителей в воспитании. Личные неимущественные и имущественные права детей. Особенности судебной защиты прав родителей и детей.

    дипломная работа [97,8 K], добавлен 13.06.2010

  • Опека и попечительство над лицами, находящимися на воспитании или попечении в соответствующих учреждениях. Особенности приемной семьи и патронатного воспитания. Правовой статус ребенка. Законодательство об охране прав детей. Социальные права ребенка.

    реферат [34,7 K], добавлен 02.11.2010

  • Понятие и место судебной защиты в системе охраны прав и интересов ребенка. Классификация судебных споров о детях. Подсудность дел и порядок обращения в суд. Судебная защита неимущественных и жилищных прав детей, деятельность прокурора в интересах детей.

    дипломная работа [1,5 M], добавлен 19.12.2011

  • Становление и развитие законодательства России о правах ребенка. Особенности правового несовершеннолетнего. Гарантии прав социального обеспечения детей. Способы защиты прав несовершеннолетних граждан. Роль института омбудсмена по защите прав ребенка.

    дипломная работа [91,3 K], добавлен 05.10.2017

  • Значение правовых норм для воспитания несовершеннолетних. Проблема защиты детей в России. Перечень основных прав ребенка. Конвенция о правах ребенка как акт о правах ребенка на международном уровне. Ответственность государства в защите прав детей.

    реферат [18,5 K], добавлен 22.03.2010

  • Определение прав ребенка как самостоятельного субъекта права. Проблема жестокого обращения с детьми. Ювенальная юстиция как важный инструмент системы защиты прав детей. Правительственные федеральные целевые программы для обеспечения защиты прав детей.

    реферат [21,9 K], добавлен 26.07.2010

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.