Правовые аспекты системы возмещения имущественного вреда

Понятие имущественного вреда, потерпевшего и гражданского истца. Способы возмещения имущественного вреда, причиненного преступлением. Добровольное и возложенное судом возмещение вреда, процесс его заглаживания. Гражданский иск в уголовном процессе.

Рубрика Государство и право
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 14.06.2012
Размер файла 85,0 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

1

Размещено на http://www.allbest.ru/

Оглавление

Введение

Глава 1. Понятие имущественного вреда. Понятие потерпевшего, гражданского истца

Глава 2. Исторический аспект исследуемой проблемы

Глава 3. Опыт зарубежных стран

Глава 4. Способы возмещения имущественного вреда, причиненного преступлением

4.1 Возвращение потерпевшему предметов и (или) иного имущества, противоправно отчужденного у него в результате совершения преступления

4.2 Добровольное возмещение имущественного вреда или заглаживание вреда преступником либо его родственниками

4.3 Гражданский иск в уголовном процессе

4.4 Возложение судом обязанности загладить причиненный вред; заглаживание вреда, причиненного преступлением

4.5 Исполнительное производство

Глава 5. Анализ сложившейся ситуации

Заключение

Список нормативных актов, судебной практики и научной литературы используемых при написании дипломной работы

Введение

Сложная социальная проблема защиты и восстановления прав потерпевших от различных преступных посягательств остается актуальной на протяжении многих лет и по-разному исследуется представителями правовой науки. Существуют различные правовые направления (способы) восстановления нарушенных имущественных и неимущественных прав потерпевших.

Уголовное судопроизводство призвано обеспечить реализацию закрепленного в ст. 2 Конституции РФ императива, согласно которому признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина является обязанностью государства. Чем полнее эти права и свободы защищаются, тем выше уровень доверия граждан к своему государству.

Возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением, реализация иных мер защиты нарушенного имущественного права потерпевших лиц является одной из важных задач, стоящих перед уголовным процессом.

Однако возникает вопрос: достигает ли продекларированный государством тезис о возмещении имущественного вреда потерпевшим своего конечного результата? Эффективно ли действует в уголовном процессе механизмы, обеспечивающие выполнение указанной задачи?

Возмещение вреда жертвам преступлений всегда находилось в фокусе социального внимания. Более того, можно без преувеличения сказать, что в рамках общей проблематики жертв преступлений, возмещение ущерба является центральной проблемой. Тем более, что трансформация политических систем в большинстве государств СНГ наряду с блоком социально-экономических и политических проблем стимулировала общий рост преступности. И естественно, что в условиях перехода к рынку преступления и правонарушения, совершаемые в сфере экономики, то есть посягающие на экономические и имущественные отношения, имеют высокий удельный вес в структуре преступности.

Конечно, наиболее эффективным способом реализации судебного решения является добровольное исполнение его должником, однако, в случае если должник не исполняет предписание судебного акта добровольно, к нему должны быть применены эффективные меры принудительного исполнения.

Новое уголовно-процессуальное законодательство создало для подозреваемого и обвиняемого более «комфортные», с точки зрения процедуры, условия, чем для потерпевшего. Конечно, не подлежит сомнению, что процессуальные права обвиняемого должны соответствовать международным стандартам. Российский уголовный процесс в условиях проводимой правовой реформы, испытывая сильнейшее давление со стороны международных организаций и сообществ, к сожалению, также все в большей степени ориентируется на приоритетное обеспечение интересов подозреваемых и обвиняемых в ущерб интересам потерпевших. Но в соответствии со ст. 19 Конституции РФ процессуальные права потерпевшего должны быть равновеликими указанным правам обвиняемого как по форме, так и по содержанию. Ущербность процессуального положения лица, в отношении которого было совершено преступление, может свести на нет все усилия по созданию правового государства и цивилизованного гражданского общества.

Движение России к гражданскому обществу и правовому государству предполагает достаточное и надежное обеспечение прав человека. Объявленные Конституцией РФ высшей ценностью права и свободы граждан определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной, исполнительной и судебной власти.

Происходящие в стране экономические преобразования, переход к рыночной форме хозяйствования предопределили насущную необходимость в судебной реформе, одним из частных вопросов которой явилась проблема невозможности эффективного принудительного исполнения судебных актов и актов других органов. Низкий уровень исполнения судебных решений уже давно является тревожным симптомом тяжелого недуга правоисполнительной структуры.

В настоящее время основная часть приговоров в части гражданского иска судов общей юрисдикции исполняются с большим трудом. Исполнение судебных решений - заключительный этап защиты нарушенных прав и интересов личности, общества и государства. Реализация юрисдикционного акта и есть в большинстве случаев тот результат, по которому можно судить об эффективности правоприменительной деятельности. Тем самым, неисполнение решений судов делает бессмысленным их вынесение и, следовательно, сама судебная деятельность по восстановлению нарушенных имущественных прав граждан не достигает своей цели, что, по существу, означает отказ или бессилие в государственной защите прав и свобод граждан. Таким образом, эффективность правосудия в немалой степени определяется действенностью процессуального механизма обеспечения прав потерпевших на возмещение причиненного им вреда при рассмотрении гражданских исков в уголовном судопроизводстве.

Считается, что уголовное судопроизводство должно быть реформировано таким образом, чтобы реализация его норм обеспечивала защиту прав личности, как это предусмотрено в ст. 2 Конституции РФ. Независимо от правового статуса (обвиняемый, подозреваемый, потерпевший) в уголовном судопроизводстве, личность должна иметь возможность защитить свои права и свободы, ибо в соответствии с ч. 1 ст. 19 Конституции РФ все равны перед законом и судом. «Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц» - так гласит п. 3 ст. 17 Конституции РФ. Реализация этого требования возможна только в случае, если каждый из участников процесса будет наделен таким объемом прав, который позволял бы лицу, преступившему закон, защититься от необоснованного обвинения, понести наказание лишь в меру содеянного. Давал бы возможность потерпевшему - жертве преступления - защитить свои права и свободы, получить возмещение причиненного преступлением вреда, а не оказаться вторично пострадавшим, теперь уже от действий виновного, наделенного таким объемом прав, который позволяет ему уйти от заслуженного наказания и от обязанности полностью возместить причиненный преступлением вред.

Сегодня возникла острая необходимость «поворота» всей следственно-судебной системы лицом к проблемам потерпевших. Защита их прав должна стать частью государственной политики.

Актуальность исследуемой проблемы объясняется тем, что на протяжение нескольких лет продолжает иметь место рост имущественных преступлений, вследствие чего увеличивается количество лиц, потерпевших от них. Действие же малоэффективного механизма принудительного исполнения судебных решений не позволяет этим лицам быстро и полно восстановить свои имущественные права, защищаемые государством, дает возможность виновным не исполнять обязанность по возмещению вреда, причиненного преступлением.

Предметом исследования являются способы (направления) возмещения имущественного вреда, причиненного преступлениями, эффективность их применения на сегодняшний день.

Объект исследования составляют общественные отношения, обеспечивающие быстрое и полное восстановление имущественных прав граждан и юридических лиц, потерпевших от преступлений.

Основной целью дипломной работы является изучение правовых аспектов, рассмотрение преимуществ и недостатков действующей системы возмещения имущественного вреда, причиненного преступлением, установление причин критического положения дел в этой области, а также разработка научно-обоснованных рекомендаций, направленных на повышение эффективности применения способов восстановления имущественного положения граждан и юридических лиц, потерпевших от преступлений.

Поставленная цель раскрывается посредством решения следующих задач:

рассмотрение исторического ракурса и зарубежного опыта развития способов возмещения имущественного вреда;

исследование современных способов решения этой проблемы в действующем законодательстве Российской Федерации;

исследование причин и основных составляющих необходимости изменения и дополнения законодательства в этой области;

формулирование рекомендаций, направленных на преодоление кризисного положения в исследуемой сфере.

Глава 1. Понятие имущественного вреда. Понятие потерпевшего, гражданского истца

Конституция РФ не только констатировала требование охраны законом прав потерпевших от преступлений, но и гарантировала им доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (ст.52). Установление указанных положений в Конституции соответствует Декларация основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотребления властью (утвержденная резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 40/34 от 29 ноября 1985 г.). В этом международно-правовом акте сделана попытка дать понятие жертв преступления. Ими являются лица, которым индивидуально или коллективно был причинен вред, включая телесные повреждения или моральный ущерб, эмоциональные страдания, материальный ущерб или существенное ущемление их основных прав в результате действия или бездействия, нарушающего действующие национальные уголовные законы государств - членов, включая законы, запрещающие преступное злоупотребление властью (п.1 раздела «А»). В сущности, указанные последствия преступлений в основном охватываются сложившимися представлениями о моральном, физическом, имущественном вреде, с причинением одного из которых закон связывает понятие потерпевшего как субъекта уголовного процесса (ст.42 УПК РФ ).

Потерпевшим может быть как физическое лицо, так и юридическое лицо в случае причинения непосредственно преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Физическое лицо - гражданин, причем независимо от того, является ли он гражданином России или лицом без гражданства. Факт причинения вреда физическому лицу - основание для признания его потерпевшим. Признание потерпевшим не зависит от возраста лица, его физического или психического состояния, а также от назначения и формы собственности организации (предприятия, организации, учреждения), которым преступлением причинен вред.

Гражданским истцом является физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением (ч. 1 ст. 44 УПК РФ).

В новом УПК понятие «вред» не раскрывается.

Вред, причиненный преступлением, составляет сущность преступного последствия, что отличает его от вреда, причиненного правонарушением, ответственность за которое предусмотрена иными нормами права (гражданским, административным и др.). При посягательстве на один из объектов, охраняемых уголовным законом, происходит вредоносное воздействие либо на физических лиц, либо на предметы материального мира, либо на иные сферы общественных отношений.

Вред, причиненный преступлением, - это всегда результат преступной деятельности конкретных лиц. В результате совершения преступного деяния посредством воздействия на объект преступления происходят изменения, которые могут быть только социально вредными. Виновный, совершая любое преступление, практически всегда пытается достичь конкретного преступного результата (лишить жизни другого человека, похитить чужое имущество и другое), то есть причинить существенный вред потерпевшему. Таким образом, уголовной ответственности подлежит лицо, которое в результате совершения преступного деяния причиняет вред, который составляет сущность объективных свойств преступления.

Имущественный вред выражается в хищение имущества, повреждение и (или) уничтожение материальных ценностей, их уменьшение.

Имущественный ущерб - это ущерб, нанесенный имуществу физического или юридического лица вследствие причинения ему вреда или неисполнения с ним договора.

В российском гражданском праве под вредом понимается всякое умаление охраняемого законом материального или нематериального блага (например, жизни, здоровья, чести и достоинства человека и т.д.). Применительно к анализируемой ситуации гражданское право регулирует возмещение убытков, а не только вреда и ущерба. Например, ст. 15 Гражданского кодекса РФ уполномочивает лицо, право которого нарушено (в том числе и в связи с совершением преступления), требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются:

а) расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права;

б) утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб);

в) неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Возмещение вреда представляет собой компенсацию имущественного ущерба, возникшего в результате причинения вреда. Гражданское законодательство РФ исходит из необходимости полного возмещения вреда. Ответственное за вред лицо должно полностью возместить его в натуре (предоставить вещь такого же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или полностью возместить причиненные убытки.

По мнению З.З. Зинатуллина, возмещение материального ущерба от преступлений - это официальная деятельность уполномоченных на то должностных лиц и органов, направленная на восстановление существовавшего до преступления объема материальных благ потерпевшего.

Глава 2. Исторический аспект исследуемой проблемы

имущественный вред истец преступление

История развития человеческого общества знала периоды, когда принудительное осуществление кредитором своих претензий проводилось личными силами и средствами самого кредитора, причем сначала даже без какого бы то ни было предварительного разбора и подтверждения правильности самой претензии, а затем, с введением предварительного, чаще всего, судебного признания права кредитора и ограничения пределов допустимого самоосуществления права, т. е. самоуправства со стороны кредитора.

Согласно древнейшему источнику римского права «Законов 12 таблиц», со стороны кредитора к должнику допускались продажа последнего в рабство, принудительная отработка, захват имущества без всякого участия публичных органов, содержание в домашней темнице с наложением оков и даже убийство должника с целью завладения его имуществом.

Позднее государство, предоставляя кредитору самому произвести взыскание, уже ограничивает его требованием предъявить свои претензии на предварительное рассмотрение, и только признавая их подлежащими удовлетворению, оно сохраняет за кредитором возможность самому управиться с должником, при этом запрещает некоторые способы взыскания.

Чтобы осуществление исполнительных функций окончательно перешло к государству, потребовалась длительная борьба между кредиторами и должниками.

Салическая правда отражала старинный общественный строй германских племен. Она была записана около начала 6 века нашей эры. В ней содержались правила судопроизводства.

Если присужденный к уплате выкупа обвиняемый не выполнял решение суда, обвинитель должен был троекратно обращаться к суду за подтверждением своего права. Только после этого обвинитель с помощью суда мог в принудительном порядке получить возмещение из имущества осужденного.

Первым известным нам законодательным источником русского права является Русская Правда. Как видно из договоров великих князей Олега (911 г.) и Игоря (945 г.) с греками, Русской Правде предшествовал «Закон русский». Был ли это законодательный акт или установившийся обычай - неизвестно. Именно на него имеются ссылки в этих договорах при определении меры ответственности руссов за совершение убийства, насилия, порабощения, кражи и других преступлений. Виновный обязан был не только понести наказание, но и возместить причиненный ущерб.

Русская Правда ограничила применение кровной мести. Во всех случаях, кроме убийства, например при причинении увечья, совершении кражи, нанесении иной обиды, кровная месть отменялась и заменялась денежным взысканием. Суд князя старался уладить дело миром, если виновный соглашался возместить ущерб или заплатить виру.

Русская Правда предусматривала и особую процедуру подготовки к судебному разбирательству, которая называлась «свод и гонение следа». Потерпевший объявлял на торговой площади о преступлении (например, краже вещи ли раба). Эта процедура называлась заклич. Виновный, у которого обнаруживалось похищенное, обязан был, если признавал себя виновным, уплатить штраф и вернуть вещь. Если он отказывался это сделать, то дело передавалось в суд.

На Руси в 16 веке согласно Псковской судной грамоте исполнительные функции выполняли подвойские или приставы, а также княжеские слуги. Исполнительное производство того времени отличалось суровостью и жестокостью. Если сторона не могла выполнить решение суда, то виновного доставляли на правеж, особое место недалеко от суда, где его били дубинками по голеням и икрам ног. Если после года нахождения на правеже виновник не уплачивал либо не мог уплатить требуемую сумму, то он должен был продать свою жену и детей в течение года или сразу же, чтобы собрать необходимую сумму для уплаты долга.

Принудительные меры были в основном направлены на личность должника. Экономический эффект достигался непосредственно лишь при продаже должника в рабство или при принудительной отработки долга.

Согласно Соборному Уложению 1649 года, изданного при царствовании царя Алексея Михайловича, виновный в преступлении должен был вознаградить оправданного за все «убытки и проести», кроме существа иска (гл. 10, ст.ст. 124-127).

На фоне проводимой во второй половине 19-го, начала 20-го века судебной реформы одним и юристов, исследовавших институты уголовного права, был профессор императорского училища правоведения и Санкт-Петербургского университета, сенатор и член Государственного совета Таганцев Н.С. (1843-1923). Лекции известного русского ученого получили в свое время широкое признание и с полным правом могут расцениваться как выдающееся достижение русской юридической науки. Профессор Таганцев Н.С. являлся составителем части проектов уголовных законов, внесенных на рассмотрение в редакционную комиссию уголовного уложения. Отчасти вопросы, исследуемые в нашей работе, были предметом изучения и полемики того времени. Приведем некоторые понятия, используемые юристами 19-го века и пути решения исследуемых проблем.

Законодательные проекты комиссий Министерства внутренних дел, Министерства юстиции были рассмотрены в особой комиссии при Государственном совете. Высочайшим постановлением 30 апреля 1881 г. был образован под главным руководством главноуправляющего 2-ым отделением и министра юстиции Комитет для начертания проекта нового уголовного уложения. В мае 1881 г. из своего состава он образовал редакционную комиссию, на которую было возложено изготовление первоначального проекта уголовного уложения и объяснительной записки к нему. Рассмотрим некоторые позиции, имеющие отношение к нашей теме.

Согласно выработанным в то время нормам уголовного права, одну из групп, близких к уголовному наказанию, составляли последствия, наступающие в интересах потерпевшего от преступного деяния, т.к. они чаще всего совпадали с наказанием по их цели, применялись теми же органами, на которых возлагалось преследование преступных деяний вообще, даже весьма часто входили в карательные меры как их элементы.

Эта близость зависит как от самого существа вреда и страдания, причиняемых преступным деянием, так и от условий его заглаживания. Потерпевшим от преступного деяния являлся, прежде всего, обладатель того правоохранительного интереса, которому непосредственно повредил или которого поставил в опасность преступник, все ровно, будет ли таким обладателем единичное лицо, совокупность лиц, составляющая или не составляющая юридическое лицо, включая сюда и самое государство, как многообразный держатель прав и обладатель интересов; далее пострадавшим от преступного деяния посредственно и притом даже пострадавшими в юридическом смысле могли являться те разнообразные, более или менее тесные единения, к коим всецело или известной стороной деятельности принадлежал непосредственно пострадавший, как например члены его семьи, артель, общее предприятие, церковь, ведомство и т.д.; и наконец государство, как охранитель правопорядка, тот чьей авторитетной волей пренебрег виновный и сделался ее ослушником. При этом, сам вред, причиняемый потерпевшим различных групп, мог быть или материальным, имущественным, или идеальным, не находящим осязаемого выражения.

Как было указано, преступное деяние, посягая на правоохранительный интерес, часто совершенно его уничтожая или разрушая, причиняет ущерб не только государству, но и отдельному лицу, обладателю этого интереса, и потом ущерб не только идеальный, но и материальный, имущественный. Юристы того времени понимали, что государство, наказывая преступника, не может и не должно забывать эту сторону преступного деяния. Возможное возмещение вреда, причиненного пострадавшему и лицам, ему близким, входило в известном объеме в содержание наказания; но там, где вред имел непосредственно или посредственно имущественный характер, где он являлся в виде утраты известной ценности, известной экономической выгоды, там возникала необходимость независимо от наказания, прямого возмещения такого ущерба, необходимость имущественного вознаграждения (возмещения).

Право на вознаграждение возникало из того же основания, как и право на наказание. По процессуальным законам иск о вознаграждении мог осуществляться одновременно и тем же порядком, как и уголовное преследование, но тем не менее, с точки зрения процессуальной и еще более по своему содержанию этот иск сохранял частный характер, обязанность вознаграждения являлась чисто гражданским отношением между потерпевшим и виновным. Оттого при определении существа и меры такого вознаграждения первое место занимала не вина, а вред: экономически оценимый им имущественный вред служил основой иска, и только размер такого доказанного истцом вреда мог служить основанием определения меры вознаграждения.

В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. при отдельных преступлениях встречался целый ряд указаний, относящихся к вознаграждению за ущерб и убытки. В 1-м разделе главы второй Уложения находилось даже особое отделение, содержащее постановления о вознаграждении за вред и убытки. Но, тем не менее, и при действие Уложения 1845 г. вознаграждение вреда по существу своему составляло предмет гражданского права. В последующем измененное и дополненное уголовное уложение сделало дальнейший шаг и вовсе не говорило о вознаграждении за вред, предоставляя определение этих последствий всецело законам гражданским. Таким образом, было принято решение о выделении гражданского иска из уголовного процесса.

Вознаграждение вреда, причиненного преступным деянием, т.е. деянием, запрещенным законом под страхом наказания, являлось лишь дополнением наказания. Некоторое сомнение в этом отношении представляли лишь те случаи, когда ущерб причинен таким деянием, которое, хотя и запрещено законом, но совершено при условиях, устраняющих его вменяемость совершившему, или наказуемость, или даже саму преступность совершенного.

При этом значение причин, устранявших вменяемость, преступность или наказуемость деяния, для уголовной ответственности виновного далеко не соответствовали их влиянию на обязанность вознаграждения ущерба, так что и преступное деяние, не подлежащее наказанию, могло создать обязанность вознаграждения.

Причины, устраняющие вменяемость содеянного виновному, сами по себе не устраняли обязанности вознаграждения, так вознаграждение за вред, причиненный малолетними, безумными или сумасшедшими, взыскивался или с имущества лиц, имевших за ними надзор - родителей, опекунов, или же с имущества самих виновных лиц.

Высочайшее помилование не прекращало исков о вознаграждение за ущерб и убытки; таким же образом за смертью осужденного частные иски, возникшие из совершенного им преступления, обращались на его имущество.

Преступное деяние, как событие, вредящее общественной жизни, причиняет этот вред теми разнообразными последствиями, которое оно составляет. Устранение этой вредоносности преступления, устранение прямое или косвенное его последствий составляли, по мнению сторонников теории полезности, единственную и исключительную цель карательной деятельности государства, служили ее теоретическим и практическим оправданием.

Помимо указанных выше способов возмещения имущественного вреда, причиненного преступлением, было сформулировано еще одно дополнительное имущественное наказание - отобрание предметов.

Эта мера в противоположность общей конфискации (отобрание всего имущества) встречалась во всех новейших кодексах. В ней выдвигались две различные стороны: полицейская, стремящаяся этим путем предупредить или пресечь преступления известного рода, и уголовная, видящая в отобрании вещей причинение материального страдания виновному, имеющего характер уголовной кары.

Редакционная комиссия сочла вместе с тем необходимым определить точнее категории предметов, подлежащих отобранию, и нововведения, ею осуществленные, были приняты и Государственным советом с небольшими редакционными изменениями.

Таким образом, отобранию подлежали:

предметы, не подлежащие нахождению в общественном обороте;

вещи, предназначавшиеся или служившие для совершения преступных деяний;

иные особо в законе означенные предметы. Случаи этого рода весьма разнообразны и всегда с точностью определялись в самом Уголовном уложении. Сюда обычно относили и отобрание вещей, добытых посредством преступного деяния или бывших результатом преступной деятельности.

Отобранные у виновного вещи могут оказаться принадлежащими определенному потерпевшему лицу или не принадлежащими виновному, заставляющими предполагать незаконность их приобретения. Все такие вещи отбирались у виновного и возвращались хозяину, хотя бы он и не предъявлял о том иска; в случае же не отыскания хозяина, по истечении установленного срока вещи эти поступали в казну.

Такое отобрание не распространялось на предметы и ценности, полученные виновным, хотя бы и вследствие его преступной деятельности, но не непосредственно, как, например, имущество, купленное на украденные деньги; это имущество могло быть обращено на удовлетворение иска о вознаграждении потерпевшего.

Одним из средств замены наказания являлось личное задержание. С одной стороны, оно рассматривалось, как средство принудить осужденного к уплате наложенного на него взыскания, когда есть основание предполагать, что он скрыл возможность уплатить взыскание, а с другой стороны - оно является простой заменой одной карательной меры другой во избежание безнаказанности.

При первой постановке вопроса личное задержание являлось лишь особенным способом осуществления судебного приговора, уголовного или гражданского, налагающего денежное взыскание или присуждающего к вознаграждению за вред и убытки.

Но личное задержание не могло быть идеальным способом выплаты вознаграждения за вред и убытки от преступления. Поэтому в доктрине, а отчасти и в законодательстве того времени встречалась возможность другого рода замены пени для несостоятельных, а именно публичными работами

Хотя этот род замены и представлял многие весьма существенные выгоды сравнительно с принудительным задержанием, но его практическое осуществление в предреволюционной России (также как и в наше время ) представляло немаловажные затруднения, как в приискании работ, так и в их устройстве.

Редакционная комиссия по составлению нового Уложения полагала, что если деяние признается маловажным и облагается только денежной пеней и если совершивший его, сознавая вполне свою виновность, соглашается уплатить немедленно упадающее на него взыскание, и притом в высшем его размере, а равно и вознаградить всякий убыток, им причиненный, то производство дальнейшего расследования, в особенности же судебная процедура, представляются совершенно бесполезными для правосудия и в то же время нередко значительно отягощающими участь подсудимого. Комиссия нашла, что подобное постановление должно быть помещено в Уставе судопроизводства, а не в Уложении, ибо такая добровольная уплата устраняет не применение наказания, а возбуждение или дальнейшее производство уголовного преследования. Это положение сходно с современным институтом освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.

Это воззрение было сохранено и в представленном в Государственный совет проекте, а затем принято и Государственным советом. Предусматривалось и примирение с обиженным (потерпевшим), что служило прекращению уголовного преследования по делам, возбуждаемым по частной жалобе. Законодательство того времени не предусматривало в этом случае особых условий о заглаживании вреда, причиненного преступлением, однако, такая возможность из смысла приведенной нормы у виновного имелась.

В Уложении о наказании 1845 г. имелись обстоятельства, изменяющие ответственность. К ним относились обстоятельства, уменьшающие ответственность, которые делились на обстоятельства, уменьшающие вину, и обстоятельства, смягчающие наказание.

Обстоятельства, уменьшающие вину, были перечислены в ст. 134 Уложения. К ним среди прочих относилось «поведение преступника после учинения преступления, свидетельствующее об его неполной испорченности, а именно: а) отвращение, по содеянии преступления, вредных от него последствий и вознаграждение причиненного зла» и др.

Устав о наказаниях также указывал обстоятельства, уменьшающие вину (ст. 13), но в более упрощенном виде, одним из которых было - «добровольное, до постановления приговора, вознаграждение понесшего вред и убытки».

В перечне обстоятельств, смягчающих наказание, предусмотренных ст. 153 Уложения о наказаниях, изданного в 1885 г., не нашли своего отражения обстоятельства, связанные с возмещением имущественного вреда, причиненного преступлением.

Разумеется, что обстоятельства, уменьшающие вину и обстоятельства, смягчающие наказание влияли на степень наказания виновных, что являлось побудительным мотивом к возмещению ими причиненного вреда.

Дальнейшее развитие институт возмещения имущественного вреда, причиненного преступлением, получил в принятом в ходе судебной реформы Уставе гражданского судопроизводства 1864 г. Устав состоял из 5-ти Книг. В Книге 1 имелась глава, посвящённая исполнению решений Мировых судей, в Книгу 2 входил раздел «Об исполнении судебных решений».

Порядок приведения в исполнение судебных решений по Уставу гражданского судопроизводства 1864 г. существенно отличался от дореформенного порядка. Одно из главных отличий заключалось в том, что в основу дореформенного порядка был положен следственный принцип, в силу которого решения приводились в исполнение даже в отсутствие просьбы взыскателя с помощью полиции. Устав гражданского судопроизводства распространил на процесс исполнения действие принципа диспозитивности. Это выразилось в том, что судебные решения обращались теперь к исполнению не иначе, как по желанию взыскателя. От выбора взыскателя зависел способ исполнения взыскания и по его усмотрению взыскание обращалось на то или иное имущество должника. Суд не мог избранный взыскателем способ исполнения заменить другим способом, или избранное взыскателем имущество заменить другим по указанию должника. Однако, и судебный пристав, и взыскатель были ограничены рамками закона, а именно ст. ст. 933, 934 Устава Гражданского судопроизводства, в которых устанавливались способы исполнения.

Устав гражданского судопроизводства 1864 г. предусматривал несколько основных способов исполнения судебных решений. К ним относились, во-первых, обращение взыскания на движимое имущество должника; во-вторых, обращение взыскания на недвижимое имение должника; в-третьих, передача имения натурой лицу, которому оно присуждено; в-четвертых, обращение взыскания на доходы должника; в-пятых, разрешение взыскателю произвести за счет должника те действия или работы, которые не совершены им в назначенный судом срок. Помимо основных способов в Уставе, безусловно, были предусмотрены и другие.

Е.В. Васьковский определял, что «устав группирует исполнительные меры следующим образом: обращение взыскания на движимое имущество; обращение взыскания на недвижимое имущество; понудительная передача отсуженного имущества; воспрещение должнику выезда из места жительства; разыскание средств к удовлетворению взыскания».

Меры, описанные в первых двух пунктах, представляли собой меры реального исполнения или прямого принуждения, так как они вели к непосредственному удовлетворению требований истца. Остальные меры являлись мерами личного исполнения или косвенного принуждения, так как они вели не к непосредственному удовлетворению требований истца, а только понуждали ответчика удовлетворить их.

Суд являлся основным органом, осуществляющим контроль за действиями судебного пристава, связанными с исполнением.

Так, суд (в лице председательствующего) по просьбе лица, выигравшего дело, обязан был выдать ему исполнительный лист. Суд (окружной, судебное установление), в ведомстве которого решение подлежало исполнению, должен был принять исполнительный лист от взыскателя для назначения судебного пристава. Председатель суда утверждал выбранные взыскателем способы взыскания. Суд мог выносить определения по вопросам: отсрочки исполнительных действий, приостановления и прекращения исполнения решений, о взыскании капитала, процентов и других издержек с судебного пристава за упущения по должности, когда было доказано, что от этого последовало сокрытие имущества или самого ответчика. Суд был вправе утверждать «расчет» распределения взысканной суммы с должника между несколькими взыскателями, когда кто-либо из сторон был не согласен с таким «расчетом», составленным одним из членов Окружного Суда. По окончании исполнения решения судебным приставом суд принимал от последнего исполнительный лист с отметкой об этом. При аресте имущества в случае представления «билетов кредитных установлений на принадлежащие должнику капиталы» суд имел право сделать на них передаточные надписи без согласия должника и передать взыскателю. В случае посылки должнику повестки об исполнении судом на его недвижимость налагалось запрещение. На члена мирового съезда (окружного суда) возлагалась обязанность руководить торгами, куда выставлялась описанная недвижимость должника. Непременный член мирового съезда или председатель окружного суда назначал одного из местных судебных приставов для непосредственной продажи описанного недвижимого имущества, утверждал «счет издержкам» от назначения имения в продажу, присутствовал при продаже недвижимого имущества и подписывал торговый лист.

В исполнительном производстве суд участвовал также тогда, когда за разрешением тех или иных вопросов к нему обращались участники исполнительного производства. Так, по просьбе взыскателя суд давал ему разрешение на проведение работ за счет ответчика; в случае смерти должника во время исполнения решения суд давал распоряжение о продолжении исполнения; по иску третьих лиц суд решал вопрос об освобождении имущества от ареста или выдачи истцу взятых у него денег; по иску взыскателя суд мог уничтожить договоры по имению, которые уменьшали его стоимость, заключенные после получения повестки об исполнении.

Законодательство советского периода не только восприняло традицию дореволюционного российского права, когда основной контроль за деятельностью судебных исполнителей (приставов) осуществлялся судебными органами, но и так преобразовало судебный контроль, что в результате судебные исполнители стали подчиняться в своей деятельности непосредственно суду.

Глава 3. Опыт зарубежных стран

Анализ основополагающих международных актов, посвященных правам и свободам человека, - Всеобщей декларации прав человека 1948 года, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года, Международных пактов о гражданских, политических и социально-экономических правах 1966 года, позволяет обратить внимание на следующие обстоятельства.

Во-первых, данные международно-правовые акты с достаточной детализацией раскрывают права и обязанности лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за совершенные преступления.

Во-вторых, они не упоминают о лицах, подвергшихся преступному воздействию, и не содержат норм, обеспечивающих их права и обязанности.

Практически единым специализированным международно-правовым актом, посвященным проблемам лиц, пострадавших от преступления, является Декларация основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотребления властью (утвержденная резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 40/34 от 29 ноября 1985 г.).

Заведующий кафедрой Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры, кандидат юридических наук В. Осипкин, в своей статье, высказал мнение, что «в подходе международного сообщества к правовому регулированию статуса обвиняемого и потерпевшего, несмотря на декларируемое равенство прав этих участников уголовного процесса, прослеживается явная тенденция ущемления прав жертв преступления в сравнении с правами лиц, совершивших преступление».

Каким образом решается вопрос возмещения имущественного вреда, причиненного преступлением, на международном уровне? Так, в указанной Декларации ООН закреплено общее правило о том, что потерпевший от преступлений «имеет право на скорейшую компенсацию за нанесенный ему ущерб, в соответствии с национальным законодательством», и в этих целях предлагается «в случаях, когда компенсацию невозможно получить в полном объеме от правонарушителя или из других источников, государствам следует принимать меры к предоставлению финансовой компенсации; содействовать созданию, укреплению и расширению национальных фондов для предоставления компенсации жертвам преступления», т.е. речь идет о государственной компенсации вреда в случаях, когда реституция не смогла удовлетворить по различным причинам (неплатежеспособность преступников, не обнаружение преступника и т.д.) интересы потерпевших.

В большинстве стран из государственных фондов компенсируется лишь вред, причиненный жизни и здоровью граждан (США, Великобритания, Германия, Австралия, Япония и др.). Остальные виды ущерба, как правило, государством не возмещаются, однако разветвленная система обязательного страхования в значительной мере обеспечивает компенсационные выплаты пострадавшим.

А. Власов, заведующий отделом НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ, кандидат юридических наук, в своей статье указывает, что этот путь представляется наиболее предпочтительным. В России, по его мнению, также возможно создание государственного и общественного фондов. Государственный фонд - для возмещения вреда, причиненного здоровью и жизни жертвам преступлений. Общественный - для возмещения вреда, причиненного собственности жертв преступлений. Причем средства данных фондов должны равномерно формироваться не за счет налогоплательщиков, а из общей суммы назначаемых в виде наказания штрафов, конфискованных залогов, различных пошлин, сборов за судебные издержки, оплаченных правонарушителями, различных пожертвований и т.д. Все эти средства должны поступать не в госбюджет, а на счета этих фондов для распределения жертвам преступлений.

Глава 4. Способы возмещения имущественного вреда, причиненного преступлением

В рамках охраны имущественных интересов личности органы уголовного судопроизводства решают задачу возмещения имущественного вреда, причиненного преступлениями. Для ее выполнения законом определены конкретные направления (способы). Эти способы существуют и функционируют в качестве системы действий непосредственной защиты нарушенных имущественных интересов личности. Содержанием данного элемента является восстановление ущемленных преступлением материальных интересов граждан и юридических лиц.

Устранение материальных последствий преступления (возмещение имущественного вреда) имеет исключительно важное значение. Этим не только стабилизируется и укрепляется система общественных отношений, но и достигается сильнейшее предупредительное воздействие на лиц, склонных к правонарушениям.

Профессор В.А. Азаров выделяет признаки способов восстановления имущественных интересов, нарушенных преступлением. К ним относятся:

1) общность конечной цели восстановления изначального имущественного положения лица, понесшего материальные потери от преступления;

2) активная деятельность участников уголовного процесса (в лице государственных органов, должностных лиц или граждан), направленная на достижение этой цели;

3) деятельность субъектов осуществляется в сфере уголовного судопроизводства, в той или иной степени урегулирована юридическими нормами и протекает в рамках уголовно-процессуальных отношений.

При решение вопроса о конкретном способе возмещения материального ущерба, причиненного преступлением, дознаватель, следователь, прокурор и судья (суд) должны руководствоваться принципом наиболее быстрого и полного удовлетворения законных имущественных интересов потерпевшего.

4.1 Возвращение потерпевшему предметов и (или) иного имущества, противоправно отчужденного у него в результате совершения преступления

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 81 УПК РФ в числе вещественных доказательств по уголовному делу могут любые предметы, на которые были направлены преступные действия. Вещественные доказательства выявляются и изымаются в результате проведения следственных и судебных действий, а также в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий, представления их гражданами и представителями учреждений, организаций и предприятий. Факт обнаружения, представления и изъятия вещественных доказательств отражается в протоколе следственного или судебного действия. Если предметы, являющиеся вещественными доказательствами, предоставляются гражданами, представителями юридических лиц, работниками органов внутренних дел, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, то в таких случаях дознаватель, следователь, прокурор, судья (или суд) обязаны допросить указанных лиц в качестве свидетелей по делу, выяснив время, место и другие обстоятельства приобретения, обнаружения или хранения представленных вещественных доказательств.

Если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе исстребовать это имущество от приобретателя в случае, когда оно утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли (ст. 302 ГК РФ).

Все представленные предметы в присутствии двух понятых изымаются лицом, производящим дознание, предварительное следствие, судьей. Об этом составляется протокол. В последствии производится осмотр изъятых предметов и выносится постановление о приобщении вещественных доказательств к уголовному делу.

В случае, когда возможно возвращение вещественных доказательств их владельцам без ущерба для разбирательства по уголовному делу, они могут быть возвращены до вступления приговора в законную силу или определения о прекращении уголовного дела. В данном случае имеются такие предметы, необходимость в обозрении которых в судебном заседании, как правило, не возникает, а относимость и допустимость их не вызывает сомнения. Например, хранить при деле похищенный телевизор, принадлежность и стоимость которого установлены, вряд ли целесообразно до вступления приговора в законную силу. Его принадлежность может быть установлена в показаниях потерпевшего (он указывает марку, цвет, год выпуска, особые приметы и т.п.), протоколе осмотра вещественного доказательства (в нем отражаются те же признаки, что и в протоколе допроса потерпевшего, вещественное доказательство фотографируется и фотографии прилагаются), протоколе предъявления предметов для опознания (в нем потерпевший среди нескольких однородных предметов по ранее указанным признакам опознает похищенный у него телевизор). Протоколы указанных следственных действий приобщаются к материалам уголовного дела и свидетельствуют о действительной принадлежности вещественного доказательства потерпевшему по конкретному уголовному делу. Кроме этого, при возврате вещественных доказательств потерпевшим или иным уполномоченным лицам лицо, производящее предварительное расследование, вправе потребовать от них сохранную расписку, обязывающую хранить вещественное доказательство (за исключением скоропортящихся) до принятия решения по делу. Таким образом, при необходимости вещественное доказательство может быть представлено в суд.

При разрешении уголовного дела в суде вещественные доказательства, на которые были направлены преступные действия и хранившиеся при уголовном деле, передаются законным владельцам (п. «Б» ч. 3 ст. 81 УПК РФ).

4.2 Добровольное возмещение имущественного вреда или заглаживание вреда преступником либо его родственниками

Этот способ не закреплен в уголовно-процессуальном законе. О нем говорится в п. «К» ч. 1 ст.61 УК РФ - добровольное возмещение виновным имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного преступлением, признаются обстоятельствами, смягчающим наказание.

Эти действия свидетельствуют о меньшей степени опасности виновного. Указанные обстоятельства свидетельствуют о раскаянии виновного в содеянном.

В то же время вряд ли можно отнести к смягчающим обстоятельствам такие действия виновного, как возмещение имущественного вреда при постановке каких-либо условий пострадавшему. Не секрет для практических работников, что при возмещении имущественного и морального вреда обвиняемый и его защита просят, уговаривают, а иногда в ультимативной форме требуют от потерпевшего отказаться от своих уличающих виновного показаний, изменить их в пользу обвиняемого, не являться в суд, согласившись с любым принятым по делу решением. В таких случаях суд вправе не признать указанные обстоятельства, смягчающими наказание. Таким правом суд может воспользоваться, если будет установлено, что виновный использует эти обстоятельства с целью уклонения от справедливого наказания. В этом случае суд в приговоре должен указать мотивы, по которым он не признает обстоятельства смягчающими наказание.

Законодатель особо подчеркнул значимость указанных обстоятельств смягчающих наказание. В ст. 62 УК РФ сказано, что при наличии таких обстоятельств и отсутствии отягчающих обстоятельств, срок или размер наказания не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строго вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ. Например, лицо, совершившее хулиганство с группой лиц по предварительному сговору (п. «А» ч. 2 ст. 213 УК РФ) добровольно возместило имущественный вред потерпевшему. Отягчающих обстоятельств по делу установлено не было. Максимальный размер более строго наказания, предусмотренного санкцией ч. 2 ст. 213 УК РФ - пять лет лишения свободы, следовательно, виновному в этой ситуации может быть назначено не более 3 лет 7 месяцев лишения свободы. Это один из способов стимулирования виновных лиц к скорейшему возмещению имущественного вреда, причиненного совершенным ими преступлением.

Процесс возмещения в этом случае может быть совершенно добровольным, лишенным той характерной для официальной деятельности соответствующих органов принудительной силы, которая отличает их действия в данном направлении. При этом, органы дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда обязаны активно способствовать добровольному возмещению вреда.

По данным проведенного профессором В.А. Азаровым исследования по 24, 4 % уголовных дел, материальный ущерб возмещался добровольно обвиняемым либо его родственниками.

Формами добровольного возмещения вреда являются:

внесение денежных сумм на депозитный счет суда, который должен потом рассматривать дело;

вручение денег потерпевшему под расписку. Лучше, когда при этом присутствует следователь;

перечисление денег на счет, известный следователю;

добровольная выдача предметов преступного посягательства компетентным государственным органам;

передача потерпевшему (иному лицу, которому причинен вред преступлением) равноценного имущества в целях возмещения ущерба. Этот способ возмещения ущерба ограждает потерпевшего от неблагоприятных последствий инфляции, дефицита и т.п.

Рассматриваемый способ восстановления имущественного положения потерпевшего может быть реализован на любой стадии уголовного процесса, начиная с возбуждения уголовного дела и по момент исполнения приговора суда в части имущественного взыскания. Однако, проявление инициативы компетентных органов по организации добровольного возмещения имущественного вреда возможно только со времени установления лица, его причинившего, и вовлечения его в уголовный процесс в качестве подозреваемого или обвиняемого.

Более широкое внедрение в деятельность соответствующих органов данного способа восстановления имущественных интересов потерпевших от преступлений сэкономит исполнение процессуальных средств для возмещения материального ущерба, что в конечном счете делает более эффективным весь уголовный процесс.

4.3. Гражданский иск в уголовном процессе

Часть 3 статьи 42 УПК РФ гласит о том, что потерпевшему обеспечивается возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением. При наличии оснований полагать, что данный вред причинен непосредственно преступлением и физическое либо юридическое лицо предъявило требование о возмещении имущественного вреда (гражданский иск), данное лицо признается гражданским истцом (ст. 44 УПК РФ).

В ст. 35 Конституции РФ предусмотрено, что каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условие предварительного равноценного возмещения.


Подобные документы

  • Сущность защиты имущественных и неимущественных прав в уголовном процессе. Значение гражданского иска в уголовном процессе. Меры уголовной ответственности имущественного характера. Возмещение вреда по инициативе суда. Уголовно-процессуальная реституция.

    дипломная работа [93,2 K], добавлен 10.11.2009

  • Историко-правовая характеристика развития института возмещения вреда военнослужащим и их семьям. Принцип обеспечения восстановления нарушенных личных прав и законных интересов военнослужащих. Возмещение имущественного и компенсацию неимущественного вреда.

    реферат [52,8 K], добавлен 25.01.2009

  • Основания возникновения права на реабилитацию. Анализ порядка возмещения имущественного, морального вреда и восстановление прав. Возмещение морального и имущественного вреда, причиненного незаконными действиями органа, ведущего уголовный процесс.

    курсовая работа [67,8 K], добавлен 02.04.2015

  • Понятие, сущность и основные виды экологического вреда. Характеристика основных принципов возмещения вреда в области охраны окружающей среды. Внесудебный и судебный порядок возмещения экологического вреда, причиненного экологическим правонарушением.

    реферат [37,2 K], добавлен 20.01.2013

  • Понятие обязательства из причинения вреда и условия его возникновения, возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья или смертью потерпевшего, возмещение морального вреда. Возмещение вреда, причиненного имуществу организаций и граждан.

    дипломная работа [102,6 K], добавлен 01.06.2003

  • Объем и характер возмещения вреда в случае повреждения здоровья и при причинении смерти. Возмещение вреда при повреждении здоровья гражданина, не достигшего совершеннолетия. Учет вины потерпевшего и имущественного положения лица, причинившего вред.

    реферат [19,2 K], добавлен 02.11.2010

  • Общая характеристка экологического правонарушения, экологического вреда и юридической ответственности за его причинение. Внесудебный, судебный и административный порядок возмещения экологического вреда. Натуральные и стоимостные формы возмещения вреда.

    курсовая работа [59,7 K], добавлен 09.09.2014

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.