Геополитика России

Геополитика как наука, направления и этапы ее развития в России, деятельность и предмет исследований различных школ. Причины и результаты трагедии 1991 г. Предпосылки национальных конфликтов внутри страны и тенденции современной военной политики России.

Рубрика Политология
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 23.01.2010
Размер файла 45,5 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

4

ГЕОПОЛИТИКА

Курсовая работа:

«Геополитика России»

г. Санкт-Петербург 2010 г.

Содержание

Введение

Геополитика в ее историческом развитии

1.1 Геополитические школы в России

1.2 Трагедия 1991 года

Военная политика России

Предпосылки национальных конфликтов

Россия как новая Европа

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Геополитика как наука сформировалась во второй половине ХХ века. Само понятие ввёл шведский учёный Рудольф Челлен, дав ему следующее определение: «Это - наука о Государстве как географическом организме, воплощенном в пространстве» В современной интерпретации геополитика - это наука о пространстве, о человеке и его поведении, определяемом этим пространством проживания и его специфическими особенностями - ландшафтом, рельефом, климатом. Иными словами - «география как судьба».

Научные достижения основателей геополитики немедленно применялись на практике, были поставлены на службу государственной власти, конкретной политической практике, международным отношениям и военной стратегии. Однако термин, да и сама наука постоянно подвергались обструкции со стороны научной общественности, а в сознании широких масс она прочно ассоциировалась с политикой экспансии нацистской Германии. Слишком откровенное обнажение скрытых механизмов внешней политики государств не устраивало и власть предержащих, не мешая, тем не менее, пользоваться на практике открытыми законами. В СССР долгое время геополитика была под запретом, как «буржуазная наука», на Западе же за короткий срок она стала чрезвычайно популярной дисциплиной в вопросах стратегического и военного планирования, и в настоящее время преподавание этой науки является обязательным во всех высших учебных заведениях Запада, готовящих руководителей государств и ответственных аналитиков. В России реабилитация геополитики и повышенный в последнее время интерес к ней обусловлены резким изменением в результате распада СССР баланса сил в мире в ущерб нашим национальным интересам.

В 90-х годах ХХ века Россия переживает «чересчур интересное время», она находится на неуютном, продуваемом всеми мыслимыми ветрами перекрестке своей судьбы. Из всех «переломных» моментов, через которые прошла наша страна за последние 10-15 лет - нынешний, может быть, «самый переломный». Социально-экономические эксперименты подвели Россию к черте, за которой уже вполне отчетливо просматривается распад государства и вырождение нации. В то же время начавшийся процесс перемен в составе правящей элиты и связанные с этим некоторое повышение тонуса общественной жизни, появление свежих идей и т.д. порождают надежду, что мы все же сумеем отойти от края пропасти.

Геополитика современной России

1.1 Геополитические школы в России

Сама геополитика как наука, хотя и под другими названиями, развивается в России с 30-х годов прошлого века.

Когда на исходе XIX века, «золотого» в культурном отношении и «полосатого» в отношении политическом, под звуки молодецкого купеческого разгула и нарождающегося тяжелого, «железнодорожного» (в прямом и переносном смысле слова) государственного капитализма стали стихать застарелые споры славянофилов и западников об «особом пути» развитии, капиталистов и интеллигенции), которая так и не смогла договориться о месте России в мире, да и о своем месте в России.

В развитии русской геополитической школы просматриваются три этапа, временных и научных. До начала формирования геополитики в России у нее имелись предшественники, среди которых выделяются В.Н. Татищев и М.В. Ломоносов. На основных идеях этих людей осуществляли свою деятельность геополитики первого этапа, известные под названием «славянофильской школы». Возникновение славянофильского учения относится к 1834 году.

Тогда И. Киреевский выступил с программным трудом «Девятнадцатый век». В большей же степени известны такие корифеи славянофильства, как братья Аксаковы, А. Хомяков, Ю. Самарин. Наиболее активно они выступали в период возмущения российского общества пресловутым «Философическим письмом» Чаадаева. Выработанная славянофилами категория «соборности», привела их к пониманию роли общинного строя как глубинной этнопсихологической основы России. Осознав же особость России в мире, они осознали и ее родство со всем славянством и неизбежность ее противостояния Западу.

Славянофилы сформировали круг литераторов (Тютчев, Даль, Островский, Григорьев) и инициировали возникновение славистики (Буслаев, Бодянский, Григорович, Срезневский). Они деятельно участвовали в подготовке и проведении освобождения крестьян в 1861 году. Огромна роль славянофилов в развитии связей России с зарубежным славянством: в 1858-1878 гг. они создали сеть Славянских комитетов по всей империи.

Наиболее зрелых идейно-теоретических результатов славянофильство достигло в последние годы своего развития - это работы Р. Фадеева, Н. Данилевского и К. Леонтьева В первую очередь, конечно, гениальный труд Н. Данилевского «Россия и Европа». Этот труд (и его развитие во многочисленных последующих статьях автора) заложил основы цивилизационизма, который впоследствии так плодотворно разрабатывали О. Шпенглер и Л. Тойнби, а в наше время - С. Хантингтон.

Суть открытия Данилевского в том, что единой человеческой цивилизации вообще не существует, что в зависимости от условий развития на различных территориях складываются обособленные культурно-исторические типы. Данилевский убедительно показал, что эти культурно-исторические типы принципиально не смешиваются и изменяются только в исторических масштабах, основываясь на этнических качествах, выработанных ландшафтом и историческим развитием (то, что позднее Юнг именовал «архетипом») Данилевский сделал наиболее фундаментальное открытие за всю историю геополитики.

Р. Фадеев, работавший одновременно с Данилевским, в своих «Мыслях о Восточном вопросе» выдвинул гипотезу единого центра концептуального управления миром и впервые предложил методы геополитического противоборства.

Константин Леонтьев, в отличие от основателей славянофильства, исходит не из заранее определенных постулатов, а делает выводы из реальности (что стало характерным на двух последующих этапах развития геополитики). И вот, несмотря на все свое славянофильство, Леонтьев приходит к выводу, что Россия в своих попытках развития не должна стремиться только к единению со славянством, и определил, что часть славянства уже необратимо ушла в западную цивилизацию, в ряды врагов России и евразийской цивилизации.

И, тем не менее, история развития славянофильской геополитической школы, несмотря на ее пантеон титанов мысли, заканчивается К. Леонтьевым и Н. Победоносцевым. Почему? По чисто методологическим причинам. Метафизика исчерпала свои возможности в геополитике, системный метод вытеснил ее. Носительницей системного метода стала милютинская геополитическая школа.

Строго говоря, военная геополитическая школа, более известная под названием милютинской, родилась почти одновременно со славянофильской. Д. Милютин стал отцом русской геополитики, поскольку впервые оформил ее как самостоятельную науку (Милютин назвал ее «военной статистикой»). В 1846 году Милютин издает свою знаменитую работу «Критическое исследование значения военной географии и военной статистики», в которой сразу и цельно излагает основанную на системном анализе методику геополитического исследования. Милютинская методика, совершенствуясь в частностях и неизменная в основах, вот уже полтора века исправно служит русским геополитикам.

В 1861 году генерал Милютин стал военным министром Российской империи - на долгие двадцать лет. Он провел военную реформу - самую успешную за всю историю российской армии, и, обновленная после Севастополя, армия успешно сдала экзамен на Балканах. В 1877-1878 гг. Милютин сделал большее, предварительно сформировав политические условия для войны за освобождение Болгарии. Просчитанный геополитически ход - занятие Туркестана - создал угрозу Индии и тем нейтрализовал Англию. Военный союз с Германией дал последней возможность разгромить Францию и тем лишил ее возможности вмешаться в балканские дела. Ситуация 1853-1856 гг. не повторилась, Россия осталась с Турцией один на один.

За отведенные ему двадцать лет Милютин создал корпорацию офицеров Генштаба и в ней сформировал мощную геополитическую научную школу. Сотни офицеров - геополитиков занимались практической и теоретической геополитической деятельностью на всей территории Евразии, забираясь и в Африку, и в Латинскую Америку. Издавались сотни геополитических трудов и тысячи статей по геополитике.

Д. Милютин был уволен в отставку после гибели Александра II и прожил в отставке до 1912 года, через своих учеников исподволь руководя военной политикой империи. На смену ему выдвинулся новый титан геополитической науки А. Снесарев.

Борьба с британской глобальной политикой была смыслом его жизни, поход в Индию - жизненной целью.

Что же дала русской геополитике милютинская школа? Во-первых, отлично разработанную методику, равной которой у заграничных геополитических школ нет. Во-вторых, эта методика была надежно внедрена в управленческий аппарат империи в то время, когда германская и англосаксонская школы только складывались. Империя, вооруженная геополитической наукой, стала слишком опасна, и мировой центр управления приложил все возможные усилия к разрушению государства и изъятию геополитических методик и знаний из русского общества.

Третий этап развития русской геополитики и третья русская геополитическая школа родились за границей. В 1921 году группа ученых-эмигрантов выпустила в Софии сборник «Исход к Востоку», ставший программным документом евразийства. В эту школу входили Н. Трубецкой, географ и экономист П. Савицкий, музыковед П. Супчинский, теолог Г. Флоровский. Плодом их совместной работы и стал сборник «Исход к Востоку».

Впоследствии в ряды евразийцев пришли и другие представители эмигрантской интеллигенции - правоведы В. Ильин и Н. Алексеев, историки М. Шахматов, Г. Вернадский, Л. Карсавин и другие. Евразийцы не только выработали свой вариант геополитики, но и практически применили его для разработки и дальнейшего развития ряда научных дисциплин, социальной, экономической и политической практики.

Евразийцы восприняли великое открытие Х. Макиндера о центральной оси истории и переработали его категорию «Сердца Земли» в понятие «Евразии в узком смысле» (в современной терминологии - «исторической Евразии») в отличие от «Евразии в широком смысле слова» (сейчас - «Евразии географической»). Под «Евразией в узком смысле слова» понимается степная зона, протянувшаяся от Большого Хингана до Среднедунайской равнины, события в которой, по Макиндеру, определяют судьбы мира. Это и есть место развития (евразийский термин) Континентальной цивилизации, во всех своих основах противоположной цивилизации Океанской (западной, европейской, романо - германской и т.п.).

Границы евразийского месторазвития в основном совпадают с границами Российской империи и СССР, что не является случайностью. Это - естественные границы евразийского культурно-исторического типа (термин Н. Данилевского), или Континентальной цивилизации (современный термин). «Степная полоса - становой хребет истории» (Макиндер).

«Россия-Евразия» - продолжательница культурных традиций Византии. Но не менее влиятелен и следующий - тюркский - культурный слой. В единую культурную общность России чуждые культурные комплексы объединяет, как генеральная идея, православие.

По замыслу евразийцев, их идеи должны были естественным путем вытеснить большевистские идеи и переродить СССР в евразийскую Россию.

Надежды евразийцев не оправдались. Не «идее-правительнице» суждено было вытеснить разрушающийся коммунизм 20-х годов. Или, вернее, идее-правительнице, но монолитным национал-коммунизмом, а в Европе быстро поднимался фашизм. Евразийцам постепенно пришлось умолкнуть, часть их эмигрировала за океан, часть оказалась в немецких лагерях, остальные - в советских…

С точки зрения развития русской геополитической науки, СССР после 1945 года был пустыней. Но и в пустыне можно найти источники и оазисы. Все это мало затрагивало общественную жизнь страны, пока не стало ясно, что отказ от геополитических методик порождает отставание СССР от США. Тогда начал возникать интерес к геополитике, начались замаскированные выступления геополитиков, среди которых своим талантом и блеском выделялись евразиец Л. Гумилев и славянофил В Кожинов. Однако обстановка изменилась необратимо, новое время потребовало новых геополитических концепций.

Стало ясно, что назрела необходимость складывания нового, четвертого этапа развития русской геополитической науки и четвертой русской геополитической школы. Эту деятельность начали в рамках общественного Института геополитики А. Дугин, А. Анисимов. С. Шатохин, С. Константинов и другие. Первые три этапа развития они воспринимали как ступени единой лестницы и, пройдя три первых, начали строить четвертую ступень. Поскольку ближе всего к ним была евразийская «ступень», то в обществе геополитиков института начали называть «евразийцами», а на Западе - «неоевразийцами». Но в их собственной среде постепенно складывается новое название учения - «континентализм» (вариант - «цивилизационизм»), а для себя - название «континентальная («цивилизационная») школа».

Каковы основные постулаты континентализма. Прежде всего, континенталисты, в согласии с теорией Данилевского-Тойнби, считают, что человечество делится на ряд цивилизаций, отличия которых друг от друга обусловлены географическим фактором. В числе цивилизаций есть мировые: Западная, Евразийская, Дальневосточная, Исламская, Индостанская. Африканская и Латиноамериканская. Цивилизации самобытны, восприятие одной из них основ другой принципиально невозможно это - уничтожение цивилизации (как произошло с Месоамериканской цивилизацией). Теория единой мировой цивилизации ложна.

Евразийская цивилизация есть самоценностная величина, ее основы достойны уважения не в меньшей степени, чем основы иных цивилизаций. Запад ведет против нее, как и против других цивилизаций, цивилизационную агрессию, стараясь уничтожить ее и превратить Евразию в колониальную зону типа ЮАР или Австралии, а русских, болгар, сербов, румын, греков, тюрок, угрофиннов поставить в положение австралийских аборигенов или североамериканских индейцев. Отсюда основной геополитический императив Евразии - непримиримая борьба во всех формах против Запада для отражения его натиска и сохранения собственной цивилизации. Прежде всего - укрепление собственных цивилизационных основ - духовности, соборности, православия и др.

Задача нашего времени - объединение Евразийской, Африканской, Исламской, Индостанской и Дальневосточной цивилизаций в единый Евразийский континентальный блок (отсюда и название «континентализм») для отражения натиска Запада и восстановления межцивилизационного баланса.

1.2 Трагедия 1991 года

В 1989 году тайная война против социалистического лагеря привела к свержению законных правительств в Восточной Европе, а в следующем году и к расторжению Варшавского договора. На этой первой стадии США удалось полностью вытеснить СССР из восточноевропейского региона, что привело к резкому ухудшения не только внутреннего положения в СССР, но и к решающему ослаблению геополитической позиции страны. С помощью контрреволюционного переворота в 1991 году и последующего Беловежского преступного сговора завершился второй этап по разгрому и уничтожению советской супердержавы, переставшей существовать в своих исторических границах как интегрированное и защищенное геополитическое пространство. Начиная с 1991 года, и в особенности после совещания в верхах НАТО в Риме в том же году, США уверенно пошли к выполнению следующей цели - захвату Восточной Европы под лозунгом расширения НАТО, следуя геополитическому императиву Макиндера: «тот кто господствует над Восточной Европой, тот господствует над Еврзией». Американский сенатор Конноли совершенно недвусмысленно заявил в 1949 году, что «Атлантический Пакт и НАТО являются логическим расширением сферы применения доктрины Монро». И вот теперь США осуществляют очередное расширение сферы применения своей доктрины Монро, по своей геополитической значимости вполне сравнимое с доктриной Трумэна в прошлом. Очевидно, что план расширения НАТО-это план для захвата и удержания власти над государствами. Эта рабочая формула порабощения народов, наука подрыва и уничтожения суверенитета государств, опирающиеся сперва на квислинговские структуры и криминальные элементы, а потом на «партии подчинения». Что же касается Балканского полуострова, то для его порабощения США не сочли нужным прибегать к какой-либо маскировке. В данном случае американской аргументацией были откровенные средства разбоя и насилия, акты агрессии и геноцида в Югославии. Основной целью НАТО в настоящее время является, с одной стороны, сдерживание Западной Европы, с другой, захват Восточной Европы. Наконец, явно наметилась тенденция расчленения уже самой России. Ее наглядным прототипом служит война в Чечне, которая планировалась в Вашингтоне сразу же после распада СССР. Что же касается экономического пространства России, то его разрушение проводится под девизами приватизации, разоружения, конверсии. Насколько эффективен этот план видно хотя бы из того неоспоримого факт, что в течение считанных лет после распада Советского Союза урон, нанесенный промышленности, превышает потери СССР во время второй мировой войны. После захвата Восточной Европы Соединенными Штатами под маской расширения НАТО и упрочнения американской доминации над Балканским полуостровом, в чем и заключается суть агрессивной войны против Югославии, можно ожидать, что локальные конфликты подобные войне в Чечне вспыхнут и в других регионах России и настанет час последнего, заключающего этапа американского геополитического сценария - расчленение уже не Советского Союза, а России, и превращение осколков российской государственности в колониальное экономическое пространство.

2. Военная политика России

Разработка концепции новой военной политики и уточнение военной доктрины Российской Федерации - актуальнейшая задача отечественной науки и практики. Решение этой задачи предполагает более глубокое понимание того, что собой представляют современная военная политика и военная доктрина, как они соотносятся и, главное, на чем основываются.

Военная политика представляет единство двух сторон - внутренней и внешней. Последняя охватывает круг проблем, непосредственно связанных с использованием (или угрозой использования) военной силы в политических целях во взаимоотношениях с другими государствами, а также для содействия или противодействия некоторым социальным силам внутри других государств. Внутренняя сторона военной политики включает круг проблем, обусловленных необходимостью подготовки средств вооруженного насилия для развязки международных конфликтов и ведения вооруженной борьбы в интересах разрешения межклассовых, межнациональных и других противоречий внутри страны.

«Война, - отмечал Макиавелли, - такого рода ремесло, которым частные люди честно жить не могут, и она должна быть делом только республики».

Представляя собой относительно самостоятельное социально-политическое образование, военная политика государства призвана выполнять вполне определенные функции, прежде всего, научно-прогностическую и организационно-практическую. Научно-прогностическая функция связана с разработкой теоретических положений самой военной политики, с формированием ее концепций, основополагающих взглядов на обеспечение безопасности страны с использованием вооруженных сил для реализации национальных интересов. В России она представляет собой «систему официально принятых в государстве взглядов на предотвращение войн, вооруженных конфликтов, на военное строительство, подготовку страны к обороне, организацию противодействия угрозам военной безопасности государства, использование Вооруженных Сил и других войск РФ для защиты жизненно важных интересов РФ».

Ключевой вопрос доктрины - о типах войн, которые могут возникнуть в современном мире и угрожать стране. Без их классификации трудно ориентироваться в характере потенциальных угроз и военных столкновений.

Для каждой из цивилизаций характерны не только различное соотношение коллективизма и индивидуализма в сознании человека и в общественном устройстве, но и специфика политической системы, способы производства и распределения материальных благ, отношение личности и государства, а также многие другие параметры. Они могут обусловливать, в конечном счете, существенное несовпадение векторов цивилизационного развития и вызывать определенные трения и противоречия между его носителями. Вполне понятно, что межцивилизационные различия должны быть осмыслены и самым тщательным образом учтены в процессе формирования военной политики РФ, поскольку они могут послужить источником возникновения войн и вооруженных конфликтов.

Анализ особенностей современного этапа цивилизационного развития, а также качественных преобразований в военной сфере позволяет предположить вероятность возникновения типов войн, которые можно классифицировать: по социальным источникам (межцивилизационные и внутрицивилизационные); по характеру (внешние - межгосударственные, внутренние - гражданские); по масштабам (региональные и локальные); по разрушительности (с массированным применением современных вооружений и с ограниченным применением этих вооружений); по политически-правовому и этическому признаку (агрессивные и оборонительные, призванные защитить Отечество от посягательств извне).

Являясь постоянным членом Совета Безопасности ООН, Россия вместе с другими великими державами отвечает за мирное будущее во всех регионах мира. Многие международные вопросы стране с таким статусом приходится решать за счет или в ущерб ее национальному благосостоянию. Представляется, что в обозримом будущем главные проблемы РФ будут находиться не вне, а внутри нее. Возрождение экономики, политическая стабилизация, качественное улучшение социального положения граждан еще длительное время будут занимать приоритетное место в системе национально-государственных интересов. Что же касается активности в межгосударственных отношениях, в том числе и военно-политических, то она, на наш взгляд, носит вспомогательный характер. Внешнеполитические усилия России как «транс региональной державы» должны быть нацелены на то, чтобы обеспечить благоприятные внешние условия для «самососредоточения», решения всего комплекса внутренних проблем, накопившихся за многие десятилетия.

Другим перспективным направлением военной политики РФ является наращивание усилий по расширению и углублению военно-политического сотрудничества в рамках СНГ. Национальные вооруженные силы во всех без исключения государствах Содружества выросли на базе Советской Армии, имеют с ней достаточно широкие связи, обладают одинаковым вооружением, базируются на однотипной военно-политической стратегии и тактике, сохраняют общую или во многом сходную систему боевой подготовки. Технически организовать взаимодействие между ними не представляет труда, поскольку инфраструктура бывшей Советской Армии еще в значительной мере сохранилась. В военно-политическом плане в таком сотрудничестве должны быть заинтересованы все государства СНГ, поскольку кроме России ни одно из них не в состоянии в одиночку эффективно решать вопросы собственной обороны. Военно-политическое сотрудничество в рамках СНГ будет в определенной степени способствовать оживлению экономик его участников, так как позволит более эффективно задействовать интеграционные связи, которые были прерваны или ослаблены вследствие развала СССР. В этом случае более продуктивно могут быть решены и вопросы, связанные с использованием вооруженных сил за пределами национальных территорий, с эксплуатацией военных баз, с совместным применением имеющейся военно-технической инфраструктуры. Подобный подход применим и к тем регионам мира, с которыми были налажены достаточно стабильные военно-политические и военно-экономические связи. В первую очередь речь идет об Индии и Китае, которые на протяжении десятилетий являлись достаточно устойчивым и емким рынком отечественного вооружения и боевой техники. Деидеологизация межгосударственных отношений позволит России коммерциализировать свои внешние военно-экономические связи, расширить рынок за счет государств, которые ранее не рисковали закупать оружие в СССР (страны Персидского залива, АТР и др.), избавиться от обременительной экономически и опасной в политическом плане военной помощи целому ряду экстремистских режимов.

Реальным может быть вовлечение России в войну, имеющую локальный характер. События последних лет показывают высокую вероятность возникновения вооруженных конфликтов как государств-членов СНГ с определьными странами, так и внутри СНГ.

В условиях продолжающегося экономического кризиса, острой борьбы за власть и собственность на различных уровнях, неприодолённости политического экстремизма трудно предположить, что в ближайшие годы удастся полностью ликвидировать вероятность возникновения новых военных столкновений.

Все это в значительной мере должно определить и основные направления военной политики РФ. Здесь в первую очередь речь идет о военном строительстве, а именно: какие вооруженные силы нужно иметь, сколько и для чего.

Вероятные сценарии участия РФ в военных действиях должны для начала определить приоритеты в развитии отдельных видов и родов Вооруженных Сил. Статус ядерной державы обязывает обеспечивать постоянную боевую готовность Стратегических ядерных сил (СЯС). При этом, определяя их качественный и количественный состав.

Специфические требования к российским ВС соответствующим образом трансформируются и в сферу военно-технического обеспечения. Усилия по обеспечению вооруженных сил современным оружием и боевой техникой, предназначенными для решения сложнейших задач, а также разработка тактики и методов их боевого применения входят в число приоритетных в военной политике России.

Для России, ее военно-экономической деятельности, обеспечения безопасности существенным является именно проблема использования инфраструктуры, военных баз, полигонов на территории стран СНГ, однако во многих случаях это связано с требованиями серьезных экономических и политических компенсаций. Примерами этого являются условия размещения российских вооруженных сил и испытательных центров в Крыму, Грузии, Казахстане.

Распад СССР привел к потерям геополитической идентичности составляющих его регионов, республик, имевших ранее общую систему угроз, вне зависимости от того, с какого направления она исходила. В силу этого, попытки России создания системы коллективной безопасности наталкиваются на формальное отношение со стороны других стран СНГ или на явное нежелание связывать себе руки, лишать себя возможностей политического маневра на международной арене.

Стремление заблокировать Россию в ее реинтеграционных устремлениях, желание получить «все и сразу» могут привести только к одному: к разрушению хрупких структур безопасности, формирующихся на территории бывшего СССР, без каких-либо надежд на воссоздание в обозримой перспективе чего-то иного, имеющего под собой прочную базу и вписывающегося в концепцию подлинного нового мирового порядка.

Белоруссия имеет особое значение в плане осознания новых реалий военной политики и геополитики России. Подходы у аналитиков к перспективе развития российско-белорусских отношений, в том числе и в военной сфере, диаметрально противоположны. Для одних «уния» России и Белоруссии - первый росток и прообраз реинтеграционных процессов на территории СНГ, своего рода модель, пусть на первых порах и не очень совершенная. Для других белорусский случай - это тупиковая попытка российской внешней политики решения конъюнктурных задач.

Последовательное продвижение по указанным направлениям, опирающееся на прочную нормативную базу, позволит не только иметь современные и боеспособные Вооруженные Силы, способные решать все поставленные пред ними задачи, но и достичь гармоничного сочетания национальной обороноспособности с социально-экономическими возможностями страны, сформировать благоприятные военно-политические условия для возрождения России.

3. Предпосылки национальных конфликтов

За годы советской власти у русских сформировалось ощущение, что их родина - это вся страна, все социалистическое отечество - СССР. И именно это ощущение, подкрепленное сознанием своего истинного превосходства и роли «старшего брата» в семье советских народов, пришло сегодня в противоречие с реальным статусом русских в ряде республик, где они ощутили себя не только меньшинством, но и меньшинством дискриминируемым. «Мигранты», «оккупанты» и другие не менее крепкие ярлыки не могли не задеть национального самосознания русских, не вызвать протеста с их стороны.

До 1986 г. о межнациональных конфликтах в СССР публично ничего не говорилось. Вместе с тем шел интенсивный процесс русификации нерусских народов. Нежелание изучать русский язык не влекло каких-либо санкций, как это пытаются сделать в Эстонии или Молдове, но само его изучение было поставлено в ранг естественно необходимого. В то же время знание русского языка, как федерального, открывало перед нерусскими народами большие возможности для обучения, профессионализации и самореализации. Русский язык позволял приобщиться к культуре всех народов СССР, а также к мировой культуре. Исходя из принципа «разделяй и властвуй», большевики дали формальную самостоятельность в виде национального наименования территории лишь «опорным» нациям. Основная проблема состоит в том, что титульные нации при любой своей численности претендуют на исключительный контроль государственных институтов и собственности, нередко созданной руками «пришлых» народов и за счет общесоюзного бюджета, как это было в Эстонии, Литве, Казахстане. В ряде случаев русскоязычное население остается заложником националистических преступных авантюр, как это произошло с 250-тысячным русскоязычным населением в Чечне.

Таким образом, национальная политика, проводимая в многонациональном СССР и продолжаемая ныне в России и других странах постсоветского пространства, разрушила старороссийскую национально - территориальную систему и поставила во главу угла не человека с его неотъемлемыми правами и законными, в том числе национальными интересами, а отдельные нации с их особыми правами и особыми национально - властно - территориальными притязаниями, реализуемыми в ущерб другим народам, нередко веками проживающим на той же территории, в ущерб общепризнанным правам человека.

Силой удержать межнациональные конфликты было уже невозможно. После легального распада СССР его территория стала зоной этнического бедствия.

В наши дни появилась реальная угроза распада России на отдельные самостоятельные государства, в качестве которых не прочь провозгласить себя не только некоторые национально, но и административно - территориальные образования. Глубоко укоренилось представление о неравенстве в материальном положении между этническими группами.

Под влиянием постоянного неудовлетворения собственным национальным статусом у значительной части общества сформировалась установка на активные действия в конфликтной ситуации на стороне своей национальной группы. Столь высокая готовность горожан участвовать в подобного рода разборках не может не вызвать озабоченности хотя бы потому, что ставка на силу как метод решения назревших проблем становится все заметнее.

Разгорающиеся и тлеющие очаги межнациональной конфронтации в южных оконечностях нашего Отечества создают серьезную опасность ее расширения и распространения вглубь. Ощущение нестабильности социального климата повышает тревожность массового сознания, делает население восприимчивым к страху за завтрашний день, порождает стремление избавиться от 'чужих'.

В ряду причин, ведущих к этническим распрям, стоят пространственные притязания и разворачивающаяся борьба за передел территории, инспирируемые национальными движениями, подчас становящимися по мере своей радикализации явно националистическими.

Сегодня этнические конфликты вполне реальны. Общий рост недовольства существующим положением (социально-экономическим в первую очередь) выступает как мощный ускоритель форм ' протестного реагирования' в различных областях общественной практики, в том числе и национальных взаимосвязях. Неудачи и провалы экономического реформирования усиливают неприятие проводимой Центром политики и обуславливают низкий рейтинг принимаемых правительством решений. Это стимулирует в конечном счете центробежные процессы, национальный и региональный сепаратизм, создающий угрозу единству и целостности российского национального федеративного государства.

При возникновении межнационального конфликта внутри одного государства, судя по горькому опыту стран, образованных на территории бывшего СССР, есть два варианта поведения официальных властей. Первый - власти, сохраняя равновесие, остаются над конфликтом, пытаясь допустимыми силами и средствами потушить возникший конфликт. Второй - власти сами втягиваются в конфликт, выступая за сохранение территориальной целостности страны.

4. Россия как новая Европа

Отношения России с нынешней Европой не географические («Россия как часть нынешней Европы»), а хронологические («Россия как Европа будущего, как Новая Европа»). Три европейские цивилизации прошлого уже закончили свое развитие: или совсем исчезли (как античная и византийская), или духовно деградировали (как современная западная), и теперь нам, в России, нужно создавать Новую Европу, опираясь на достижения трех предыдущих и стараясь не повторять их ошибки.

Несмотря на свою несомненную значимость, тему места народов Сибири в современной геополитике большинство исследователей в своих работах фактически не затрагивают.

Между тем, тема эта требует пристального внимания. Как бы то ни было, в трудах российских ученых, работающих над проблемами современной геополитики в рамках создающейся концепции устойчивого развития, особенно ученых Сибирского Отделения Российской Академии Наук, всё же можно встретить анализ сложившейся геополитической ситуации, в которой сибирский макрорегион занимает одно из важнейших мест. Таким образом, полезными в этом отношении могут оказаться работы К.Э. Сорокина, В.А. Коптюга, В.М. Матросова, В.К. Левашова, Ю.Г. Демьяненко, А.П. Дубнова, и других.

Концепции устойчивого развития свойственно выделение основных «противотенденций», балансирование которых и способно обеспечить выживание человечества на качественно приемлемом уровне. Выделение соответствующих требований позволяет сформулировать основополагающие принципы устойчивого развития - баланс между природой и обществом (непосредственно - экономикой), баланс внутри общества на современном этапе его развития (между отдельными странами и их регионами, между цивилизациями и крупными мировыми агломерациями типа Север - Юг), а также баланс между современным и будущим состоянием человечества как некоторой «целевой функцией» развития (требование сохранить жизненные ресурсы природы для будущих поколений).

Концепция устойчивого развития является предпочтительной уже потому, что в ней речь идет о смене конкурентного типа поведения на согласительный. Это дает возможность приобрести на Западе мощных союзников в лице подлинно демократических сил, в том числе - левых демократов, «центристов» и разумных представителей «правого центра», которые в состоянии увидеть за корпоративными и иными частными интересами безотлагательную необходимость решения глобальных, общечеловеческих проблем.

Необходимость использования концепции устойчивого развития определяется следующим: принципы устойчивого развития, во-первых, дают возможность осмыслить проблемы современной России в общемировом контексте, во-вторых, дают возможность системно осмыслить собственные закономерности развития российского общества и, в-третьих, дают возможность решать местные, региональные проблемы с учетом общемирового и общероссийского контекста.

Итак, понятно, что исследования места народов Сибири в современной геополитике неразрывно должны быть связаны с концепцией устойчивого развития.

Несомненно, что сибирский макрорегион занимает особое положение в России. Сегодня это основная часть (две трети) территории Российской Федерации, на которой сосредоточены основные энергетические и сырьевые ресурсы страны.

В этнокультурном отношении Сибирь представляет из себя синтез многих цивилизаций. Большая часть аборигенов Сибири проживает на территории национально-государственных образований, являющихся субъектами Российской Федерации, и активно становящихся субъектами международно-правовых отношений.

Экономические и культурные связи между народами Сибири традиционно ограничены преимущественно сырьевой направленностью экономики Сибири.

Характеризуя современную геополитику, В.Г. Костюк указывает на то, что характерной чертой новой геополитической ситуации России является неопределенность, и подтверждает тот факт, что новые геополитические реалии повысили интерес исследователей к геополитической проблематике мирового, российского и регионального масштабов.

Таким образом, из современных исследовательских работ можно понять, что для сибирского макрорегиона, как и для всей России в целом, важны тенденции мировой геополитики, а именно, что будет в ближайшем будущем доминировать: монополярность (с полюсом силы в США), полицентризм (ЕЭС, США, Китай, Россия и др.), или новая биполярность (полюса силы в США с одной стороны и, например, в Китае с другой).

Как бы то ни было, но при всех тенденциях развития геополитической ситуации в мире и при любой геополитической стратегии России макрорегион Сибири будет играть одну из важнейших, если не важнейшую, роль.

Действительно, геополитическое положение и сырьевые ресурсы Сибири способны повлиять на доминирование тех или иных тенденций общемирового развития - столкновения стран и регионов в борьбе за ресурсы или сотрудничества на основе тенденции устойчивого развития.

К сожалению, большинство современных исследователей геополитических и геоэкономических процессов абстрагируются от этнического фактора, что не только недостаточно для выработки геополитической стратегии, но и ошибочно.

Тем не менее, в геополитической концепции евразийства этнический фактор учитывается, что достаточно удобно с методологической точки зрения. Согласно этой концепции, российская цивилизация представляет из себя «мост» между Востоком и Западом, синтез цивилизаций.

Эта позиция позволяет России достаточно свободно ориентировать свои международные связи в рамках геополитической стратегии, и в настоящее время достаточно плодотворной кажется возможная ориентация России на страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

По мнению лидеров народов Севера, сегодня у России нет четкой государственной политики по этому вопросу. Таким образом, сотрудничество с зарубежными странами - закономерный результат ее отсутствия, вследствие чего усиливаются отрицательные центробежные тенденции внутри российской цивилизации, создается напряженность между русским этносом и этносами Севера, что проявляется в деятельности некоторых национально-ориентированных политических движений и фиксируется в социологических обследованиях межнациональных отношений в России.

В геополитических движениях Сибири участвуют также народы, имеющие собственную государственность за рубежом: этносы бывшего СССР, немцы, китайцы, корейцы и другие. В основном это деятельность национально-культурных объединений и предпринимателей.

Процессы, происходящие в среде этих народов изучены крайне слабо, однако общий вывод исследователей, подтвержденный состоявшейся в Новосибирске в 1997 году научно-практической конференцией «Национальные меньшинства в Новосибирской области», сводится к тому, что эти народы в целом содействуют восстановлению прежнего геополитического статуса России (14).

Абсурдной является нынешняя ситуация, когда огромную территорию за Уралом населяет всего 30 миллионов человек, когда жители Дальнего Востока и Крайнего Севера оставлены на произвол судьбы и принуждены к эвакуации. Этот абсурд может привести к тому, что Россия вообще останется без Сибири. Тогда как необходимо, напротив, начать ее настоящее освоение, которое полностью изменит и лицо России, и лицо мира. В Сибири и на Дальнем Востоке должно жить не 30, а как минимум 300 миллионов человек. Это великое, полностью самодостаточное пространство и станет базой для создания и развития российской цивилизации XXI века.

Природные ресурсы Сибири вполне позволяют добиться такого уровня развития, который бы смог обеспечить жизнь этих 300 миллионов. Сибирь - не колония и не сырьевой придаток, сибирские нефть и газ должны не продаваться за бесценок на Запад, но обеспечивать подъем собственной экономики. Сибирь - не просто недонаселенный, а можно даже сказать - почти необитаемый континент.

При правильной организации и при использовании новейших экологически чистых технологий, развитие Сибири будет сопровождаться минимальным давлением на экологию, не потребует массового сведения лесов и разрушения сибирской природы

Уже само обладание Сибирью вводит страну в круг великих мировых держав и заставляет с нею считаться. Этот огромный, малонаселенный и почти неосвоенный континент, наполненный разнообразными природными ресурсами - главное достояние России и главный предмет зависти со стороны разнообразных мировых хищников. В авторитетных газетах Америки уже публиковались проекты «выкупить» у России Сибирь и Дальний Восток за несколько триллионов долларов, как когда-то была «выкуплена» наша Аляска. Впрочем, сама по себе идея «выкупа» не так уж и абсурдна: в будущем, когда Америка лопнет и американцы начнут распродавать ее с молотка, можно будет выкупить обратно Аляску и соединить оба берега Сибири трансконтинентальным мостом.

Если не превратим Сибирь в развитую процветающую страну, она будет потеряна для России, а Россия для мира. Сибирь - это сердце России, а не ее окраина. Именно с центром в Сибири мы и построим нашу Новую Европу - от Минска на западе до Камчатки на востоке, от океанских островов на севере до Амура на юге.

Сейчас перед российской геополитикой стоит другая задача - Россия и Запад.

Российско-американские отношения в обозримом будущем будут занимать одно из приоритетных мест в нашей внешней политике. Это связано не только с вопросами двустороннего взаимодействия как экономического (торговля, инвестиции, получение технологий), так и военного (поддержание взаимного ядерного сдерживания) характера, но и со стремлением США, действуя в качестве «единственной сверхдержавы», придать системе международных отношений однополярный характер, играть доминирующую роль в решении любых глобальных и региональных проблем. Соединенные Штаты занимают доминирующие позиции в ключевых международных финансовых и экономических институтах - «Большой семерке», Организации экономического сотрудничества и развития, Международном валютном фонде, Всемирном банке, Всемирной торговой организации. У Америки больше нет примерно равного по силе геополитического соперника. Если в годы холодной войны глобальное соперничество СССР и США, носившее антагонистический характер, представляло собой центральную ось всей системы международных отношений, то в новых условиях взаимодействие Вашингтона и Москвы качественно изменилось. Вашингтон пытается использовать сложившийся в российско-американских отношениях дисбаланс для того, чтобы существенным образом воздействовать как на внешнюю, так и на внутреннюю политику Российской Федерации. В последние годы между Москвой и Вашингтоном постепенно начали накапливаться расхождения сначала по второстепенным, а затем и по более существенным вопросам. Несмотря на внешне дружественный характер российско-американских отношений, между двумя странами накопилось обширное поле разногласий. Серьезные расхождения возникли между Россией и США по трем основным группам проблем. Первый блок (и это, пожалуй, впервые в российско-американских отношениях за последние полвека) - это проблемы экономические. Второй блок противоречий - региональные проблемы и прежде всего процесс расширения НАТО. Третий блок расхождений - проблемы контроля над вооружениями. Негативные тенденции в российско-американских отношениях по всем трем упомянутым направлениям в последнее время наложились друг на друга. В результате возник самый острый кризис в российско-американских отношениях со времен окончания холодной войны и распада Советского Союза.

Продолжение сложившегося при Ельцине сценария означает дальнейший упадок и закрепление зависимого от США положения России, окончательную утрату статуса великой державы, что может привести к распаду страны. Возврат на путь авторитаризма ведет к возобновлению конфронтации с США и превращению Российской Федерации в своего рода Северную Корею или Кубу. Переход к продуманным экономическим и политическим реформам может позволить восстановить мощь России и укрепить ее позиции на мировой арене, но только при условии, если мы сможем поддерживать такой модус вивенди с Западом, который не требует отказа от защиты российских жизненно важных интересов.

В решении ключевых вопросов международной политики у России и США имеются как общие, так и противоположные интересы. Поэтому в российско-американских отношениях будут сохраняться элементы и сотрудничества, и соперничества. По ключевым проблемам международной безопасности, таким, как нераспространение оружия массового поражения, урегулирование региональных конфликтов, борьба против международного терроризма, Москва и Вашингтон могут вполне успешно взаимодействовать. Однако стратегическое партнерство между Россией и США, провозглашенное в начале 90-х годов, оказалось декларативным, поскольку администрация Клинтона была не готова к развитию равноправных отношений и взяла курс на действия с позиции силы. Москва больше не является геополитическим конкурентом Вашингтона в различных частях земного шара. Хотя Россия больше не рассматривается в качестве непосредственного противника США, она по-прежнему не воспринимается как составная часть или надежный партнер Запада. Слабая и непредсказуемая Москва не может играть приоритетной роли для Вашингтона в регулировании новых правил игры в мировом сообществе. Отношения с Москвой больше не считаются основным направлением американской политики. Главный упор Вашингтон делает на укрепление и развитие своих связей с союзниками по НАТО и Японией. Одновременно приоритетное место в политике США занял Китай, стремительный рост мощи которого чреват превращением в новую сверхдержаву XXI века, которая может отказаться играть по американским правилам.

В этих условиях американцы все чаще действуют, не считаясь с интересами России. Об этом свидетельствуют решение о расширении НАТО за счет бывших союзников СССР, растущее проникновение США в бывшие советские республики, попытки американского диктата при решении региональных конфликтов (Босния, Kocoво, Ирак, Иран, Корея и т.д.). Хотя Вашингтон продолжает декларировать готовность к сотрудничеству с Москвой, однако на практике США все чаще стремятся решать региональные проблемы без участия России. Это проявляется не только в подходе к арабо-израильскому конфликту и урегулированию ситуации на Корейском полуострове, но и в военных акциях против Ирака, войне НАТО против Югославии. Вашингтон начал игнорировать Москву не только в Европе, на Ближнем Востоке и в АТР, но и в бывших советских республиках. США все меньше считаются с российскими интересами в Прибалтике, Закавказье и Средней Азии, активно вмешиваются в российско-украинские отношения. Особое значение имеет вопрос о расширении состава и функций НАТО, которая под руководством США превратилась в доминирующую военно-политическую структуру в Европе. В результате Россия, не будучи членом НАТО, в значительной степени оказалась в изоляции при решении ключевых вопросов европейской безопасности.

Соединенные Штаты и НАТО присваивают себе право использовать в одностороннем порядке военную силу, не считаясь ни с решениями ООН, ни с возражениями России, как это произошло в Косово. Бойкот СПС в связи с войной против Югославии также не принес успеха. Бессмысленно отказываться от диалога с крупнейшим военным альянсом в мире. Россия и НАТО могут либо сотрудничать, либо соперничать. Третьего не дано.

Альтернативой стратегии военно-политического диалога с США и американскими союзниками может быть только курс на стратегический союз с Китаем. Но такой союз не может компенсировать выталкивания России из Европы, ведь Пекин не хочет, да и не может защищать европейские интересы Москвы. Конечно же, расширение взаимодействия Российской Федерации с Европейским союзом, Китаем, Индией, Японией, другими крупными державами, наряду с поддержанием ровных отношений с США, будет способствовать укреплению тенденции к формированию многополярной структуры международных отношений.

Роль единственной сверхдержавы требует такой концентрации ресурсов и политической воли, которой Соединенные Штаты не обладают. При всем политическом, экономическом, информационном и особенно военном лидерстве Вашингтона его нынешняя сила не позволяет единолично диктовать мировому сообществу свою волю, установить Pax Americana. Если США изберут курс на приспособление к реалиям многополярного мира, то в этой системе международных отношений Россия - важный партнер Соединенных Штатов. Это позволяет надеяться, что нам удастся не допустить разрастания расхождений и возврата к геополитической конфронтации, а в конечном счете обеспечить позитивное взаимодействие на основе национальных интересов обеих держав.

Заключение

Подводя итог проделанной работы можно сделать некоторые выводы:

Мы оказались в положении догоняющих, а это психологически настраивает на имитационную модель поведения, то есть на подражание государствам богатым и благополучным. В том-то и заключается стратегическая задача, чтобы разработать собственно российскую, свободную от чьих бы то ни было влияний, модель опережающего развития. Ну а чтобы в этом преуспеть, надо хорошенько исследовать объекты будущего «неподражания», удостовериться в их несоответствии тому, что называется неповторимой российской историей, душой и природой.


Подобные документы

  • Геополитика как наука об отношении земли и политических процессов, предмет и методы ее исследования. Основные категории геополитики и место в них контроля над пространством, основные этапы и направления ее исторического развития и современные достижения.

    реферат [28,0 K], добавлен 23.06.2011

  • Геополитика как наука о географической обусловленности различных политических процессов. Категории и функции геополитики. Аспекты геополитического анализа. Естественные и искусственные политические границы. Основные этапы становления геополитики.

    реферат [28,0 K], добавлен 12.02.2010

  • История зарождения и развития геополитики, ее связь с процессами глобализации. Сущность цивилизационных конфликтов. Формирование геополитических школ, направления их деятельности и основные идеи. Составление геополитической карты современного мира.

    реферат [37,3 K], добавлен 15.11.2010

  • Геополитика как искусство управления пространством государства. Анализ нормативно-правовой базы геополитической стратегии России, пути укрепления ее положения на международной арене. Разграничение полномочий в области внешней политики по Конституции РФ.

    дипломная работа [156,5 K], добавлен 23.06.2011

  • Роль Ивана Калиты в становлении идеократии. Государственность России после разгрома монголо-татар и в послепетровское время. Геополитические проблемы страны в трудах отечественных ученых XIX-XX вв. Основные задачи внешней политики современной России.

    реферат [20,0 K], добавлен 23.02.2011

  • Тенденции к постепенному формированию глобального рынка. Теоретические основы силовой политики на международной арене. Традиционная геополитика. Распространение рыночных отношений, расширение зон свободной торговли. Интеграция стран.

    реферат [30,0 K], добавлен 25.01.2004

  • Предмет исследований, функции и задачи геополитики, характеристика ее основных функций. Роль информационных потоков в современной геополитике. Геополитическая стратегия России на глобальном, региональном и субрегиональном уровнях, основные ее этапы.

    контрольная работа [38,5 K], добавлен 16.06.2009

  • Объект и предмет геополитики, геополитические эпохи. Основные законы и категории геополитики. Карта этнокультурного разделения цивилизаций, построенная по концепции Хантингтона. Методы геополитической науки, их характеристика. НАТО и Варшавский договор.

    презентация [4,1 M], добавлен 05.04.2012

  • Геополитика – наука, изучающая в единстве географические, исторические, политические и другие взаимодействующие факторы, оказывающие влияние на стратегический потенциал государства. Особенности идеологических процессов в Центральноазиатском регионе.

    презентация [735,7 K], добавлен 16.04.2012

  • Понятие, предмет, метод, функции и направления геополитики. "Гуманизированная" геополитика силы в теории З. Бжезинского. Евразийская геополитика США. Геополитические воззрения Г. Киссинджера. Идея евразийства российской школы геополитической мысли.

    дипломная работа [111,0 K], добавлен 22.10.2010

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.