Эволюция жизни и формы

Древняя и современная наука. Функции богов. Изучение эволюции жизни нашей системы. Эволюция формы. Начало формы и ее проявления в низших и высших мирах. Принципы проявления функций эволюции форм: терпение, развитие, самостоятельность и существование.

Рубрика Философия
Вид курс лекций
Язык русский
Дата добавления 07.11.2008
Размер файла 116,4 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Анни Безант

ЭВОЛЮЦИЯ ЖИЗНИ И ФОРМЫ

Лекция I

ДРЕВНЯЯ И СОВРЕМЕННАЯ НАУКА

Братья! Предмет, о котором я буду беседовать с вами сегодня и в трех следующих лекциях, весьма сложный и трудный.

Я говорю это не для того, чтобы извиниться перед вами за трудность избранной мной темы. Когда мы встречаемся здесь, на нашем ежегодном собрании, мы приходим сюда не для светской беседы, а для того, чтобы учиться. Изучая предмет, мы стараемся подготовить себя к тому обмену мыслей, который происходит на этих собраниях.

Благодаря трудности предмета его нельзя изложить ясно и понятно, не прибегая к помощи некоторых технических терминов. Но термины эти, бу-дучи точными, не представят затруднения для учащихся и будут понятны им.

Большинство из вас люди учащиеся, а поэтому и я, говорящая с вами, и вы, мои слушатели, удовлетворимся несколько формальным и техническим способом изложения. В общем план мой таков: я хочу в доступной форме изложить перед вами понятие об эволюции, рассматривая ее с двух сто-рон: как эволюционирующую жизнь и как развитие форм.

Я начну свое изложение с общего обзора методов древней и современ-ной науки, того направления, в котором они работали и теперь работают, и выскажу надежду на их слияние в будущем.

Что может служить лучшим залогом для блага всего мира, что породнит между собой все человеческие расы, как не соединение на умственном плане древней и современной науки, восточной и западной, когда они сольются воедино и соединятся разделенные в настоящее время народы, поставив целью своей то братство всего человечества, о котором мы меч-таем.

Рассмотрев сегодня древнюю и современную науки в их общем и широком смысле, я буду говорить завтра о функции Богов, понимая под этими сло-вами деятельность той невидимой стороны природы, от которой зависит все видимое.

Будем ли мы называть эти развитые духовные интеллекты Дэвами, или же вместе с сынами ислама, евреями и христианами назовем их Ангелами и Архангелами - это безразлично. Понятие о них присуще всем религиям че-ловечества.

Мы будем изучать их функции и мире и попытаемся понять, как дейс-твуют они в качестве исполнителей Божественной Воли. Мы перейдем затем и эволюции жизни, которая скрывается под эволюцией форм. Наконец мы изучим эволюцию форм, и увидим, что она обещает нам конечное совер-шенство, что все стремится к совершенному концу, и лучшее, о чем мы только можем мечтать, все-таки ниже, чем творение Бога. Таков общий план нашей работы.

Приступим теперь к первой части нашего изложения - к древней и современной науке.

В древние времена, к которым здесь, в Индии, наши мысли и чувства возвращаются с любовью, уважением и гордостью, здесь, как и во всех других странах, религия и наука всегда составляли одно. Не существова-ло разногласия между умом и духом.

Вы можете обратиться к любому народу древности, пройти всю Халдею, изучить развалины Древнего Египта, исследовать памятники Персии. Може-те, переплыв Атлантический океан, отправиться в Америку и там произво-дить раскопки городов, которые были утеряны для мира еще раньше, чем ацтеки основали здесь свое могущественное государство, павшее под уда-рами испанцев. Вы можете отправиться в Китай и в разных уголках этой еще не исследованной страны разыскивать, что осталось от древнейших времен. Даже не выходя из пределов собственной страны. вы можете обра-титься к литературе, составляющей нашу гордость, и прочитать великие книги, которые написаны древними Риши. Повсюду древность будет гово-рить с нами на одном языке. Религия раскрывает эту единую духовную ис-тину. Ум изучает эту истину в ее многообразных проявлениях и действи-ях. Наука, изучающая явления или образы аспектов Божественного, явля-ется помощницей, сестрой религии, им не свойственны гибельные для прогресса раздоры.

Таков был взгляд древности. Но когда мы доходим до нашей эпохи, мы встречаемся с новым явлением. С одной стороны, религия подозрительно смотрит на науку с ее прогрессом, с другой - наука с гордым презрением относится к требованиям религии. Откуда возникла эта рознь? Почему этот разлад между двумя великими двигателями эволюции человечества? Причину искать недалеко.

На Западе наука отдаленной эпохи, древняя наука, потонула в великом потоке варварского нашествия, в водовороте, образовавшемся во время разложения Римской империи и позднее, при падении этой самой империи с ее новым центром в Константинополе.

Нашествие варваров, наводнивших Европу с севера и с востока и поко-ривших ее, внесло за собой невежество. И в результате ночь опустилась над знанием, и глубокий мрак окутал те страны, которые должны были стать колыбелью новой цивилизации. Когда солнце знания снова засияло над западным миром, оно явилось в форме совершенно чуждой, даже более того, враждебной господствовавшей в ту эпоху религии. Оно пришло от детей ислама, от тех, кто признавал Магомета своим пророком. Из му-сульманских школ в Аравии явились в Европу первые учителя современной науки. Правда, в умственном отношении они являлись потомками греческих мыслителей. Они черпали свое вдохновение из школы Платона через неоп-латоников. Они повторяли мысли Порфирия, Птолемея и других греческих и египетских мыслителей, неоплатоников и даже гностиков. Но на все наб-росили они покров ислама и придали своему миросозерцанию форму арабс-кой мысли.

И потому, когда наука проникла в Испанию с маврами, с теми, которые изгнали из южного полуострова властителей испанской христианской мо-нархии, христианам эта наука представилась прежде всего во враждебном свете. Она явилась как враг-завоеватель, а не как свет, озаряющий всех. Отсюда возникла рознь.

Некоторые люди, принадлежавшие к могущественной римской церкви, движимые стремлением к новому знанию, протянули руки за дарами, кото-рые несла им наука. К этим людям отнеслись с подозрением, с нена-вистью, которая проявилась в жестоких гонениях.

Кто может спокойно читать историю Роджера Бэкона, этого удивитель-ного монаха? Кто может спокойно глядеть на Коперника, когда он лежит на смертном одре, а ему подносят его бессмертный труд, прежде чем зак-рылись навеки очи его, - ему, который уклонялся раньше от обнародова-ния своего труда, чтобы избежать мученической смерти? Кто может стоять в Риме на Поле Цветов и спокойно глядеть на статую, воздвигнутую на том самом месте, где был сожжен тот, кто, умерев однажды, вечно будет жить в будущих веках, а именно Джордано Бруно? Кто может спокойно выс-лушать, как трепещущими устами Галилей отрицает истину, которую он знает, и изрекает ложь, которой не признает? Кто спокойно может идти по мученическим следам, запечатленным кровью и огнем, и не понять при-чины вражды науки с религией, не признаться со стыдом и горем, что вражда эта создана и оправдывается теми жестокостями, с какими религия преследовала тогда еще слабую и юную науку?

Всякий из нас, стоящий за религию, должен признать, что мы пожинаем горькие плоды наших прошлых заблуждений, и прав тот закон, в силу ко-торого мы в настоящее время испытываем всякие затруднения и встречаем-ся с оппозицией.

Наука крепла с мечом в руке. Она боролась за каждую пядь той земли, на которой она теперь стоит, и только защищая себя, она могла избежать огня или тюрьмы. Поэтому она искала в природе все, что могло бы слу-жить ей оружием против нападок врага.

Оттого и приветствовала она с таким жаром все, что по-видимому ука-зывало на материализм как на истинную философию жизни. Если мы вернем-ся на двадцать пять лет назад, к тому времени, когда многие из нас бы-ли еще юны, то увидим, что над западной наукой тогда висела тень мате-риализма и все сильнее и сильнее было стремление "видеть в материи за-лог и потенцию всякой формы жизни".

Вспомните знаменитые слова профессора Тиндаля, человека религиозно-го по своим стремлениям и отнюдь не материалиста.

Доведенный до отчаяния, он требовал признания победы науки, отрицал всякие требования религии, так как она зажимала рот и запрещала честно мыслящим людям открыто говорить, что они думают.

Но все больше и больше меняются взгляды, и по мере того, как рели-гия становится более либеральной и рациональной, наука делается менее материалистической и высказывает меньше притязаний. Мы скоро увидим, что самая современная из наук, не та, которую вы узнаете из учебников - она уже устарела среди течения мысли, идущего с Запада, - а наука лучших, передовых мыслителей все более и более приближается к той об-ласти, где ученые видят в религии помощницу, а не врага.

В самом деле, с той же самой кафедры, с которой Тиндаль провозгла-сил свои знаменитые слова, что "в материи он видит залог и потенцию всякой формы жизни", его преемник, сэр Уильям Крукс, член нашего тео-софического общества, говорил, переставляя слова своего предшественни-ка: "Я вижу в жизни залог и потенцию всех форм материи".

Такова совершившаяся перемена.

Рассмотрим теперь подробно, в чем она состояла.

Основное различие древней и современной науки заключается в том, что древняя наука изучает мир с точки зрения эволюционирующей жизни, тогда как современная наука изучает его, наблюдая формы, в которых проявляется эта жизнь. Первая изучает жизнь и видит в формах выражение жизни. Вторая изучает формы и пытается индуктивным путем найти прин-цип, объясняющий многообразие форм.

Первая идет сверху вниз, вторая - снизу вверх, и самый факт этот уже является залогом их встречи и будущего единения. Но из этого ос-новного различия вытекают весьма важные следствия. Если мы будем изу-чать мир с точки зрения форм, изучение это будет почти бесконечно в своем многообразии. Представьте себе дерево с единственным стволом, по которому идут жизненные соки, и с бесчисленными листьями, которые слу-жат последним выражением жизни дерева. Это и есть образ жизненного древа, великой Ашватты, того древа, о котором сказано, что корни его находятся на небесах, а ветви распростерты по всей земле. Если мы бу-дем изучать его в том месте, где находится его ствол, ствол жизни, мы увидим перед собой единство цели и можем проследить, откуда происходит все многообразие форм.

Если же мы будем исходить из тех точек, где растут листья, мы долж-ны будем рассматривать их один за другим, отмечать каждую разницу в их очертаниях, изучать и определять каждую разнообразность формы.

В наше время наука изучает листья, древняя наука изучала жизнь. Вот в чем состоит главное различие. В этом кроется и причина разницы в ме-тодах изучения. В чем заключается метод современной науки? Она пользу-ется точным наблюдением, проницательностью суждения, соединяет вещи однородные и выясняет различия между разными классами. Но природа оди-наково бесконечна как в великом, так и в малом, и для этого, на помощь его ограниченным чувствам, человеку требуются самые тонкие и улучшен-ные приборы и машины.

Говорят даже, что прогресс науки зависит от улучшения тех инстру-ментов, которыми пользуются ученые. Они изобретают более чувствитель-ные весы, достигают все большей и большей точности своих приборов, по-ка не дойдут почти до полного совершенства. Современному ученому для его исследований требуется целый ряд приборов, и чем тоньше они, тем обширнее поле его исследований.

В древние времена ученый не нуждался в приборах. Он не изучал эво-люции форм. Он изучал жизнь, а не форму. А для этого изучения он дол-жен был развивать себя, развивать ту жизнь, которая заключалась внутри него. Ибо только жизнью можно измерять жизнь, только жизнь может отве-чать на живые вибрации. Труд его заключался в раскрытии самого себя, в извлечении из глубин своей собственной природы тех Божественных сил, которые скрыты в ней самой, в Высшем я, а не в чувствах. Он мог иссле-довать только при помощи этих сил и, только развивая Божественное в себе, был он в состоянии понять и измерить Божественное вне себя. А возможно это только потому, что природа человека и природа Бога в сущ-ности тождественны. Это утверждение может показаться слишком смелым, но это основная истина всех религий.

Нужно ли напомнить вам известное изречение "Ты есть То"? Или возь-мем равнозначащее выражение из еврейского Священного Писания, признан-ное всем христианским миром: "Бог создал человека по подобию своему, по образу Бога создал Он его". Смысл этих выражений одинаков, как оди-наковы все великие истины в различных религиях. Но что это означает? Бог проявлен в Своем мире. Если вы желаете постичь Его деяние, то должны развить Бога в себе, иначе Он всегда будет скрыт от ваших взо-ров. Не чувственными глазами можете вы узреть Его, не зрением интел-лекта вы можете увидеть форму, неуловимую даже для ума. Только когда Высшее ю, которое и есть Бог, раскроется в вас самих, тогда и я, т. е. Бог вне вас, появится перед вами во всей славе Своей жизни.

Такова была исходная точка мышления в древние времена. И если в старину человек действительно хотел сделаться ученым, он должен был стать Божественным, должен был сделаться святым, прежде чем стать муд-рецом. Человек не мог быть мудрым, не став чистым. Ибо каким образом нечистые глаза могут увидеть Чистого?

Вот чем отличался древний ученый.

Он должен был быть развитым внутренне, прежде чем начнет постигать что-либо, стоящее вне его.

От современного ученого этого не требуется.

Он должен, конечно, вести жизнь умеренную, правильную, почти чис-тую, ибо если он будет предаваться своим страстям, ум его затмится. Он должен быть проницательным наблюдателем, обладать уравновешенным суж-дением, упорным терпением, трудоспособностью, тонким восприятием сходств и различий. Все эти лучшие силы интеллекта требуются от него, если он хочет стать великим ученым. Но к религии у него нет иного от-ношения, кроме желания обеспечить себе свою полную независимость от нее. Прежде религия открывала двери науке. В наши дни наука требует от религии только одного: чтобы она стояла в стороне.

Это и составляет препятствие на нашем пути. Мы должны доказать, что жизнь может быть понятна только тогда, когда изучающий ее сам пережи-вает все, чего он ищет. Даже понятие о формах несовершенно, пока не будет создана и хоть отчасти понята жизнь, выражением которой служат эти формы. Это основное различие в методах простирается на все и поз-воляет нам выяснить разницу в результатах исследования.

Попытаемся же хорошенько понять, почему в древности человеку науки говорили, что первый шаг к истинному знанию или мудрости состоит в раскрытии своего Высшего Я. Что такое жизнь или сознание, ибо это тер-мины равнозначащие? Это способность реагировать на вибрации, способ-ность давать ответы на них.

Это и есть сознание. Эволюция заключается в раскрытии постоянно растущей способности отвечать. Весь мир наполнен вибрациями Ишвары, Бога. На Нем зиждется все, и Он движет всем. Сознание - это заключен-ная в нас способность отклика на эти вибрации.

Все силы скрыты в нас, как дуб скрыт в желуде. Но росток медленно вырастает из семени во время процесса эволюции. В вечном Теперь все пребывает в совершенстве: только во времени существует последователь-ное раскрытие вещей. В неизменной точке присутствует все: пространство есть только поле для проявления разных последований. Потому-то время и пространство и являются основными иллюзиями, составляя в то же время и главные условия всякого мышления.

Прошу вас запомнить это определение сознания, так как мы будем ис-ходить из него в нашем дальнейшем изучении.

Высшее Я в человеке, будучи образом Бога, является троичным, как троично и Божественное я. Мне не нужно останавливаться на этой мысли. Вы знаете это из тех великих Писаний, на которых основана вся индусс-кая философия. Будете ли вы выражаться отвлеченно и говорить вместе с Упанишадами, что Брахман троичен, будете ли называть Его Сат-Чит-Анан-да, или же, отбросив отвлеченные философские термины, скажете, что под именем Ишвары Он проявляется в Тримурти как Махадэва, Вишну и Брахма, - это безразлично.

Будете ли вы выражать эту мысль в конкретной или в абстрактной фор-ме, основная мысль будет та же, а именно, что Божественное я троично в проявлении и поэтому во всех религиях о Боге говорится, что Он трои-чен. Если бы этого не было, навсегда осталось бы непонятным отношение между Богом и человеком, ибо по мере того, как человек эволюционирует, он проявляет свою троичность. Человеческое отражение этого троичного Божественного я и есть троичное я в человеке. Божественные аспекты раскрываются один за другим по мере того, как развивается проявление. Низший из них, если я осмелюсь так назвать его, и есть тот, который первый начинает действовать при создании мира. Так же и в человеке пробуждается и становится деятельным ум в качестве низшего аспекта че-ловеческого я. Это есть отражение Брахмы, мирового Разума, творящая энергия, от которой все происходит. И по мере того, как вы будете раз-виваться, вы найдете в себе эту творческую силу воображения, которая действует сейчас в тонкой материи, но будет действовать и в грубой, когда человек достигнет совершенства. Способность воображения является в человеке отражением той силы, которая в Боге сотворила мир. Брахма мыслил. Отсюда и появились все формы. В творческой силе ума заключены все возможности формы. Таким образом позднее разовьется в человеке следующий аспект, Ананда, который вместо различия признает единство. Чит в человеке есть интеллект, который знает, распределяет, разделяет и анализирует. Он имеет дело с разнообразием форм и их отношением меж-ду собой. Ананда - это мудрость, которая сознает единство вещей и, достигая единения, находит радость, скрытую в глубине жизни. Последним из всех развивается в человеческой эволюции третий, высший аспект Бо-жества - самосуществование, единство, лежащее за единением. Аспект этот может развиваться в человеке только потому, что человек по приро-де своей единосущен с Вечным.

Через эту эволюцию в веках, после бесчисленных лежащих впереди кальп, восстает Ишвара за Ишварой, и каждый из Них представляет собой жатву одного мира, чтобы с еще большим могуществом продолжать выполне-ние воли "Единого, не имеющего второго" и проявить частично Его совер-шенство во всей проявленной в то время природе.

Таков в общих чертах план человеческой эволюции к Божеству, и расы, следуя одна за другой, выполняют этот план. Когда мы доходим до высших коренных человеческих рас, до так называемой пятой, к которой принад-лежим и мы, до шестой, которая последует за нами, и до седьмой, с ко-торой окончится теперешний цикл человеческой эволюции, мы увидим, что отличительным признаком этих трех рас является постепенное развитие того аспекта Бога, которому соответствует каждая из них. Пятая развер-тывает Чит, Интеллект. В ней развивается ум человека. Весь прогресс современной науки, характеризующий наше время, является плодом этой эволюции, этого роста интеллекта, который рассматривает внешний мир как нечто отдельное от себя, как не я, и пытается изучить и понять его.

Отличительные свойства эволюции двух последующих рас могут быть достигнуты уже и теперь при помощи особых методов, если только человек пожелает принести требуемые для этого жертвы. Метод, известный нам под названием йоги, состоит в ускорении эволюции отдельных личностей, причем все силы Высшего я до пределов Божественности могут проявиться в современном человеке. Вот почему упражнения йоги были необходимы ученому древности. Он должен был развить в себе все три аспекта Бога, если желал понять их проявление в окружающем мире.

В настоящее время, на нашей эволюционной стадии, ум человеческий приходит в соприкосновение преимущественно с жизнью Брахмы, с Богом в аспекте Брахмы, ибо человеческий ум является только отражением мирово-го Разума в Космосе. Эта жизнь Брахмы, проявляется и в атоме как сила, оживляющая и создающая его, как мы это увидим дальше. Она же пребывает во все время развития мировой системы той основной жизнью, которая заставляет атомы действовать в качестве деятельных частиц, создающих бесчисленные формы.

Только тогда, когда эта жизнь Брахмы, т. е. брахманический аспект Божества, разовьется в человеческом я, человек получит способность изучать проявления этой жизни в атомных формах, исполненных ею. Весьма знаменательно, что одной из величайших задач современной науки являет-ся именно исследование природы атома, и ученые задают себе вопрос: что такое атом? Есть ли это материя или сила? Есть ли это частица матери-альная или вихревое движение? И на этот вопрос не может последовать верного ответа до тех пор, пока человек не разовьет в себе способности отзываться на ту жизнь, которая трепещет в атоме, пока, развив до пол-ного расцвета свой разум, он не получит возможности воспринимать через него вибрации жизни атомов вне его.

Мы определили сознание как способность отвечать на вибрации, и если человек хочет исследовать жизнь и узнать скрытые причины явлений, он должен развить в себе эту способность отзываться на жизнь вне себя. В совершенствовании ума человеческого, этого отражения брахманического аспекта Бога, лежит единственная возможность разрешения спорных науч-ных вопросов.

Я сказала, что нахожу это знаменательным, ибо в этом заключается одна из задач пятой расы, а в настоящее время население Запада состоит преимущественно из народов пятой подрасы пятой великой расы. Таким об-разом, эта изумительная деятельность интеллекта, это быстрое и в то же время терпеливое изучение приводит конкретный разум человека на высшую точку, ведет ко всему, чего достигла наука в наши дни. Это свидетель-ствует об истине древнего учения, что подрасы появляются в известной последовательности и что у каждой из них своя работа, и мы должны нау-читься признавать, что каждая такая работа ценна сама по себе. На ра-боту эту следует смотреть не как на отдельные и враждебные по отноше-нию друг к другу действия, в ней надо видеть ту частицу Божественного проявления, которую дано выразить каждой расе.

Рассматривая с этой точки зрения проблему жизни, находящейся в ато-ме, мы видим, что для того, чтобы понять ее, мы должны развить в себе чистый интеллект. Но чтобы понять жизнь, которая облекается в органи-ческие формы, раскрыть тайны, объясняющие нам, почему одна форма соз-дана так, а другая иначе, необходимо, чтобы в нас развился следующий великий аспект Божественного я, аспект всепроникающей жизни Вишну, на которой зиждется мир, которая служит мощной опорой всего в мире, слу-жит основой, фундаментом всего существующего. Это и есть та всеобъеди-няющая энергия, тот корень, из которого возникли все разделения. И когда мы сознаем в своем я этот аспект всеобъединяющей энергии, тогда раскроются перед нашими глазами и тайны органических форм в природе. Это будет работа шестой расы, и тот, кто хочет ускорить свою эволюцию, должен сперва развить в себе путем йоги способности шестой расы.

Остается еще одна величайшая проблема, самая глубокая и трудная из всех, проблема жизни человеческого духа, эволюции человека до Бога. Тайны этой жизни могут быть постигнуты лишь тогда, когда человеческое я, происходящее от Отца всего, от великого Единого, который является то Разрушителем, то Созидателем и вечным Обновителем всего, ибо в этом последнем понятии заключены оба первые, - Махадэвой, всемогущим Богом, Сат, Бытием, когда это Я разовьет в себе аспект Сат, чистого Бытия. Человек становится таким образом троичной Единицей, Логосом, Ишварой. Это уже работа седьмой коренной расы, и только когда она закончится, раскроются перед нашим взором конечные проблемы человеческого духа.

Поэтому древний ученый начинал с того, что присматривался к себе, раскрывая в самом себе все потенции одну за другой под руководством Гуру. Шаг за шагом подвигался он до высшей ступени, все время поклоня-ясь Махагуру, Учителю всего мира. Развернув свои высшие способности, он начинал изучать жизнь у ее истока, а не ту, которая скрыта в раз-личных проявлениях низших миров. Он начинал, таким образом, изучать Жизнь с возникновения Ишвары под покровом Майи.

Что такое Ишвара? Что такое Майя? Это первые великие проблемы. По-дойдем к ним с благоговейным чувством. Индусские философы разно отве-чали на эти вопросы, но в каждом ответе заключается частица вечной ис-тины.

Ишвара - это могущественный центр сознания, неизменно пребывающий внутри Единого Бытия. Таких центров сознания бесконечное множество. Припомните, что Свами Субба-Рао упоминал о них как о существующих внутри Единого Бытия. Ишвара в проявлении подобен светильнику: это свет, заключенный в лампаде. Ишвара под покровом Майи порождает мир. Он скрыт, так сказать, в том мире, для которого он является светом. Проникая через оболочки, свет разливается повсюду. Он пребывает, хотя бы мир был разрушен. Остается центр, даже когда исчезает содержавшая его в себе окружность. Таков и этот могущественный центр, когда исче-зает мир. Он останется Один, сохраняя свою нерушимость, при самом акт погружения Себя в Бесконечное, Абсолютное, Сверхсознательное, Единое. Мы будем рассматривать Его, как вечный центр самосознания, всегда спо-собного погрузиться в сверхсознание и снова ограничить Себя в самосоз-нании.

Что же такое Майя? Новое возникновение Майи подготавливается всякий раз, когда мир приходит к концу погружением всего в Ишвару. Когда одна лока (план бытия) сворачивается и сливается со следующей, стоящей выше ее, тогда все формы первой локи исчезают, и остается лишь одно созна-ние, одушевлявшее эти формы. Остается изменение сознания, изменение, выражающееся в способности вибрировать. Это не сами вибрации, а лишь возможность вибрировать известным образом. И хотя форма и исчезает при слиянии одной локи с другой, стоящей выше ее, ибо исчезает сама мате-рия, разлагаясь на более тонкий вид свой, все же в сознании сохраняет-ся способность вибрировать так же, как оно раньше вибрировало в более грубой материи. Свойство это сохраняется, хотя бы исчезли формы, воз-никшие от этих вибраций, так как теперь нет материала достаточно гру-бого, чтобы отвечать на эти вибрации.

По мере того, как одна сфера переходит в другую, процесс повторяет-ся снова и снова, и локи исчезают одна за другой. Формы исчезли, ис-чезли вибрации, остались только разные виды сознания, способного дать начало подобным вибрациям. И наконец Ишвара, сознание которого было единственным в мире сознанием, а жизнь - единственной жизнью, который сохранял всякую форму и делал возможными отдельные существования, вби-рает в Себя Свой мир и Сам погружается в Единое. Тогда исчезают все известные нам формы, не остается ничего, кроме центра сознания. Ишвара сохраняет свою способность вибрировать бесконечно разнообразными виб-рациями, являющимися результатом эволюции Его мира. Когда он сольется Сам с Единым существованием, тогда исчезнут все формы, но в тонких ви-доизменениях сознания остаются те свойства, которые хранятся в этом неизменяемом центре, в могуществе Единой Жизни. Разве это только меч-та?

Был однажды великий учитель Васишта. Рама был его учеником, как вам известно, и в изложении его учения есть намеки на некоторые тайны жиз-ни.

Если вы запомните все сказанное мной, если только грубые слова язы-ка человеческого могли передать вам смысл этих великих проблем, послу-шайте, как Сурьядэва выражает ту же мысль, говоря о том же вопросе, а именно о конце и начале мира. К сказанному мной можно прибавить только то, что, когда возникает Ишвара, чтобы образовать новый мир, Он влага-ет свою жизнь в те видоизменения сознания, которые исчезли из виду. И вот, та Майя, в которой он появляется, в которой Он скрыт и ограничен, есть не что иное, как Его собственная вновь оживленная память, которую никогда нельзя отделить от Него. Под влиянием Великого дыхания Он вби-рает в Себя Свое сознание, ограничивая его самосознанием. В то время как внимание Его обращено на содержание этого самосознания, силы его начинают действовать, и это и есть Майя. Поэтому и написано: "С этих пор Ты, Господи, стремишься поддерживать царство ночи, углубленное в я, вбираешь в Себя весь порядок вещей (иначе - мир) ... Сегодня прос-нулся Ты и радостный желаешь выбросить снова (проявить весь мир в ве-ликих градациях (иерархия вещей)". (Йога Васишта, 38, 7, 8).

Эти ночи и дни суть Ночи и Дни Брахмы, вдыхания и выдыхания Единого Существования, а Майя и есть тот "порядок вещей", который Он вобрал в Себя, пребывающий в ночи и снова появляющийся, когда с наступлением дня просыпается Ишвара.

Если мы посмотрим, как определяют Майю разные школы, мы увидим, что это определение заключает в себе все остальные: оно объяснит вам, что понимается под иллюзией и что под грезой. Это радостное выбрасывание в проявление всех способностей, о которых вспоминает Ишвара, в тот миг, когда Его внимание обращено из Самого Себя, эта память, которая вызва-ла "желание" в сердце Вечного, и есть тот корень, от которого произой-дет весь будущий мир.

Эта мысль дает нам ключ ко многому в древнем учении. В мировом Ра-зуме, наполненном идеями, которые еще не превратились в конкретные яв-ления, мы имеем мир идей Платона, невидимый мир еврейской Каббалы. В каждом учении вы встречаете ту же мысль.

Если мы не будем ограничиваться словами и повторять фразы, которые часто не вызывают никакой мысли в уме того, кто их произносит, а попы-таемся понять смысл, скрытый в словах, мы найдем следы индусской фило-софии во всякой современной философии, достойной этого имени. Древняя Индия оставила следы и в Греции, и в Риме, и в Германии, и в Англии в наши дни.

Что же происходит на следующей стадии? Жизненное дыхание выдыхается Ишварой. Центр всего, облеченный в Майю, шлет свой выдох. И когда это вибрирующее дыхание касается облекающего его покрова Майи, Майя стано-вится Пракрити, или материей, или, скорее, Мулапракрити, то есть кор-нем всякой материи. Когда это дыхание с его троякой вибрационной силой касается этой материи, оно вызывает в ней три изменения, создает ее атрибуты: тамас - инерцию, или, скорее, устойчивость, раджас - дея-тельность, силу и саттву. Слово это трудно перевести. Я передала бы его всего скорее словом "гармония", ибо повсюду, где существует ощуще-ние удовольствия, присутствует и саттва. Это три основные свойства ма-терии, соответствующие трем основным изменениям в Сознании Ишвары, - инерция, деятельность и гармония, это и есть три знаменитые гуны, без которых не может проявиться Пракрити. Основные, необходимые и неизмен-ные, свойства эти присутствуют в каждой частице проявленного мира, и от их комбинаций зависят и свойства этих частиц. За этим следует семе-ричное деление. Сейчас я скажу, почему мы называем его семеричным вместо пятеричного, которое вам более знакомо. Что такое это семерич-ное деление? Перед нами материя с тремя гунами, готовая к получению нового импульса от Жизненного Дыхания. Оно исходит от Брахмы, ибо Иш-вара раскрыл свою троичную сущность в ее трех аспектах, и оно идет в виде семи больших волн. Каждая из этих волн изменяет материю, застав-ляя эволюционировать и одушевляя все последующее. Первые две волны на-ходятся абсолютно вне нашего познания и не принадлежат к нашей тепе-решней стадии эволюции, потому о них обыкновенно не упоминается и в Священном Писании говорится только о тех пяти, которые создают Эволю-цию мира. Изредка встречается упоминание о семи. Вы можете припомнить семь огненных языков и другие тому подобные выражения. Но обыкновенно Прана в качестве Жизни, которая эволюционирует в пяти видах, - пяте-рична.

Сперва появляется изменение Сознания Ишвары, которое он высылает как силу. Если вы обратитесь к "Вишну Пуране", вы найдете там упомина-ние о той же стадии, о которой я говорю более современным языком. Иш-вара Сам в качестве Брахмы посылает силу, происшедшую от изменения в Его сознании. В "Вишну Пуране" сила эта именуется танматрой. По-анг-лийски слово это переводится выражением "зародыш" (rudiment). Припом-ните зародыши звука, осязания, цвета и пр. Все это танматры, или силы

- свойства, зависящие от изменений в сознании или в жизни, без чего не может произойти и изменения в материи. Сперва меняется сознание, потом уже форма. Первой великой вибрацией появляется та, которая вызывает так называемый звук. Все наши термины взяты из низших, или физических, проявлений. И первая вызванная ею форма есть Акаша, могущественный элемент эфира. Это, конечно, не тот эфир, который знает современная наука, хотя этот последний и является его представителем на физическом плане. Вслед за первой посылается в Акашу следующая танматра, следую-щее свойство - сила, являющееся результатом изменения в сознании. Ака-ша, внутри которой есть уже одна вибрация, получает вторую вибрацию, посылаемую Ишварой, и эта последняя, распространяясь на всю окружающую материю, вызывает в ней следующее изменение, Вайю, или воздух. Вайю, проникнутый Акашей, одушевленный ею и облеченный в нее, получает от Ишвары новый импульс, третью танматру, новое свойство, зависящее от изменения сознания. Эта танматра, действующая в Вайю, вызывает в мате-рии новое изменение, именуемое Агни, или огонь. В эту огненную материю проникает Вайю, одушевляет и облекает ее, как Акаша его. В результате подобных же процессов появляются элементы Апас и Притхиви. "Магнети-ческое поле" атома состоит из всех танматр и элементов, предшествовав-ших ему.

Попробуйте, как это ни трудно, представить себе этот процесс. Что происходит при этом? Произошло изменение Жизни или Сознания у Ишвары, которое проявляется как сила, как вибрация.

Все зависит от вибрации. Это утверждают одинаково и древняя, и сов-ременная науки. Мир состоит из вибраций, и вибрации эти являются изме-нениями Божественного излияния жизни. Эти вибрации облекаются в основ-ные формы материи - гуны, от этого и происходит все многообразие форм. Эти изменения материи, эти великие, или первичные, элементы именуются также таттвами. Итак, танматры - это силы, посылаемые изменениями соз-нания. Это неуклюже переводится словом "зародыши". За этим идут изме-нения материи, великие первичные элементы, или таттвы. Первая из них именуется Акашей. За ней идут Вайю, Агни, Апас и Притхиви. Все эти пять таттв идут одна за другой. Их эволюция отличается тем, что все изменения одной таттвы повторяются в низшей, причем высшая наполняет следующую низшую и распространяется вне ее.

Если вы возьмете вторую главу "Вишну Пураны" и прочтете про эволю-цию пятой таттвы, вы увидите, что санскритское слово происходит от корня, означающего в одно и то же время и проникновение внутрь че-го-либо, и заключение в себя. Это даст понятие и о наполнении, и о распространении вокруг, чтобы образовать покров. Из этого вы можете заключить, что центральной жизнью каждой таттвы будет предыдущая татт-ва с ее танматрой. Эти две плюс новая танматра и составляют жизнь, внешняя же форма - это та новая таттва, которая вызывается к существо-ванию силой, центральной творческой силой центральной жизни.

Покончив с этим вопросом, за неимением времени входить в большие подробности, я прошу у вас позволения сказать еще несколько слов по поводу чисел семь и пять, ибо это послужило источником большого спора между вашими индусскими пандитами и некоторыми из наших теософов.

В мире, взятом как целое, жизнь Ишвары семерична. За таттвой, из-вестной нам под именем Акаши, находится еще таттва, именуемая Анупада-кой, а за ней Адитаттва - первая из них.

Обе они находятся вне пределов нашего сознания, наше мышление не идет так далеко. Для нашей жизненной эволюции пределом служат пять предыдущих таттв. Потому в учебниках обыкновенно упоминается только о пяти, когда указывают путь нашей эволюции.

Мы вынуждены быстро идти вперед и перейдем теперь к тем таттвам, которые, изменяясь путем сцепления, распадения новых комбинаций, обра-зуют бесчисленные формы. Следует помнить, что в мире существует столь-ко же основных форм атомов, сколько таттв. Таттва древних ученых - это атом современной науки, но последняя делает ошибку, предполагая, что существует только один основной атом. На самом деле современная наука ищет таттву Притхиви - низший, или физический, атом. Она еще не приз-нала существования четырех (или шести) высших атомов, лежащих за пре-делами физического атома. Эти атомы образуют мировые планы.

Все, что есть на физическом плане, происходит от таттвы Притхиви. Мало того, даже в пределах этой физической области воспроизводятся формы, соответствующие всем шести высшим формам атомов. Подразделения плана физического, которые зависят от комбинаций таттвы Притхиви, воспроизводят свойства тех великих областей, из которых состоит мир. Таким образом, наши твердое, жидкое, газообразное состояния, три сос-тояния эфира и их атомы соответствуют шести высшим таттвам, но здесь все они являются в формах Притхиви. Это такие изменения Притхиви, ко-торые воспроизводят на низшем плане великие первичные элементы. Мы могли бы дать им следующие имена: Притхиви Адитаттва, Притхиви Анупа-дакататтва, Притхиви Акашататтва, Притхиви Вайютаттва, Притхиви Агни-таттва, Притхиви Апастаттва, Притхиви Притхивитаттва. Над областью Притхиви находится великое царство Апаса, с подобными же подразделени-ями Апаса таттвы. За ним идут еще другие семь в высшем царстве Агни. Подобные же деления находятся и в еще более высшем царстве Вайю. Над ним находится царство Акаши с такими же делениями, а над ней - еще две не известные нам области.

Если вы припомните, что все эти области проникают одна в другую, вы получите понятие об изумительном многообразии и сложности того мира, в котором действует Единая Жизнь. Но мир этот легче изучать, идя сверху вниз, а в этом направлении и шла древняя наука. Исходя из этой вначале простой жизни и дойдя до бесконечного разнообразия форм, вы можете проследить Единое во Множестве и видеть я во всем и все в Нем.

Когда приходит конец мировой системе, таттвы разлагаются и сливают-ся одна с другой. Таттва Притхиви распадается на атомы, атомы дробятся в свою очередь, а составляющая их танматра не может найти себе выраже-ния за недостатком подходящего материала. Она перестает быть силой и является уже только изменением сознания, оставаясь неизменной возмож-ностью. Таким образом Апастаттва становится уже низшим проявлением и перестает существовать при повторении вышеуказанного процесса. Таким же образом исчезают последовательно и все таттвы.

Потому-то в Шивагаме Махадэва и говорит: "Мир произошел из таттв. Он держится, развивается таттвами. Он исчезает в таттвах".

Таково представление о Космосе у древних ученых. Это единая жизнь, которая производит бесчисленные вибрации и образует материю в формы. На этом же и Пифагор основывал свою систему чисел. На этом основаны и математика, и музыка. На этом была построена и "Великая Наука", или магия, давно погибших народов. Наука эта хранится в чистоте только среди членов Великого Белого Братства, но следы ее видны еще во всех Священных Писаниях и религиях мира.

Перейдя к современной науке, мы очутимся в совершенно другой атмос-фере. Теперь мы уже должны изучать явления, и наше внимание должно быть обращено на формы. Но мы увидим, что наука начинает отклоняться от изучения форм. Все усилия великих ученых направлены теперь на отыс-кание единства в многообразии.

Не думайте, что я остаюсь равнодушной к результатам, достигнутым наукой, когда я говорю, что современная наука изучает формы.

Ни одним словом не стану умалять значения для всего человечества бесценной работы передовых ученых. Успехи их в настоящем столетии дос-тойны глубочайшего уважения не только за то "изумительное терпение", которое проявляют исследователи, как справедливо выразился о них Виль-ям Кингдон Клиффорд, но и за то самопожертвование, какое выказали мно-гие из них, жертвуя жизнью за искание правды, когда они изучали сокро-венные уголки всех явлений природы, исследовали тайны, скрытые под "Покровом Изиды". Я не говорю ни слова против современной науки, я указываю только на то, что величайшим делом ее было обобщение, сказав-шееся в попытке упростить, привести все к единству. Как далеко ушла наука за эти тридцать лет от общепринятого тогда взгляда материалисти-ческой школы, что мир состоит из бесчисленного количества атомов и что атомы эти суть наши химические элементы! Слова одного из знаменитейших ученых д-ра Людвига Бюхнера покажут вам, какая громадная перемена про-изошла во взглядах. Он утверждал, что атом углерода вечно останется атомом углерода и был таковым изначала, и атом водорода вечно остается им, что все атомы со всеми их свойствами неразрушимы и потому самому вечны.

Какой ученый осмелился бы утверждать это теперь, зная, что все соб-ратья по науке подвергнут его осмеянию? Кто отважится сказать, что атомы вечно остаются такими, какими они созданы? Чего же на самом деле достигла наука в познании природы атома? Она открыла сложное тело в том, что считали за атом: вместо элемента нашла входящие в состав его другие частицы. Этим открытием мы обязаны главным образом исследованию сэра Уильяма Крукса, который показал себя в этом более глубоким фило-софом, чем другие ученые. Наука дошла до того, что атомы строятся пос-тепенно, что свойства их не постоянны, а изменяются в зависимости от разных условий. Позднейшие опыты показали, что если химические тела охлаждать до той температуры, при которой воздух превращается в жидкое тело, а водород и кислород - в тела твердые, тела эти теряют свои предполагаемые постоянные свойства. Было доказано, что при изменении условий, при понижении температуры химические элементы теряют свои "вечные" свойства одно за другим, деятельность их меняется, и они ут-рачивают те отличительные признаки, при помощи которых они были откры-ты, как частицы движущегося мира. Все ниже и ниже опускается темпера-тура, свойства исчезают одно за другим, и изумленная наука спрашивает: "Что же будет, если достичь абсолютного нуля? Что станется со свойс-твами материи и что остается от отличительных признаков элементов? Не существует ли единая материя, и не являются ли все химические элементы лишь видоизменениями, различными агрегациями этой первичной материи?"

То же и по отношению к силе. Современная наука сделала блестящее обобщение, что все известные нам силы суть только изменения одной силы и все они идентичны в своей сущности: теплота, свет и другие окружаю-щие нас силы, каковы электричество, магнетизм и пр., суть только виб-рации различной длины, действующие в более тонкой среде и могущие пе-реходить одна в другую. По существу своему они не различны и представ-ляют собой одно и то же в основном своем корне. Но если это так, если существует только одна материя, одна сила, это означает, что наука те-перь стремится к единству. Имея его в виду и стремясь к нему, наука должна будет неизбежно перейти из области плотной материи в область сил, действующих в тонкой среде. Мы видим, как на наших глазах совер-шается эта перемена, и если в прежние дни существование сил выводилось путем индукции при изучении изменений материи, в наше время наука признает, что силы существуют, и ставит вопрос: не является ли и сама материя действием силы? Вместо того, чтобы рассматривать атом как твердую, неделимую частицу, теперь существует стремление видеть в нем вихревое движение энергии, центр силы. Один из ученых зашел так дале-ко, что хочет видеть в атоме источник, "через который невидимый флюид изливается в трехмерное пространство". Другие атомы - "антиатомы", мо-жет быть, лишь "отверстия", через которые вытекает обратно этот флюид, если бы они соединились, тяжесть и инерция могли бы быть нейтрализова-ны. Разве не может существовать потенциальной материи и таковая нахо-диться в пространстве без всех характерных свойств материи, только го-товая к принятию жизни и образованию системы миров?

У нас получались бы тогда те атомы и центры Лайя, о которых упоми-нает Блаватская, когда делает попытку разрешить этот научный вопрос. Наука поднимается в невидимый мир, стараясь измерить и взвесить все, что она там находит. Это стремление к единству означает признание Еди-ного, кроющегося во всяком проявлении. Существует одна Сила, одна Ма-терия и бесконечное разнообразие сил, переходящих одна в другую, и бесконечное разнообразие форм, которые распадаются и снова соединяют-ся. Есть только единая Сила, кроющаяся во всех силах, единая Материя во всевозможных формах. Отсюда ясно, что самый факт существования гар-монии и эволюции указывает на коренное единство, тогда как вечно раз-дельные самодвижущиеся частицы могли бы породить только хаос.

По мере того, как наука идет по этому пути, который так много обе-щает, мы видим, как сильно меняется и сущность исследований. Перед на-ми удивительная теория Уильяма Крукса о генезисе элементов. Он исходит из протила, который на самом деле не что иное, как Вайю в его форме на физическом плане, Вайю Притхиви. Он строит из протила один за другим все атомы, все же химические элементы он считает агрегацией атомов, которые удерживаются вместе действием положительной и отрицательной сил.

Я позволю себе напомнить вам об этом, так как среди вас есть рев-ностные последователи науки, которые с презрением относятся к родной литературе. Если бы они читали "Вишну Пурану" не одними глазами, воо-руженными очками современности, а старались вникнуть в нее, они узнали бы эту теорию Крукса задолго до того, как она была обнародована им. Он нарисовал нам картину, где изображалась неподвижная ось. Вокруг нее обвивается спираль, на разных точках которой находятся атомы элемен-тов, порожденных этой спиралью. Спираль эта изображает колебательную и охладительную силу. Она находится в великом океане протила, или пер-вичной материи, и по мере того, как она закручивается вокруг неподвиж-ной оси, она порождает химические элементы один за другим, вызывая та-ким образом к жизни те материалы, из которых образуется мир.

В этих сухих выражениях суммирует наука свои положения. А между тем в одной древней книге я прочла о горе, которая служит эмблемой устой-чивости, об оси, вокруг которой вращается все, "что ввержено в великий океан"; о великом змие, который обвивает гору своими кольцами: с одной стороны напирают из них Суры, с другой Асуры проявляют свою деятель-ность. Между этими двумя - положительным и отрицательным - полюсами современной науки начинается эволюция, и змеиная спираль начинает зак-ручиваться вокруг оси. В Священном Писании ось эта называется горой Мандара, а спиральные кольца - Змием Васуки, ось же покоится на Хари, как на острие. Положительные и отрицательные силы именуются Богами и Демонами и в клокочущем океане возникают все материалы, из которых строится мир.

Так картинно описывает ясновидец все, что он видит очами духа в океане материи. Первое описание - это сухое научное изложение совре-менного мыслителя, который делает свои прекрасные обобщения на основа-нии изучения форм. Ясновидящий и ученый сошлись.

Когда мы будем разбирать, что такое жизнь, я покажу вам, что совре-менная наука приходит и тут к нашему взгляду. Я дам вам на основании последних научных данных те вехи, которые укажут вам, как наука посте-пенно приходит к взглядам, выраженным в древних священных книгах.

А теперь я закончу нашу сегодняшнюю беседу словами, которые я прошу вас обдумать на досуге.

Существует только Единая Жизнь, Жизнь Бога во всем, что только есть в Его мире. Нет другой жизни, кроме Его Жизни, нет другого сознания, кроме Его Сознания, нет другой мысли, кроме Его Мысли. В этом и заклю-чается человеческая слава. Ибо только потому, что мы образы Его, и мо-жем мы отвечать на вибрации Его мышления и воспроизводить в наших умах то, что Он положил изначала для того, чтобы могла совершиться наша эволюция. Она происходит в разных направлениях, в разных частях нашего мира. Часть этой эволюции выполняется солнцем. Растительный, животный и человеческий миры выполняют каждый свою. Но в человеческом мире больше разнообразия, ибо здесь начинает проявляться самосознание. Об-раз Высшего на земле завершается на земле человеком, только в нем об-ретается высшая жизнь. Все другое восходит к нему, но еще не достигло конца своей эволюции. Потому среди людей мы и находим больше различий, больше временных разделений, и человеку сильнее, чем другим существам низших классов грозит опасность впасть в антагонизм, ибо эти последние еще недостаточно для этого развиты. Отсюда и начинается борьба. Я беру мое скудное отражение маленькой частицы мысли Ишвары и говорю: "Это Сам Ишвара", а не мое несовершенное понятие о Нем. "Поклоняйся тому Образу, в каком я вижу Его", то есть поклоняйся мне, вместо Ишвары, и моему понятию о Нем, вместо Него. Так все люди выражали свою идею о Боге, считая ее за выражение истинного Бога, и мы видим, как в мире возникли разные формы мышления и поклонения, разделившие людей.

Потому-то человек и воображает, что его братья, ближние поклоняются другим Богам, нежели он. Человек волнуется и беспокоится, не сознавая, что Богов много только потому, что мы поклоняемся нашим понятиям о Бо-ге, а не Самому Богу, нашим ограниченным представлениям, а не мировому Единому Я. Больше того, человек часто не только требует, чтобы мы пок-лонялись его представлению о Боге, вместо нашего, полагая что его поз-нание есть предел проявленности, что его бедное воображение исчерпыва-ет всю Вселенную, вместо того бесконечного разнообразия, которое одно лишь может выразить всемогущество Божье. Он идет еще дальше и говорит: "Если вы будете поклоняться моей идее о Боге, вы - отверженные, вы мне чужие, вы принадлежите к другой вере. Отойдите от меня, ибо я право-верный, а вы еретики, и вера ваша богохульная!" Так продолжают и те-перь говорить религии и люди фанатичные. Так люди создают себе Бога из собственного отражения Его в себе, и антагонизм продолжает разделять братьев, чьи представления о Божественном образе одинаково необходимы для полноты Его проявления.

Это-то я прошу вас понять. Бог не может быть выражен вполне ни в вас, ни во мне, в нашем бедном ограничении, в скудости нашего мышле-ния, в нищете нашего дерзкого притязания. Все миры, вместе взятые, только отчасти могут выразить Его. Весь мир является зеркалом, в кото-ром Он отражается, и каждая частица мира возвращается к Нему, как часть Его собственного совершенства.

Не благороднее ли, не выше и не славнее ли быть частицей совершен-ного целого, составлять часть Самого Единства, сохраняя его в своем отражении Ишвары, чем быть выделенным с осколком зеркала и тщетно пы-таться отразить в нем все целое, отрекаясь на каждом шагу от частично-го отражения совершенства в братьях своих?

Эту мысль я и провожу в моих лекциях, и я не достигну цели, если вы не проникнетесь ею. Ибо Ишвара есть Бытие и Разум и в то же время и Ананда, Радость, Блаженство неизреченное, которое можно познать лишь тогда, когда сознательно достигнешь единения, поймешь Единое во всем. А лучшей услуги человек не может оказать другому человеку, как помочь ему видеть Я во всем.


Подобные документы

  • Жизнь - одна из форм бытия и одна из высших форм движения. Познание жизни. Взгляды на происхождение жизни и ее развитие. Естественнонаучные представления о жизни и ее эволюции. Теория самопроизвольного зарождения. Теория панспермии.

    реферат [28,5 K], добавлен 07.12.2006

  • Понятия "наука", "научное знание". Предмет философии как науки. Системный подход и его применение при изучении природы и общества. Основные формы научного познания. Философское значение взаимопревращаемости микро- макро и мегамиров. Теории эволюции.

    шпаргалка [192,4 K], добавлен 05.04.2008

  • Разделение истории жизни до появления человека на "химическую" и "кибернетическую" эры в трудах В.Ф. Турчина. Человек: эра разума. Роль языка и мышления в развитии человечества. Наука и метанаука: предмет изучения. Феномен науки, ее роль для общества.

    реферат [66,7 K], добавлен 28.10.2015

  • Многообразие форм знания, его виды. Наука как форма духовной деятельности. Сциентизм и антисциентизм, их сущность и особенности. Функции науки в жизни общества. Проблема демаркации в современном обществе. Основные критерии и проявления научности.

    лекция [4,1 M], добавлен 15.04.2014

  • Понятие и структура мировоззрения философии, основные стадии его эволюции: космоцентризм, теоцентризм и антропоцентризм. Формы проявления бытия. Общая характеристика античной диалектики и геодонизма, номинализма и реализма. Эмпирический метод познания.

    шпаргалка [950,4 K], добавлен 06.12.2011

  • Сущность категорического императива. Кант о свободе как основе морали. Наследие кантовской мысли. Априорные и апостериорные формы познания. Аналитические и синтетические суждения. Кант о рассудочном познании. Учение Герберта Спенсера об эволюции.

    реферат [25,3 K], добавлен 16.10.2010

  • Первые мыслители Античности, поиск понимания происхождения мира. Общие законы развития природы, мышления и общества. Формирование мировоззрения человека. Основные формы мировоззрения: мифологическое, религиозное и философское. Основные стадии эволюции.

    реферат [24,3 K], добавлен 22.12.2013

  • Развитие науки. Структура и функции науки. Фундаментальное и прикладное в науке. Функции науки. Влияние науки на материальную сторону жизни общества. Наука и технология. Влияние науки на духовную сферу жизни общества. Наука и развитие человека.

    реферат [39,0 K], добавлен 01.12.2006

  • Поиск ответов на вопрос: как устроен этот мир? Теория Большого Взрыва, ограничение ее возможностей исходным положением о конечности пространства-вещества-излучения. Анализ ситуации в проблематике, связанной с вопросом происхождения и эволюции жизни.

    контрольная работа [22,2 K], добавлен 14.03.2010

  • Философия о смысле жизни человека, проблема жизни в истории науки, современные представления о происхождении жизни. Подходы гуманизма и прагматизма, атеистические, экзистенциалистские, нигилистские и позитивистские взгляды на проблемы жизни и смерти.

    контрольная работа [62,5 K], добавлен 15.11.2010

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.