Обеспечение прав и свобод человека и гражданина - важнейший признак правового государства

Правовое государство: модель и реальность. Понятие прав и свобод человека. Социально-экономические и культурные права и свободы. Проблемы обеспечения прав и свобод человека в современной России. Основания ограничения прав и свобод человека и гражданина.

Рубрика Государство и право
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 22.11.2010
Размер файла 54,0 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

План

  • Введение
  • 1. Правовое государство: модель и реальность
  • 2. Понятие прав и свобод человека
  • 3. Основания ограничения прав и свобод человека и гражданина
  • 4. Проблемы обеспечения прав и свобод человека в современной России
  • Заключение
  • Список литературы

Введение

Особую роль основных прав и свобод человека и гражданина составляют социально-экономические и культурные права и свободы. Они касаются таких важных сфер жизни человека, как собственность, труд, отдых, здоровье, образование, и призваны обеспечить физические, материальные, духовные и другие социально значимые потребности личности.

Конституция Российской Федерации 1993 года, по сравнению с основными законами советского типа, исходит из принципиально иной идеологии при закреплении социально-экономических, культурных прав и свобод.

Отказ от глобального огосударствления экономики, признание того, что объективно необходима частная собственность, основанная на экономической заинтересованности, активности и ответственности человека, не могли не привести к изменению роли государства в обеспечении социально-экономических прав и свобод точности. Оно уже не может быть единственным субъектом, который полностью отвечает за их реализацию и защиту. Ответственность ложится на всех субъектов экономической и социальной деятельности при возрастающей активности и индивидуальной ответственности самого человека.

Такая новая система гарантии социально экономических прав и свобод еще не сложилась. А существовавшие ранее гарантии социально-экономических прав и свобод уже значительно сузились. В связи с этим насущной задачей является реальный поворот к социально ориентированной экономической реформе, курс на которую обозначен как очередная задача государства.

1. Правовое государство: модель и реальность

Как известно, суть концепции правового государства - в том или ином ее варианте - состоит в том, что власть государственных структур ограничивается правом. Немногие исследователи социально-правовой проблематики серьезно возражают против концептуального стержня теории правового государства - оптимального соотношения государственной власти и индивидуальной свободы, универсальным регулятором которого должно выступать право. Таким образом, для анализа теории правового государства, в первую очередь, необходимо определить понятия "государство" и "право", поскольку словосочетание "правовое государство" претендует на статус не просто логического, а именно концептуального соединения указанных терминов и даже служит названием самостоятельной теории.

Как нам представляется, история зарождения и развития учений, занятых поиском социально приемлемых (справедливых) механизмов соблюдения баланса интересов государства, общества и личности, свидетельствует о том, что такого рода попытки всегда осуществлялись на основе собственных представлений конкретного мыслителя о том, что такое "государство", "право", "власть" и каково их соотношение. Таким образом, концепция правового государства есть своеобразный синтез представлений о возможном и желаемом устройстве публичной власти сообразно представлениям о справедливом разграничении индивидуальных и групповых интересов, базирующемся на признании свободы личности как принципиальном постулате подавляющего большинства общественных идеологий и теорий. К этому следует добавить, что развитие представлений о государстве, власти, праве в истории человеческой мысли следует рассматривать конкретно-исторически, с учетом реальной среды, в которой эти идеи возникли и получили распространение.

Данный аспект принципиально важен хотя бы потому, что при всем многообразии взглядов на сущность правового государства можно констатировать общую синтезирующую основу, прямо или косвенно выводимую из большинства учений о правовом государстве, - стремление к справедливому общественному устройству, эпицентром которого является человеческая личность.

Поэтому, рассматривая правовое государство не только как идею, но и как реальную социальную практику, мы полагаем, что в настоящее время приобретает особую актуальность проблема серьезнейшего философско-правового анализа составляющих теории правового государства - учений о государстве публичной власти и праве. Как представляется, это связано с объективно наступающим (отчасти наступившим) этапом переосмысления многих фундаментальных идеологических ценностей современного мира, в том числе соответствия провозглашенных на конституционном уровне принципов правового государства тому, что имеется в реальной действительности. Данное утверждение базируется на анализе целого ряда тенденций, присущих как современным исследованиям в области философии права, социальной психологии, политологии, подкрепленных различного рода методологическими исследованиями, так и исследованиям ученых СНГ, осуществившим серьезный прорыв в философско-правовом направлении на рубеже двух веков. Причем следует отметить, что глубина и масштабность этих изысканий позволили не только по-новому осмыслить саму проблему правовой государственности, но и обозначить источники формирования общественной идеологии, способной на конструктивно-критический анализ современных социальных процессов. В этой связи можно предположить, что в определенные исторические периоды развития общества и, следовательно, на соответствующем этим периодам уровне социально-политических и философско-правовых исследований происходят диалектически закономерные процессы переоценки устоявшихся социальных стереотипов.

Эти процессы, как свидетельствует история, могут объективироваться как в коренном переосмыслении существующих принципов построения общества (научные, политические, идеологические революции), так и путем постепенного (эволюционного) движения общества к признанным идеалам свободы, справедливости, равенства и торжества законов. Современный уровень представлений о государстве, обществе и праве является именно той точкой роста, из которой должна развиться новая концепция реального социального устройства, опирающаяся на объективные (а не идеальные) общественно-политические, экономические и, что немаловажно, социокультурные параметры общества. Следует признать, что в настоящее время в большинстве государств, объявивших себя правовыми, имеется определенный разрыв между предлагаемыми и постулируемыми идеологическими установками, порождающими определенные социальные иллюзии, и действительностью, зримо обнажающей практическое несоответствие реальной практике многих провозглашенных (а подчас получивших нормативное закрепление) идей и принципов.

Отрыв идеологии от конкретных условий, в которых функционирует то или иное государство, может быть объяснен желанием аналитиков подстегнуть социальные процессы к движению в направлении достижения общественных идеалов, тем более что эти цели широко известны, а общество, безусловно, вправе рассчитывать на материализацию выстраданных за свою многовековую историю идей. Однако, как показывает практика, в каждый исторический период общество едва ли принципиально приближалось к реализации прогрессивных идей своего времени по сравнению с предыдущим периодом. Данное утверждение неизбежно вызовет немало возражений конкретно-исторического порядка, и тем не менее сам факт разрыва между декларируемыми идеями (имеются в виду идеи гуманистического толка) и их реальным воплощением вряд ли может быть серьезно оспорен. Иллюстрацией этого тезиса может служить фундаментальное исследование видного русского философа права П.И. Новгородцева, на рубеже XIX и XX вв. пришедшего к выводу о кризисе современного ему правосознания (правопонимания). Чутко уловив разочарования в обществе, связанные с несбывшимися надеждами приверженцев идеалов Французской революции и последующего этапа в развитии политико-правовых учений, Новгородцев отмечал, что "смысл переживаемого нами поворота политических понятий имеет гораздо более глубокое значение: мы имеем все основания утверждать, что это - кризис правосознания". Иными словами, мыслитель полагал, что поскольку правовым идеалам не суждено было сбыться, необходим поиск иных, надправовых социальных регуляторов, и в этом поиске, отчасти под влиянием В.С. Соловьева, он приходит к выводу о том, что "правовое государство не есть венец в истории и не есть последний идеал нравственной жизни; это не более как подчиненное средство, входящее как частный элемент в более общий состав нравственных сил. право по отношению к полноте нравственных требований есть слишком недостаточное и грубое средство, неспособное воплотить чистоту моральных начал".

Если рассматривать результаты материализации идеи правового государства с точки зрения социальных ожиданий, такой вывод вполне закономерен. Однако рискнем предположить, что указанные планы объективно не могли сбыться не только на рубеже XIX-XX вв., но и ранее, как, впрочем, не в полной мере сбываются и сейчас. И причина здесь, по нашему мнению, вовсе не в ограниченных возможностях правового государства как идеи, а в том, что цель идеологии правового государства как обеспечения гармонии интересов личности и государства недостижима в принципе, так как между личностью и государством перманентный и взаимоприемлемый компромисс объективно невозможен.

Правовое государство как воплощение справедливого, гармоничного устройства общественной жизни, покоящегося на народном суверенитете, - это социальный идеал, и в этом смысле этико-онтологические поиски оптимального жизнеустройства в известной степени оправданы, тем более что справедливость - категория скорее этическая, нежели социально-правовая. Рассмотрение теории правового государства как концепции должного устройства общественной жизни (т.е. идеала) позволяет снять многие сомнения, обусловленные социальными разочарованиями в возможности полностью реализовать гуманистический потенциал правового государства. Как представляется, откровенное признание права и правового государства как категорий, имеющих преимущественно идеальный характер, должно являться следующим логическим шагом современной философско-правовой науки, однако, в отличие от Канта и Гегеля, восхищенных близостью результатов своего творчества к божественным откровениям (право как конечная цель всемирной истории, государство как воплощение нравственной идеи), этот следующий шаг современной философии права будет, безусловно, скромнее, ибо он обусловлен вполне земными притязаниями и пониманием невозможности полностью воплотить идеал в действительность.

Справедливости ради надо констатировать, что практически все исследователи тем или иным способом оттеняют идеальную составляющую концепции правового государства. Так, по мнению М.Н. Марченко, концепция правового государства "выступает в качестве некоего государственно-правового идеала, своего рода законченного государственно-правового штампа, идеологизированного и идеализированного варианта развития того или иного государства, стремящегося к совершенству". Несколько иначе сходная мысль выражена Л.С. Мамутом, который, анализируя высказанное в литературе мнение о том, что модели правового государства являются неким индивидоцентричным идеалом, не без иронии отмечает: "пригодилась бы инвентаризация политико-юридического знания на предмет выявления в нем моделей правовой государственности, сконструированных не в виде "некоего индивидоцентричного идеала".

С точки зрения Е.А. Лукашевой, в исторических реалиях не было еще правового государства, выражающего его изначальный замысел и предназначение. С этим утверждением согласен А.А. Матюхин, отмечающий, что "теоретические построения о правовом государстве как исторической реальности используются в качестве осмысления идеала, который к тому же практически никогда не может быть достигнут".В.С. Нерсесянц подчеркнул, что конечная цель теории и практики правового государства "состоит в утверждении правовой формы и правового характера взаимоотношений (взаимных прав и обязанностей) между публичной властью и подвластными как объектами права, в признании и надлежащем гарантировании формального равенства и свободы всех индивидов, прав и свобод человека и гражданина".

В философско-правовых публикациях встречаются и иные, крайние воззрения, косвенно подтверждающие чисто теоретически характер тех или иных конструкций. Так, Д.И. Нурумов пишет, что "права человека не существуют в традиционном обществе, как их понимают на Западе, они не сконструированы космологически, а скорее всего присутствуют, причем структурно неопределенно, в ценностной шкале традиционного общества. Они уже есть суть гармоничного человеческого существования. Они есть продукт бесконечного становления жизни, без определений, являющихся только обманом и абстракцией, которые скорее определяют структуру или даже сами себя, нежели жизнь в ее неповторимом качестве".

С учетом изложенного можно признать доктрину правового государства именно доктриной, которая более уместна в декларациях и манифестах как формах официальной объективации содержащегося в этой концепции гуманистического потенциала, нежели в конкретных законодательных актах прямого действия. Данное утверждение не следует воспринимать как отказ от закрепления на конституционном уровне идеологии и принципов правового государства. Вопрос в том, не породит ли в общественном сознании прямое определение государством себя в качестве правового обоснованных сомнений и даже разочарований? Ведь обществу придется смириться с мыслью о том, что то устройство публичной власти, в котором оно (общество) существует, и есть то самое правовое государство, к которому человечество стремилось.

право свобода гражданин человек

Полагаем, что не только молодые суверенные государства на постсоветском пространстве, но и развитые страны Запада и Востока вряд ли вправе считать себя правовыми государствами, полностью воплотившими в социальной реальности идеи индивидуальной свободы, справедливости, равенства, господства правовых законов. И если так, то какова социальная ценность конституционных положений о правовом государстве, являющихся по существу декларативными? Очевидно, сознавая опережающий характер конституционных положений о правовом государстве, видный казахстанский правовед М.Т. Баймаханов отмечает, что "положения о правовом государстве, включенные в Конституцию Республики Казахстан, должны быть отнесены к числу программных, их реализация, очевидно, никак не может быть осуществлена одноразово и предполагает длительную широкомасштабную работу, охватывающую последовательный ряд взаимосвязанных, но не повторяющих друг друга стадий и этапов". Если согласиться с такой трактовкой конституционных положений (а согласиться придется, так как академик абсолютно прав), возникает резонный вопрос: не следует ли облегчить задачу интерпретаторов конституций, указав, что построение правового государства является одной из основных целей? Такая конституционная фразеология, во-первых, более точно отражает современный этап развития многих постсоветских государств и, во-вторых, лишает теоретической основы критиков этого конституционного положения.

Еще одним доводом, вызывающим сомнения в научной и практической корректности прямого закрепления в конституциях положений о правовом государстве, является отсутствие в философско-правовой науке такого определения права, которое являлось бы синтезирующей основой, объединяющей исследователей проблем правового государства. Должно быть очевидно, что в словосочетании "правовое государство" ключевым является слово "правовое", производное от термина "право". И если мы признаем, что на сегодня существуют несколько принципиальных подходов к определению права как такового, то и вопрос о правовом государстве придется решать в зависимости от того, какой позиции придерживается автор. Как правильно отмечает М.Ю. Варьяс, "правопонимание - это, без преувеличения, центральный вопрос теории права. От того, как понимается право, каково его общее понятие и определение, в конечном счете зависит решение всех других проблем и вопросов, входящих в предмет теории права, а в некоторой степени и теории государства".

В литературе высказано и иное мнение, на первый взгляд, вносящее ясность в рассматриваемую проблему и снимающее сомнения по поводу отсутствия единого понимания права хотя бы применительно к концепции правового государства. С точки зрения В.С. Нерсесянца, "различные определения права, представляющие собой разные направления конкретизации смысла принципа правового равенства, выражают единую (и единственную) сущность права". Данный вывод действительно может быть использован для обоснования возможности оперирования "единственной сущностью" права в словосочетании "правовое государство", но это только на первый взгляд. Фактически же тезис о единой сущности права является очередной (и надо признать, небезынтересной) попыткой объединить самые известные подходы к праву, но не более того. Сказанное означает, что право, как и правовое государство являются идеологическими конструкциями, "единственная сущность" которых вряд ли может быть определена объективно.

Единственной реальной сущностью права, если попытаться выделить самое принципиальное его качество, может быть признана роль права как социального регулятора, однако такая характеристика права - это всего лишь определение, не способное ни претендовать на статус концепции, ни иметь реальное практическое значение.

Поэтому, не оставляя попыток философского и социального осмысления феномена права, необходимо признать иллюзорность наличия прочных оснований для конструирования любых теорий, где в качестве краеугольного камня выступает понятие права (в объективном смысле). Эта сторона вопроса представляется весьма существенной, и без ее серьезного анализа вряд ли возможны позитивные результаты в конструировании доктрины правового государства.

Суммируя изложенное, можно сделать следующий вывод: правовая государственность как символ и социальный идеал представляет собой, прежде всего, прогрессивную идеологию гражданского общества, постепенная объективация которой на нормативном уровне обусловлена уровнем общественного правопонимания.

2. Понятие прав и свобод человека

Конституция РФ разграничивает основные права и свободы человека и гражданина. Впервые такое разграничение ввела французская Декларация прав человека и гражданина 1789 г. Оно вытекает из теории правового государства и гражданского общества. Человеку отводится отдельное поле деятельности, независимое от государства, и движущей силой выступают его личные интересы.

Реализация таких интересов осуществляется в гражданском обществе, основанном на частной собственности, семье, всей сфере личной жизни, и опирается на естественные права человека, принадлежащие ему от рождения.

Государство, воздерживаясь от вмешательства в эти отношения, призвано ограждать их не только от своего, но и от чьего бы то ни было вмешательства. Таким образом, в гражданском обществе на основе прав человека создаются условия для самоопределения, самореализации личности, обеспечения ёе независимости от любого незаконного вмешательства.

Права гражданина охватывают сферу отношений индивида с государством, в которой он рассчитывает не только на ограждение своих прав от незаконного вмешательства, но и на активное содействие государства в их реализации.

Статус гражданина вытекает из его особой правовой связи с государством - института гражданства (ст.6 Конституции РФ).

Все статьи главы 2 Конституции РФ "Права и свободы человека и гражданина" последовательно различают права и свободы по указанному принципу. Это находит выражение в формулировках статей. Там, где речь идет о правах человека, Конституция использует формулировки: "каждый имеет право", "каждый может", "каждому гарантируется" и т.д. Использование таких формулировок подчеркивает признание указанных прав и свобод за любым человеком, находящимся на территории России, независимо от того, является ли он гражданином РФ, иностранцем или лицом без гражданства.

Наряду с этим в ст.31, 32, 33, 36 сформулированы права, принадлежащие только гражданам РФ. Это преимущественно политические права - право собраний, митингов, демонстраций; право участвовать в управлении делами государства; избирать и быть избранным; право равного доступа к государственной службе; право на участие в отправлении правосудия; право на обращение. Однако ст.36 закрепляет социально-экономическое право частной собственности на землю только за гражданами и их объединениями.

В Конституции обозначены и обязанности, которые несут только граждане РФ - защита Отечества (ст.59); возможность осуществления своих прав и обязанностей в полном объеме с 18 лет (ст.60). Только на граждан РФ распространяется запрет высылки за пределы государства или выдачи другому государству (ст.61); возможность иметь гражданство иностранного государства - двойное гражданство (ст.52).

В этой связи следует обратить внимание на формулировки Международного пакта о гражданских и политических правах: "каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность" (ст.9), "никто не может быть лишен свободы на том основании, что он не в состоянии выполнить какое-либо договорное обязательство" (ст.11); "все лица равны перед судами и трибуналами" и др. Личные права сформулированы применительно к человеку, который может быть, а может и не быть гражданином того или иного государства. Однако ст.5, закрепляющая политические права (право на участие в ведении государственных дел, право голосовать и быть избранным, допуск в своей стране на общих условиях равенства к государственной службе), применяет термин "каждый гражданин". Стало быть, за различием терминов и понятий "человек" и "гражданин" следует различие в правовом статусе индивида.

Принимая на себя обязательства по обеспечению прав человека, государство имеет право требовать от него поведения, которое соответствовало бы поведению, зафиксированному в юридических нормах.

Поэтому государство формулирует свои требования к индивидам в системе обязанностей, устанавливает меры юридической ответственности за их невыполнение. Государство как носитель политической власти располагает специальными механизмами обеспечения прав человека и выполнения им своих обязанностей.

Обязанность - это необходимое, должное поведение человека. Следует вместе с тем подчеркнуть, что индивид не всегда осознает эту обязанность, часто это приводит к нарушению нормы. Государство в системе обязанностей указывает социально полезный и необходимый вариант поведения. Часть обязанностей как элемент правового статуса распространяется на всех лиц, проживающих в государстве. Так, Конституция РФ устанавливает обязанность каждого платить законно установленные налоги и сборы (ст.57); сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам (ст.58), Наряду с этим обязанность, закрепленная в ст.59, четко формулирует, что защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации.

В правовой статус личности включаются, как видно, и обязанности, постольку, поскольку права одних лиц, не подкрепленные обязанностями других, реализованы быть не могут.

Государство руководствуется на свободе и ответственности поведения, соответствие его интересам обществами интересами, а поэтому требует выполнения обязанностей и определяет запреты, связанные с ненадлежащим использованием прав и свобод, с целью защитить интересы общества и государства, права других лиц. Связь свободы и обязанностей раскрывается в ст.29 Всеобщей декларации прав человека: "Каждый человек имеет обязанности перед обществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие личности".

Правовой статус охватывает все многообразие прав, относящихся к самым различным сторонам деятельности индивида. В соответствии со сферами его деятельности можно определить структуру и характер прав, составляющих правовой статус. Такая структура вытекает из Всеобщей декларации прав человека, и особенно из международных пактов по правам человека, и включает: гражданские (личные) права, политические права, культурные права, социальные и экономические права.

3. Основания ограничения прав и свобод человека и гражданина

Пользование правами сопряжено с ответственностью человека, с возможными ограничениями, определяемыми мерой и границами свободы, установленными правом, принципами гуманности, солидарности, нравственности.

Этот постулат сформулирован в ст.29 Всеобщей декларации прав человека 1948 г.: "При осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе".

Правовые ограничения содержатся в ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., предусматривающей право человека беспрепятственно придерживаться своих мнений, выражать эти мнения письменно, устно, в печати или иными способами по своему выбору. В. п.3 ст. 19 отмечается, что пользование этими правами налагает особую обязанность и особую ответственность. "Оно может быть, следовательно, сопряжено с некоторыми ограничениями, которые, однако, должны быть установлены Законом и являются необходимыми: а) для уважения прав и репутации других лиц, б) для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения".

В Международном пакте о гражданских и политических правах предусмотрена возможность запрещения антигуманных, аморальных действий - пропаганды воины, всяких выступлений в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющих собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию (ст. 20). Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах допускает ограничения прав постольку, поскольку это совместимо с природой указанных нрав, и исключительно с целью способствовать общему благосостоянию в демократическом обществе (ст.4).

Часть вторая ст.11 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод гласит: "Осуществление этих прав не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах государственной безопасности и общественного спокойствия, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, защиты здоровья и нравственности или защиты нрав и свобод других лиц".

В ст.55 Конституции Российской Федерации также установлены основания ограничений прав и свобод: "Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, нрав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства".

Конституция РФ конкретизирует эти положения, запрещая пропаганду или агитацию, возбуждающие социальную, расовую, национальную ненависть и вражду, пропаганду социального, расового, национального, религиозного или иного превосходства.

Законодательство РФ устанавливает ответственность за нарушение этих запретов (например, ст.136 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за нарушение национального и расового равноправия; ст.280 - за публичные призывы к насильственному захвату власти, насильственному удержанию власти или к насильственному изменению конституционного строя; ст.282 - за возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды, унижение национального достоинства; ст.354 - за публичные призывы к развязыванию агрессивной войны. Запрет на пропаганду религиозной вражды или религиозного превосходства основывается на ст.14 Конституции РФ, согласно которой никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

Российское законодательство содержит запреты, связанные с ограничением свободы слова, которые полностью соответствуют указанным выше международным стандартам. Так, ст.242 УК РФ предусматривает ответственность за незаконное распространение порнографических материалов и предметов, которые являются угрозой нравственности общества.

Необходимое ограничение свободы слова с целью защиты чести, достоинства и деловой репутации граждан введено ч.1 ст.152 ГК РФ, согласно которой гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, распространены в средствах массовой информации, они должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации (ч.2 ст.152).

Статья 62 Закона о средствах массовой информации от 27 декабря 1991 г. предусматривает, что моральный (неимущественный) вред, причиненный гражданину в результате распространения средствами массовой информации не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина либо причинивших ему иной неимущественный вред, возмещается по решению суда средствами массовой информации, а также виновными должностными лицами и гражданами в размере, определенном судом.

Таким образом, существуют основания, предусмотренные законом, для ограничения прав и свобод с целью устранения угрозы важнейшим ценностям - государственной общественной безопасности, здоровью и нравственности населения, интересам других лиц.

Следует отметить, что кроме этих универсальных оснований права и свободы могут быть ограничены Законом в условиях чрезвычайного или военного положения. Так, ст.56 Конституции РФ предусматривает, что в условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя в соответствии с федеральным конституционным законом могут устанавливаться отдельные ограничения нрав и свобод с указанием пределов и срока их действия. При этом часть третья указанной статьи отмечает: "Не подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные статьями 20, 21, 23 (часть 1), 24, 28, 34 (часть 1), 40 (часть 1), 46-54 Конституции Российской Федерации".

4. Проблемы обеспечения прав и свобод человека в современной России

Известно, что мало провозгласить определенные права и свободы - главное материализовать их, претворить в жизнь. А это более сложная задача. В условиях возникшего в стране глубокого экономического, политического и духовного кризиса сам этот институт подвергается серьезным испытаниям. С одной стороны, общество наконец осознало необходимость и безусловную ценность естественных и неотъемлемых прав человека, присущих ему от рождения, с другой, - оно пока не в состоянии обеспечить их полное и гарантированное осуществление.

Данное трудноразрешимое противоречие становится все более острым и болезненным, выступает одним из сильнейших социальных раздражителей, источником недовольства и протестов людей. Это значит, что следует различать теорию и практику прав человека. Права и свободы человека легко постулируются на бумаге, но очень трудно реализуются в жизни. В президентском Послании Федеральному Собранию 1995 г. отмечается: "Нам удалось провозгласить многие права и свободы граждан. С гарантиями этих прав дела обстоят значительно хуже".

Сегодня словам, написанным на бумаге, мало кто верит, так как высокие идеи и суровая действительность расходятся. "Не секрет, что Россия в настоящее время находится далеко не на первом месте по уровню жизни, и ряд социально-экономический прав человека, входящих в международный стандарт, государство физически не может обеспечить". В этом особенность сложившейся ситуации.

Если раньше права личности нарушались тоталитарным режимом, то сейчас они страдают от анархии и неразберихи, издержек молодой посткоммунистической демократии, разрушительных конфронтационных процессов. "Практика показывает, - говорится в упомянутом президентском Послании, - что даже те права и свободы, которые не требуют непосильного финансового; обеспечения, далеко не всегда надежно защищены". Гражданин чувствует себя беззащитным перед лицом стихии и неуправляем мости. При этом слабым утешением является то, что ни в одной стране мира права человека не обеспечены на сто процентов, в каждой есть свои проблемы. Но у нас они стоят особенно остро.

Мешают осуществлению прав все те неурядицы и катаклизмы, которые происходят в обществе, - социальная напряженность, политическая нестабильность, усложнение криминогенной обстановки, коррупция, юридический нигилизм, трудности вхождения в рыночные отношения, другие аномалии. В частности, права и законные интересы граждан ущемляются проявлениями некоторых форм неравенства и несправедливости. Пресса пишет о том, что у нас был период "обостренной борьбы с привилегиями. Он завершился, когда их приобрели те, кто с ними боролся".

Иными словами, для нормального функционирования института прав и свобод граждан не создана пока надлежащая социальная среда. В экстремальных же условиях даже традиционные элементарные возможности, предоставленные субъектам законом, не могут быть - реализованы. Сплошь и рядом возникают ситуации, когда право есть, а блага нет, закон действует, а цели его не достигаются. Убедительный пример - невыплата зарплаты, пенсий, пособий. Это напоминает известный каламбур "Я имею право? - Имеете. - А я могу? - Нет, не можете".

Не обеспечено право на жизнь, здоровье, безопасность (от рук преступников ежегодно погибает свыше 30 тыс. человек, в несколько раз больше получают телесные повреждения, резко возросло число самоубийств, смертность превысила рождаемость; эколого-демографический кризис, потери в межнациональных и межэтнических конфликтах). Население России сокращается на 1 млн. в год. Все это сводит на нет указанные выше фундаментальные ценности. Под угрозой оказался генофонд нации

Ослаблены гарантии социальных прав. Менее доступными для значительной части населения становятся высшее образование, медицинское обслуживание, отдых, жилье, лекарства, санаторное лечение Положение усугубляется быстрым расслоением общества на "очень богатых" и "очень бедных". Разница между 10% тех и других составляет более чем в 20 раз. Ясно, что вторая группа не может осуществить многие свои права. Появились такие непривычные для нас понятия, как бедность, голод, нищета, безработица, выживание. Резко упал жизненный уровень подавляющей массы людей.

Именно поэтому принятая Россией Декларация прав и свобод человека и гражданина, несмотря на ее огромное моральное и общественное значение, воспринимается многими как некий свод мало чем пока подкрепленных общих принципов или своего рода торжественное заявление о намерениях и желаниях, а не как реальный документ. Это не юридический, а скорее политический акт, символ, знак перемен. В нем права в основном лишь декларированы, но не гарантированы. Не случайно в печати названную Декларацию нередко расценивают как "сладкую пилюлю". Плохо работает закрепленный в Конституции тезис о том, что права человека являются "непосредственно действующими" (ст.18)

В названном выше президентском Послании не без тревоги отмечается, что в настоящее время "зреет опасное для развития нашего общества явление: права личности, никогда в отечественной истории не считавшиеся практическим государственным приоритетом, рискуют и впредь остаться декларированными. По-прежнему власть будет упоминать о них в официальных документах, а граждане - испытывать на себе собственную правовую незащищенность Опасность состоит в дискредитации понятия "права человека" в социальной и политической практике".

Поэтому неотложная задача заключается в том, чтобы в ходе демократических преобразований наполнить перечисленные в Декларации и Конституции права необходимым жизненным содержанием. Сделать это чрезвычайно трудно, ибо, как указывается в том же Послании, "государство наше не настолько богато, чтобы все без исключения права и свободы человека и гражданина материально обеспечить на самом высоком уровне Минимальные стандарты жизни пока не сформулированы законодательно" Государство сегодня по сути само является "банкротом", "должником", неспособным даже своевременно расплачиваться со своими гражданами за их труд.

Да, раздел в Основном Законе РФ о правах и свободах человека и гражданина является в известной мере украшением правовой системы современной России, самым полным нормативным выражением ее демократических устремлений. Однако ученые-правоведы обращают внимание и на другую сторону вопроса "Конституция - не литературное произведение, а строгий юридический документ. Его смысл не в том, чтобы до предела насытить текст красивыми фразами из международно-правовых актов о правах человека Конституция должна опираться на традиции и реалии собственной страны, ее нормы, особенно если это касается прав человека, действительно призвана давать человеку возможность жить по меркам цивилизованного мира. Иначе вся правовая система будет оставаться ущербной и неполноценной".

Русский дореволюционный юрист П.И. Новгородцев писал, что среди прав, которые обыкновенно помещаются в декларациях, нет одного, которое по всем данным должно было бы найти место в символе веры современного правосознания: это - право на достойное человеческое существование. Признание этого права имеет не только нравственное, но и юридическое значение.

В наше время подобное право закреплено в соответствующий международных документах. В частности, во Всеобщей декларации прав человека 1948 г. говорится:

"Каждый работающий имеет право на справедливое и удовлетворительное вознаграждение, обеспечивающее достойное человека существование для него самого и членов его семьи" (ст.3);

"Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход, социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и членов его семьи, и право на обеспечение на случай безработицы, болезни, инвалидности или иного случая утраты средств к существованию по независящим от него обстоятельствам" (ст.25).

В целом можно сказать, что главное в рассматриваемой проблеме в данный момент - это не теоретическая разработка прав и свобод человека (хотя такая задача, конечно, не снимается), а создание необходимых условии, гарантий и механизмов для их реализации, т.е. практическая сфера.

Именно это наиболее слабое звено в проблеме и именно на это должны быть направлены усилия науки и практики. Важно также устранить прямые нарушения прав, причины, их порождающие, поставить заслоны на пути злоупотреблений и произвола в отношении интересов и достоинства граждан, упрочить их защиту и организационное обеспечение.

На "Круглом столе" журнала "Государство и право", посвященном обсуждению темы "Конституция РФ и совершенствование юридических механизмов защиты прав человека", справедливо отмечалось (доклад Е.А. Лукашевой) 1, что прямое действие Конституции вовсе не означает автоматической реализации ее норм о правах граждан, нужны конкретные процедуры, инструменты, содействие. Нынешнее государство, его структуры проявляют крайнее безразличие к правам и свободам человека. Чиновничья бюрократия даже не утруждает себя заверениями в приверженности им, чувствуя безнаказанность и свободу от любой ответственности.

Механизм пресечения произвола практически отсутствует. Отсюда - нарушения прав человека. Законы, указы Президента абсолютно бессильны перед беспределом бюрократии. Поэтому конституционные записи о правах и свободах человека как высшей ценности, об их соблюдении и государственной защите пока остаются на бумаге и резко контрастируют с действительностью.

Серьезные массовые нарушения прав человека были допущены в ходе восстановления "конституционной законности" в Чечне, и, в частности, такого фундаментального из них, как право на жизнь, без которого все другие права теряют свой смысл. Сначала это право в течение длительного времени грубо нарушалось (особенно в отношении некоренного населения) самопровозглашенным сепаратистским режимом, против которого надо было принимать срочные, но тщательно продуманные меры, адекватные ситуации.

С другой стороны, запоздалое и не во всем четко скоординированное "наведение конституционного порядка" вооруженным путем обернулось большой кровью, в том числе среди мирного населения. Внутренний конфликт перерос в международный, принял характер жестокой войны с тяжелыми жертвами и разрушениями, морально-политическими последствиями. Все это оказало шокирующее воздействие на российскую и мировую общественность. Президент РФ был вынужден создать специальную комиссию по наблюдению за соблюдением прав граждан в зоне военных действий.

Сегодня совершенно очевидно, что научную мысль в гуманитарной области необходимо повернуть в несколько иное русло - не широковещательные словопрения и фанфары, не ликование и восхищение самим фактом признания, провозглашения прав человека, не любование их широтой, значимостью, неотчуждаемостью, приоритетностью и т.д., а оценка результатов этого долго ожидавшегося поворота.

Необходимо сместить акценты в трактовке модной ныне темы в практическую плоскость, в плоскость достижения конечных целей, фокусируемых на личность. Не права ради прав, а права ради возвышения и свободного развития личности - "меры всех вещей". Последняя - критерий и оселок эффективности всего института прав и свобод. Мудрое изречение гласит: "Все процессы реакционны, если рушится человек".

Заключение

В заключении хочу конкретизировать некоторые положения. Основные права человека и гражданина гарантирует глава 2 Конституции РФ, согласно ч.2 ст.17, основные права и свободы человека "неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения". Тем самым Конституция признает основные права как существующие независимо от конкретного законодательства естественные права.

Гарантируемые гл.2 Конституцией права и свободы имеют приоритет по отношению к любой норме федерального закона, указа или постановления государственного органа на федеральном уровне. Следовательно, никакой нормативный акт уровнем ниже Конституции не может быть действительным, если он не отвечает гарантированным Конституцией основным правам.

С одной стороны основные права олицетворяют решения законодателя и представляют собой руководящие принципы для правового порядка, с другой стороны, это субъективные права тех лиц, которые могут требовать от органов государственной власти уважения их индивидуальных прав и свобод в каждом отдельном случае и имеют возможность добиться этого в судебном порядке.

Органы исполнительной и судебной власти, в особенности, должны учитывать объективное содержание основных прав при применении норм закона. Для законодательных органов основные права и свободы - рамки, определенная программа законотворческой деятельности. Конституционный Суд РФ обладает компетенцией в ходе проводимого в судебном порядке контроля правовых норм, согласно пп. "а-г" ст.125 Конституции РФ, проверить, соответствует ли данный нормативный акт нормам Основного Закона. Все государственные органы обязаны толковать и применять нормативный акт как отвечающий основным правам. В случае если нормативный акт не может применяться без нарушений основных прав, нужно ставить вопрос о его отмене.

Неправильно думать, что основные права есть некие привилегии и правомочия. Если кто-то создает предприятие, решает принять мусульманскую веру или переезжает из Москвы в Тулу, он может это делать потому, что все это представляет собой неограниченное количество вариантов поведения человека. Сумма этих возможностей есть естественная свобода каждого человека, не зависящая от любого правопорядка. В общем эта свобода не ограничена, и тот, кто решается на одно из допустимых в рамках этой свободы действий, не нуждается в разрешении на это и не обязан предоставлять этому оправдательные причины. Но есть и условия реализации этих прав и свобод: они не должны нарушать права третьих лиц, и не должны противоречить рамкам, установленным законом. Однако не индивидуум обязан оправдывать свои действия, когда он хочет воспользоваться одной из своих свобод, а государство, если оно хочет ограничить эту свободу.

Список литературы

Нормативный материал:

1. Всеобщая декларация прав человека, 1948 г.

2. Гражданский кодекс РФ, 1994 г. (в ред. 2001 г.)

3. Декларация независимости США,1776 г.

4. Закон о средствах массовой информации, 1991

5. Конвенция о правах ребенка, 1989 г.

6. Конвенция о защите прав человека и основных свобод, 1950 г.

7. Конституция РФ, 1993 г.

8. Конституция СССР, 1936

9. Конституция РСФСР, 1918

10. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, 1966 г.

11. Международный пакт о гражданских и политических правах, 1966

12. Постановление Пленума ВС РФ от 31 октября 1995 г. №8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия"

13. Семейный кодекс, 1995 г. (в ред. 2000 г.)

14. Уголовный кодекс РФ, 1996 г. (в ред 2002 г.)

15. Факультативный протокол №1 к Международному пакту о гражданских и политических правах, 1966 г.

16. Факультативный протокол №2 к Международному пакту о гражданских и политических правах, 1989 г.

Литература:

17. Алексеев С.С. Теория права. М., 1993

18. Гревцов Ю.И. Очерки теории и социологии права. СПб., 1996.

19. Действующее международное право. Колосов Ю.М., Кривчикова Э.С. - М.: изд "МНИМП", 1997г.

20. Козлова Е.И., Кутафин О Е. Конституционное право России: учебник.2-е изд. - М.: Юристъ, 1998.

21. Лейбо Ю.И., Толстопятенко Г.П., Экштайн К.А. Научно-практический комментарий к гл.2 Конституции РФ - М.: "Издательство ЭКОМ", 2000

22. Лукашева Е.А. Права человека. М., "Норма", 2001.

23. Рассказов Л.П. Упоров И.В. Естественные права человека. СПб.: Лексикон, 2001

24. Садовникова Г.Д. Комментарий к Конституции РФ, 2е издание. М.: Юрайт. 2001 Хропанюк В.Н. Теория государства и права М., 1993.

Размещено на Allbest.ru


Подобные документы

  • Становление прав и свобод человека. Понятие и сущность прав и свобод. Историческое развитие прав и свобод. Виды прав и свобод. Защита прав и свобод. Основные и иные права человека и гражданина. Система механизмов обеспечения и защиты прав и свобод.

    курсовая работа [40,0 K], добавлен 30.10.2008

  • Права и свободы человека и гражданина как категория. Эволюция прав и свобод человека и гражданина, их классификация и конституционное закрепление. Актуальные проблемы реализации прав и свобод человека и гражданина в России. Право на судебную защиту.

    дипломная работа [148,0 K], добавлен 17.03.2014

  • Понятие и классификация основных прав и свобод. Общественные правоотношения, складывающиеся в процессе нормативно-правового регулирования и обеспечения прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации. Гарантии защиты прав и свобод человека.

    курсовая работа [41,7 K], добавлен 30.08.2010

  • Понятие и классификация прав и свобод человека. Обеспечение законности при реализации прав и свобод человека и гражданина. Отражение прав человека в конституции России. Международно-правовой базис прав человека. Понятие и виды правового статуса личности.

    дипломная работа [98,6 K], добавлен 04.11.2010

  • Права и свободы человека как определяющий фактор статуса личности в обществе, их признаки и классификация. Юридические гарантии прав и свобод человека и гражданина. Направления деятельности государства по обеспечению условий для реализации прав и свобод.

    дипломная работа [88,1 K], добавлен 05.09.2016

  • Создание условий для реализации защиты прав и свобод человека и гражданина как конституционная обязанность государства. Гарантия судебной защиты прав и свобод. Роль Президента Российской Федерации, как гаранта прав и свобод человека и гражданина.

    доклад [11,8 K], добавлен 11.02.2010

  • Понятие основных прав и свобод человека и гражданина. Юридические обязанности. Правовой статус личности. Особенности правового статуса осужденного. Роль Федеральной службы исполнения наказаний России в обеспечении прав и свобод человека и гражданина.

    курсовая работа [43,3 K], добавлен 26.07.2014

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.