Установление отцовства в российской и международной судебной практике

Обобщение особенностей и проблем, возникающих в делах об установлении отцовства. Сравнение способов их решений в отечественной и зарубежной судебной практике. Дело Расмюссена против Дании. Дело Шофмана против РФ. Статистика дел об установлении отцовства.

Рубрика Государство и право
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 05.10.2010
Размер файла 37,2 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

  • Содержание

Введение

1. Проблемы, особенности установления отцовства

2. Международная судебная практика по делам об установлении отцовства 2.1 Дело Расмюссена против Дании

2.2 Дело Шофмана против Российской Федерации

3. Статистика дел об установлении отцовства

Заключение

Литература

Введение

Установление отцовства понимается как юридический факт, влекущий родительские правоотношения. Его следует рассматривать также как институт семейного права и как способ защиты прав ребенка.

В первом случае это совокупность юридических норм, регулирующих отношения, возникающие в связи с установлением происхождения ребенка, во втором - мера, направленная на восстановление (признание) нарушенных (оспоренных) прав ребенка.

Основанием для возникновения прав и обязанностей родителей и детей признается происхождение детей, удостоверенное в установленном законом порядке (ст. 47 СК).

Цель данной работы - уяснение проблем, возникающих в делах об установлении отцовства, их особенности а также сравнение способов их решений в отечественной и зарубежной судебной практике.

Для того, чтобы достичь поставленной цели, необходимо, на мой взгляд, решить следующие задачи:

выявить проблемы, возникающие в делах об установлении отцовства, и указать способы их решения;

сравнить способы разрешения проблем в отечественной и зарубежной судебной практике;

привести статистику дел об установлении отцовства.

1. Проблемы, особенности установления отцовства

Установление отцовства понимается как юридический факт, влекущий родительские правоотношения. Его следует рассматривать также как институт семейного права и как способ защиты прав ребенка.

В первом случае это совокупность юридических норм, регулирующих отношения, возникающие в связи с установлением происхождения ребенка, во втором - мера, направленная на восстановление (признание) нарушенных (оспоренных) прав ребенка.

Основанием для возникновения прав и обязанностей родителей и детей признается происхождение детей, удостоверенное в установленном законом порядке (ст. 47 СК).

Установление происхождения ребенка от матери обычно не вызывает проблем. Оно, как правило, производится в административном порядке органами записи актов гражданского состояния. Для этого заинтересованное лицо (родители или один из них, родственники, уполномоченные родителями лица, медицинская организация) заявляет о рождении ребенка устно или в письменной форме в орган загса.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации обратил внимание судов в п. 2 Постановления от 25 октября 1996г. «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов», что, решая вопрос о том, какой нормой следует руководствоваться при рассмотрении дела об установлении отцовства (ст.49 СК или ст.48 КоБС), суд должен исходить из даты рождения ребенка. В отношении детей, родившихся после введения в действие Семейного кодекса, суд, исходя из ст.49 СК, принимает во внимание любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от конкретного лица; в отношении же детей, родившихся до введения в действие Семейного кодекса, суд, решая вопрос об отцовстве, должен руководствоваться ч.2 ст.48 КоБС, принимая во внимание совместное проживание и ведение общего хозяйства матерью ребенка и ответчиком до рождения ребенка или совместное воспитание либо содержание ими ребенка или доказательства, с достоверностью подтверждающие признание ответчиком отцовства.

Сведения о матери и отце найденного (подкинутого) ребенка в запись о его рождении не вносятся.

Если невозможно представить доказательства о рождении ребенка, заинтересованное лицо обращается в суд с заявлением об установлении факта рождения ребенка конкретной женщиной. Таким образом, происхождение ребенка от матери устанавливается в административном или судебном порядке.

Происхождение детей от конкретного мужчины также может быть установлено добровольно, в административном порядке (органами загса) и принудительно, в судебном порядке. В административном порядке происхождение ребенка от отца может быть установлено как в случае рождения ребенка от лиц, состоящих в браке между собой, так и в случае рождения ребенка от не состоящих в таком браке.

В первом случае отцом признается супруг. Он признается отцом и тогда, когда ребенок родился в течение 300 дней с момента его смерти либо со времени расторжения брака (признания его недействительным).

Во втором случае отцовство устанавливается по совместному заявлению матери и отца, а также по заявлению отца с согласия органов опеки и попечительства в случае смерти матери, признания ее недееспособной, невозможности установления места ее нахождения, лишения родительских прав (ст. 48 СК).

Заинтересованные лица могут обратиться в органы загса с заявлением как после рождения ребенка, так и до его рождения, во время беременности матери. Однако запись о родителях производится только после рождения ребенка.

Если ребенок, в отношении которого решается вопрос об отцовстве, достиг совершеннолетия, оно возможно лишь с его согласия. В том случае, когда это лицо является недееспособным, требуется согласие опекуна или органа опеки и попечительства. Если подросток объявлен эмансипированным (ст. 27 ГК) либо по другим основаниям приобрел полную дееспособность, также необходимо его согласие. Ю. Беспалов. Разбирательство дел об установлении отцовства. Опубликовано в СПС «Консультант-плюс».

Несмотря на то, что в законе говорится лишь о совершеннолетних гражданах, лица, приобретшие полную дееспособность до совершеннолетия, также могут быть заинтересованы в разрешении вопроса, о котором идет речь, и их мнение должно быть выяснено. Если мать ребенка утверждает, что отцом ребенка является не супруг, отцовство может быть установлено путем подачи совместного заявления в орган загса либо в судебном порядке. Если супруги дали согласие на имплантацию эмбриона другой женщине, необходимо согласие этой женщины (суррогатной матери).

В судебном порядке могут быть установлены отцовство, факт отцовства и факт признания отцовства. Установление происхождения ребенка от отца осуществляется судом в порядке искового либо особого судопроизводства. По правилам искового судопроизводства устанавливается отцовство (ст. 49 СК), а по правилам особого судопроизводства - факт отцовства и факт признания отцовства (ст. 50 СК, ст. 247 ГПК).

Разграничение этих категорий дел происходит, как отмечалось в юридической литературе, по следующим основаниям: смерть фактического отца ребенка и время рождения ребенка. Помимо указанных оснований, следует назвать еще одно - наличие либо отсутствие спора о праве.

Безусловный критерий, который может быть положен в основу деления судопроизводства на виды - это спор о праве. Подведомственность таких дел суду определяется:

· рождением ребенка от лиц, не состоящих в браке между собой;

· отказом фактического отца от добровольного признания отцовства;

· отказом органов опеки и попечительства дать согласие отцу ребенка на установление отцовства в административном порядке в случае смерти матери, признания ее недееспособной, лишения родительских прав, невозможности установления места ее нахождения;

· заявлением матери, состоящей в браке, о том, что отцом ребенка является не ее супруг, а другое лицо, которое отказалось добровольно установить отцовство, и возник спор;

· смертью фактического отца.

Подсудность определяется местом жительства предполагаемого отца и местом жительства матери для дел об установлении отцовства (ст. 22 ГПК РФ), местом жительства заявителей - об установлении факта отцовства и факта признания отцовства (ст.29, 402 ГПК РФ). В первом случае подсудность является альтернативной и определяется по выбору истца, а во втором случае - исключительной, определяемой местом жительства заявителя.

Установление отцовства следует рассматривать как юридический акт и как способ защиты прав ребенка, поскольку в случае удовлетворения иска восстанавливаются нарушенные права последнего: право жить и воспитываться в семье, знать своих родителей и т.д.

Судебное установление отцовства есть применяемая судом в целях принудительной реализации прав ребенка мера государственного принуждения, в результате которой между ребенком и лицом, признанным отцом, возникают семейные права и обязанности.

На стадии возбуждения дела важно определить круг лиц, наделенных правом обратиться в суд с требованием об установлении отцовства, факта отцовства, факта признания отцовства.

Дело об установлении отцовства может быть возбуждено: одним из родителей; опекуном (попечителем); лицом, на иждивении которого находится ребенок (фактический воспитатель); ребенком, достигшим совершеннолетия (ст. 49 СК); несовершеннолетней матерью по достижении возраста 14 лет (п. 3 ст. 62 СК); прокурором (ст. ст. 4, 41 ГПК); органом опеки и попечительства (если этот орган исполняет обязанности опекуна - п. 2 ст. 123 СК).

В качестве заявителей по делам об установлении факта отцовства либо факта признания отцовства могут выступать те же лица, что и по делам об установлении отцовства.

Помимо общих требований, предъявляемых ст. 124 ГПК к форме и содержанию заявления, должны быть установлены специальные требования, касающиеся сведений, содержащихся в заявлении (время зачатия ребенка, данные о предполагаемом отце и т.д.). В заявлении об установлении факта отцовства и факта признания отцовства должны быть сведения о том, что в ином порядке их установить невозможно.

Заявления об установлении отцовства, факта отцовства, факта признания отцовства не оплачиваются государственной пошлиной (ст. 23 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации»).

Возбудив дело, судья проводит тщательную подготовку к разбирательству - решает вопрос о составе лиц, участвующих в деле, определяет доказательства, которые каждая сторона должна представить в обоснование своих утверждений и т.д.

К сторонам, участвующим в деле об установлении отцовства, следует отнести: лицо, по иску которого возбуждено дело; предполагаемого отца; ребенка, достигшего возраста 14 лет. Трубников П.Ю. Рассмотрение судами дел об установлении отцовства ( взята из СПС «Консультант-плюс);

Лицо, обратившееся в суд, может занимать различное процессуальное положение. Если с иском обратилась мать, опекун, фактический воспитатель, они будут признаны законными представителями ребенка. Прокурор, орган опеки и попечительства, обратившиеся в суд, признаются заявителями. И в первом, и во втором случаях истцом является ребенок. Ребенок признается истцом и тогда, когда самостоятельно обращается в суд.

Ответчиком является предполагаемый отец.

В процессе подготовки дела к разбирательству судья вправе с учетом мнения сторон назначить экспертизу для выяснения вопросов, связанных с происхождением ребенка (период зачатия ребенка, срок вынашивания, способность к зачатию и т.д.).

Неявка стороны на экспертизу, когда ее без этой стороны провести невозможно, либо непредоставление необходимых предметов исследования не является безусловным основанием для признания судом установленными или опровергнутыми фактов, для выяснения которых экспертиза была назначена. Экспертиза может быть биологической, судебно - медицинской, генетической и т.д.

Судья, как правило, вызывает мать и предполагаемого отца для опроса, по просьбе сторон истребует доказательства.

Я считаю, что по этой категории дел необходимо повысить роль суда в собирании доказательств по собственной инициативе, закрепить элементы как состязательного, так и следственного процесса. Такое правило будет соответствовать интересам ребенка.

В ходе подготовки дела к разбирательству судье необходимо определить и норму, подлежащую применению в каждом конкретном случае. От этого зависит круг обстоятельств, подлежащих выяснению в судебном разбирательстве.

При установлении отцовства в отношении детей, родившихся 1 марта 1996г. и позже, суд руководствуется ст. 49 СК и определяет круг доказательств, с достоверностью подтверждающих происхождение ребенка от конкретного лица. В случае же установления отцовства в отношении ребенка, родившегося до 1 марта 1996г., необходимо руководствоваться ст. 48 ранее действовавшего Кодекса о браке и семье РСФСР и принимать во внимание доказательства, подтверждающие совместное проживание и ведение общего хозяйства матерью ребенка и ответчиком, совместное воспитание или содержание ребенка и другие доказательства. Трубников П.Ю. Рассмотрение судами дел об установлении отцовства ( взята из СПС «Консультант-плюс);

Установление обстоятельств, свидетельствующих о том, является ли предполагаемое лицо, указанное в качестве ответчика, отцом ребенка либо не является, - основной предмет доказывания.

Необходимо иметь в виду, что доказательства для установления отцовства в судебном порядке, предусмотренные ст. 49 СК, существенно отличаются от тех, которые предусмотрены ст. 48 КоБС. Там же

Обстоятельства, предусмотренные ст. 48 КоБС, делятся на три группы: совместное проживание и ведение общего хозяйства; участие фактического отца ребенка в его воспитании либо содержании; признание ответчиком отцовства.

В новом Семейном кодексе РФ эти обстоятельства отдельно не выделяются. Как уже было отмечено, к числу доказательств отнесены любые, с достоверностью свидетельствующие о происхождении ребенка от конкретного лица. Таким образом, отменены имевшиеся ранее ограничения круга подтверждающих отцовство доказательств. Однако это не значит, что суд не должен принимать во внимание доказательства, которые предусматривались КоБС. Они также могут свидетельствовать о происхождении ребенка от конкретного лица. Трубников П.Ю. Рассмотрение судами дел об установлении отцовства ( взята из СПС «Консультант-плюс);

О происхождении ребенка от конкретного лица могут свидетельствовать как совокупность доказательств, так и отдельные из них: заключение экспертизы, проведенной методом генетической дактилоскопии»; справка с места жительства истца и ответчика; свидетельство о рождении ребенка; совместное проживание без регистрации брака; квитанции о денежных переводах на содержание ребенка; документы о приобретении имущества; выписка корреспонденции предполагаемым отцом на свое имя по адресу матери ребенка; указание в автобиографии о семейных отношениях без регистрации брака с матерью; показания свидетелей; посещение предполагаемым отцом детского сада, определение формы обучения ребенка; медицинские документы о способности к зачатию и т.д. Там же

Однако необходимо учитывать, что никакое из доказательств не имеет для суда заранее установленной силы (ст. 56 ГПК). С другой стороны, любые доказательства, бесспорно свидетельствующие о происхождении ребенка от конкретного лица, служат основанием для удовлетворения иска (ст. 49 СК). Там же

Одновременно с иском об установлении отцовства может быть предъявлен иск о взыскании алиментов. При удовлетворении иска взыскиваются и алименты со дня подачи заявления (ст. 107 СК).

В случае смерти лица, которое признавало себя отцом ребенка, но не состояло в браке с матерью, суд в соответствии со ст. 50 СК вправе установить факт признания им отцовства по правилам особого производства (если не имеется спора о праве). Суд удовлетворяет заявление, если будет установлено, что умерший признавал свое отцовство в отношении ребенка. Об этом может свидетельствовать лишь та группа доказательств, которая подтверждает субъективное отношение предполагаемого отца к ребенку. К числу таковых следует отнести участие в воспитании или содержании ребенка, письменные заявления об отцовстве как до рождения ребенка, так и после рождения.

Другие доказательства, исходя из требований ст. 50 СК, в данном случае не могут быть приняты во внимание. Так, совместное проживание, ведение общего хозяйства не могут свидетельствовать о признании лицом отцовства. Не может быть учтено и заключение экспертизы.

По мнению некоторых ученых, что законодатель необоснованно ограничил основания для установления факта признания отцовства. Они считают, что необходимо изменить данную норму, расширив основания для установления этого факта. Принимать во внимание нужно все доказательства, подтверждающие происхождение ребенка от умершего предполагаемого отца. Следовало бы изменить и заголовок данной статьи СК, назвав ее - «Установление факта отцовства». Это будет соответствовать интересам ребенка. Трубников П.Ю. Рассмотрение судами дел об установлении отцовства ( взята из СПС «Консультант-плюс).

Факт отцовства может быть установлен в отношении детей, родившихся 1 марта 1996г. и позднее, при наличии доказательств, с достоверностью подтверждающих происхождение ребенка от данного лица (ст. 49 СК РФ), а в отношении детей, родившихся в период с 1 октября 1968 г. до 1 марта 1996г., - при наличии доказательств, подтверждающих хотя бы одно из обстоятельств, перечисленных в ст. 48 КоБС РСФСР. Там же

Отцовство (либо материнство) может быть оспорено. Таким правом обладает лицо, записанное в качестве отца (матери); лицо, фактически являющееся отцом (матерью); ребенок, достигший совершеннолетия; опекун (попечитель); опекун родителя, признанного недееспособным. Теперь годичный срок для оспаривания отцовства (материнства) не установлен.

2. Международная судебная практика по делам об установлении отцовства

Теперь рассмотрим как были разрешены два судебных дела по схожему вопросу. Материалы по данным делам размещены в базе «Консультант-плюс».

2.1 Дело Расмюссена против Дании

Г-н Расмюссен, 1945г. рождения, гражданин Дании, женился в 1966г., и в январе 1971г. его жена родила девочку. У заявителя возникли сомнения относительно своего отцовства, но он воздержался от непризнания отцовства, поскольку хотел сохранить брак.

Заявитель и его жена разошлись в июне 1975г. В соответствии с соглашением, заключенным с женой ранее, г-н Расмюссен обязался не инициировать разбирательство с целью оспорить свое отцовство, а его жена отказалась от алиментов на содержание ребенка.

В январе 1976г. бывшая жена заявила, что она не связана этим соглашением. Г-н Расмюссен обратился в Апелляционный суд за разрешением подать иск о непризнании отцовства, поскольку истек срок, установленный статьей 5 §2 Закона 1960г. о правовом статусе детей. Однако Апелляционный суд 12 апреля 1976г. отказал ему в разрешении, поскольку в его деле не существовало особых обстоятельств, на основании которых можно было бы сделать исключение в отношении срока давности. Получив новую информацию, г-н Расмюссен еще раз обратился в Апелляционный суд в ноябре 1978г., но ему снова было отказано. Это Решение Суда затем было подтверждено Верховным судом в январе 1979г.

В жалобе, поданной в Комиссию г-ном Расмюссеном 21 мая 1979г., он утверждал, что стал жертвой дискриминации по признаку пола, поскольку, согласно датскому законодательству, его право на доступ в суды с целью оспорить отцовство по отношению к ребенку было ограничено определенным сроком, в то время как его бывшая жена могла бы обратиться в суд в любое время. Он ссылался на статью 14 в сочетании со статьями 6 и 8 Конвенции.

Комиссия признала жалобу приемлемой 8 декабря 1981г. В своем докладе от 5 июля 1983г. она высказала мнение о нарушении статьи 14 в сочетании со статьями 6 и 8 (восемью голосами против пяти). Комиссия передала дело в Суд 12 октября 1983г.

Выдержки из судебного решения:

27. Г-н Расмюссен жаловался на то, что по Закону 1960г., его право оспорить отцовство ребенка, рожденного в период, когда он состоял в браке, зависело от установленного для этого срока, в то время как его бывшая жена имела право потребовать проведения теста с целью установления отцовства ребенка в любое время. Он утверждал, что явился жертвой дискриминации по признаку пола, что противоречит статье 14 Конвенции в сочетании со статьей 6 (право на справедливое судебное разбирательство, включая право на доступ к Суду) и статьей 8 (право на уважение личной и семейной жизни).

28. Статья 14 Конвенции гласит:

«Пользование правами и свободами, признанными в настоящей Конвенции, должно быть обеспечено без какой-либо дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или любым иным обстоятельствам».

29. Статья 14 дополняет другие нормы Конвенции и Протоколов. Она не имеет самостоятельного существования, поскольку действует лишь в отношении «пользования правами и свободами», охраняемыми этими нормами. Хотя применение статьи 14 не обязательно предполагает нарушение этих норм - и в этих пределах она имеет автономное значение, - данная статья не может быть применена, если только обстоятельства дела не попадают в сферу действия одной или нескольких таких норм (см. inter alia Судебное решение по делу Ван дер Мюсселе от 23 ноября 1983 г. Серия A, т. 70, с. 22, п. 43).

30. По мнению заявителя, иски об отцовстве подпадают под действие статьи 6, а желание мужа определить свой семейный статус - под действие статьи 8. Комиссия согласилась с этими утверждениями.

31. Правительство сомневалось в том, что обращения по вопросам отцовства ведут к определению «прав и обязанностей гражданско-правового характера» по смыслу статьи 6 п. 1 главным образом потому, что они связаны с публичным интересом. Оно также оспаривало применимость статьи 8, утверждая, что ее целью является защита семьи, а не расторжение существующих семейных уз.

32. Статья 6 п. 1 обеспечивает каждому право на определение вопроса его прав и обязанностей гражданско-правового характера (см. Судебное решение по делу Голдера от 21 февраля 1975 г. Серия A, т. 18, с. 18, п. 36). Правда, при этом весьма значим публичный интерес, но, с точки зрения Суда, этот фактор не может исключить применимость статьи 6 к спору, который в силу самого своего характера является «гражданско-правовым». Иск о непризнании отцовства относится к семейному праву и на одном этом основании он носит «гражданско-правовой» характер.

33. Статья 8 в свою очередь защищает не только «семейную», но также и «личную» жизнь. Хотя целью судебного разбирательства, на котором настаивал заявитель, было законное расторжение существующих семейных связей, определение его правового статуса в отношении ребенка, несомненно, касалось личной жизни заявителя. Факты этого дела соответственно также попадают под действие статьи 8.

34. По Закону 1960 г. муж в отличие от ребенка, его попечителя или матери, ограничен определенным сроком для оспаривания отцовства (см. п. 19 выше).

Правительство указало, что это различие, появившееся в тексте Закона, сглаживалось двумя факторами. Во-первых, муж имел возможность просить Апелляционный суд дать разрешение на предъявление иска по истечении этого срока (см. п. 19 выше); во-вторых, не только муж, но и жена могла быть лишена права оспаривать отцовство в силу «доктрины признания» (см. п. 17 и 20 выше). Однако Правительство не утверждало, что этих факторов было достаточно, чтобы исключить различие, установленное Законом. Действительно, матери ребенка в отличие от мужа не было бы отказано только по причине истечения преклюзивного срока; она могла бы проиграть процесс только по причине упречности ее поведения в прошлом.

В целях применения статьи 14 Суд видит различие в подходе к г-ну Расмюссену и к его бывшей жене в отношении возможности оспорить в судебном порядке отцовство г-на Расмюссена. Нет необходимости определять, на чем основано это различие, перечень оснований в статье 14 не является исчерпывающим.

35. Статья 14 защищает от дискриминации лиц, которые «находятся в одинаковых ситуациях».

36. Правительство поддержало заключение меньшинства членов Комиссии, согласно которому муж и жена не находились в одинаковой ситуации с точки зрения возможности начать судебный процесс об отцовстве; их ситуации и интересы были во многом различны. Впрочем, большинство членов Комиссии полагало, что эти характерные особенности не были достаточно существенными, чтобы служить основанием для выводов меньшинства.

37. Суд не считает, что ему необходимо решать этот спорный вопрос, в особенности ввиду того, что интересы, о которых идет речь, были учтены при рассмотрении вопроса о различии в обращении с г-ном Расмюссеном и его бывшей женой. Суд исходит из допущения, что речь идет о лицах, находящихся в одинаковой ситуации.

38. В целях статьи 14 различие в подходе является дискриминационным, если у него «нет объективного и разумного обоснования», т.е. если оно не преследует «законную цель» или если нет «разумной соразмерности между используемыми средствами и преследуемой целью».

39. Правительство заявило, что имевшее место ограниченное различие в подходе было объективным и оправданным. Оно привело inter alia следующие аргументы:

1. интересы мужа и матери в споре по установлению отцовства различны. В отличие от интересов мужа интересы матери, как правило, совпадают с интересами ребенка; и естественно, что, взвешивая интересы различных членов семьи, датское законодательство в 1960 г. встало на ту точку зрения, что интересы более слабой стороны, а именно ребенка, следует считать превалирующими (см. п. 18 выше);

2. датское законодательство сочло необходимым установить предельные сроки для предъявления иска о непризнании отцовства, поскольку существует риск, что муж может угрожать таким иском матери, чтобы избежать алиментных обязательств;

3. при решении вопроса о том, находились ли действия национальных властей в предоставленных им «пределах усмотрения», следует принять во внимание экономические и социальные условия в данный период времени в конкретной стране и генезис соответствующего законодательства;

4. Дания внесла изменения в Закон 1960г., когда этого потребовали новые обстоятельства, но нельзя сказать, что прежнее законодательство Дании было в тот период времени менее прогрессивным, чем законодательство других государств - участников.

Комиссия пришла к заключению, что единственно, что оправдывало различия, было стремление избежать ухудшения положения ребенка в результате иска г-на Расмюссена о непризнании отцовства, предъявленного через несколько лет после его рождения. Поскольку к тому же результату могла привести и «доктрина признания», то Комиссия заключила, что в деле отсутствовала разумная соразмерность между используемыми средствами - ограничение сроков лишь для мужа - и преследуемой целью.

40. В ряде решений Суд указал на то, что Договаривающимся государствам предоставлены определенные «пределы усмотрения» для того, чтобы определить, оправданны ли, и в какой мере, юридические различия в подходе к лицам, во всех других отношениях находящимся в одинаковых Широта пределов усмотрения варьируется в зависимости от конкретных обстоятельств, предмета спора и его контекста. В этом отношении одним из релевантных факторов может служить наличие или отсутствие некоторой общей доминанты в правовых системах Договаривающихся государств.

41. Изучение законодательства Договаривающихся государств об установлении отцовства показывает, что такой общности не существует и что в большинстве стран положение матери и положение мужа регулируются по-разному.

Датское законодательство, на которое жаловался заявитель, основывалось на рекомендациях, сделанных после тщательного изучения проблемы Комитетом по отцовству, созданным Министерством юстиции в 1949г. Суд тщательно рассмотрел обстоятельства и общий контекст дела, принял во внимание те пределы усмотрения, которые предоставлены властям в данном вопросе. Эти последние были вправе считать, что установление предельных сроков для предъявления иска о непризнании отцовства было оправдано желанием обеспечить юридическую определенность и защитить интересы ребенка. В этом отношении законодательство, на которое жаловался заявитель, существенно не отличалось от законодательства других Договаривающихся государств или от Закона, действующего в настоящее время в Дании. Различие в подходе к мужьям и женам основывалось на представлении, что ограниченные сроки подачи иска были в меньшей степени необходимы женам, нежели мужьям, поскольку интересы матери обычно совпадают с интересами ребенка и в большинстве случаев развода или раздельного жительства супругов ребенок остается у матери. Действовавшие правила были видоизменены датским Парламентом в 1982г., поскольку законодатели сочли, что концепция, лежащая в основе Закона 1960г., стала несовместимой с процессами, происходящими в обществе; из этого нельзя сделать вывод, что оценка ситуации в стране двадцать два года назад была неоправданной.

Верно, что такой же результат мог быть следствием «доктрины признания». Но в силу уже указанных причин власти имели право допустить, что в отношении мужа преследуемая ими цель будет достигнута наиболее удовлетворительно с помощью нормы Закона, в то время как в отношении матери было достаточно оставить дела такого рода на усмотрение судов, которые подходили бы к их решению дифференцированно. Учитывая пределы усмотрения, предоставленные властям, они не нарушили принцип соразмерности.

Таким образом, Суд приходит к заключению, что оспариваемое различие в подходе не было дискриминирующим в смысле статьи 14.

По этим основаниям суд единогласно постановил, что нарушение статьи 14 в сочетании со статьей 6 или статьей 8 не имело места.

Совершено на английском и французском языках и оглашено во Дворце прав человека в Страсбурге 28 ноября 1984 г.

Председатель Жерар ВИАРДА

2.2 Дело Шофмана против Российской Федерации

Заявитель, Леонид Михайлович Шофман - гражданин России, 1957 года рождения, проживает в г. Гросс-Рорхайме, Федеративная Республика Германия. В Европейском суде его интересы представляет Г. Риксе, адвокат из г.Билефельда, Германия. Власти Российской Федерации в Европейском суде были представлены Уполномоченным при Европейском суде по правам человека П.А. Лаптевым.

10 августа 1989г. заявитель вступил в брак с Г. в г. Новосибирске. После заключения брака они переехали в г. Санкт-Петербург.

12 мая 1995г. во время своего пребывания у своих родителей в г.Новосибирске Г. родила сына и дала ему свою фамилию, несмотря на возражения заявителя. Вскоре после этого факт рождения ребенка был зарегистрирован, заявитель был внесен в свидетельство о рождении в качестве отца ребенка.

В конце сентября 1995 года Г. и ее сын вернулись в г. Санкт-Петербург. Заявитель полагал, что он является отцом мальчика, и обращался с ним как со своим сыном.

28 марта 1996г. заявитель переехал в Германию. До сентября 1997 года заявитель ждал, когда Г. и ее сын переедут к нему в Германию. В письме, отосланном в сентябре 1997 года, Г. написала заявителю, что у нее нет планов продолжать пребывать с ним в браке и что она подала в суд о присуждении ей выплаты алиментов на содержание ребенка. Примерно в это же время родственники заявителя, проживающие в г. Новосибирске, сказали заявителю, что он не является отцом ребенка Г.

16 декабря 1997г. заявитель подал заявление о разводе и об оспаривании отцовства. 12 апреля 1999г. брак был расторгнут.

16 ноября 2000г. Железнодорожный районный суд г. Новосибирска вынес свое Решение. Суд установил, что согласно результатам анализов ДНК, сделанных 28 июня 1999г. и 5 июня 2000г., заявитель не мог быть отцом ребенка. Г. утверждала, что заявитель являлся отцом ее сына. Признав, что сомнений в достоверности результатов экспертиз не имеется, суд решил, что заявитель не являлся отцом ребенка. Однако суд признал, что дело должно быть рассмотрено в соответствии с Кодексом РСФСР о браке и семье от 30 июля 1969г., поскольку ребенок родился до 1 марта 1996г. (даты, когда вступил в силу новый Семейный кодекс Российской Федерации). Кодекс РСФСР о браке и семье устанавливал срок в один год для оспаривания отцовства, который исчислялся с того момента, когда лицо было уведомлено о регистрации отцовства. Суд установил, что заявитель не оспаривал отцовство, когда родился ребенок, а обратился в суд только в декабре 1997 года по истечении срока, и, соответственно, заявление подано по истечении срока для его подачи. Наконец, суд заявил, что ссылка заявителя на новый Семейный кодекс Российской Федерации, не содержащий сроков для оспаривания отцовства, не являлась допустимой, поскольку она могла применяться только к спорам семейно-правового характера, возникшим после 1 марта 1996г.

15 марта 2001г. судебная коллегия по гражданским делам Новосибирского областного суда, рассмотрев кассационную жалобу заявителя, оставила Судебное решение от 16 ноября 2000г. без изменения.

20 апреля и 26 октября 2001г. Новосибирский областной суд и Верховный суд Российской Федерации соответственно отказали заявителю в принесении протеста в порядке надзора.

12 сентября 2002г. мировой судья третьего судебного округа Железнодорожного района г. Новосибирска удовлетворил заявление Г. о присуждении ей алиментов и санкционировал наложение ареста на долю заявителя в их квартире.

Статья 49 Кодекса РСФСР о браке и семье от 30 июля 1969г. предусматривала, что лицо, внесенное в качестве матери или отца ребенка, могло оспорить такую запись в течение одного года начиная с того момента, когда ему стало известно или должно было стать известно о такой записи.

Часть первая статьи 52 Семейного кодекса Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. предусматривает, что лицо, внесенное в качестве матери или отца ребенка, может оспорить такую запись. Срок на оспаривание не установлен. Семейный кодекс Российской Федерации вступил в силу 1 марта 1996г.

Постановлением №9 Пленума Верховного суда Российской Федерации от 25 октября 1996г. «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и присуждении алиментов» было подтверждено, что в отношении детей, рожденных до 1 марта 1996 г., должен применяться Кодекс РСФСР о браке и семье, и, соответственно, срок оспаривания отцовства должен был быть один год с того момента, когда лицу стало известно или должно было стать известно о его регистрации в качестве родителя ребенка.

Заявитель жаловался, ссылаясь на статью 6 Конвенции, на то, что национальные суды неверно истолковали соответствующие положения семейного права. Заявитель утверждал, ссылаясь на статью 8 Конвенции, что срок оспаривания отцовства, примененный национальными судами, нарушил его право на уважение его частной и семейной жизни.

Заявитель жаловался, ссылаясь на статью 8 Конвенции, на то, что годичный срок, начинающий течь с момента регистрации рождения ребенка, являлся слишком коротким, чтобы он мог иметь возможность оспорить его презюмируемое отцовство. Статья 8 Конвенции гласит:

«1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено Законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц».

Власти Российской Федерации утверждали, что решения национальных судов полностью соответствовали требованиям национального законодательства, в частности, Кодекса РСФСР о браке и семье, который, как было установлено, применим к делу заявителя. Национальные суды установили, что заявитель согласился с регистрацией его в качестве отца ребенка в июле 1995 года, и, соответственно, он мог оспорить эту запись до 30 июня 1996г. Однако он обратился в суд только в декабре 1997 года, и, таким образом, его заявление было подано по истечении установленного срока. Власти Российской Федерации пришли к выводу о том, что вмешательство в право заявителя на уважение его частной и семейной жизни отсутствовало.

Прежде всего, заявитель утверждал, что даже хотя процедура установления отцовства имела целью разрыв существовавших семейных связей, определение его правовых отношений с его ребенком, несомненно, касалось его частной жизни (заявитель сослался на Постановление Европейского суда по делу «Расмуссен против Дании» (Rasmussen v. Denmark) от 21 ноября 1984г., Series A, №87, p. 13, § 33 и на Решение Европейской комиссии по делу «А. против Германии» (A. v. Germany) от 11 марта 1985г., DR 42, p. 105). По мнению заявителя, статья 8 Конвенции гарантирует право на разрыв семейных уз, если они не основаны на биологической связи. Он пришел к выводу, исходя из Постановления Европейского суда по делу «Кроон и другие против Нидерландов» (Kroon and others v. Netherlands), что биологические и социальные реалии должны превалировать над правовыми презумпциями и поиском правовой определенности отношений, таким образом, в отношении любой презумпции отцовства должна иметься возможность ее опровержения, и она не должна являться правилом de facto. Заявитель утверждал, что вынесение национальными судами решений, которыми его заявление было расценено как поданное по истечении срока, представляло собой вмешательство в право на уважение его частной и семейной жизни.

Заявитель признал, что решения национальных судов были основаны на Законе, действовавшем во время событий. Однако он указывал на то, что власти Российской Федерации не привели никаких причин, которые бы указывали на то, что данные положения Закона преследовали законную цель и что вмешательство было необходимо в демократическом обществе. Заявитель утверждал, что такое вмешательство не было необходимым или оправданным по следующим причинам.

Срок, установленный национальным законодательством и примененный в деле заявителя, начал течь независимо от того факта, что у мужа не было сомнений относительно его биологического отцовства в это время. Законный отец лишь тогда потребует отмены отцовства, если он узнает о фактах, которые свидетельствуют о том, что он не является отцом. Только при этих обстоятельствах он может сделать обдуманный выбор: либо отказаться от ребенка, либо сохранить отцовство, при этом последний вариант будет являться разновидностью узаконенного усыновления. Таким образом, законодательством должен был быть установлен надлежащий срок, в течение которого презюмируемый отец может принять обдуманное решение. По мнению заявителя, его право было бы достаточно обеспечено, если бы срок в один год начинал течь с того момента, когда муж узнал о фактах, позволяющих считать, что он может и не являться биологическим отцом ребенка. Более того, заявитель утверждал, что такой порядок не нарушил бы интересы ребенка, и, принимая во внимание психологический фактор, эти интересы были бы лучше соблюдены, если бы юридическое отцовство соответствовало биологическому.

Заявитель подчеркнул тот факт, что новый Семейный кодекс Российской Федерации (вступивший в силу 1 марта 1996г.) не устанавливает срока оспаривания отцовства. Официальный комментарий к новому Семейному кодексу Российской Федерации под редакцией бывшего министра юстиции Российской Федерации признает, что позиция законодателя, отраженная в новом Кодексе, «подчеркивает фактическое происхождение ребенка, противопоставленное простому формализму записи гражданского состояния, препятствующему установлению истины». По мнению заявителя, это изменение на национальном уровне продемонстрировало, что защищаемые интересы ребенка могут быть гарантированы, не препятствуя презюмируемым отцам оспаривать их отцовство.

Европейский суд считает, что в свете доводов сторон данная часть жалобы поднимет сложные вопросы фактов и права в соответствии с Конвенцией, разрешение которых требует рассмотрения дела по существу. Таким образом, Европейский суд пришел к выводу, что данная часть жалобы не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Иных оснований для объявления ее неприемлемой не установлено.

2. Заявитель жаловался, ссылаясь на статью 6 Конвенции, на то, что национальные суды не применили положения нового Семейного кодекса Российской Федерации. Статья 6 Конвенции в части, применимой к настоящему делу, гласит:

«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на... разбирательство дела... судом...».

Что касается предположительно неверного толкования и применения национального права, Европейский суд напомнил, что он не должен рассматривать предполагаемые ошибки фактов и права, допущенные национальными судебными органами, постольку поскольку несправедливость судебного разбирательства не установлена и вынесенные решения не могут быть расценены как произвольные. На основании материалов, представленных заявителем, Европейский суд отмечает, что заявитель имел возможность в рамках гражданского производства представить все необходимые доводы в защиту его интересов, и судебные органы должным образом их рассмотрели и применили Закон, действовавший во время событий.

Следовательно, данная часть жалобы является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

На этих основаниях, суд единогласно объявил приемлемой, не предрешая по существу, часть жалобы заявителя, касающуюся предполагаемого нарушения его права на уважение частной и семейной жизни;

Объявил неприемлемой остальную часть жалобы.

Председатель Палаты Христос РОЗАКИС Материалы дел взяты из СПС «Консультант плюс»

3. Статистика дел об установлении отцовства

Данные о количестве дел об установлении отцовства в конкретном суде г.Новосибирска напрямую не приводятся. Да и разбирательства по данным делам, как правило, проходят в закрытом режиме. Но, учитывая данные обзора судебной практики по районным судам Новосибирской области, согласно которым на данные дела приходится 0,2% от всех оконченных производством дел, можно сделать некоторые выводы. Всего в 2005г. районными судами г.Новосибирска и НСО было рассмотрено 17988 дел по гражданским искам. Всего в 2005г. в районных судах г.Новосибирска и НСО было рассмотрено 36 дел об установлении отцовства, что на 5 дел меньше чем в 2004г. и на 2 дела меньше чем в 2003г, когда их было 41.

Взяв обзоры судебной практики за последние 8 лет, мы сможем составить следующую таблицу:

Таблица№1. Число дел об установлении отцовства в районных судах г.Новосибирска и НСО.

Год

1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

Число дел

43

37

39

31

33

38

41

36

Как видно из этой таблицы, по сравнению с другими категориями, дел об установлении отцовства рассматривается немного. В 2005 году в районные суды г.Новосибирска поступило всего 36 дел об установлении отцовства.

Заключение

Итак, можно сделать некоторые выводы после проведенного исследования.

Установление отцовства следует рассматривать как юридический акт и как способ защиты прав ребенка, поскольку в случае удовлетворения иска восстанавливаются нарушенные права последнего: право жить и воспитываться в семье, знать своих родителей и т.д.

Закон предусматривает два способа установления отцовства: добровольное установление отцовства и установление отцовства в судебном порядке.

Добровольное установление отцовства предполагает подачу после рождения ребенка его отцом и матерью, не состоящими в браке между - собой, совместного заявление об установлении отцовства в органы загса. В совместном заявлении об установлении отцовства должны быть подтверждены признание отцовства лицом, не состоящим в браке с матерью ребенка, и согласие самой матери на установление отцовства данного лица в отношении рожденного ею ребенка.

При отсутствии совместного заявления об установлении отцовства (отказ не только отца, но и матери ребенка от его подачи) или аналогичного заявления отца ребенка отцовство может быть установлено в судебном порядке. Установление отцовства в судебном порядке регулируется ст. 49 СК РФ.

Дела об установлении отцовства рассматриваются судом в порядке искового производства. Иск предъявляется к предполагаемому отцу ребенка, если он отказывается признать ребенка в добровольном порядке, или к матери - если она препятствует подаче совместного заявления об установлении отцовства в органы загса.

Литература

1. Гражданско-процессуальный кодекс РФ. Принят ГД РФ 23.10.2002г. (в ред. от 22.07.2005г. №118-ФЗ).

2. Семейный кодекс РФ. Принят ГД РФ 08.12.1995г. №223-ФЗ (в ред. от 28.12.2004г. №185-ФЗ).

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.1996г. №9 «О применении судами СК РФ при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов».

4. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 21.06.1985г. «О судебной практике по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение».

5. Обзор практики районных судов г.Новосибирска и НСО за 2005г. (взята из СПС «Консультант-плюс);

6. Решение Европейского суда по правам человека по вопросу приемлемости жалобы № 74826/01 Леонид Шофман (Leonid Shofman) против Российской Федерации (взято из СПС «Консультант-плюс);

7. Решение Европейского суда по правам человека по иску Рамюссена (Ramussen) против Дании 28.11.1984г. (взято из СПС «Консультант-плюс);

8. Беспалов Ю.А. Разбирательство дел об установлении отцовства (статья взята из СПС «Консультант-плюс);

9. Кокосова О.Н. Установление факта происхождения ребёнка в особом судопроизводстве (статья взята из СПС «Консультант-плюс);

10. Трубников П.Ю. Рассмотрение судами дел об установлении отцовства (статья взята из СПС «Консультант-плюс).


Подобные документы

  • Основные этапы развития законодательства РФ об установлении отцовства. Правовое регулирование судебного установления отцовства. Виды и порядок установления отцовства в суде. Рассмотрение и разрешение исков об установлении или оспаривании отцовства.

    дипломная работа [76,4 K], добавлен 23.09.2011

  • Оформление отцовства ребенка. Различия в установлении отцовства в исковом порядке и в порядке особого производства. Общие особенности дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение. Сущность и процедура установления факта признания отцовства.

    контрольная работа [39,1 K], добавлен 20.04.2012

  • Предмет и цели института доказывания, участники доказательного процесса. Установление отцовства внебрачных детей. Судебное установление отцовства. Бремя доказывания и виды доказательств. Анализ правоприменительной практики по делам установления отцовства.

    курсовая работа [68,9 K], добавлен 16.04.2011

  • Порядок установления происхождения ребенка, способы, процедура определения отцовства. Лица, наделенные правом обращения в суд с иском об установлении отцовства, порядок рассмотрения. Статистика в целевой политике (биологическая, генетическая экспертиза).

    курсовая работа [29,9 K], добавлен 05.10.2010

  • Установление происхождения ребенка от отца, осуществляемое судом в порядке искового производства, его основания. Перечень доказательств, которые могут быть использованы в процессе об установлении отцовства. Особенности установления отцовства в суде.

    контрольная работа [56,8 K], добавлен 03.05.2013

  • История развития законодательства о судебном установлении отцовства. Сущность, порядок, основания и особенности установления отцовства в судебном порядке, исковое производство. Порядок государственной регистрации рождения ребенка. Экспертиза крови.

    контрольная работа [585,6 K], добавлен 21.03.2009

  • Основания возникновения прав и обязанностей родителей и детей. Установление отцовства. Порядок государственной регистрации рождения ребенка. Сущность и порядок установления отцовства. Основания установления отцовства в судебном порядке и его особенности.

    реферат [50,6 K], добавлен 09.02.2009

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.