Иван Михеевич Первушин - фольклорист

Изучение специфики фольклористической деятельности всемирно известного математика Ивана Михеевича Первушина. Исследование краеведческого движения в стране во второй половине XIX века, выявление самобытности и культурного потенциала отдельных регионов.

Рубрика Краеведение и этнография
Вид статья
Язык русский
Дата добавления 25.06.2013
Размер файла 28,8 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru

Иван Михеевич Первушин - фольклорист

Г. Р. Шарапова

Разрабатывая теорию литературного региона в конце 20-х годов XX века, Н. К. Пиксанов в книге «Областные культурные гнезда» писал о необходимости исследовать «культуру регионов, локусов, которые являются типом исторического развития России и ее отличительной чертой» [23. С. 43]. Впервые широкое внимание к изучению фольклористики в региональном аспекте уделено А. Н. Пыпиным. В четырехтомном труде «История русской этнографии» прослеживается его стремление изучить «различные стороны народного быта в разных местностях России» [27. С. 73], охватить все, что имело отношение к изучению народа: труды по этнографии, фольклору, археологии, истории русского языка. Задача, поставленная им, впоследствии во второй половине XX века решалась М. К. Азадовским [1]. Его заслугой является характеристика двухвекового формирования, развития русской фольклористики с учетом региональных черт.

Обострение интереса к региональной фольклористике проявилось в многочисленности публикаций во второй половине XX века. Своеобразным ориентиром в изучении обширных регионов явилась «Русская фольклористика Сибири (XIX - нач. вв.)» Я. Р. Кошелева [11]. Отдельные главы его книги посвящены исследователям сибирского фольклора В. С. Арефьеву, С. И. Гуляеву, А. А. Макаренко, Г. Н. Потанину, Н. М. Ядринцеву.

Предметом изучения А. П. Разумовой явилось наследие собирателей народной словесности П. Н. Рыбникова, П. С. Ефименко [28]. Описанию подлинного места и значения П. В. Шейна и его трудов в истории развития русской и белорусской фольклористики посвящена книга Н. В. Новикова [15]. Трехтомник под редакцией А. А. Горелова содержит материалы о жизни, фольклористической деятельности Г. С. Виноградова [8. С. 158-188], П. С. и А. Я. Ефименко [8. С. 93-106], А. Прокофьева [9. С. 22-65], А. Д. Григорьева [10. С. 43-60]. В. А. Смирнов, изучая историю собирания фольклора Ивановской области, дает характеристику деятельности М. Я. Диева, А. Д. Козловского, Ф. Д. Нефедова, А. А. Потехина [26. С. 4-10]. В статье Т. Г. Леоновой, связанной с вопросами изучения фольклора Омской области, подчеркнуто: «собирание фольклора Омской области долгое время носило эпизодический характер, хотя многое сделано отдельными собирателями: Н. Ф. Чернаковым, И. С. Коровкиным, П. П. Павловым» [26. С. 11-18].

Относительно Зауралья заслуживает внимания статья В. П. Федоровой «У истоков зауральской фольклористики (XVII-XVIII вв.)», в которой впервые обращается внимание на то, что объектом изучения стали документы Тобольской консистории и рукописи старообрядцев начала XVIII века [21].

В конце XX-начале XXI веков интерес к осмыслению деятельности исследователей народного быта в отдельных регионах возрастает, о чем, например, свидетельствует работа Т. Г. Ивановой [7], многочисленные статьи в томах «Русского фольклора».

Современному вниманию к проблеме: «Общерусское - региональное - локальное» отвечает хрестоматия В. П. Федоровой и Е. Н. Колесниченко «Фольклор и литература Зауралья: Из истории русской фольклористики», включающая «Песковскую летопись» крае- веда-священника Е. Д. Золотова [32]. К деятельности именитых земляков В. В. Адрианова, А. Н. Зырянова, А. В. Капустина (архимандрит Антонин), А. Я. Кокосова в свою очередь обращаются М. М. Мозин [14], Л. П. Осинцев [18], А. А. Пашков [19],

Н. А. Подгорбунских [24]. В кандидатской диссертации Н. Н. Мальцевой рассматриваются основные вехи зауральской фольклористики XIX века [13].

При этом, обращая внимание на социальный состав зауральских фольклористов (священники, государственные крестьяне), особенность их деятельности, исследователи отмечают важную роль «культурного гнезда», ведущей целью которого являлось комплексное изучение родного края, соединение духовной культуры Зауралья с культурой центральной России.

Огромная заслуга в организации региональной фольклористической работы принадлежит Москве [20, 21], Омску, Челябинску, Екатеринбургу, Архангельску. Ежегодно ими проводятся конгрессы, научно-практические конференции, выпускаются сборники «Народная культура Сибири», «Бирюковские», «Лазаревские» чтения, «Фольклор Урала», «Рябининские» чтения. Имеются свои достижения и в городе Кургане, который отмечен «Емельяновскими», «Зыряновскими», «Екимовскими» чтениями. Само название данных конференций имеет ярко выраженный фольклористический характер. фольклористический первушин краеведческий

Таким образом, освещение биографии, наследия собирателей фольклора, краеведов приводит к выявлению «областных стилей» русской фольклористики, установлению исторически-конкретной картины фольклорно-этнографической жизни края, специфики областных фольклористических традиций.

Имя Ивана Михеевича Первушина прочно связано с исследованием малых чисел. Число М61=261-1=2305843002913693951, открытое Первушиным, поставило его в ряд выдающихся ученых-математиков XIX столетия. Сведения о нем содержатся в Большой советской энциклопедии [3], Уральской исторической энциклопедии [6], энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона [33]. И. М. Первушин был действительным членом Уральского физико-математического и Московского математического обществ, Уральского общества любителей естествознания (далее УОЛЕ), состоял в регулярной переписке с председателями этих обществ А. В. Васильевым,

О. Е. Клером, посылал свои математические записки в Академию наук в Петербург. «О. Ивана знают даже в далекой Америке, - сообщал писатель К. Д. Носилов, - и он очень гордится теперь подарком одного техасского профессора математики, который прислал ему в прошлом году свои труды. Другой подарок, который он получил в последнее время, это от Эрнеста Чезаро из Неаполя» [16. С. 436].

Прежде чем раскрыть фольклористические принципы И. М. Первушина, остановимся на истоках его интереса к народной культуре. В данном случае необходимо учитывать своеобразие его биографии, социальное положение семьи, ее быт и окружение. Уже первые часы жизни этого удивительного человека овеяны дыханием народной культуры, крестьянских верований и семейных преданий. Ссылка на собственную семью как на носителя традиционных сведений позволяет ему выделить ее из других семей, подчеркнуть архаику крестьянских воззрений, связанных с первыми минутами появления человека на свет: «В Лысьвенском-то заводе я и родился в воскресенье, при отходе обедни, часов в одиннадцать утра, и повит был в дедушкины порты» [22. С. 104-105]. В данном эпизоде раскрывается специфика его подхода к явлениям народной культуры. Немаловажным является тот факт, что он был завернут в дедушкины порты. Не зная расшифровки этого действия, И. М. Первушин старается дойти до истины, понять причины повивания в дедовы штаны. Им допускается мысль, что по малолетству матушка его могла допустить оплошность - не подготовиться к рождению ребенка: «может быть, молоденькая мать моя-родильница не успела вынять приготовленное для ребенка-первенца» [22. С. 104-105]. В тексте, однако, проскальзывает не только бытовое объяснение, поскольку характерно примечание: «как бы то ни было, а я сделался любимцем дедушки, еще ничего не понимая, а только пища бессмысленно» В цитатах сохранены особенности лексики. [22. С. 104-105]. Для понимания семантики повива- ния в дедовы штаны, обратимся к современным исследованиям. В частности, А. К. Байбурин полагает: «Одевание новорожденного - следующий акт его приобщения к сфере культуры. Не случайно этой операции придавался отчетливый символический характер. После купания ребенка заворачивали в рубаху отца, причем эта рубаха не должна была быть новой и чистой («смоется отцовская любовь»). Лучше, если она старая и загрязненная» [2. С. 44]. Заворачивая ребенка в старую родительскую одежду, ожидали, что она защитит, убережет от порчи, сглаза, передаст силу родителей еще не окрепшему как телом, так и душою ребенку. Таким образом, спеленав Первушина в дедушкины порты, его объявили дедушкиным наследником. С точки зрения мифопоэтической структуры данный мотив оказался значимым - повитый в дедушкины порты внук воспитывался у деда-священника и пошел по его стопам.

Влияние на формирование интереса Первушина к народу оказал фольклорный быт его семьи. Следует отметить тот факт, что дед и отец И. М. Первушина служили в небольших заводских храмах Дед Ивана Михеевича был в чине иерея в Лысьвенском заводе, отец - дьякон в Архангело- Пашийском. и, следовательно, живя в кругу крестьян, на себе испытывали особенности их повседневной жизни. Обращение И. М. Первушина к изучению быта и духовного мира местных жителей было связано с веяниями и насущными вопросами того переломного времени, среди многочисленных актуальных проблем которого центральное место занимал крестьянский вопрос и связанные с ним дискуссии о духовно-нравственном просвещении народа. Обострение борьбы мнений вокруг реформы 1861 года вызвало интерес к фольклору, поскольку через изучение народного мировоззрения, народного характера, уклада народной жизни открывалась возможность узнать крестьянина и в связи с этим определить судьбу всей страны. М. К. Азадовским справедливо отмечено: «60-е годы могут быть с полным правом названы золотым веком в истории русской фольклористики» [1. С. 209]. Именно в тот период начинается «расцвет изучений в этой области - как в сфере теоретической, так и практической - собирательской деятельности» [1. С. 86]. В данном случае необходимо подчеркнуть важную роль центральных и региональных научных организаций: Русского географического общества (далее - РГО), Вольного экономического общества, УОЛЕ. Они выпускали фольклорно-этнографические сборники

«Записки УОЛЕ», «Записки РГО», разрабатывали принципы собирания фольклорного материала. Не случайным явился тот факт, что в 1853 году РГО разослало архиепископам письма с просьбой организовать собирание сведений о населении, поскольку сельское духовенство было наиболее близким к народу. Втянутое в многостороннюю жизнь прихожан, оно способствовало сбору и обмену наблюдений, достоверных описаний из жизни крестьянского быта. Благодаря поискам священников-краеведов современная наука располагает уникальными текстами для построения истории и теории фольклора. К священникам, обращавшимся к фольклору во второй половине XIX века в зауральской провинции, можно отнести В. В. Адрианова, Е. Д. Золотова, А. Я. Кокосова, И. М. Первушина, А. И. Третьякова, Т. И. Успенского и др.

Фольклорное собрание И. М. Первушина представлено рукописным журналом «Шадринский вестник» Ученый-математик выбрал для разнообразнейшего материала, форму, принятую в науке - статьи. Мы их будем употреблять без кавычек, как обозначается у автора. (ШВ) и газетой «Шадринская местность». Рукописное наследие представляет собой внушительное по объему издание, состоящее из «статей»2 и содержащее более 400 страниц, исписанных мелким почерком И. М. Первушина.

Темы злобы дня, освещение текущих вопросов идейной жизни русского общества перемежаются в «Шадринском вестнике» автобиографическими заметками, описанием повседневной жизни и нравов в Шадринском крае. По мнению М. Ф. Ершова, «Шадринский вестник» «по содержанию очень близок к дневнику, к эпистолярному творчеству, к публичному отчету сельского интеллигента о своей общественной деятельности» [5. С. 46].

Предметом нашего исследования являются фольклористические принципы И. М. Первушина, раскрывающиеся в «Шадринском вестнике» и «Шадринской местности». Материалы рукописного наследия систематизируются по восьми рубрикам: I. Народная медицина: Лечение порезов, проколов, посек топором, горячки, скарлатины, боли в горле. Заговоры: «От уроков», «Худобы», «Чтобы у коровы вымя не болело», «Как править роженицу»; II. Праздники народно-церковного календаря: Сельская Пасха; III. Статистика Замараевского прихода: Рассказ о происхождении села, подробного описания его животного и растительного мира, географического расположения, климатических условий, особенностей жизни населения. IV. Произведения устного народного творчества: сказка «О попе и мужике», четыре песни: «Пряха», «Просулная сестра», «Сосенка на веретейке», «Полно, девушка, тужить»; два варианта легенды о создании земли и человека; девять пословиц и поговорок; V.

Отдельным разделом нами выделены записи, сделанные грамотными крестьянами и переданные И. М. Первушину в рукописный журнал: «Рассказ солдата, записанный крестьянином», «Как спасен утопающий в море пороков, или Суд мирян над Тимкой Козырем», «Переложение 50-го псалма», «Рассказ крестьянина, записанный им самим», «Один анекдот о крестьянском простодушии»; VI. Песни и басня, переписанные Первушиным из других печатных изданий: песни «:Воля», «Швея», «Потерянное блаженство», «Знахарь», «К товарищу», «Табакщик», «Народная басня», «Дитя», «Разумный совет матери», «Ах! Сизый голубчик!»; басня: «Медведь, Лисица и Коза»; VII. Положение сельского духовенства; VIII. Освещение, оценка текущих событий.

Рубрикация журнала свидетельствует о понимании Первушиным роли фольклора в изучении народа, высвечивает его фольклористические принципы.

Во-первых, он рассматривал собирание фольклора как часть своей многогранной просветительско-педагогической деятельности, перекликающейся с деятельностью Л. Н. Толстого. В 1859 году, когда впервые открылась Яснополянская школа Л.Н. Толстого, заботами И. М. Первушина была открыта школа в селе Замараеве.

И. М. Первушин первым в Зауральском крае на деле осуществил женское образование, глубоко веруя, что «девочек нужно столько же учить, как и мальчиков, грамотности, но пора бы эту теорию осуществить на практике» (ШВ, кн. 12; 1861). «Да, наконец поднят и многими понят вопрос о положении женщины на Руси. Какое светлое значение получает семья! Какое поле открывается для деятельности и сердца женщины! В женские учебные заведения уже проникла мысль - готовить воспитанниц не для кухни только и бала. Наряды, лоск, танцы - все идет долой. Одаренность матери не ограничивается одним питанием детей - нет, - она должна родить в дитяти и понятия, и чувства - нужно духовное рождение» (ШВ, с. 22). И. М. Первушин, будучи ученым, рассматривал школу как средство воспитания, «самостоянья человека», его достоинства, дисциплины мысли. Не случайно, одновременно с Л. Н. Толстым, им разработана азбука для «скорого и легкого практического изучения», «для привития интереса к грамоте» (ШВ, с. 24).

Во-вторых, к фольклористическим принципам ученого относится вовлечение крестьян в краеведческую работу. Священник, математик обращался к малограмотным своим современникам, землякам с просьбой оставить свой след на земле: «Ужель над миром мы пройдем без шума и следа? Углубимся же в себя и извлечем что-либо общеполезное на свет божий. Нечего робеть, стыдиться, трусить. Ведь не боги горшки-то обжигают. Из людей-единиц, посредством дружественного сочетания, составляются десятки, сотни, тысячи, миллионы, двигающиеся в мировых происшествиях; и мал квас все смешение квасит» (ШВ, кн. 2, с. 17; 1861). Он стремился помочь овладевшему грамотой крестьянину понять назначение человека, осмыслить свое положение, заставить задуматься о собственной судьбе, рассмотреть ее в контексте обобщений, касающихся судьбы всей страны, научиться самостоятельно принимать важные решения, жить без барина, видеть ситуации, в которых проявляется человек.

В-третьих, анализ статей «Шадринского вестника», в частности записей простых людей, дает основание предположить, что темы для крестьянского поиска были изначально предложены И. М. Первушиным. В результате материалы, собранные крестьянами-корреспондентами, объединены темой преодоления человеческих слабостей, пороков, выхода из тупиковых ситуаций.

Например, записывая народную быль «Как спасен утопающий в море пороков, или Суд мирян над Тимкой Козырем», крестьянин-корреспондент Первушина, с одной стороны, показал губительную роль водки. С другой стороны, он подчеркнул действенность решений, вынесенных общиной - «миром», - сумевшей спасти своего односельчанина Тимофея, прозванного Тимкой Козырем, через вынесение наказания в виде десяти батогов.

Статья строится на мотиве суда над пьяницей. Суд представлен сельским старшиной, писарем - обвинителями и защитниками Тимки Козыря - крестьянами- односельчанами: «Старшина: “Ну! Коли знаете его (Козыря), то и дела его вам поди известны: судите же о нем, подайте нам голос”. Писарь: “Смотри, старики! Чур не двоесторонничать. Говори, что дело, а на околицу языком не броди; руки недавно держали вверх. Ну, начинай! Толкуйте, и подайте голос!”» (ШВ, с. 19). Следует отметить, что крестьяне отнеслись к суду ответственно: «надо баять правду: присягу принять, братцы, не шти хлебать», поскольку понимали, что у Тимофея была большая семья - малые ребятишки, которых необходимо было кормить, одевать. Хорошо осознавая тяжелое положение Козыря (его могли либо сдать в солдаты, либо выслать в другую губернию) пытаясь оправдать его, они объясняли грехи Тимки ошибками молодости: «Бог простит! Ребятишки у него малые; дело бедно, помилуй, - ни кола, ни двора; а сам он молод; исправится ужно, лучше Тимку примем, авось и образумится. А жив друг не убыток. А в случае, от воли мира не уйдет. Теперича простим Козыря. Уж еще станет калабродить; пикнуть ему не дадим, - всем миром начальству и отдадим его - плута» (ШВ, с. 19).

В конце статьи показан результат публичного наказания Козыря: «А герой наш, Козырь, с тех пор, как бы переродился, - ведет жизнь довольно аккуратно, трезво, с поведением; устроил домишко; уже женил сына, и живет, пожалуй, хоть куда; едва ль не лучше некоторых из тех, кои произносили не по желудку его приговор» (ШВ, с. 19).

В-четвертых, материалы рукописного журнала привлекают внимание яркими, запоминающимися, интересными сюжетами, заставляют задуматься. В одной из статей «ШВ» повествуется о крестьянине, который сумел дать достойный отпор чинов- никам-грабителям, успешно отстоять свою честь. Государственный крестьянин на почте Потанинского села «отправлял куда-то 10 рублей, 48 копеек серебром. Отдал, получил расписку» (ШВ, «Разные известия и новости»). Автор отметил, что мужик был неграмотным, однако это не помешало ему спросить, удостовериться у нескольких человек, правильно ли у него взяли пошлину. Оказалось, что 25 копеек серебром чиновники перебрали. Крестьянин потребовал своего: «“Подайте мне мои 25 копеек. Вы грабите днем при всех, не боясь никого; подайте же мне назад четвертак”. Почтмейстер Р. видит энергические претензии мужичка-доки, приказывает выбросить ему деньги 25 копеек серебром. Мужик Потанинский берет обратно свои 25 копеек серебром и говорит: “пойду в полицию, объявлю, что здесь берут лишние деньги, просто “грабят” мужиков среди белого дня”. Молодец!!!» (ШВ, «Разные известия и новости»). Сюжет статьи строится на выступлении простого мужика против служащих почтового отделения, по-привычке вздумавших обобрать человека, приходящего в контору. Желание человека до конца разобраться в ситуации поразили Первушина: «Едва ли не знает он грамоты или, по крайней мере, цифр; но для большей достоверности он обратился к другому человеку постороннему, мещанину, мужику грамотному, сдававшему также что-то на почту, с таким вопросом: сколько означено денег в расписке?» (ШВ, «Разные известия и новости»). Таким образом, священник, математик, не случайно записывая случай на почте, привлек внимание к положению простого народа, его умению отстоять свою честь, справиться со сложной ситуацией.

В-пятых, на собирательской деятельности И. М. Первушина заметен отпечаток принципов ученого-математика. Он называет свои рукописные работы «статьями». Согласно С. И. Ожегову, статьи представляют собой «научное публицистическое сочинение небольшого размера в сборнике, журнале или газете» [17]. Не случайным является стремление Первушина записать материалы от профессионалов с тем, чтобы слово в слово, без изъятия и отбора сохранить и донести до потомков текст, описание действий в обрядах. Повивальная бабка Февронья Елисеевна Свалова раскрыла Первушину уникальные заговоры, связанные с рождением человека, закапыванием последа. Отметим точность воспроизведения текста, диалектные особенности. Укажем на научность паспортизации материалов, что является несомненной заслугой, особенностью собирательской деятельности И. М. Первушина.

Записи устного народного творчества, сделанные Первушиным, свидетельствуют об осознанном подходе его к собиранию фольклора, как важнейшего источника изучения русской крестьянской жизни, языка и культуры. Песни, пословицы, легенды, заговоры, органично вплетенные в описание, характеристику особенностей труда, философии, практической морали местного населения, осмысление текущих событий в стране, уральском крае представляют интерес как репертуар, бытующий в определенном регионе России.

Список литературы

Азадовский, М. К. История русской фольклористики / М. К. Азадовский. - М. : Госуд. уч.-пед. изд-во М-ва просвещения РСФСР, 1958.

Байбурин, А. К. Ритуал в традиционной культуре. Структурно-семантический анализ восточнославянских обрядов / А. К. Байбурин. - СПб : Наука, 1993.

Большая советская энциклопедия / под ред. Б. А. Введенского. - М. : БСЭ, 1955. - Т. 32.

Государственный архив Свердловской области. Ф. 101, оп. 1, д. 600 (рукописный журнал «Шадринский вестник»).

Ершов, М. Ф. Рукописные издания И. М. Первушина как исторический очерк / М. Ф. Ершов. - Курган : Курган. гос. ун-т, 1997. - Ч. 1. - С.45-49.

Зорина, Л. И. Уральское общество любителей естествознания / Л. И. Зорина // Уральская истор. энцикл. - Екатеринбург, 1998.

Иванова, Т. Г. Русская фольклористика начала ХХ века в биографических очерках / Т. Г. Иванова. - М. : Изд-во Дмитрий Буланин, 1993. - 208 с.

Из истории русской фольклористики. - Л. : Наука, 1978. - 276 с.

Из истории русской советской фольклористики. - Л. : Наука, 1981. - 280 с.

Из истории русской фольклористики. - Вып.3. - Л. :Наука, 1990. - 280 с.

Кошелев, Я. Р. Русская фольклористика Сибири (XIX - начала XX вв.) / Я. Р. Кошелев. - Томск : Изд-во Томского ун-та, 1962.

Локальные традиции народной культуры в конце ХХ века : материалы регион. науч.-практ. конф. - Курган : Изд-во Курган. гос. ун-та, 2002. - 121 с.

Мальцева, Н. Н. Зауральская фольклористика XIX века : дис. ... канд. филол. наук / Н. Н. Мальцева. - Челябинск, 2004.

Мозин, М. М. Белозерский просветитель / М. М. Мозин // Тобол. - 1996. - № 1. -

С.155-156.

Новиков, Н. В. Павел Васильевич Шейн. Книга о собирателе и издателе русского и белорусского фольклора / Н. В. Новиков. - Минск : Вышэйш. шк., 1972. - 224 с.

Носилов, К. Д. Священник-математик / К. Д. Носилов // Пастырский собеседник.

СПб., 1897. - № 26. - С. 435-438.

Ожегов, С. И. Словарь русского языка / С. И. Ожегов. - М. : Рус. яз., 1981. - 816 с.

Осинцев, Л. П. Имен связующая нить : зап. краеведа / Л. П. Осинцев. - Челябинск : Юж.-Урал. кн. изд-во, 1988. - 204 с.

Пашков, А. А. Батурина-Батуринское. Священнический род Капустиных / А. А. Пашков. - Шадринск : Изд-во Исеть, 2004. - 464 с.

Первый Всероссийский конгресс фольклористов : сб. докл. Т. 1. - М. : Гос. респ. центр русского фольклора, 2005. - 448 с.

Первый Всероссийский конгресс фольклористов : сб. докл. Т. II. - М. : Гос. респ. центр русского фольклора, 2006. - С. 158-173.

Первушин, И. М. Шадринский вестник / И. М. Первушин // Шадринская старина : Краевед. хрестоматия (вторая половина 50-х - начало 80-х гг. XIX в.). - Шад- ринск : Изд-во Шадринского педин-та, 1997.

Пиксанов, Н. К. Областные культурные гнезда / Н. К. Пиксанов. - Л., 1929.

Подгорбунских, Н. А. Народная этика в работах А. Н. Зырянова / Н. А. Подгор- бунских // Земля Курганская : Прошлое и настоящее : краевед. сб. Вып. II. - Курган, 1991. - 197 с.

Полевые исследования. Русский фольклор. ^XXII. - Л. : Наука, 1984. - 208 с.

Полевые исследования. Русский фольклор. ^XXIII. - Л. : Наука, 1985. - 228 с.

Пыпин, А. Н. История русской этнографии. Общий обзор изучений народности и этнография великорусская. Т. 1 / А. Н. Пыпин. - СПб., 1890.

Разумова, А. П. Из истории русской фольклористики / А. П. Разумова. - М. : Изд- во АН СССР, 1954.

Рождественская, К. Рукописный журнал математика И. М. Первушина / К. Рождественская // Уральский современник. - 1942. - № 6. - С. 140-177.

Русский фольклор. Т. XXXI. Материалы и исслед. - СПб. : Наука, 2001. - 456 с.

Федорова, В. П. Фольклор Зауралья в трудах Х. Мозеля / В. П. Федорова // Деятели социально-экономической, общественно-политической и духовной жизни Урала и Зауралья 17-20 вв. : сб. материалов межрегион. науч. конф. - Курган : Изд-во Курганского гос. ун-та, 2004. - 111 с.

Фольклор и литература Зауралья : Из истории русской фольклористики : Хрестоматия / сост. и авторы статей В. П. Федорова и Е. Н. Колесниченко. - Курган : Изд-во Курганского гос. ун-та, 2005. - 211 с.

Халяев, Н. В. Первушин И. М. / Н. В. Халяев // Энциклопедический словарь. Т. XXIII / под ред. Ф. А. Брокгауза. - СПб., 1898.- С. 175.

Размещено на Allbest.ru


Подобные документы

  • Условия и факторы формирования организационных структур краеведческого движения в начале XX века. Идеологизация творческой деятельности челябинских краеведов. Творческая судьба краеведов Ф.И. Горбунова и Ф.Р. Менщикова, изучение их личных фондов.

    курсовая работа [77,5 K], добавлен 24.01.2015

  • Картина формирования и деятельности крупной буржуазии и купечества во Владивостоке во второй половине XIX века и начале ХХ века. Превращение Дальневосточного региона в рынок сбыта промышленной продукции. Пионеры коммерческого освоения Дальнего Востока.

    реферат [30,2 K], добавлен 24.12.2010

  • Переселение русских из Северо-Восточной Руси в 1654 г. Появление "помещичьей колонизации" во второй половине XVIII века. Социальные особенности для русских на Украине. Электоральные предпочтения русских Украины. Национальный состав Украины в 1926-2001 гг.

    реферат [18,7 K], добавлен 01.06.2010

  • Празднование Ивана Купала до крещения Руси, отражение быта и веры. Рождение Иоанна Крестителя в день летнего солнцестояния. Купальские символы в обрядах и таинствах, поверья, приметы и гадания, традиционный стол. Особенности праздника в ближнем зарубежье.

    реферат [47,3 K], добавлен 15.03.2011

  • Основные этапы развития местного самоуправления в Ставропольской губернии с середины XIX века до 1917 г. Работа органов местного самоуправления во второй половине XIX - начале XX вв. по решению вопросов в социальной сфере.

    автореферат [45,1 K], добавлен 20.04.2007

  • Обобщение теорий происхождения, мест расположения и классификации уникальных древних сооружений – дольменов. Изображения на стенах, захоронения внутри и археоастрономия дольменов. Изучение истории и экспозиции Сочинского городского краеведческого музея.

    контрольная работа [346,8 K], добавлен 09.04.2012

  • Рассмотрение скотоводства, рыбного и соляного промыслов как основных занятий калмыков. История крестьянской колонизации; попытка привлечения кочевиков к оседлости. Процесс вступления Калмыцкой степи в общероссийский социально-экономический процесс.

    презентация [11,5 M], добавлен 25.04.2015

  • Промышленное развитие Красноярска и Енисейской губернии: ремесленничество, фабричная и золотопромышленность. Значение транспорта в развитии промышленности края: Московский тракт, пароходное движение по Енисею, Транссибирская железнодорожная магистраль.

    контрольная работа [31,6 K], добавлен 28.11.2009

  • Древняя стоянка на территории Лужского района. Анализ версий происхождения названия. Основание поселения во время правления Екатерины II. Развитие молодого города. Луга во второй половине XIX века. Современный этап развития и благоустройства города.

    презентация [106,6 K], добавлен 18.01.2015

  • История города Моршанска. Морша как крупный торговый центр на Цне во второй половине XVII века. Река Цна как важнейший фактор в успешном развитии города. Карта города Моршанск. Достопримечательности города: Никольская церковь, кинотеатр Октябрь.

    презентация [1,0 M], добавлен 17.10.2010

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.