Интертекстуальность в романе В. Пелевина "Чапаев и пустота" как способ создания постмодернистского текста

Понятие и сущность интертекстуальности. Творчество В. Пелевина как знаковое явление в современной литературе. Выявление интертекстуальности в романе "Чапаев и пустота", отсылки к мифам, архетипам, традициям и философским системам в текстах писателя.

Рубрика Литература
Вид статья
Язык русский
Дата добавления 11.05.2016
Размер файла 17,5 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

ИНТЕРТЕКСТУАЛЬНОСТЬ В РОМАНЕ ПЕЛЕВИНА "ЧАПАЕВ И ПУСТОТА" КАК СПОСОБ СОЗДАНИЯ ПОСТМОДЕРНИСТСКОГО ТЕКСТА

Студент: Шамсутдинова Зиля Исламовна

Научный руководитель: Макрушина Ирина Владимировна

Виктор Пелевин является типичнейшим представителем постмодернизма в России. Его творчество - это "знаковое явление в современной литературе". Так считает П. Басинский, добавляя, что из "…сегодняшних "новейших" Пелевин в наибольшей степени имеет право претендовать на роль если не "властителя дум", … то все-таки литературного лидера для своей доли читательского пирога" [1, с. 193].

О популярности этого автора у массового читателя говорит не только тираж его книг. Он один из немногих, кто достаточно успешно публикуется за рубежом. Романы и рассказы Пелевина переведены на многие европейские языки, а также корейский и японский. За сборник рассказов "Синий фонарь" он был удостоен в 1993 году малой Букеровской премии. В 1997 году роман "Чапаев и Пустота" принес автору и главную отечественную "фантастическую" премию "Странник". В 1998 году Пелевин появился на страницах журнала "Нью-Йоркер" в качестве одного из самых многообещающих писателей Европы. Как отмечает А. Генис, Пелевин входит в мировую литературу "не как русский писатель, а как писатель просто - это лучшее, что может быть" [2, с. 232].

Книги писателя - настоящая энциклопедия интеллектуальной и духовной жизни России конца ХХ - начала ХХI вв. Его тексты предъявляют серьезные требования к интеллекту и эрудиции читателя. Далеко не каждый даже образованный человек способен расшифровать все интертекстуальные отсылки в его произведениях. Это самые разные мифы и архетипы, различные религиозные традиции и философские системы, всевозможные мистические практики и магические техники. Миф с учетом всех его форм, вариаций и трансформаций от классической мифологии до современной социально-политической - непременный атрибут художественного творчества Пелевина. Прием писателя - разоблачение старых мифов, создание новых и сталкивание их между собой - характерен для многих авторов мифологического романа в ХХ веке: Ф. Кафки, Дж. Джойса, Т. Манна, Г.Г. Маркеса, Х. Борхеса, Дж. Апдайка [3].

Свой роман "Чапамев и Пустотам", написанный в 1996 году, Пелевин характеризует как "первое произведение в мировой литературе, действие которого происходит в абсолютной пустоте".

По мнению А. Закуренко, в романе "Чапаев и Пустота" мы наблюдаем явление деперсонализации героев. Героями становятся "определенные рациональные / иррациональные сгустки авторской воли". Современный герой есть бегство от традиционного героя "с четко описанной физической оболочкой, личностным набором движений и жестов и индивидуальной внутренней жизнью" [4]. Персонаж растворяется в пространстве вне- и безличностного мира, бежит от своего "Я" к другому, где другое - совсем не обязательно личность.

Главный герой романа "Чапаев и Пустота" страдает "раздвоением личности", причем ложная, с точки зрения врача, личность есть личность истинная с точки зрения Чапаева и самого Пустоты. Раздвоение позволяет герою быть попеременно то пациентом сумасшедшего дома в Москве 1990-х годов, то поэтом и комиссаром в период Гражданской войны. Чапаев - "один из самых глубоких мистиков" - выводит Петьку из мира несовершенной реальности, где остаются со своими видениями соседи по палате - Володин, Сердюк и просто Мария. Композиция романа представляет упорядоченную смену "видений" каждого из пациентов дурдома и "реальности", представленной как врачом-психиатром Тимур Тимуровичем, так и Чапаевым, Котовским, Анкой, бароном Юнгерном. Вторая реальность противопоставлена первой. Излечение Петьки соответствует эпизоду "гибели" Чапая в уральских волнах. В финале вечно живой Чапаев вывозит Пустоту из современной Москвы на броневике на другой берег - во "Внутреннюю Монголию". Сам Пустота полагал, что реален мир революционной России, а психбольница - лишь сны его воображения, однако Чапаев (представленный в романе как бодхисаттва и постепенно становящийся буддийским учителем Пустоты) пытается убедить Петра, что нереальны оба мира. Роман построен как череда "вставных историй", вращающихся вокруг центрального сюжета: пути Петра Пустоты к неожиданному просветлению (сатори), добиться которого ему помогает Чапаев.

Как отмечает в своей статье А. Закуренко, "в буддизме достижение Нирваны связывают с преодолением реки". Для обозначения "переправы к Нирване" используется специальный термин "парамита" ("то, что перевозит на другой берег"); по-китайски это звучит еще отчетливей: "достижение другого берега", где другой берег - метафора Нирваны. Чапаев расшифровывает слово Урал, как Условная Река Абсолютной Любви - таким образом, "…его смерть в уральских волнах есть всего лишь переход к нирване. Поэтому в финале романа Чапаев вновь жив" [4].

Интертекстуальность - это способ порождения собственного текста и утверждения своей творческой индивидуальности через выстраивание сложной системы отношений с текстами других авторов.

В "Чапаеве и Пустоте" присутствует несколько видов интертекста. Существуют просто упоминания тех или иных культурных реалий. Порой они бытуют в тексте на уровне читательских ассоциаций. Так, в разговоре Барболина и Жербунова о пирожках с мясом можно увидеть следы былички, в настоящее время существующей как страшная история из детского фольклора ("С чем пирожки-то?... Говорят, тут люди пропадают. Как бы не оскоромиться" -"А я ел… Как говядина" [6, с. 28]). Иногда же они ассоциируются у героя с теми или иными явлениями. Так, размышляя над песней ткачей, Петр Пустота находит в ней "что-то скандинавское": "Этот заиндевелый темный вагон перед нами - чем это не молот Тора, брошенный в неведомого врага! Он неотступно несется за нами, и нет силы, способной остановить его полет!" [6, с. 115]. Но чаще всего чужие тексты являются предметом разговора или созерцания, например поэма А. Блока "Двенадцать", о которой Петр Пустота обменивается мнениями с Брюсовым, или маленькая трагедия "Раскольников и Мармеладов", в которой читатель легко улавливает звучание А.С. Пушкина и Ф.М. Достоевского, а Петр Пустота еще и шекспировского "Гамлета".

Но все чужие тексты, вплетенные в ткань повествования, оказываются теснейшим образом связанными между собой, несмотря на кажущуюся их разнородность.

Помимо отсылок к художественному опыту других писателей, в исследуемом нами романе переработка чужого материала идет и иным путем. Порой это не просто присвоение "чужого", а превращение его в "свое", органическую часть нового мироздания. Слова, фразы, отрывки текста романа приобретают новое смысловое наполнение. То или иное явление словесного творчества, подчиняясь центробежному принципу матрешки, облачается новой материей, сквозь которую проступают прежние черты, и мы видим, как старые сюжеты, старые тексты, сохраняя свою самобытность, самодостаточность, еще раз создаются как уже некая иная, завершенная реальность, вбирающая в себя и свой первоначальный смысл и новый.

Так, в роман входит старая казачья песня "Ой, да не вечер…". Но, сохраняя свой прежний культурный контекст, на глазах читателя текст песни наполняется новым, неведомым до сих пор содержанием. Петр Пустота становится свидетелем исполнения этой песни группой "бородатых мужиков в косматых желтых папахах", сидящих у костра посреди степи, в устах которых "Ой, да не вечер…" превращается в ритуальную песню, смысл которой мужиками в желтых папахах трактуется в духе основных положений "тибетской книги мертвых".

Казалось бы, можно говорить о простом удвоении. Но если раскрыть меньшую из представленных двух матрешек, то обнаружится, что еще в ХVII веке текст песни, полностью сохранив лексический состав, изменил свое содержание. "Ой, да не вечер…", известная как песня о безымянном герое-разбойнике, в ХVII веке стала восприниматься как песня о деяниях Стеньки Разина. В настоящее время она относится к песням, примкнувшим к Разинскому циклу и воспринявшим имя Разина. Имя Разина как бы вводится мифологическим сознанием в готовую форму безымянной песни. Таким образом, в романе песня используется автором и осознается читателем как элемент художественного языка. Это превращение осуществляется, по Ю. Лотману, "…ценой утраты непосредственной реальности и переведения ее в чисто формальную, "пустую" и поэтому готовую для любого содержания сферу" [5, с. 422]. Песня, как и другие цитаты в романе, стала элементом языка, в котором "играют гены" разных культурно-исторических эпох. Старые, давно созданные формы, давно написанные тексты, проходя через сознание героев и автора, как бы заново рождаются, подвергаясь некой трансформации.

Роман Д. Фурманова "Чапаев" тоже входит в ткань пелевинского повествования в качестве объекта цитирования. Так, произнесенная у В. Пелевина Василием Ивановичем речь на вокзале перед отправлением эшелона является цитатой из фурмановского романа, скомбинированной из реплик разных людей:

"Над площадью разносились слова Чапаева:

- только бы дело свое не посрамить - то-то оно, дело-то!... как есть одному без другого никак не устоять… А ежели у нас кисель пойдет, - как она будет война? … Надо, значит, идти - вот и весь сказ, такая моя командирская зарука"[6, с. 95].

Вплетается в ткань нового художественного целого у В. Пелевина и роман Ф.М. Достоевского "Преступление и наказание". Сюжетная линия Петра Пустоты фактически дублирует сюжетную линию Родиона Раскольникова: преступление (убийство Фон Эрнена), наказание (пребывание в психиатрической больнице) и возрождение (отъезд во Внутреннюю Монголию).

Итак, мы видим, что любая цитата в пелевинском романе объемна и завершена, имеет вид полноценного текста и содержит в себе суть романа, как капля воды несет в себе содержание всего океана или как любой фрагмент мифологической системы не "характеризует целое, а отождествляется с ним". Роман Виктора Пелевина в результате предстает как некий гипертекст, в пространство которого вошел целый ряд текстов.

интертекстуальность роман литература архетип

Список литературы

1. Басинский П. Виктор Пелевин // Октябрь. - 1999. - № 1. - С. 193-94.

2. Генис А. Поле чудес: В. Пелевин // Звезда. - 1997. - № 12. - С. 230-233.

3. Гурин С. Пелевин между буддизмом и христианством [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://pelevin.nov.ru/stati/o-gurin/1.html(дата обращения: 06.11.2011).

4. Закуренко А. Структура и истоки романа В. Пелевина "Чапаев и Пустота", или роман как модель постмодернистского текста [Электронный ресурс]. - Режим доступа: www.topos.ru/article/4032(дата обращения: 12.01.2012).

5. Лотман Ю.М. Смерть как проблема сюжета // Ю.М. Лотман и тартуско-московская семиотическая школа. - М.: Гнозис, 1994. - С. 417-430.

6. Пелевин В.О. Чапаев и Пустота. М.: Вагриус, 2004.

Размещено на Allbest.ru


Подобные документы

  • Главный мистификатор современной литературы. Отношение писателя к методам постмодернистов. Жизнь героев романа Пелевина "Чапаев и Пустота". Мир темной "достоевщины", преследующей русского человека. Проблема идеологии потребления в романе "Generation П".

    реферат [61,2 K], добавлен 17.04.2015

  • Анализ творчества Виктора Пелевина. Пространство и время с точки зрения классической физики. Хронотоп как литературный факт. Пространство и время в произведениях "Чапаев и Пустота" и "Желтая стрела". Обращение к внутренней сущности и снам человека.

    научная работа [28,9 K], добавлен 25.02.2009

  • Понятие постмодернистского мышления и особенности его реализации в литературном тексте, литературная критика в романе "Священной книге оборотня". Анализ парадигмы И. Хассана. Принципы мифологизирования реальности в романе как отражение специфики мышления.

    курсовая работа [69,1 K], добавлен 18.12.2012

  • Творческий метод Пелевина и эволюция мышления писателя в произведениях "Желтая стрела" и "Числа". Особенности сатиры в романе "ДПП". Трансформация традиционных сюжетных схем в духе посткультурного нигилизма. Употребление элементов массовой культуры.

    курсовая работа [62,5 K], добавлен 27.07.2010

  • "Литературная стратегия" Виктора Пелевина, постмодернизм и эклектика в его произведениях глазами литературных критиков. Скептические отзывы о прозе Пелевина. Мотивы и темы творчества Пелевина. Традиции русской литературы в творчестве Пелевина.

    курсовая работа [48,6 K], добавлен 20.05.2004

  • Жизнь и творческая деятельность русского писателя Виктора Пелевина. Публикации в журнале "Наука и религия". Статья "Гадание по рунам", инструкция к набору рун. Книги В. Пелевина во Франции. Виртуальная конференция с В. Пелевиным. Анализ романа "Омон Ра".

    реферат [3,3 M], добавлен 08.06.2010

  • Интертекстуальность как категория лингвистики. Функции интертекстуальности в художественном тексте. Создание конструкций "текст о тексте". Особенности поэтики "Записок потерпевшего крушение". Специфика интертекстуальности в произведении Уве Йонсона.

    курсовая работа [40,3 K], добавлен 11.05.2014

  • Анализ суждений критиков и литературоведов об особенностях творческой манеры В. Пелевина. Жанровые коды утопии и антиутопии в романе "S.N.U.F.F.". Сравнение сатирической повести М. Салтыкова-Щедрина "История одного города" и исследуемого романа.

    дипломная работа [119,3 K], добавлен 26.10.2015

  • Биография В. Пелевина. Мистическая литература Пелевина. Шлем ужаса… Что это? Рецензии СМИ на повесть Пелевина "Шлем ужаса". Стремление противостоять серой, безразличной к человеку реальности. Загадки и отгадки В. Пелевина.

    реферат [19,4 K], добавлен 30.10.2006

  • Анализ творчества М. Шолохова – писателя советской эпохи, продолжателя реалистических традиций классики в русской литературе. "Мысль семейная" в романе М. Шолохова как отражение внутреннего мира главного героя в романе "Тихий дон". Трагедия Г. Мелехова.

    реферат [34,8 K], добавлен 06.11.2012

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.