"Песнь о нибелунгах". История формирования и анализ

"Песнь о нибелунгах" как вершина немецкого эпоса, в основе которой древние немецкие сказания о событиях периода варварских нашествий. Тема, идейный комплекс, сюжет и характеристики главных героев поэмы. Литературный и исторический анализ произведения.

Рубрика Литература
Вид контрольная работа
Язык русский
Дата добавления 18.01.2015
Размер файла 372,2 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru

Контрольная работа

по дисциплине «История мировой литературы и искусства»

Тема: «Песнь о нибелунгах». История формирования и анализ»

Санкт-Петербург 2014 г.

Содержание:

Введение

1. Историческая справка, временной период

2. Автор произведения

3. Анализ произведения

3.1. Тема, идейный комплекс, сюжет

3.2. Главные герои поэмы

3.3. Язык произведения

4. Эпос о нибелунгах как источник по рассматриваемой эпохе

Заключение

Список использованной литературы

Приложения

Введение

В XII веке в Германии в условиях развитого феодального общества появляется светская литература на немецком языке. Она представлена в основном рыцарским романом, создававшимся по французским образцам. Однако в придунайских землях (на территории Баварии и будущей Австрии), где при феодальных дворах еще сохранялись «старомодные» вкусы, в это же время перерабатывается в обширные книжные поэмы героический эпос, бытовавший в исполнении шпильманов. Отчасти еще в устном исполнении древний эпос претерпел существенные изменения.

Вершина немецкого эпоса - знаменитая «Песнь о нибелунгах». Сохранилось 33 рукописи, представляющие текст в трех редакциях. В основе «Песни о нибелунгах» лежат древние немецкие сказания, восходящие к событиям периода варварских нашествий. Исторические факты, к которым восходит поэма, это события V века, в том числе гибель Бургундского царства, разрушенного в 437 году гуннами.

Текст «Песни» состоит из 2400 строф, в каждой из которых содержится по 4 парно рифмующихся строки (так называемая «нибелунгова строфа»), и разбит на 20 песен. Окончательно сложившаяся около 1200 г. в Австрийских землях (рукопись на средневерхненемецком языке), она впервые была опубликована И. Я. Бодмером в 1757 г. Первый полный перевод «Песни» на русский язык принадлежит М. И. Кудряшову («Пантеон литературы», 1889).

«Песнь о нибелунгах» - не редакционный свод ряда отдельных анонимных песен (теория К. Лахмана), а плод коренной трансформации кратких аллитерационных повествовательно-диалогических песен в героическую эпопею. песнь нибелунг эпос немецкий варварский

А. Хойслер предложил реконструкцию основных этапов формирования «Песни о нибелунгах»: исходный пункт - две первоначально независимые краткие франкские песни о Брюнхильде (сватовство Гунтера и смерть Зигфрида) и о гибели бургундов. Они восстанавливаются по старой песне о Сигурде и по песне об Атли в «Эдде». От песни о Брюнхильде через шпильманскую обработку XII века (отраженную в норвежской «Саге о Тидреке») путь идет к первой части «Песни о нибелунгах».

Песнь о гибели бургундов существенно перерабатывается в VIII веке в Баварии, она сближается со сказаниями о Дитрихе Бернском. Сюда включаются образы Дитриха Бернского и его старшего дружинника Хильдебранда.

Атилла (Этцель) превращается в «доброго» эпического монарха. В XII веке австрийский шпильман использовал новую строфическую форму и расширил древнюю песнь до эпоса в не дошедшей до нас поэме «Гибель нибелунгов», которая непосредственно предшествует второй части «Песни о нибелунгах». Так создается единое произведение о нибелунгах - «Песнь о нибелунгах».

По содержанию поэма распадается на две части. В первой из них (1-10 песни) описывается история германского героя Зигфрида, его женитьба на Кримхильде и вероломное убийство Зигфрида. В песнях с 10-й по 20-ю речь идет о мести Кримхильды за убитого супруга и о гибели Бургундского царства.

Все герои в «Песни о нибелунгах» глубоко трагичны. Трагична судьба Кримхильды, счастье которой разрушают Гюнтер, Брюнхильда и Хаген. Трагична судьба бургундских королей, погибающих на чужбине, а также ряда других персонажей поэмы.

Главы в «Песни о нибелунгах» называются авентюрами. Авантюра (фр. aventure - приключение) - рискованное дело, предпринятое в расчете на случайный успех, без учета реальных условий и возможностей, сомнительное по честности, обычно оценивается как обреченное на провал. Авентюры в произведении имеют названия. Но у первой название отсутствует - это своеобразный пролог, включающий в себя представление персонажей и сжатое изложение событий.

1. Историческая справка, временной период

Текст «Песни о нибелунгах» восходит к самому началу XIII столетия. К этому времени относятся и наиболее ранние из сохранившихся ее рукописей (всего сохранилось более трех десятков списков песни, датируемых XIII-XVI вв.). Рукописи различаются между собой более или менее существенными особенностями.

Исследователи рукописей долгое время не оставляли попыток реконструировать на их основании якобы существовавший «первоначальный авторский текст» поэмы. Однако немецким филологом Г. Бракертом (1963) была выдвинута иная точка зрения, завоевавшая признание части специалистов: разные варианты песни не представляют собой ответвлений от единого изначального «ствола» произведения, вследствие чего и самая реконструкция «пратекста» есть утопия. Эти варианты относительно самостоятельны -- в том смысле, что отражают живую и подвижную эпическую традицию.

Впервые «Песнь о нибелунгах» была опубликована разыскавшим ее швейцарским филологом и поэтом И.-Я. Бодмером в 1757 г. и вскоре же стала объектом пристального внимания и изучения как один из важнейших памятников немецкой средневековой литературы. Уже в самом начале XIX в. немецкие романтики подчеркивали ее национальное значение: А.-В. Шлегель и братья Гримм сопоставляли «Песнь о нибелунгах» с «Илиадой», видя в эпосе порождение народного духа, продукт безымянного коллективного творчества. С тех пор «Песнь о нибелунгах» издавалась много раз.

Первое критическое издание -- К. Лахмана (1826). Новейшее издание на языке оригинала: Das Nibelungenlied. Nach der Ausgabe von Karl Bartsch herausgegeben von Helmut de Boor. 20. revid. Aufl., F. A. Brockhaus, Wiesbaden, 1972.

«Песнь о нибелунгах» «представительна» для средневековой литературы. В окончательной редакции, которая имеется в распоряжении современных читателей, «Песнь» была создана в самом начале XIII в., т. е. в период наивысшего подъема средневековой культуры, в период, когда полностью выявились наиболее показательные для нее черты.

«Песнь о нибелунгах» - рыцарская эпопея, запечатлевшая наряду с общей средневековой картиной мира кардинальные ценности жизни аристократического общества Германии эпохи Штауфенов. Но поскольку в песни этой завершаются длительное развитие и сложные трансформации германского героического эпоса, то по ней можно проследить и важные черты эпического жанра вообще.

Вместе с тем рыцарский эпос к XIII в. уже испытал разного рода воздействия: христианства (что достаточно отчетливо видно при сопоставлении «Песни о нибелунгах» с ее скандинавскими «сестрами» - песнями «Старшей Эдды», в которых фигурируют те же герои) и французской куртуазной поэзии, прошедшей через восприятие немецкого миннезанга.

Довольно значительный объем «Песни» позволил ее создателю вместить в нее очень разнообразное содержание; панорама жизни средневекового общества с присущими ему особенностями нашла на ее страницах привольное выражение.

Наиболее существенный вклад в изучение предыстории «Песни о нибелунгах», связанный с полной переоценкой предшествовавших точек зрения, принадлежит Андреасу Хойслеру (основная работа Хойслера, в которой обобщены результаты его исследований, -- «Сказание и Песнь о нибелунгах», 1921; русский перевод в кн.: А. Xойслер. Германский героический эпос и сказание о Нибелунгах. М., 1960).

Хойслер показал, что эпические поэмы складывались не из «нанизывания» отдельных песен, а в результате «разбухания», внутреннего стилистического разрастания одной песни, сжато излагавшей тот же сюжет, который в поэме получал многократное расширение.

Однако в новейшей литературе было отмечено, что отдельные разделы песни (авентюры), членение на которые восходит к автору XIII в., могли запоминаться и устно исполняться (их максимальный объем не превышает 150 строф), чему немало способствовали как насыщенность эпопеи формулами, так и простота и повторяемость ее языковых единиц, в частности рифмующихся слов.

Сопоставляя песни о Сигурде, Атли и Гудрун из «Старшей Эдды» с «Песнью о нибелунгах», Хойслер показал, что различались не только культурно-исторические условия их возникновения, но и художественные задачи, которые ставили перед собой эддические певцы, с одной стороны, и автор немецкой поэмы XIII в., с другой.

Хойслером был всесторонне исследован и вопрос о происхождении сюжетов и образов «Песни о нибелунгах».

2. Автор произведения

Автор «Песни о нибелунгах», то есть поэт, который объединил существовавшие до него поэтические произведения и сказания и, по-своему переработав их, придал им окончательную художественную форму и структуру, неизвестен. То, что в строфе 2233 он называет себя «писец», возможно, в какой-то мере отражает степень его творческого самосознания: самостоятельного сочинителя, свободно распоряжающегося материалом, он в себе не видит, свой поэтический труд он представляет себе скорее как фиксацию существующей традиции. Но если таково и было его самоощущение (и, по-видимому, отношение к нему его современников), то на самом деле «Песнь о нибелунгах», вышедшая из-под пера неизвестного поэта, и по содержанию, и с формальной стороны существенно отличается от других версий этого же предания.

Произведения рыцарских поэтов относились к тому запасу песен, который шпильман-профессионал пел и читал своим слушателям, и их стилистическая манера и стихотворные приемы сильно повлияли на него. Однако в самом основном он остался в рамках шпильманской традиции. В качестве материала для своих собственных произведений он избрал два исконно отечественных героических сюжета и создал не рыцарский роман французского образца, а героический эпос.

На юго-востоке, где он жил, не было французских книг, содержавших рыцарские романы, там не знали и французского языка, зато героические предания были в большем почете, чем на Рейне, ибо духовная жизнь в Австрии была теснее связана с местными корнями, а рыцарство было ближе к народу, чем на Западе.

3. Анализ произведения

3.1 Тема, идейный комплекс, сюжет

Понятие «нибелунги» имеет двоякий смысл. Оно употребляется в германо-скандинавских сказаниях как имя нарицательное и как имя собственное. С одной стороны, нибелунги - это сказочные великаны, владельцы скрытых в земле кладов, само слово «нибелунги» некоторые исследователи производят от исландского - «подземный мир». С другой стороны, нибелунгами называют тех, кому принадлежит таинственное богатство. (Овладев кладом, нибелунгом становится Зигфрид.)

В целом в эпическом комплексе о нибелунгах можно выделить несколько групп сказаний: о приключениях юного Зигфрида, о его смерти, о гибели бургундов, о гибели Атли. Юношеские похождения Зигфрида в поэме, собственно, лишь упомянуты, но о них подробно повествуют песни «Старшей Эдды», равно как и «Сага о Тидреке» и немецкие сказания о роговом Зейфриде.

Таким образом, в «Песни о нибелунгах» объединены два поначалу самостоятельных сюжета: сказание о смерти Зигфрида и сказание о конце Бургундского дома. Они образуют как бы две части эпопеи.

По Хойслеру в основе первой части «Песни о нибелунгах» лежит разросшаяся и переработанная песнь о сватовстве. Вторая часть эпопеи имеет более сложную предысторию. Не вдаваясь в рассмотрение всех ее этапов, можно отметить лишь, что первоначальные песни о судьбе бургундских королей после нескольких последовательных обработок превратились в XII в. (около 1160 г.) в поэму, условно названную Хойслером «Гибель нибелунгов».

В процессе этого развития Аттила, хищный и жестокий король, стремившийся завладеть сокровищами бургундов, превратился в миролюбивого и куртуазного монарха; роль мстительницы, стремящейся заполучить в свои руки клад нибелунгов и губящей бургундов, стала играть Кримхильда. Эта поэма и была использована во второй части «Песни о нибелунгах». Обе эти части не вполне согласованы, и между ними можно заметить известные противоречия.

Так, в первой части бургунды получают в целом негативную оценку и выглядят довольно мрачно в сравнении с умерщвляемым ими светлым героем Зигфридом, услугами и помощью которого они столь широко пользовались, тогда как во второй части они фигурируют в качестве доблестных витязей, мужественно встречающих свою трагическую судьбу.

Можно отметить и структурные различия между обеими частями «Песни о нибелунгах». Если в первой части пространные статичные описания преобладают над изображением действия, то вторая часть, напротив, насыщена динамизмом, оттесняющим такие описания на задний план.

Специалисты много потрудились над тем, чтобы восстановить основные этапы развития германского героического эпоса от начальных его форм и вплоть до эпопеи феодального общества. Нужно, однако, констатировать, что в новейшей научной литературе поставлен под сомнение ряд положений примененного Хойслером метода реконструкции ранних стадий эпоса о нибелунгах и полученные им результаты; но синтез, который мог бы заменить теорию Хойслера, так и не достигнут. Попытки реставрации праосновы и предыстории поэмы все еще нередко заслоняют ее отношение к современной ей жизни. Между тем каковы бы ни были истоки поэмы, в форме, приобретенной ею в начале XIII века, она отражает прежде всего рыцарское мировоззрение эпохи Штауфенов.

С понятием судьбы можно не раз встретиться в «Песни о нибелунгах», это немаловажный элемент и замысла, и композиции. Персональная «удача», «везенье» мыслились вполне конкретно и «материально», это некое существо, охраняющее человека и его род. Но в «Песни» присутствует и идея судьбы в более широком смысле. Под знаком неумолимой судьбы развертывается все движение сюжета второй части эпопеи. 

Сказочные истоки сюжетов, использованных в героических песнях и в «Песни о нибелунгах», подчеркивал немецкий исследователь Ф. Панцер: сказание о драконе и кузнеце, у которого воспитывался Зигфрид, убивший дракона и искупавшийся в его крови, в результате чего он приобрел необычайные качества; сказание о кладе двух братьев-нибелунгов (в «Старшей Эдде» один из них сближен с кузнецом, а другой с драконом); сказание о спящей красавице (первоначально ею была валькирия Сигрдрива, впоследствии отождествленная с Брюнхильдой); сказание о сватовстве и связанном с ним испытании (добывание Зигфридом невесты Гунтеру, сопровождающий его обман невесты и воспоследовавшее отсюда убийство Зигфрида, по-разному интерпретируемое в разных сказаниях -- как месть за оскорбленную честь Брюнхильды и как убийство с целью завладеть кладом нибелунгов). Хойслер, однако, не присоединился к «сказочной теории», полагая, что мотивы, восходящие к сказке, были заимствованы эпосом не изначально, а на поздней стадии. Ф. Шрёдер и Я. де Фрис связывают тему Зигфрида с мифологией.

3.2 Главные герои поэмы

Кримхильда - главная героиня «Песни о нибелунгах». Создавая образ Кримхильды, автор, которому принадлежит запись сказаний, пользуется оригинальными стилевыми приемами. Он не индивидуализирует облик юной красавицы, но всегда говорит о ее красоте в превосходной степени, выделяя ее среди соперниц. Но красота Кримхильды приводит к трагическим последствиям.

В традициях устного поэтического творчества автор рассказывает о вещем сне красавицы. Сон сбывается, когда в столицу бургундского королевства приезжает с нижнего Рейна Зигфрид, которого с первого же взгляда полюбила Кримхильда. Год томился Зигфрид по Кримхильде, еще не видя ее. Лицезреть возлюбленную ему довелось после разгрома саксов и датчан. Увидеть ее было для него самой большой наградой за победу. Права пойти с Кримхильдой к венцу Зигфрид добился, завоевав для Гунтера Брюнхильду.

Кримхильда для Зигфрида - прекрасная дама, которой он служит в соответствии с куртуазным этикетом, а когда все испытания выдержаны, он получает в награду ту, которой он поклонялся. Выйдя замуж за Зигфрида, Кримхильда предстает в ином качестве: она послушная верная супруга, рассудительная и добродетельная мать наследника. Поведение Кримхильды полностью соответствует идеалу жены и королевы, но внутренний мир героини до поры до времени замкнут. Ее гордый независимый характер впервые обнаруживается в споре с Брюнхильдой, которая заманила их в Вормс.

По прошествии десяти с лишним лет, Кримхильда по-прежнему пленяет всех красотой. Не постареет она и в дальнейшем, ибо эпические героини облик свой не меняют, а следовательно, не старятся. Но в поведении Кримхильды неожиданно проявляется качество вполне конкретное, реальное, присущее отнюдь не идеальным натурам. Оказывается, супруга Зигфрида тщеславна, из вздорного повода разрастается грандиозная ссора, вина за которую, несомненно, лежит на Кримхильде. Однако слушатель или читатель вскоре принимает ее сторону, так как супруга Зигфрида становится его вдовой.

Трагическая вина Кримхильды не в том, что она затеяла ссору, а в том, что она невольно выдала убийце своего мужа его уязвимое место. Все последующие десятилетия она будет нести чувство вины, от которого, как ей кажется, ее освободит только месть.

Кримхильда величава в своей скорби по Зигфриду. В этот момент происходит раздвоение образа. Внешне она покорна судьбе и своим братьям. Она остается доживать свой век у них в Вормсе, не порывая кровных уз. Внутренне она сжигаема одной страстью, стремясь во что бы то ни стало отомстить своим сородичам за смерть супруга. Лишившись мужа, она лишается и клада нибелунгов, что становится еще одной побудительной причиной мести. Оскорблением памяти Зигфрида является и то, что убийца присвоил его доспехи. Если ссора с Брюнхильдой была результатом чрезмерной гордыни Кримхильды, то, замышляя месть Хагену и Гунтеру, она поступает как глубоко оскорбленная женщина.

Сказитель не оправдывает Кримхильду, но разносторонне мотивирует ее повеление. Сватовство Этцеля, а затем брак с королем гуннов Кримхильда использует исключительно для осуществления своих кровавых планов.

С момента появления бургундов в столице гуннов Кримхильда отбрасывает всякое притворство, встречая Хагена, да и собственных братьев, как заклятых врагов. Она убеждена, что теперь убийца Зигфрида в ее руках, и он откроет ей, где спрятано золото Рейна. По вине Кримхильды в сражениях хозяев и гостей погибнут тысячи людей. Но ничья смерть, даже гибель собственного сына, не печалит Кримхильду. Она не может успокоиться до тех пор, пока Хаген и Гунтер не станут ее пленниками. Идея христианского всепрощения органически чужда ей. Объясняется это, по-видимому, тем, что сюжет «Песни о нибелунгах» складывался в языческие времена.

Кримхильда в заключительной, тридцать девятой авентюре превращается в зловещую фурию: она приказывает отрубить голову брату. Держа в руках голову того, кому служил Хаген, она требует открыть ей тайну клада нибелунгов. Но если в прошлом Хагену удалось выведать у нее тайну Зигфрида, то теперь она не может заставить Хагена сказать ей, где же наследие Зигфрида. Осознав свое моральное поражение, Кримхильда берет в руки меч Зигфрида и отсекает голову его убийце. Но и самой Кримхильде остается жить недолго: ее убивает старый Хильдебранд, который мстит ей за того, кто был ею только что обезглавлен, и за то, что по ее вине погибло столько достойных витязей.

Именно судьба Кримхильды придает целостность эпическому сказанию.

Брюнхильда - исландская королева, дева-воительница, богатырша, ставшая супругой бургундского короля Гунтера. Гунтер овладел ею обманом, при содействии бывшего жениха Брюнхильды - Зигфрида. Последнее привело к вражде, вспыхнувшей между бургундской королевой и женой Зигфрида - Кримхильдой, и предрешило гибель Зигфрида, убитого по наущению Брюнхильды.

Первая часть имени Брюнхильды означает «доспехи» (панцырь), второе - «сражение» (от исланд. hildr, что означает «поединок, происходящий на освященном огороженном месте»). В отличие от ряда героев германского эпоса, Брюнхильда - представительница мира мифа и сказки - не имеет исторического прототипа, хотя «ссора королев» (Брюнхильды и Кримхильды-Гудрун), возможно, и стоит в отдаленной связи с историей борьбы двух франкских королев VI в.

Гунтер - бургундский король, имя восходит к имени бургундского короля Гундихария, сын умершего короля Данкрата и королевы Уты, старший брат своих соправителей Гернота и Гизельхера, а также сестры Кримхильды. Имел обширные владения на Среднем Рейне, подчинил своему влиянию многих вассалов. В начале «Песни» он представлен могущественным властелином, великодушным и мудрым королем, который печется о благе своих сородичей и подданных.

Однако отношение Гунтера к выпавшим на его долю испытаниям постепенно снижает идеализированный образ правителя бургундов. Первая часть эпической поэмы строится на том, что в различных жизненных коллизиях бургундского короля подменяет прибывший с Нижнего Рейна Зигфрид, который замещает Гунтера в ратном поединке с Брюнхильдой и в схватке на брачном ложе.

Постепенно Гунтер становится игрушкой в руках приближенных. Брюнхильда, играя на его честолюбии, добивается, чтобы Гунтер вызвал своего «подданного» в Вормс. Она же провоцирует ссору, в которой Гунтер принимает сторону супруги, а не сестры. Возникшее первоначально чувство благодарности к добровольному помощнику сменяется стремлением устранить его, дабы тайное не стало явным.

Не препятствуя убийству Зигфрида, Гунтер надеется таким способом избежать позора. Гунтер не чувствует за собой никакой вины, потому что в его сознании мораль короля и общечеловеческая мораль не совпадают. Он поступает чисто по-королевски, устраняя бывшего друга и союзника, ставшего ему опасным. Спустя три с половиной года Гунтер по наущению Хагена является к Кримхильде. Оправдавшись, он верит, что прощен Кримхильдой, а это, в свою очередь, дает ему основания совершить новое злодейство по отношению к сестре: он опять поддался на уговоры Хагена и отобрал у нее клад нибелунгов. Отныне он и его родня будут именоваться Нибелунгами, но золото Рейна ничего, кроме бедствий, им не принесет.

Зигфрид - трагический герой. Трагедия всех нибелунгов начинается с гибели идеального эпического героя, каковым является Зигфрид. Королевич с Нижнего Рейна, сын нидерландского короля Зигмунда и королевы Зиглинды, победитель нибелунгов, овладевший их кладом - золотом Рейна, наделен всеми чертами идеального эпического героя. Он благороден, храбр, учтив. Долг и честь для него превыше всего. Подчеркивается его необыкновенная привлекательность и физическая мощь. Само его имя, состоящее из двух частей (Sieg - победа, Fried - мир), выражает национальное немецкое самосознание в пору средневековых распрей.

Судьбе Зигфрида посвящены первые семнадцать авентюр. Впервые он появляется во второй авентюре, а оплакивание и похороны героя происходят в семнадцатой авентюре. О нем сказано, что рожден он в Ксантене, столице Нидерландов. Несмотря на свой юный возраст, он побывал во многих странах, стяжав славу отвагою и мощью. Зигфрид наделен могучей волей к жизни, крепкой верой в себя и вместе с тем он живет страстями, которые пробуждаются в нем властью туманных видений и смутных мечтаний.

Пройдя обряд посвящения в рыцари, Зигфрид решает покинуть отчий дом и отправиться в Вормс, столицу бургундов. В образе Зигфрида сочетаются архаические черты героя мифов и сказок с манерами поведения рыцаря-феодала, честолюбивого и задиристого. Обиженный поначалу недостаточно дружеским приемом, он дерзит и грозит королю бургундов, посягая на его жизнь и трон. Вскоре смиряется, вспомнив о цели своего приезда.

Характерно, что королевич беспрекословно служит королю Гунтеру, не стыдясь стать его вассалом. В этом сказывается не только желание заполучить в супруги Кримхильду, но и пафос верного служения сюзерену, неизменно присущий средневековому героическому эпосу. Так, в четвертой авентюре только что появившийся в Вормсе Зигфрид яростно сражается с саксами и датчанами, напавшими на бургундов. Отправляясь в бой, он присягает королю в верности и выполняет обещание. В сражении Зигфрид побеждает короля датчан, берет его в плен и делает своим вассалом. Главным же подвигом Зигфрида становится добывание жены для своего короля. В различных жизненных коллизиях бургундского короля подменяет прибывший с нижнего Рейна нибелунг Зигфрид. Ссора двух королев обернулась бедой для Зигфрида. Гибнет идеальный герой - сказочный герой.

Хаген - героический злодей. На его счету два страшных преступления: убийство мужа Кримхильды - Зигфрида и убийство малолетнего сына Кримхильды от второго брака с Этцелем - Ортлиба.

Xаген выступает в повествовании как антипод главной героини. В сражениях с датчанами и саксами, а также в ходе кровавой распри с гуннами от меча Xагена погибли сотни его врагов. Он - самый сильный, бесстрашный и преданный вассал Гунтера. Однако Xаген не только храбр, но и по-своему мудр. В образе владетеля Тронье, как его часто именуют в повествовании, сконцентрированы политические и идеологические представления германских феодалов.

Xаген - роковой герой, ибо он единственный, кто предвидит будущее. Сознавая неотвратимость фатума, он принимает на себя миссию вершителя судеб нибелунгов. Он наделяется неким универсальным знанием, ему, как никому другому, памятно прошлое и открыто будущее. Внутренний драматизм образа проистекает из того, что Xаген выступает одновременно как прорицатель грядущего и как его творец. Почему X. убивает Зигфрида? Объяснить преступление тем, что он, будучи вассалом Брюнхильды, выполняет ее волю, явно недостаточно, тем более что он и не получает такого приказа, а скорее лишь угадывает желание своей госпожи. Инициатива исходит от самого Xагена, который уговаривает Гунтера пойти на подлость.

Во-первых, Xаген мстит Зигфриду за прежние мелкие обиды. Не случайно он имитирует повторное нападение саксов и датчан: Xаген хочет одержать первенство над вчерашним их победителем. Во-вторых, он стремится устранить Зигфрида как абсолютный идеал, постоянно напоминающий ему и другим бургундам о собственном несовершенстве.

Xаген живет по законам феодального мира, Зигфрид приходит в рыцарскую современность из сказочной утопии. Уже в силу этого персонажи несовместимы, и Xаген в поединке реального с идеальным оказывается временным победителем, хотя и предугадывает последствия своего преступления.

Но Xаген не ограничивается одним лишь убийством Зигфрида. По его предложению в Вормс привозят клад нибелунгов, который он отбирает у Кримхильды. Тем самым Xаген, отнявший у нее мужа, стремится истребить память о нем. Xаген предстает в трагическом ореоле, когда идет сам и ведет за собой бургундов навстречу гибели. Ему не удалось отговорить Гунтера от поездки к сестре, но именно он заставил снарядиться бургундов, едущих в гости, как на битву.

В батальных эпизодах Xаген всегда на первом плане, война - его стихия. В поединках раскрывается суть натуры эпического героя, преданного своему королю и сотоварищам, неукротимого в ярости к врагам.

3.3 Язык произведения

«Песнь о нибелунгах», как и многие другие литературные произведения того времени, бедна рифмами, в частности, глагольными. Одни и те же ключевые слова повторяются в поэме постоянно. Расхождения в эстетике слова между Средневековьем и Новым временем, может быть, нигде не ощущаются с подобной же силой, как в употреблении глагола.

Например: «поехал», «сказал», «хотел», «имел» и т. п. Подобная монотонность неэстетична с современной точки зрения, но, судя по всему, в ней не было ничего неблагозвучного для немца XIII в., и автор «Песни о нибелупгах» явно не находил зазорным устойчивое применение однообразных рифм, типа klagen - sagen, leben - geben, bekant - genant, wip - lip, degen - pflegen, man - gewan, min - sin, guot - muot, lant - vant и т. п. Говоря о «бедности» рифмами, современный исследователь или читатель, конечно, подходит к ним со своей точки зрения; но такой критерий, очевидно, неприменим в силу его субъективности, - это наш критерий, а не средневековый.

Вообще «глагольная бедность» являлась функцией эпического произведения. Для эпического жанра характерна сдержанность в выражении эмоций, и прежде всего оценочных суждений. Чувства предполагаются, но далеко не всегда становятся предметом прямого изображения.

Форма «Песни» не старая, а современная: автор переложил в строфы старые песни, не имевшие строф, только размер стиха в этих строфах заимствован из народных эпических песен (стих народных эпических песен имел четыре стопы, или, как говорят немцы, четыре ударения, hebungen; строфа «Песни» состоит из четырех стихов; три первые стиха делятся цезурой каждый на две половины; в первой половине четыре ударения, во второй три; но в четвертом и вторая половина имеет четыре ударения).

4. Эпос о нибелунгах как источник по рассматриваемой эпохе

У всех арийских народов есть героическая эпоха, события которой позже легли в основу саг и эпосов. Для германцев таким периодом была миграция, произошедшая между V и VI вв. нашей эры. К концу миграции эти народы осели в регионе Северной Европы. За эти два века в судьбе германских народов произошли значительные события, в частности войны с гуннами, римлянами и другими народами.

Во время этих войн совершались подвиги, которые не стерлись из памяти людей, а великие победы или поражения стали сюжетами историй и песен. В это же время родилось национальное самосознание, из которого появились первые зародыши национальной литературы. Германская сага заимствует почти весь материал из событий этих двух веков. Разрозненные упоминания о германцах хоть и встречаются в начале нашего тысячелетия и даже раньше, но ни один исторический персонаж тех времен не был запечатлен в национальных сагах.

С этими сагами, основанными на исторических событиях, были смешаны, чаще всего, и первоначальные германские мифы. Самым знаменитым примером этого союза мифических и исторических элементов является сага о нибелунгах, из которой вырос с течением времени великий национальный эпос, «Песнь о нибелунгах».

Сага о нибелунгах состоит из двух частей: с одной стороны, мифическая история Зигфрида; с другой - история реальных бургундцев. Невозможно сказать, когда и как появился миф о Зигфриде: его корни уходят в незапамятные времена предков германцев. Вторая часть саги основана на историческом событии: разгром бургундского королевства гуннами в 437 году. Естественно, подобное уничтожение целого народа оставляет живой след в памяти современников.

Вскоре исторический факт стал обрастать легендами; по неизвестным причинам эта история исчезнувших бургундцев объединилась впоследствии с историей Зигфрида. Эта объединенная сага о Зигфриде и бургундцах стала достоянием всех германских народов, была перенесена ими на разные земли, и там уже каждый народ добавил что-то свое к этой саге.

В исландской «Эдде» (самый ранний известный вариант которой восходит к IX в.) сохранилась одна из первых версий, созданных северными народами. Знаменитый же немецкий эпос, «Песнь о нибелунгах», восходит лишь к XIII в. Эти две версии, северная и немецкая, хоть и произошли из одного источника, но за века, прошедшие между их началом и временем, когда они были записаны, они стали двумя разными историями: характеры героев и мотивы, по которым они действуют, разнятся; каждая версия по-разному трактует события.

В «Песни о нибелунгах» различия между былым и нынешним осознаются глубже, чем в германской героической поэзии раннего Средневековья. В ней обострено ощущение истории. При сравнении с современной ей поэзией и рыцарским романом «Песнь о нибелунгах» должна была восприниматься как несколько архаичная и по своему языку и применяемой в ней «кюренберговой строфе».

Подобная архаизирующая стилизация способствовала созданию перспективы, в которой виделись события, воспеваемые эпопеей. В этой перспективе рассматривается и собственное время автора.

«Песнь о нибелунгах» демонстрирует нам, как миф, сказка, древнее предание, воплощавшие архаические тенденции сознания, оставаясь существенными аспектами мировидения человека ХIII в., переплетались с историческими представлениями, созданными христианством.

Заключение

Литературное произведение возникает в силовом поле культуры как целого и с большей или меньшей полнотой отражает в себе характерные для этой целостности черты. Поэтому постижение художественного творения самого по себе, вне «дифференцированного единства всей культуры эпохи» (М. М. Бахтин), невозможно. Самые разные аспекты средневековой картины мира объединились в этом грандиозном художественном памятнике.

Как и всякое выдающееся создание человеческого духа, песнь выходит за рамки своего только времени и сохраняет живые связи с культурной традицией предшествующего периода. «Песнь о нибелунгах» непонятна, если не знать эддических песен, «Саги о Вёльсунгах» и сказаний о Дитрихе Бернском.

Немецкая рыцарская эпопея начала XIII в. многопланова: наряду с современностью в нее включено и далекое прошлое, да и самое это прошлое оказывается сложным сплавом преданий о событиях эпохи Великого переселения народов с мифом и сказкой.

«Песнь о нибелунгах» была очень популярна. Вероятно, благодаря этому до нашего времени дошли многочисленные ее списки. Величавое творение древности впоследствии не раз вдохновляло выдающихся мастеров немецкой культуры. Композитор Рихард Вагнер написал музыкальную тетралогию «Кольцо Нибелунгов», события героического сказания отразили в своих полотнах художники Питер Корнелиус, Генри Фюссли, Шнорр фон Карольсфельд и другие живописцы.

В Германии сложили и добавление к ней - «Плач» (Klage), рассказ о погребении убитых нибелунгов и о посольстве, которое привозит в Бургундию известие об их гибели. Эта поэма, бедная содержанием, далеко уступает самой «Песни о нибелунгах» поэтическими достоинствами.

Иоганн Вольфганг Гете, Иоганн Готфилд Гердер, Август и Фридрих Шлегель сравнивали «Песнь о нибелунгах» с «Илиадой» Гомера. «Песнь о Нибелунгах» - одно из самых трагедийных созданий мировой литературы. Коварство и козни влекут нибелунгов к гибели, но их исчезновение объясняется не только частными причинами, эпос древних германцев отразил завершение грандиозной эпохи.

Немецкий поэт-романтик Людвиг Уланд, страстный ценитель средневекового искусства, в свое время тонко заметил по поводу «Нибелунгов»: «Как нигде мощно здесь изображается закат целого героического мира. Огромный темный рок направляет действие, образует его единство и постоянный фон… Не должен казаться странным тот факт, что на протяжении действия исчезают некоторые герои, игравшие важные роли вначале. Смерть Зигфрида производит такое же действие, как и смерть Патрокла. Как смерть Патрокла будит гнев Ахиллеса, так и смерть Зигфрида вызывает месть Кримхильды, и с нее начинается основное действие. Нас не должно смутить и то, что в ходе повествования мы переносимся совсем в другую историю, чем та, за которой мы следовали вначале. В начальном повествовании лежат ростки последующего».

30 июня 2009 года немецкий героический эпос «Песнь о нибелунгах» включен в Список мирового культурно-исторического наследия ЮНЕСКО. Такое решение приняла международная комиссия программы «Память мира» на заседании в Бриджтауне на острове Барбадос. В список занесено три наиболее полных рукописи произведения, которые сейчас хранятся в Баварской государственной библиотеке в Мюнхене, Баденской земельной библиотеке в Карлсруэ и в монастыре в Санкт-Галлене в Швейцарии.

Список использованной литературы:

1. Агибалова Е.В. История средних веков. - М. : Просвещение, 2006. - 272 с.

2. Бойцов М.А. История средних веков. - М. : Русское слово, 2004. - 328 с.

3. Гаспарова М. Эпос. - М.: Азбука-классика, 2003. - 640 с.

4. Годер Г.И. История средних веков. - М. : Дрофа, 2003. - 320 с.

5. Гуревич А. Я. Средневековая литература и ее современное восприятие. О переводе «Песни о нибелунгах» / Из истории культуры Средних веков и Возрождения. - М., 1976. - 314 с.

6. Корсун А. Западноевропейский эпос. - М. : Азбука-классика, 2005. - 992 с.

7. Крылова М.В. Героические эпосы. - М. : Белый город, 2004. - 48 с.

8. Кун Н.А. Древнегреческие эпосы. - М. : АСТ, 2007. - 256 с.

9. Песнь о нибелунгах. - М. : Художественная литература, 1975. - 752 с.

10. Третьяков В. Н. Песнь о нибелунгах. - М. : Белый город, 2006. - 48 с.

Приложения

«Песнь о нибелунгах». Рукопись ок. 1220-1250 гг.

Генеалогическое древо персонажей «Песни о нибелунгах»

Размещено на Allbest.ru


Подобные документы

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.