Эмили Бронте и роман "Грозовой перевал"

Своеобразие художественного метода английской писательницы Эмили Бронте в ее прозаическом произведении - "Грозовой Перевал". Структура романа, его особенности и сюжетные линии. Роль описания быта персонажей, картин природы для изображения хода жизни.

Рубрика Литература
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 28.01.2010
Размер файла 18,0 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Эмили Бронте и роман «Грозовой перевал»

Исследование творчества выдающейся английской писательницы Эмилии Бронте (1818-1848) есть чрезвычайно важным аспектом понимания особенностей литературного процесса Англии середины ХІХ столетие. Без сомнения, все новые поколения читателей открывают для себя ее неповторимый, уникальный талант, который с утонченностью проявился в ее поэтическом творчестве и едином романе “Грозовой Перевал” (1847).

Творческое наследство писательницы продолжает привлекать внимание многих поколений читателей и литературных критиков, ей присущая непревзойденная самобытность, образность и живописность. Следует указать, что в английской литературе середины ХІХ ст. романтизм и “классический реализм” присутствовали одновременно. Отсюда вытекает специфическое для литературы этой страны взаимопроникновения двух художественных систем. Писатели-реалисты значительно углубили решение проблемы взаимоотношений личности и общества с помощью объяснения типичных социальных обстоятельств, которые определяют природу типичных характеров.

В своих романах художники отстаивали права обездоленных, одновременно прославляли светлые стороны национальной жизни, осуществляли анализ политической и экономической жизни своей страны. Анализируя современную действительность, они прославляют такие бессмертные ценности, как любовь, доброта, человечность, христианское милосердие и тепло домашнего костра. Лондон в романах писателей - это не парадный город, который привлекает своей респектабельностью, а кварталы бедняков, где в любое время можно оказаться на улице из-за неуплаченной квартирной платы, где горе идет рядом с радостью, причем радостью сомнительной, часто связанной с бутылкой.

Реализм этого периода - одухотворенный романтизмом. Писатели-реалисты верили в возможность морального усовершенствования общества средствами литературы. Англия середины ХІХ ст. быстро направлялась путем коммерциализации общества, духовность от этого, безусловно, страдала, страдало и милосердие.

Своеобразность художественного метода автора в полной мере проявилась в ее едином прозаическом произведении - романе “Грозовой Перевал”. Много исследователей зашли в тупик, стараясь отнести книгу к одному из двух основных художественных направлений ХІХ столетие - романтизма или “классического реализма”.

По моему мнению, наиболее приемлемым есть утверждения о том, что в этом романе существует синтез этих двух методов, потому, что реалистический в своей основе, роман обогащен романтической традицией. Из такого синтеза возник неповторимый реализм, который смущал современников автора.

Если бы Эмили Бронте осветила в своем романе лишь историю любви Кетрин к Хитклифа и Линтона, то книгу, несомненно, можно было бы отнести к “классическому реализму” (понимая, конечно, всю условность реализма как метода репрезентации действительности). Возможно, при первом чтении книга Эмили Бронте вызывает впечатление, которые перед читателем - готический роман ужасов. События романа происходят в пасмурной местности английской провинции, где расположенное имение отшельника - Хитклифа. Тем не менее, непривычная атмосфера и фантастические мотивы, не заменят бесспорного факта, что драма, которая лежит в основе этого романа, имеет реалистическую основу.

Сюжет романа навеян частично легендами, которые Патрик Бронте рассказывал дочерям в их детстве, о своих предках, о таинственном подкидыше, который отомстил за перенесенные в детстве оскорбления семье фермера, которая его воспитала. Он рассказывал также старинные ирландские легенды о демонах и феях. Конечно, определенную роль сыграли захватывающие книги, которые Эмили читала в юности; готические романы, в которых пасмурные воры мстили целым семьям и бледные призраки стучали у окна дворцов. Но главным материалом для романа “Грозовой Перевал” была самая жизнь, и жестокая, непохожая на идиллию викторианская действительность, которую наблюдала простая учительница, дочь пастора. Хотя писательница относит события своего романа к XVIII - нач. XIX ст., тем не менее изображает она более позднюю, современную ей эпоху. Не удивительно, что критика того времени восприняла роман Э. Бронте враждебно, ведь писательница открыто подвергает критике устои и моральные принципы викторианской Англии, разоблачает призрачную идиллию английской провинции, где поступками человека, часто руководит жадность, прагматизм, жадность мести. Гнетущее влияние социальной среды проявляется в характерах почти всех персонажей романа “Грозовой Перевал”.

Писательница освещает в своем романе две основные темы: тему любви и тему унижения достоинства человека. Они воплощены в сложных отношениях, которые связывают члены двух семей в двух поколениях.

“Зрители британского телеканалу UKTV Drama назвали главной романтической книжкой всех времен роман Эмили Бронте “Грозовой перевал” (1847). Опубликованный в газете “Гардиан” рейтинг состоит из 20 названий, из них два романы принадлежат русским писателям (“Война и мир” Л. Толстого, 15-то место, и “Доктор Живаго” Бориса Пастернака, 8-е место). На втором после Эмили Бронте месте оказался роман Джейн Остин “Гордость и предубеждение”, на третьем - трагедия “Ромео и Джульєтта” В. Шекспира, на четвертом - “Джейн Эйр” Шарлоты Бронте. Роман американки Маргарет Митчелл “Унесенные ветром” получил пятую позицию. Самым молодым романом в рейтинге оказался “Английский пациент” Майкла Ондатже, опубликованный в 1992 году.

Обозреватель газеты “Гардиан” отмечает, что зрители не избрали ни одной книжки “профессиональных” женских авторов, например Барбары Картленд. Хотя голос телезрителей не всегда объективный vox populi, но и среди исследователей уникального романа Эмили Бронте (а есть о нем многочисленные англоязычные монографии и сборники основательных статей) многие назвали его “гениальный”. С. Моэм определил десятое место в мировой литературе тому же когда-то одиозному «Грозовому перевалу». Можно и нужно не доверять жюри разных конкурсов, но бесспорно, что “Wuthering Heights” (оригинальное название романа) принадлежит в мировой литературе к произведениям высокого художественного ранга.

Огромный успех романа “Джейн Эйр” Шарлоты Бронте затмил единственное большеформатное прозаическое произведение ее сестры. Первых читателей испугала смелая антивикторианская тенденция. Один верноподданный викторианец даже советовал его автору повеситься. Тем не менее, на исторических весах критики «Грозовой перевал» медленно, но уверенно набирал вес. Для времени своей публикации это был роман-“ретро”, так как ориентировался на готику XVIII ст., а ныне он воспринимается как роман-прогноз, который опередил свое время, тяготея к модернизму.

Возрождение интереса к роману происходит параллельно с развитием легенды о семье Бронте, о доме, который стал источником талантов. В этой бывшей обители неимущего пастора теперь устроен музей, и численностью посетителей он уступает лишь музею Шекспира. Три сестры Бронте - Шарлотта, Эмилия и Анна - стали известными романистами, а брат был талантливым художником. Эта плеяда талантов, которая воспиталась на нелюдимых диких полях, на границе Англии и Шотландии, члены, которой умерли почти одновременно. Гордая, замкнутая в себе, сосредоточенная на высоких замыслах домохозяйка Эмили своим характером отвечает образу английской женщины: “лед, в середине которого - огонь” (М. Рудницкий). В романе не спадает высокая температура этого огня - жажды любви и мести. Структура романа представляет синтез романтизма, готики и реализма, а иногда и символизма. В реализме текста исследователи отмечают элементы сурового (strict) реализма и “домашнего” (domestic). Этот последний обусловил приметы семейного романа-хроники трех поколений двух родов (Эрншо и Линтоны). Важно, однако, в жанрах, определить доминирующий компонент. Такой основной творческой константой в книге есть комплекс факторов готической поэтики. Эта поэтика от появления первого готического английского романа, “Замка Отранто” Г. Волпола (1764), к публикации «Грозового перевала» прошла значительную эволюцию через разные разновидности романа - исторического, сентиментального и к наиболее “черному” - готическому. Эмоциональная категория страха характерная для всех модификаций готического романа. Если произведения этого типа Анны Радклиф - романы “приятного страха”, который объясняется рационалистически, то одиозные романы “Монах” М.Г. Льюиса и “Мельмот-Блукач” Ч.Р. Метьюрина пронизанные ужасом, который его вызывает появление демонов. Грубые натуралистические сцены - эти “цветы зла” с запахом тления - вызвали отвращение и критику, хотя художественный уровень произведений был высокий. До конца XVIII ст. сложился архетип готического романа со специфического набора его “хромосом”: страх (ужас), герой-злодей и его жертвы, локус невменяемости (замок, катакомбы, кладбища, гробницы, старый дом), интригующая тайна, сплошное сюжетное напряжение и т.п..

В викторианскую эпоху властно заявляет о своих права и возможностях реализм, и доведенные до крайности эффекты “старой готики” уже невозможные. Появляется “новая готика” как симбиоз разных направлений. Величайшие представители ее - В.Г. Эйнсворт, Э. Бульвер-Литтон, Шарлотта и Эмили Бронте. Эйнсворт и Бульвер ориентируются на оккультизм, парапсихологию. У оккультистов своя натурфилософия, по которой человеческий микрокосм организма является частицей макрокосмоса. Таинственные, неизвестные проявления не в потусторонних силах, духах, а в еще не постижимой энергетике самого организма.

Стратегия романа спроектирована на поиски новаторской композиции: перед нами так называемый станочный роман, т.е. произведение открытой лаборатории, которая раскрывает тайну получения материала. «Грозовой перевал» является имитацией дневника мистера Локвуда, который приехал на дикие вересковые поля из большого города. Он записывает, сокращает и редактирует рассказ “болтливой тетушки” - служанки и вместе с тем экономки и няни в домах «Грозового перевала» и в Долине Дроздов - Элен Дин. Некоторые события и характеры настолько экстравагантные, что их не могут постичь ни скептический Локвуд, ни простодушная Дин. Их оставляет автор на усмотрение читателей и критиков. Итак, это так называемая открытая форма литературы. Максимальная временная и пространственная конкретика изображенных событий, характеров, замкнутых интерьеров домов и свободных плоскостей, объединенная с намеками на их символико-мифологические измерения.

По-новаторски срабатывает типичный для готического романа прием локуса невменяемости. Этим локусом есть уже не замок, а дом которому 1500 лет, - цитадель против возмущенных стихий. В этом понуром доме властвует атмосфера озлобленности. Есть здесь так называемый “включенное пространство” (пространство в пространстве) - таинственная комната с камерой для кровати, которая напоминает гроб. В комнату наведывается дух. Она служит и тюрьмой. Дом на «Грозовом перевале» - жилье детей бури, а цивилизованный современный дом в уютной Долине Дроздов - детей мира. Отношения между этими контрастными пространствами происходят по принципу взаимоотторжения и притягивание. После смерти Хитклифа-разрушителя, который завладел обеими домами, утихают конфликты и наступает равновесие, которое, по толкованию исследователей, символизирует космическое равновесие. Ежедневные визиты духа Кетрин к смертельно больному Хитклифу можно истолковать как проявления его паранойи.

С непревзойденным мастерством и конкретностью писательница описывает быт персонажей. Вместе с ними читатель будто ощущает шум пронзительного, холодного ветра в кронах елей, который царапает ветвью по оконному стеклу. Читателя будто согревает тепло камину, заслепляет блеск посуды, разложенной на широких дубовых полках. Но уникальность и неповторимость романа заключается в том, что реалистический замысел внедрен в нем через романтическую символику (даже имя главного героя Хитклиф означает “скала, которая поросла вереском”). Писательница стремится передать по возможности точнее страстный, отрывистый язык Хитклифа, и спокойную, эпическую манеру рассказа Элен Дин, жизнерадостное краснобайство маленькой Кетти, и беспорядочное мечтание старшей Кетрин, охваченной сумасшествием. Эмили Бронте детально воссоздает говор Йоркшира в речи старика рабочего Джозефа, чьи выражения звучат будто пасмурный аккомпанемент преступным действиям, которые происходят вокруг.

Обращаясь к миру английской провинции, Э. Бронте посмотрела на нее с другой точки зрения. Жизнь ей не кажется не патриархальной идиллией и не пасмурным болотом, а беспощадным поединком страстей (в духе шекспировских драм).

Роман “Грозовой Перевал” объединяет в себе конкретность и обобщенность, местный колорит и универсальность охвата действительности. Анализируя особенности местного колорита, видим, что Англия изображена в романе именно такой, которой была в 1847 году. Люди, описанные в романе, живут не в выдуманной внеземной стране, а в Йоркшире. Хитклиф родился в бедном квартале Ливерпуля. Нелли, Джожеф и Хейртон говорят на языке коренных жителей Йоркшира.

Особое внимание привлекает мастерство автора при изображении стихий - могущественных сил природы, которые изменяются настолько медленно, что на протяжении жизни человека они кажутся вечными и неизменяемыми. Это изображение максимально конкретное: читатель будто ощущает кухонные запахи Грозового Перевала, силу ветра, который завивает в зарослях вереска, кажется, ощущает даже изменение пор года.

Следует подчеркнуть, что такая конкретность достигается благодаря точности описания. При всей легкости, непринужденности рассказа, при всей естественной сложности родственных связей между героями, “Грозовой Перевал” - это мастерски построенная книга. Совсем неслучайно Эмили Бронте вводит двух персонажей, которые ведут рассказ - Локвуд и Нелли Дин. Функция этих обычных людей в книге частично заключается в том, чтобы предоставить сказа реалистический, достоверный характер, чтобы комментировать все, что происходит с точки зрения здравого смысла, демонстрируя в такой способ, бестолковость подхода к описываемым событиям из позиций житейской логики. Рассказчики будто перепускают сказ через собственное восприятие, благодаря чему отсеивается все лишнее. На протяжении всей книги читатель находится под впечатлением, которое последнее слово еще не сказано.

Как правило, рассказчики используют не тот язык, на котором они говорят в повседневной жизни, хотя Нелли иногда переходит на йоркширский диалект, чтобы добавить событиям, которые она описывает, местного колорита и предотвратить претенциозность, которая может возникнуть в символическом произведении.

В кульминационные моменты рассказа читатель совсем не ощущает присутствия рассказчика, поскольку автор даже не старается предоставить их языку характерности. Такое внешнее правдоподобие только мешала бы. Подобно читателю, Локвуд и Нелли в силу того, как они познают характеры главных героев и сущность их отношений, начинают лучше понимать все, что происходит.

Центральным стрежнем произведения есть история отношений Кетрин и Хитклифа. Эта история проходит четыре стадии. В первой части, которая заканчивается посещением Трашкорс-Грейндж, рассказывается о зарождении духовной связи между Кетрин и Хитклифом и об их общем бунте против Хиндли и порядков, которые он установил на Грозовом Перевале. Во второй части речь идет об измене Кетрин Хитклифу - эта часть завершается смертью Кетрин. В третьей части речь идет о мести Хитклифа, а в завершающей - кратчайшей, об изменении, которое произошло с Хитклифом и его смерть. Укажу, что точки зрения, которые представляют оба рассказчики, побуждают читателя к поиску собственных интерпретаций романа. Внимание читателя сконцентрировано вокруг двух главных тем. А именно: темы любви и его животворной силы и темы унижения достоинства человека. Писательница освещает эти сложные, многозначные темы в судьбах семей Эрншоу и Линтонов, выписывая их запутанные родственные связи. В романе утверждается мысль о бесконечности жизни, которая расцветает снова и снова.

Эмили Бронте с непревзойденной силой художественного мастерства, изображает картины природы: бескрайние заросли вереска, в которых завивает ветер, изменение времен года - они сыграют весомую роль для изображения хода жизни. Однако герои “Грозового Перевала” отнюдь не являются пленниками природы. Они живут в обычном обществе и стараются изменить его, иногда достигая успеха, постоянно преодолевая трудности, делая все новые ошибки.

“Грозовой Перевал” - роман не только о любви и мести. Он показывает, как сильные страстные чувства руководят поступками людей и, даже, побуждают к ужасным преступлениям (шекспировская тема у Бронте). Этому роману присуща моральная неоднозначность. Автор дает возможность читателю самостоятельно формировать отношение, и давать собственную оценку действиям персонажей ее романа, именно поэтому, восприятие “Грозового Перевала” постоянно изменяется от одного прочтения к другому.

«С ней как будто ничего не происходило, - пишет Метерлинк об Эмили, - но разве она не испытала все более лично и более реально, чем обычные люди?.. У нее не было любви, она ни разу не слышала по дороге сладостно звучащих шагов возлюбленного - и тем не менее она, умершая девственницей на двадцать девятом году жизни, знала любовь, говорила о любви и до того проникла во все ее неизреченные тайны, что те, кто больше всех любил, от нее узнают слова, рядом с которыми все кажется случайным и бледным… Казалась бы, нужно прожить тридцать лет в самых пламенных цепях самых пламенных объятий, чтобы осмелиться показать с такой правдивостью… все противоречивые движения нежности, которая стремится ранить, жестокости, которая хотела бы давать счастье, блаженства, которое жаждет смерти, отчаяния, которое цепляется за жизнь, отвращения, которое горит желанием, желания, пьяного от отвращения, любви, полной ненависти, и ненависти, падающей под бременем любви».

Все осветилось, как вспышкой молнии, одной фразой Данте Габриеля Россетти: «Действие «Грозового перевала» происходит в аду, английские имена и названия - чистая фикция». Эти слова показывают символический, сверхреальный план романа. Вслед за Эмили Бронте, как вслед за Данте в «Божественной комедии», мы проходим ад и чистилище, - чтобы ощутить силу все претерпевающей души, чтоб осознать бессилие лжи, самой искусной и бесстыдной, перед безмолвной истиной, бессилие злобы, самой яростной и необузданной, перед любовью и тем счастьем, что в ней заключено.

Эмили Бронте считала, что люди могли бы выдержать жестокость их общества, полагаясь на собственное мужество и веру в свои силы, поскольку мы все страдаем вместе, мы одинаковые, и никого не нужно оценивать по знатности рода, общественному статусу или физической внешности. Автор также выразил мысль, что мы все способные к внесению в мир - добра, так же, как и большого вреда, и цель для всех нас - уравновесить эти возможности. Прошло 150 лет с того времени, как был впервые опубликован “Грозовой Перевал”. Роман написан одним из незабываемых, оригинальных голосов, который когда-нибудь прозвучал. Эмили Бронте, умершая в возрасте тридцати лет, только через год после того, как был издан “Грозовой Перевал”, все еще обращается к нам через страницы своего прекрасного романа. Жизнь и творчество Эмили Бронте учит нас ощущать, как голос одного человека может помочь видеть мир таким, какой он есть. Эмили была отважным и решительным человеком. Но писательница была больна, страдая от сильной инфекции легких, тем не менее отказывалась от помощи окружающих и продолжала жить, поскольку всегда верила, что ее собственные силы помогут выдержать и, в конце концов, преодолеть физические ограничения, которые есть в жизни. Творческое наследство Эмили Бронте занимает одну из ведущих позиций не только в английской, а и, бесспорно, в мировой литературе, ставит важные социальные и моральные проблемы, которые люди стараются решить на протяжении целой жизни, сделав, таким образом, бесценный вклад в дальнейшее развитие английской и мировой литературы.

Литература

1. Григорий Кружков. Пироскаф: Из английской поэзии XIX века. //Статья Эмили Бронте, принцесса Гондала. - М., 2003

2. Кристина Пастух. Грозовой перевал самое романтическое произведение, по мнению англичан. //Иностранная литература 2004 № 2

3. Ігор Зінчук. Роман «Грозовий перевал» - магічне плетиво реалізму та романтизму Емілі Бронте. //Всесвіт. - 2009. - 3-4


Подобные документы

  • История сестёр Бронте. Тема мести и торжествующей любви в романе "Грозовой перевал". Романтические и реалистические элементы в романе. Герои, загадка романа, пояснения к важным цитатам. Языковые и стилистические особенности, композиционные приемы.

    курсовая работа [68,2 K], добавлен 30.04.2014

  • Основные литературные течения XIX века – романтизм и реализм. Жизнь и творчество Эмили Бронте. Основное содержание и уникальность "Грозового перевала", герои и образы произведения. Тема любви и мести, романтические и реалистические элементы в романе.

    курсовая работа [61,7 K], добавлен 20.10.2014

  • Краткий очерк жизни, личностного и творческого становления известной английской писательницы Шарлоты Бронте, ее вклад в литературу XIX века. Художественные особенности и сюжетные линии романа Бронте "Джейн Эйр", его лексико-стилистические приемы.

    реферат [30,1 K], добавлен 25.04.2009

  • Основные литературные течения XVIII и XIX вв.: романтизм, критический реализм. Судьбы и творчество английских писательниц-романисток Джейн Остен и Шарлоты Бронте. Сравнительный анализ романов "Гордость и предубеждения" и "Джейн Эйр", роль описания природы

    дипломная работа [104,5 K], добавлен 03.06.2009

  • Місце Шарлотти Бронте в розвитку англійської літератури ХІХ століття. Еволюція жіночих романтичних образів у творчості Шарлотти Бронте. Погляди Шарлотти Бронте на жіночу емансипацію та їх висвітлення в романі "Джейн Ейр". Жіночі образи роману "Містечко".

    курсовая работа [64,5 K], добавлен 15.02.2013

  • Роль чартистского движения в истории английской литературы XIX в. Демократические поэты Томас Гуд и Эбенезер Элиот. Великий английский реалист Чарльз Диккенс и его утопические идеалы. Сатирические очерки Вильяма Теккерея. Социальные романы сестер Бронте.

    курсовая работа [111,5 K], добавлен 21.10.2009

  • Тема роману "Джейн Ейр". Ідея рівності людей у романі "Джейн Ейр". Трагедійність сюжету. Разом із своїми великими сучасниками Шарлотта Бронте стояла біля джерел англійського критичного реалізму, що був так високо оцінений Марксом.

    реферат [18,1 K], добавлен 16.01.2004

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.