Фирма на рынках Западной Сибири в конце XIX – начале ХХ вв.

Характеристика фирмы как социально-экономического и культурного явления эпохи модернизации в Западной Сибири конца XIX – начала ХХ вв. Выявление "традиционных" и "рациональных" элементов в ее организации, управленческих и торгово-коммерческих практиках.

Рубрика История и исторические личности
Вид статья
Язык русский
Дата добавления 15.07.2018
Размер файла 129,9 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

От морозовских несколько отличались документы томского и семипалатинского отделений Невской ниточной мануфактуры. «Морозовские» счета в Омске были связаны с общефирменными счетами (кассы, долговых документов, сомнительных долгов и др.). «Петербургские» счета в Томске и Семипалатинске, кроме того, связывались со счетами многочисленных отделений фирмы (Петербургским, Московским, Самарским и др.), со счетами разъездных агентов.

Наряду со столичной учетной документацией по сибирской торговле, известны и бухгалтерские книги некоторых сибирских предприятий. Сводные балансы ежегодно публиковали крупнейшие фирмы, обязанные публичной отчетностью. Особняком стояли кредитные учреждения, как с точки зрения их отраслевой принадлежности, так и с точки зрения жесткости нормативно-правовых требований, к ним предъявляемых. Их балансы показывают структуру учета - достаточно консервативную, определявшуюся направлениями ставших традиционными операций. Активная часть их балансов включала счета учета векселей, ссуд, специальных текущих счетов (онколь) и др.; пассив - счета оборотного и запасного капиталов, вклады и проч.

Хорошо был налажен учет на винокуренных заводах, других акцизных предприятиях, контролировавшихся акцизным ведомством. Сохранилась кассовая книга Товарищества «Н. Тартаковский и Ко», эксплуатировавшего винокуренный завод. Наиболее крупными статьями прихода были счета векселей, разных лиц, продажи спирта, ректификации казенного спирта; в расходе - учета векселей, разных лиц, жалования. Наряду со счетами продажи и ректификации, жалования «производственный» характер носили счета прихода - барды (отходов винокуренного производства), счет свиного хозяйства, счет помола. И соответствующие счета расхода - содержания мельницы, содержания машин, закупки ржи и др.

Основательностью отличалась и учетная документация Западно-Сибирского товарищества пароходства и торговли, а также Первого Западно-Сибирского товарищества извести и портландцемента. Комиссия, ревизовавшая книги «Портландцемента» за 1914 г., отмечала, с одной стороны, точность, правильность их ведения, с другой, известную громоздкость учета, который в силу этого не использовался в качестве инструмента управления ГАНО. Ф. Д-84. Оп. 1. Д. 1. Л. 31 об., 33 об., 34 об., 48..

Ведение определенной бухгалтерии было необходимым условием оптовой и сколько-нибудь значительной розничной торговли, которая без этого просто не могла бы существовать. На наличие поставленного учета указывают учредительские договоры товарищеских торговых фирм, договоры доверенности, сохранившиеся фрагменты бухгалтерской документации. Вместе с тем, в делопроизводственной документации податной инспекции часто встречаются указания на отсутствие у торговцев книг, ненадлежащий характер учета. По данным Омской казенной палаты за 1915-1916 гг., наличие учетных документов позволило зафиксировать у себя лишь 11, 1% промышленников и торговцев Омского уезда Киселёв А. Г. Книги балансовые и расчетов с покупателями Товарищества Никольской мануфактуры как источник по истории мануфактурной торговли в Прииртышье в нач. ХХ в. // Гуманитарное знание. Ежегодник. Сер. «Преемственность». Вып. 2. Кн. 1. Омск, 1998. С. 111..

В третьей главе «Фирма на западно-сибирских рынках» исследуются фирменные торговые практики и конкуренция.

Первый параграф «Характерные черты рыночного поведения фирмы» посвящен анализу состава участников и их поведения на основных рынках Западной Сибири. В соответствии с особенностями экономики Западной Сибири, определившими значимость скупки и вывоза сельскохозяйственной продукции, даров лесов и водоемов и продажи на месте промышленной продукции, для определения характерных черт рыночного поведения фирмы использованы данные, характеризующие именно эти отрасли предпринимательства.

Применительно к хлебной операции можно говорить о нескольких типах или моделях рыночного поведения:

1) скупщик-спекулянт, следивший за ценами по частным телеграммам и газетам, стремился действовать максимально быстро, выигрывая на обороте;

2) комиссионер, в отличие от быстро продававшего скупщика, «быстро покупал», не считаясь с качеством зерна, выполняя поручения;

3) конторы мукомолов, стремившиеся диктовать закупочные цены, но обычно безуспешно из-за конкуренции скупщиков;

4) купец или сельский лавочник, торговавший промышленными товарами и бравший хлеб в уплату за свои товары в основном в периоды высокой конъюнктуры.

Для первичной хлебной скупки было характерно огромное преобладание простых сделок купли-продажи, контрактация встречалась реже, меновая форма расчетов практиковалась преимущественно в «медвежьих углах».

Своей спецификой отличалась скупка скота и сырья. Условия сделок характеризовались большим разнообразием, определявшимся местом совершения, числом участников сделок, способами расчетов.

В русской деревне оперировал мелкий скупщик. Действовал он в периоды высокой конъюнктуры на скот, продукты скотоводства или корма, часто использовал ростовщические приемы. Приобретал обычно молодняк, перегонявшийся затем на ярмарки или к местам забоя. В степи распространилось алып-сатарство - мелкая скупка скота и продуктов животноводства часто на меновой основе. Крупный скотопромышленник скупал скот у мелкого скупщика, на ярмарках, в пунктах промышленного забоя. Оперировал он и в степи, как и алып-сатар, через своих приказчиков совмещая первичный скуп скота и продуктов животноводства со сбытом промышленных товаров.

Количество участников сделки в торговле скотом и сырьем могло быть разным - с маклером и без него. Разными вследствие сохранения традиционных форм были и способы расчетов - от мены, к смешанной и чисто денежной форме, которая возобладала с начала 1900-х гг.

Говоря о рыбном промысле, трудно обнаружить его «рыночную» подкладку. Родовой, хотя и на стадии распада, характер отношений аборигенов обусловил господство традиционного уклада и в хозяйственной жизни Тобольского Севера. Добыча и скупка рыбы строились по существу на основе внеэкономической основе. Широко была распространена мена или покупка рыбы у местного населения с расчетами плохими и дорого поставляемыми товарами, спаивание продавца-аборигена.

Рыночные механизмы «включались» лишь на стадии сбыта улова уже составленными партиями и их дальнейшей мобилизации на северных ярмарках и на торгах в Тобольске во второй половине сентября (соленая рыба) и с конца октября до половины марта (свежая рыба).

В рыночном поведении маслоторговцев отчетливо прослеживается, прежде всего, стремление к снижению закупочных цен. При этом использовались:

- разбросанность мест совершения сделок, что затрудняло оперативную котировку;

- регулярное, хотя и избирательное использование сделок на заказ (так масло с высокой ценой до масляного базара не доходило, в результате рост цен на базаре сдерживался);

- стачки покупателей. Широко использовались покупателем и нерыночные, недобросовестные приемы работы с продавцом, хотя надо отметить и обратные примеры, когда жертвой обмана, мошенничества со стороны продавца становились покупатели-экспортеры.

Рассмотрим поведение фирм на важнейших ввозных промтоварных рынках: мануфактурном - главном потребительском рынке Сибири (оптовом); спичечном - рынке повседневного спроса (розничном и мелочном); сельскохозяйственных машин - рынке (штучном), поддерживавшем развитие главной отрасли экономики края - земледелия.

Для рубежа XIX-XX вв. характерно сближение российского фабриканта-производителя и сибирского торговца. Сказался и пуск Транссиба и открытие на востоке страны крупных фабричных складов.

Применительно к мануфактурному рынку анализ учетной документации омского склада Никольской мануфактуры показал следующее.

1) Склады позволили фирмам более оперативно, учитывая конъюнктуру, использовать средства на покупку товаров, тогда как при ярмарочном строе торговли покупать можно было лишь ограниченное число раз в строго определенное время.

2) Склады ускорили оборачиваемость капитала. Доля долгосрочных 12-ти и 14-ти месячных векселей в 1890-е гг. у крупных оптовиков составляла около 83-84%, тогда как у склада Никольской мануфактуры в Омске в 1904-1905 и 1913-1914 гг. она колебалась в пределах 63-68%.

3) Сибирские склады стали, наряду с Нижним и Москвой, важным звеном в складывающейся системе унифицированных расчетов клиентов фабрикантов, приобретавших их товары в течение года не в одном, а в нескольких местах.

4) Столичные фирмы принесли на сибирский рынок такой способ борьбы за покупателя, как скидки Киселёв А. Г. Книги балансовые и расчетов с покупателями Товарищества Никольской мануфактуры как источник по истории мануфактурной торговли в Прииртышье в нач. ХХ в. // Гуманитарное знание. Ежегодник. Сер. «Преемственность». Вып. 2. Кн. 1. Исторические исследования. Омск, 1998. .

Можно утверждать, что условия сделок с мануфактурой «вверху» - с российскими фирмами - воспроизводились и «внизу» - на стадии перепродажи товара розничникам и мелочным торговцам. И здесь действовали скидки, широко практиковался кредит.

Спичечный рынок характеризуют документы АО «В. Логинов» - одного из крупнейших поставщиков спичек в Сибири. Их анализ показывает несколько характерных черт спичечной торговли.

1) Стандартизация товара, его заменяемый характер обусловили распространение закупок по письменным заказам. Обращают на себя внимание заказы партиями через определенные промежутки времени, практиковавшиеся некоторыми покупателями АО «В. Логинов», что, как и «круглогодичность» в мануфактурной торговле, позволяло оптимизировать движение капитала.

2) В сравнении с мануфактурной торговлей налицо была неразвитость кредита. Даже когда он допускался, его продолжительность не превышала 3 месяцев. Сказывалась, видимо, высокая скорость оборота мелочного товара.

3) Неразвитость кредита предопределила и особенности системы скидок. Налицо были лишь оговоренные заранее с покупателями, либо требуемые ими в одностороннем порядке скидки.

4) Основной формой расчетов за товар были переводные билеты Сибирского торгового, Государственного и других банков, а также казначейств. Производились расчеты и наложенным платежом.

5) Встречались и случаи расчетов с участием третьих лиц, ставшие возможными благодаря более или менее постоянному характеру контрагентских отношений Его же. Западно-сибирские и степные покупатели логиновской спички (1908 год) // Вестник Новосибирского государственного университета. Сер.: История, филология. Т. 6. Вып. 1: История, 2007. С. 169-174..

Усовершенствованные сельскохозяйственные орудия и машины составили новый рынок западносибирской торговли, сильно развившийся в конце XIX - начале ХХ вв.

Главными продавцами орудий и машин выступали иностранные фирмы, часть которых участвовала и в скупке сливочного масла. Как правило, они не являлись производителями, продавая товар либо купленный, либо взятый на комиссию. Договоры покупки или комиссии заключались ими с российскими и иностранными фирмами-фабрикантами, ведущей среди которых с 1902 г. стала Международная компания жатвенных машин в Америке Лукин А. А. Указ. соч. С. 129.. При этом, как и в мануфактурной торговле, формы отношений, сложившиеся «вверху», переносились «вниз»: комиссионеры фабрикантов заводили себе собственных комиссионеров, агентов ГУ ИАОО. Ф. 87. Оп. 1. Д. 6. Л. 11 об..

По оценке «Алтайского крестьянина», поведение фирм-продавцов было изменчивым. До 1902 г., когда фирмы-торговцы только начинали дело, а потенциальный потребитель плохо знал товар, распространились льготные условия продаж. С 1902 г., когда характер спроса и тенденция к росту вполне определились, кредит сократился, а задаток вырос. Усиление конкуренции с 1909-1910 гг. заставило продавцов вновь сделать акцент на кредит. В неурожайный 1911 г. «сбыт машин принял совсем ненормальный характер» - задатки сделались символическими, а мелкие фирмы отказались от них совсем. Рост задолженности покупателей по платежам, неизбежный в условиях, когда наиболее зажиточная часть деревни уже обзавелась машинами ранее и покупать начали малосостоятельные хозяева, заставил продавцов сельскохозяйственной техники с 1912 г. вновь пойти по пути ужесточения условий продаж Алтайский крестьянин. 1913, 23 февраля..

Во втором параграфе «Элементы фирменного маркетинга» рассматриваются такие вопросы, как выбор фирмой товара, сегментация рынка, ценовая политика, меры по продвижению товара, созданию фирменного реноме.

По общему признанию современников и исследователей сибирское предпринимательство конца XIX - начала ХХ в. носило многоотраслевой характер. Среди комбинаций промышленных, торговых, транспортных и иных дел выделяются по данным «Краткой энциклопедии» фирмы:

1) занимавшиеся универсальной торговлей;

2) эксплуатировавшие торгово-промышленные комплексы - комбинации нескольких направлений предпринимательской деятельности: торговой, заводской, транспортной и др.;

3) сочетавшие торговлю с перерабатывающей промышленностью;

4) практиковавшие торговлю с содержанием значительной недвижимости;

5) использовавшие торговлю в сочетании с каким-либо другим направлением предпринимательства;

6) занимавшиеся только торговлей, но ограниченным набором товаров;

7) эксплуатировавшие исключительно промышленные предприятия.

В целом выбор фирмой товара, товарных комбинаций происходил под влиянием двух факторов: рыночных спроса-предложения, заметно варьировавшихся в зависимости от места (город, деревня, центр города, окраина), и сопряженной с ними, но обладающей известным самостоятельным значением, «технологической» близостью избираемых фирмой товаров.

Важным направлением «работы» фирмы на рынке были опыты его сегментации. Фирма оперировала определенными товарами не с покупателем вообще, а с определенными группами, имеющими свои специфические запросы и представляющими известные сегменты рынка. Наиболее отчетливо элементы сегментации просматриваются в торговле промышленными товарами широкого потребления, спрос на которые был подвержен влиянию моды и сельскохозяйственными машинами.

В отдельных случаях с сегментацией рынка сопрягалась ценовая политика. У крупных приезжих фирм, торговавших в Западной Сибири своими фабрикатами, в основе цены лежала калькуляция, учитывавшая производственные, транспортные и иные издержки, а также предполагавшуюся прибыль. В начале своих операций в Западной Сибири Никольская мануфактура устанавливала свои цены в главном сибирском складе - омском - так же, как на Ирбитской ярмарке, стимулируя интерес покупателя к новой омской торговле. Регулирование цен осуществлялось двояким образом. Периодически цены пересматривались по всем товарным наименованиям, что ясно видно по данным морозовской «Расценки на продажу товаров…» с 10 июля 1905 г. по 5 октября 1907 г., зафиксировавшей 10 переоценок за указанный период. Приписки на полях «расценок» свидетельствуют об изменении цен и в оперативном порядке по отдельным товарам ЦИАМ. Ф. 342. Оп. 2. Д. 256. Л. 6; Д. 503. Л. 2-38 об..

Иначе складывались цены на спичечный товар АО «В. Логинов». Фирма не имела «расценков» подобных московским мануфактурным расценкам. Цены устанавливались в результате торга с покупателем, предлагавшим продавцу обратить внимание на конкуренцию и сложившиеся цены на местных рынках, а также учесть перспективу дальнейшего сотрудничества и значительные объемы закупок. Заметной была дифференциация цены на плуги и сельскохозяйственные машины одинаковых марок. Анализ договоров о продаже плугов фирмой «С. Х. Рандруп» показывает, что фирма оперативно регулировала цену, применяясь не только к конъюнктуре, качеству данного продаваемого плуга, но, возможно, и к персональной платежеспособности покупателя. При этом если скидки москвичей на мануфактуру прямо стимулировали расчеты наличными и краткосрочные обязательства покупателя, то рандруповская фирма действовала «по ситуации» ради увеличения продаж Киселёв А. Г. Западносибирские и степные покупатели логиновской спички (1908 год) // Вестник Новосибирского гос. ун-та. Сер.: История, филология. 2007. Т. 6., вып.1: История. С. 170-172; Киселёв А. Г., Нильсен П., Нильсен Н. С. Х. Рандруп и его деятельность в Западной Сибири. С. 92..

Продвижение товаров на рынок осуществлялось с помощью рекламы, сервисного обслуживания технически сложных товаров. Наиболее распространенные формы рекламы - афиши и объявления размещались на торговых зданиях, столбах и заборах, на особых городских витринах, сдававшихся с торгов частным лицам. О настоящем засилии рекламы можно говорить применительно к сибирским газетам, отдававшим рекламным объявлениям целые полосы.

Важным направлением продвижения товара на рынок было его технико-технологическое сопровождение. Речь идет, в первую очередь, о сельскохозяйственных, швейных машинах, автомобилях, велосипедах и т.п. Распространялись обучающие брошюры, при складах находились монтеры и инструкторы, налажена была торговля запасными частями.

Третий параграф «Конкурентная борьба» посвящен важнейшему явлению в жизнедеятельности фирмы - конкурентной борьбе, выступавшей главным фактором рационализации фирмы.

Источники позволяют выделить несколько форм конкурентной борьбы. В вывозной торговле это политика закупок, выражавшаяся в фазе высокой конъюнктуры в борьбе скупщика за продавца, в периоды упадка - в борьбе против продавца. В первом случае скупщик активно покупал, во втором - всячески выжидал, в конце концов выясняя: покупать или продавать. Напряжение этой борьбы, будучи прямо пропорционально конъюнктуре вывозных рынков, как правило, находилось в обратной зависимости от продуктивности соответствующих отраслей (урожая, количества произведенного масла, выловленной рыбы и т.п.), знало погодные и сезонные колебания.

Значительно более скупо освещается источниками ситуация застоя на вывозных рынках, порождавшая давление покупателя на продавца с целью снижения цены и (или) скрытое противостояние между покупателями за наиболее выгодные условия как покупки, так и реализации уже закупленного товара. Наряду со способностью выжидать лучших условий покупки-продажи для сибирских дельцов становится характерной и способность к биржевой, по сути, игре: на повышение - понижение.

На розничном рынке промтоваров конкуренция существовала обычно в виде рекламы, только перед мировой войной на фоне застойных явлений в торговле широко распространяется и ценовая борьба. Быстрота социально-экономических и культурных перемен в Западной Сибири предопределила сосуществование разных с точки зрения зрелости форм этой борьбы.

Стремление продавцов привозного товара привлечь потребителя поначалу, случалось, выглядело наивно. Торговцы занимались «заманиванием к себе в склад, распространением непристойных мнений о других складах, в виде выражений «поди, поди, там тебя обдерут, объегорят» и пр.» Киселёв А. Г. Миней Мариупольский и другие. С. 8.. В то же время, так сказать, на другом «полюсе» конкуренции наблюдались элементы уже вполне современного «агрессивного маркетинга». Впрочем, в реальной действительности зачастую трудно было выделить «чистые» формы конкуренции. В практике иностранных фирм, сбывавших сельскохозяйственные машины, элементом «агрессивного маркетинга» был традиционный «магарыч» Алтайский крестьянин. 1913, 23 февраля..

Анализу причин обострения конкуренции и связанного с нею распространения торговой несостоятельности, посвятила одну из передовиц «Алтайская торгово-промышленная газета». Автор говорил о «перепроизводстве в связи с общим удорожанием жизни» и довольно убедительно показал, как работает механизм конкуренции, порождая экономическую нестабильность и массовые банкротства. «…Предложения своих фабрикатов оптовыми фирмами ведут к открытию новых фирм, которые для получения покупателей сразу же понижают расценку. Существующие фирмы, чтобы не потерять рынка, также должны понижать расценки, назначать дешевки и распродажи, покупатель же бросается на новинку» Алтайская торгово-промышленная газета. 1913, 15 марта..

Представляет интерес и неоднократно высказывавшееся современниками мнение об истощении платежеспособности крестьян - крупнейшего потребителя промышленных товаров, наступившем в результате развития продажи сельскохозяйственных машин в кредит - этого яркого явления межотраслевой торговой конкуренции ЦХАФ АК. Ф. 52. Оп. 1. Д. 8. Л. 175 об.; Алтайский крестьянин. 1913, 23 февраля..

Именно крайние проявления коммерческого соревнования переводили отношения фирм в новое качество. Из борьбы за продавца, покупателя конкуренция превращалась в борьбу за выживание, сохранение того дела, которое строилось годами и десятилетиями, борьбу против конкурента, вплоть до его уничтожения. «Убили… торговлю», «по-американски острая», «война», «резня» - эти слова, появившиеся в обиходной речи предпринимателей, позволяют увидеть важную черту их психического склада - именно «боевой», «военный» характер предпринимательства, за которым стояло огромное напряжение всех сил.

Четвертая глава «Фирменные прибыли и убытки», посвящена анализу результативности деятельности фирмы, поведения предпринимателей в условиях экономической нестабильности и упадка дел.

В первом параграфе «Доход и издержки фирмы» рассматривается определение фирмой прибылей и убытков, способы увеличения прибылей.

Источники сохранили многочисленные свидетельства незнания предпринимателями своей арифметически высчитанной прибыли. Дело зачастую рассматривалось ими лишь как средство личного обогащения, поддержания известного общественного положения. В особенности это характерно для торговцев 3-4 разрядов, для которых их предприятие действительно являлось продолжением домашнего хозяйства. Налаженного учета в таких предприятиях не велось.

Но и в торговых предприятиях 2 разряда специальные счеты прибыли и убытка велись не всегда. Да и наличие специальных счетов не обязательно давало ясную картину. Фирмы, оперировавшие по свидетельствам 1-2 разрядов в торговле, очень часто имели несколько разнородных предприятий, в том числе промышленных, транспортных. Между тем отдельной бухгалтерии не велось, и установить прибыль каждого отдельного предприятия не представлялось возможным. Это не только помогало скрывать прибыли, но и мешало в случае, если фирма действительно имела прибыльность меньше нормальной и вынуждена была переплачивать налоги. Типичны в этом отношении неудачи ходатайств о снижении налога датских фирм «Э. Мортенсен», «Сибирская компания», а также «Наследников И. Д. Рождественского» ЦХАФ АК. Ф. 192. Оп.1. Д. 195. Л. 269, 274-275..

Анализ балансов целого ряда торговых и промышленных предприятий показывает, что организация прибыльного дела требовала прежде всего оптимизации издержек. Увеличение объемов производства и торговли не всегда сопровождалось увеличением доходности, особенно в процентном отношении. Нередко проявлялся отрицательный эффект роста переменных издержек, заключавшийся в том, что прибыль не успевала за расходами, «утяжелявшими» актив, но недостаточными для обеспечения повышения прибыльности. Не всегда срабатывал и такой фактор, как увеличение оплаты служащим и рабочим. Большой осмотрительности требовали продажи в кредит, способные в случае неисправности покупателей создать устойчивый балласт в виде статьи «сомнительных долгов».

Наряду с мерами по оптимизации издержек, по ускорению оборота, политикой «дешевой» покупки и «дорогой» продажи западносибирские фирмы использовали и недобросовестные приемы, направленные на сокращение такой расходной статьи, как налоговые платежи. Самыми простыми способами обмана, правда и легко разоблачавшимися, были занижение выручки от продажи товаров или процента прибыльности операций.

Иначе занижались прибыли через завышение издержек. Их можно было увеличить, утаив полученные скидки за купленный товар, или включив расходы, к данному предприятию не относящиеся. Стремление увеличить прибыли за счет сокращения налоговых выплат при этом подкреплялось не столько сложными махинациями с бухгалтерской документацией, сколько недостатками в ведении учета. Именно отсутствие ясного представления о состоянии собственного капитала стимулировало желание обмана.

Во втором параграфе «Разорение, администрация, ликвидация фирмы» исследуются явления, связанные с упадком дела.

В условиях рынка разорение фирмы было явлением, встречающимся достаточно часто, и в то же время экстраординарным, приостанавливающим функционирование постоянно движущегося капитала. В 1895-1911 гг. в Сибири несостоятельными были объявлены 165 фирм Рабинович Г. Х. Крупная буржуазия и монополистический капитал в экономике Сибири конца XIX - начала ХХ вв. Томск, 1975. С. 50. .

Русский Устав судопроизводства торгового определял и существо несостоятельности и ее виды - несчастную (происшедшую по стечению непредвиденных бедственных и других внезапных обстоятельств); неосторожную - уже связанную с виной должника, но без умысла или подлога; подложную или злонамеренное банкротство, которые имели место тогда, когда неоплатность соединялась со злой волей. Все три свойства несостоятельности влекли за собой во многом одинаковые последствия: имущество должника арестовывалось и описывалось, продажа или залог запрещались. Аресту и описи подлежало имущество супруги должника, приобретенное в течение 10 лет до открытия несостоятельности. В день объявления несостоятельности под стражу попадал и сам должник. От заключения избавлялись (или досрочно освобождались) признанные несостоятельными несчастными или те (при невыясненном еще свойстве несостоятельности), кто сам объявлял о своей несостоятельности, представлял поручительство о неотлучке и заручался соответствующим ходатайством кредиторов. Для восстановления пришедших в упадок дел применительно к крупной торговле, фабрично-заводским заведениям могла быть учреждена администрация - своего рода соглашение между кредиторами и должником об отсрочке платежей. Для этого необходимо было согласие большинства наличных кредиторов, а дефицит в платежах не должен был превышать их половины. В противном случае - учреждалось конкурсное управление. Задачей конкурса была организация распродажи необходимой части товаров и имущества, средства от которых, наряду с арестованными денежными средствами должника, поступали на удовлетворение претензий кредиторов Устав судопроизводства торгового. Ст. 387-390, 392-393, 410, 415-416, 419, 430, 438, 458 // Свод законов Российской империи. Т. XI. Кн. 4. С. 1141, 1143-1146..

Несмотря на кажущуюся разработанность, русское законодательство о банкротстве имело существенные недостатки. Закон воспрещал, невзирая на наличность признаков умысла и подлога, возбуждать уголовное преследование против должника, объявленного несостоятельным, до приведения конкурсом положения его в окончательную известность Винавер М. М. Из области цивилистики. СПб., 1908. С. 289..

Анализ информации о сибирских контрагентах московских мануфактуристов показал следующее.

1) Характерными признаками неустойчивости предприятия, угрозы банкротства были обильные нерасчетливые продажи в кредит; дешевые распродажи за наличные - свидетельство острой нужды в деньгах для расплаты с кредиторами; обратная сторона недостатка наличных - расчет неполным рублем; а также затоваривание и «тихий» характер торговли.

2) Причины подобного развития дела коренились в общеэкономической ситуации в регионе. Это могли быть хлебный недород, плохой улов на Оби, конкурентная борьба. Наряду с этими объективными, сказывались и причины субъективного порядка: дефекты организации самого предприятия, отклонения в личном поведении предпринимателей, мешающие ведению дела.

3) Пошатнувшиеся дела, главным образом свои отношения с кредиторами, сибирские коммерсанты стремились исправить, прибегая к дешевой распродаже товаров для расчета в срок и выдаче дружеских векселей, расчету по договоренности с кредиторами неполным рублем. В крайней ситуации практиковался перевод дела другому лицу Гумерова Д., Киселёв А. Банкротство // Гуманитарное знание. Сер. «Преемственность». Вып. 1. Омск, 1997. С. 104-105..

Анализ поведения управляющего фирмы З. С. Лагиной С. Н. Иванова и омского купца А. Д. Козьмина показывает два типа поведения предпринимателей в условиях экономической неустойчивости и разорения фирмы.

Кризис фирмы Лагиной происходил в условиях общего застоя торговли в регионе. Кредит из средства развития дела превратился в орудие его удушения. Авансированный капитал и полученный в кредит товар оказался омертвлен в обязательствах покупателей. Попытки спастись с помощью дружеских векселей дали лишь кратковременный эффект. Чтобы сохранить предприятие, способное оперировать в прежних масштабах и получать товары в кредит, была предпринята его реорганизация - создание нового товарищества на вере. Однако голодный 1911 г. не позволил привлечь в него тех вкладчиков, на которых надеялся управляющий, стимулировали активность кредиторов. Расстройство дел Козьмина, если не считать умысла, связано было прежде всего с собственной нерасчетливостью - омертвлением части капитала в недвижимости, а также некоторыми обстоятельствами «несчастного» свойства (смертью крупных должников) ГУ ИАОО. Ф. 214. Оп. 1. Д. 2. Л. 40 об..

Заметно отличалось и поведение пострадавших. С. Н. Иванов видел единственный выход из кризиса во взаимном доверии и рассрочке, отдавал себе отчет в том, что дело затрагивает интересы многих, и он эти интересы обязан блюсти. Его критика московских кредиторов, требовавших немедленного расчета, была разумно эгоистична и опиралась на здравый смысл - без доверия и рассрочки выйти из кризиса и сохранить дело, в том числе как будущего покупателя москвичей, было невозможно. А. Д. Козьмин же, столкнувшись с временным дефицитом наличности, решил обмануть кредиторов, не пожелавших вступать с ним в сделку неполным рублем.

В поведении других участников этих историй - контрагентов Лагиной и Козьмина, напротив, много общего. Кредиторы, за исключением личных друзей, дорожащих к тому же потенциальным крупным покупателем, весьма требовательны, начинают «выбираться» при первых признаках опасности, дебиторы нередко недобросовестны и готовы даже сами пойти на ложное банкротство, лишь бы не платить.

Проблема неплатежей была общероссийской, но имела и свою сибирскую «специфику». Традиционное «не обманешь - не продашь», наличие «страхового» (на случай неплатежа со стороны покупателя) процента, регулярно взимавшегося продавцом промышленных товаров из Европейской России с покупателя-сибиряка - эти факторы, в большей степени присущие сибирской окраине, позволяют говорить даже о «сибирском банкротстве» Кошенова Н. Ю. Банкротство как способ накопления капитала купцами во второй половине XIX в. // Исторический опыт хозяйственного и культурного освоения Западной Сибири. Четвертые научные чтения памяти профессора А. П. Бородавкина. Барнаул, 7-8 декабря 2003 г. Кн. II. Барнаул, 2004. С. 208-210.. Именно в Сибири, в условиях колонизации и постоянного «перезапуска» первоначального накопления названные факторы, унаследованные от «дожелезнодорожного» прошлого, работали в полной мере.

В целом можно сказать, что истории фирменных успехов и неудач с точки зрения целей данного исследования интересны прежде всего двумя обстоятельствами.

Во-первых, указаниями на объективные причины этих явлений -рыночного и природного характера. При этом можно предполагать:

1) большую, нежели для рыночного фактора, локальность действия природных явлений;

2) общее доминирование влияния рыночной конъюнктуры, имея в виду наличие случаев, когда хорошие урожаи сопровождались застоем в торговле (хлеб падал в цене, сокращая платежеспособный спрос на промтовары);

3) в аграрном регионе как позитивные, так и губительные действия рыночной конъюнктуры часто выступали в форме явлений климатического, шире - природного характера.

Во-вторых, истории падений фирменных дел показывают дефицит такого важнейшего элемента рыночных отношений, как деловая этика. Купеческий этический кодекс, безусловно существовавший в среде сибирских дельцов, в части табу на разного рода неблаговидные проделки нарушался систематически. Более того, при отрицательном отношении к явлению умышленной несостоятельности, в сибирских деловых кругах высказывались и суждения, если не оправдывавшие, то, во всяком случае, извиняющие отказы в платежах «уважительными причинами» Ирбитский ярмарочный листок. 1898, 25 января; 1911, 25 февраля...

Наконец, характерно и явление «институционализации» банкротства: складывание ритуала признания несостоятельности, живо описанного историком Нижегородской ярмарки А. П. Мельниковым, появление элементов лексики, связанной с несостоятельностью Киселёв А. Г. Злостное банкротство как девиация и конфликт // Социальные конфликты в истории России: Мат. Всеросс. науч. конф. Омск, 22 октября 2004 г. Омск, 2004. С.55-56.. Все это, помимо прочего, свидетельствовало о распространенности в деловой среде неуважения как к собственным контрактам, так и к чужой собственности - необходимым факторам становления рационально организованной рыночной среды.

Пятая глава «Пространство и время сибирского предпринимательства (конец XIX - начало ХХ вв.)» посвящена особенностям сибирского пространства и исторической эпохи рубежа XIX-XX вв. применительно к предпринимательству, проблеме освоения окружающего мира деловым классом.

В первом параграфе «Операционное пространство как социокультурное явление» анализируется пространство сибирского предпринимательства, рассматриваются его основные «торговые площадки». Отмечены отдельные особенности торговли на них. Так, если на ссыпных хлебных пунктах, в том числе пристанских, розничных ярмарках широко были распространены сделки с наличным товаром за наличный же расчет, то на ярмарках сборных торговля велась по образцам с использованием векселя. На крупных ярмарках, а также в городах оперировали банки, еще больше стимулировавшие кредит. Сделки по образцам и описаниям заключались и на бирже, получившей существенное развитие в Кургане, Омске и Новониколаевске.

Названные торговые площадки отличались и особой атмосферой, с характерным профессиональным интересом к обращавшимся товарам; к устройству торга; стремлением к диалогу, обмену информацией; известным психическим возбуждением, связанным с ощущением новизны обстановки и ожиданиями результатов операций. В городе для сельских коммерсантов и особенно на ярмарках характерным явлением было ощущение «праздника» Алтайский крестьянин. 1913, 26 января; Мельников А. П. Указ. соч. С. 86-87; Варенцов Н. А. Указ. соч. С. 552. .

Наличие предприятий в разных районах страны, Западной Сибири, широкие зоны операций - все это заставляло предпринимателей и их агентов регулярно ездить по Сибири и России. География дела прямо отражалась на структуре фирмы, в составе правления которой, появлялись соответствующие «штатные» единицы, открывались местные отделения Задорожняя О. А. Торговый дом «Плотников и сыновья» в Тобольске // Проблемы экономической и социальной истории Сибири. XVIII - начало ХХ вв.: Сб. науч. ст. Вып.4. Омск, 2003. С. 266-267.. Распространенной была и передача дел на комиссию. В обоих случаях фирма вынуждена была увеличивать издержки. Значительными оказывались и потери времени, связанные с длительными поездками. «Да и самому ехать в Бийск, - писала председателю Бийского раскладочного присутствия торговавшая в с. Онгудай К. В. Плотникова, - <…> Дорого время и деньги» ЦХАФ АК. Ф. 192. Оп. 1. Д. 64. Л. 94. . При расчетах, а в случае заменимости и при заказе товара альтернативой поездке была почтово-телеграфная связь, использование услуг банковских учреждений и казначейств.

Освоение пространства, разных торговых площадок было основой для развития делового опыта, управлеческо-маркетингового потенциала фирмы. Но и сама «работа» фирмы с рынком в части рекламы изменяла «пространство», придавая ему новое коммуникативное качество. Фирма как торговое имя, выставленная на всеобщее обозрение на вывеске, присутствующая на рекламных афишах, ее клейма и т.п. определенным образом маркировали объекты окружающей среды, участвовала, таким образом, в конструировании новых городских ландшафтов, прежде всего деловых и культурных центров, создавала собственное «микропространство», связанное с «большим пространством» мирового рынка Васильева А. М. Указ. соч. С. 82, 91, 95-96; Очерки истории города Омска. Т. 1. Дореволюционный Омск. / Под ред. А. П. Толочко. Омск, 1997. С. 146; Прогулка по старому Томску / Сост. Э. Майданюк. Томск, 1992. С. 6; Учёнова В. В., Старых Н. В. История рекламы. СПб., 2003. С. 232-233; Дмитриенко Н. М. В городе торгом жили: продажи и покупки в Томске во второй половине XIX - начале ХХ в. // Города Сибири. XVII - начала ХХ в. Вып. 2. История повседневности. Барнаул, 2004. С. 107..

Второй параграф «Приметы эпохи в истории предпринимательства и деловое использование времени».

В истории сибирского предпринимательства явно выделяются периоды, связанные со строительством и началом эксплуатации Транссиба, затем - с Русско-Японской войной и началом массовых аграрных переселений, революцией 1905-1907 гг.

Ускорение ритма общественной, экономической жизни, политизация и аполитизм общественного сознания, криминализация городской и сельской жизни - эти и другие приметы времени находили свое воплощение в жизнедеятельности предпринимателя, фирмы.

Развитие рыночных отношений задало нарастающий темп обороту капитала, деятельности деловых людей. Об этом свидетельствует распространение краткосрочного кредитования, «приучавшего ценить время», регулярность отчетов, бюллетеней коммерческих учреждений, развитие телеграфа и телефонной связи, распространение ежедневных газет и др.

Исследуя экономическое значение времени, известный русский экономист И. И. Янжул писал о том, что его экономия является целью общественного производства, мерилом культуры. Исторически развитие утилизации времени приводит к складыванию последовательно «экстенсивной» и «интенсивной» моделей. Первая присуща аграрной эпохе, вторая - продукт индустриального общества, наиболее полно раскрывающаяся в экономическом поведении делового класса Янжул И. И. Из психологии народов. (Экономическое значение «времени» и «пространства»). Одесса, 1895. С. 17, 21-22, 29, 31..

Потребности роста вызывают к жизни развитие связи и печати. В 1900 г. в Тюмени и Томске действовало соответственно 128 и 331 телефонных аппаратов, в 1906 г. - уже 162 и 619 Почтово-телеграфная статистика за 1900 год (с кратким обзором деятельности почтово-телеграфного ведомства за тот же год). СПб., 1902. С. 54-55; Почтово-телеграфная статистика за 1906 год (с кратким обзором деятельности почтово-телеграфного ведомства за тот же год). СПб., 1908. С. 56-57.. За это же время число международных телеграмм, отправленных и полученных в Петропавловске, возрастает с 400 до 2461, в Омске - с 1400 до 4748, в Томске - с 787 до 1546 Почтово-телеграфная статистика за 1900 год; Ведомость о количестве телеграмм международной корреспонденции с распределением ее по государствам за 1906 год // Почтово-телеграфная статистика за 1906 год. . За период 1900-1914 гг. в Тюмени выходили 11, в Омске - 19, в Томске - 13 Сводный каталог периодики Западной Сибири (1789-1959). Вып. 2. Новосибирск, 1974. С. 256-264, 344_345, 396-401. ежедневных газет, в свое время сравненных Гегелем с утренней «рационалистической молитвой».

Хотя внутригодовой хозяйственный цикл сибирских городов во многом определялся аграрным характером экономики края, в деятельности банков, биржи, экономических обществ он отражался в определенной «искусственной» форме - в ежемесячных отчетах, протоколах регулярных совещаний и т.п. Ощущение учащенного времени входило в повседневную речь. В связи с развитием биржевого, банковского дела, телеграфного сообщения распространялся новый язык - язык зашифрованной, максимально сжатой информации. В печати, делопроизводстве того времени сплошь и рядом находим всевозможные сокращения: «Продуголь», «Товарпар», «ж.д.», «В/письмо», «Н/клиентка» и т.п. ЦХАФ АК. Ф. 82. Оп. 1. Д. 116. Л. 68.

В заключении подводятся основные итоги работы.

Конец XIX - начало ХХ века в Сибири было временем крупных перемен. Вступившая в завершающую стадию в центральной России буржуазная модернизация начинала оказывать заметное влияние и на сибирский окраину. Проявлялась она не столько в индустриализации, для которой явно недоставало целого ряда условий, сколько в разложении традиционных социально-экономических, социокультурных устоев, моделей обыденного сознания и поведения человека. Параллельно с этим происходил и процесс становления и развития нового уклада жизни. Своеобразной политэкономической формой этих перемен был резко ускорившийся после проведения Транссиба процесс первоначального накопления.

Противоречивое переплетение разложения старого и рождения нового, сопрягавшееся с наличием «центра» и «окраин» в самой Сибири, составляло ту социальную ткань, на которой десятками тысяч зарождались, функционировали, умирали фирмы. При этом «старое» и «новое», «традиционное» и «рациональное» отнюдь не всегда противостояли друг другу. Исследование показало, что отдельные элементы «традиционного» сохраняли способность не препятствовать и даже содействовать развитию Зарубина Н. Н. Социокультурные факторы развития: М. Вебер и современные теории модернизации. СПб., 1998. С. 126..

Фирменное предпринимательство, его статус, организация, функционирование являлись частью названной социальной среды и как таковые были отмечены ее противоречиями, соединявшимися с противоречиями законодательства и российского коммерческого опыта, привнесенного в Сибирь. Фирма как имя, регламентированное законом и «освещенное» историей старых российских и сибирских купеческих династий, акцентированное в деловой практике крупных и многих фирм «средней руки», в том числе иностранных, не получила и не могла получить аутентичной рефлексии в широких предпринимательских кругах, особенно в базовом - низовом их эшелоне. Масса начинающих дельцов в условиях быстрой коммерциализации всей общественной жизни видела целью своего дела отнюдь не саму организацию успешного предпринимательства, у которого не может не быть имени, а достижение материального достатка, наживу. Проистекавшее отсюда пренебрежение к фирме как торговому имени наиболее ярко проявлялось в стремлении торговать «без прав», в распространении недобросовестных банкротств.

«Новому», оказавшемуся «нерациональным», противостояло «старое», пришедшее из пусть не очень далекого прошлого. Известность «старых фирм» Немчиновых, Винокуровых, Второвых, Смолиных и многих других служила своеобразным сигналом самым широким деловым кругам о важности, значимости фирменной репутации.

Как и имя, фирма как «пучок контрактов» являлась частью социальной среды. Элементы «традиционного» и «рационального» здесь также сильно перемешивались. При этом и здесь отдельные элементы «традиционного» могли поддерживать развитие. С одной стороны, налицо была неустроенность учета, имевшая прочные социальные корни, обусловленная уже отмеченным характером предпринимательства как средства создания достатка, невысоким культурным уровнем массы коммерсантов. Во внутренних, организационных контрактах фирмы заметны были и другие элементы традиции - семейственность, уравнительность, сословность. С другой стороны, такое явление как патернализм, безусловно принадлежащее к явлениям традиционного порядка, способствовало закреплению кадров в промышленности и торговле.

В соглашениях внешних, в поведении фирмы на рынках присутствовали целые пласты «традиции» и ее разложения в виде меновой торговли, обмана, спаивания контрагентов, диктата «сильного» над «слабым». Дефицит «неконтрактных элементов в контрактах», недостаток этического основания в деятельности фирм проистекал из условий культурного разлома в обществе, когда «старое» разрушалось, а «новое» еще только утверждалось, из распространения на фоне массовой колонизации края «внешней морали», не знавшей ограничений в отношении «чужих». И здесь «рациональным» могло выступать то «традиционное», что, вырастая из сибирской действительности, помогало развитию производства и торговли. Учитывая слабое и неравномерное развитие торговой сети, в этом смысле можно говорить и об известной «рациональности» меновой торговли.

Однако эпоха модернизации, определившая экономические, социокультурные перспективы Сибири, обусловила первостепенную значимость в организации и функционировании фирмы рациональных начал. Их укрепление и развитие обеспечивалось не столько с помощью соответствующего правового регулирования, сколько органическим развитием рыночных отношений, конкурентной борьбой. Именно конкуренция способствовала осознанию предпринимателем своего дела не как средства достижения материального достатка и положения в обществе, а в качестве самостоятельной ценности, способствовала, таким образом, рационализации мировоззрения деловых людей, центральным пунктом которого становилась идея «производства ради производства».

Увеличение прибыли, безусловно, являлось главным мотивом предпринимательской деятельности. Традиционные приемы при этом в значительной мере исчерпали свои возможности. Политика «дешевой» покупки и «дорогой» продажи ограничивалась экспансией российских компаний и возросшей конкуренцией, ставка на развитие дела «вширь» - ростом издержек, «съедавших» нередко заметную часть доходов. Рациональное поведение проявлялось прежде всего в заимствовании у российских фирм современных приемов «работы с рынком», политики скидок, первых попытках оптимизации расходов. Однако в вышеотмеченном контексте перехода от традиционной к рациональной модели предпринимательства фирмы ради бырыша зачастую прибегали к различным неэтичным приемам, в том числе к сокрытию доходов от налогообложения, провоцировавшемуся, в частности, слабой постановкой учета.

Недостаток нравственных оснований ярко проявлялся и в историях сибирских банкротств. Это обычное в рыночных условиях явление регламентировалось законом недостаточно четко, оставляя недобросовестным должникам возможность не платить и избегать ответственности. В поведении фирмы в условиях разорения ясно просматриваются две возможные модели поведения:

1) «рациональная», строящаяся на «разумном эгоизме», предполагавшем ответственность, верность обязательствам и активный легальный поиск выхода из затруднительного положения при сохранении доброго имени фирмы;

2) «традиционная», основанная на «эгоизме момента», выражавшемся в хорошо известном в деловых кругах обмане, в стремлении решить свои проблемы за счет веривших фирме кредиторов, что было чревато потерей репутации.

Окраинное положение западносибирского региона, слабость коммуникаций и административного контроля на местах обусловили наличие в фирменных практиках элементов пионерства, как своеобразных проявлений разрушающейся «традиции». В этих условиях фирма выступала в роли одного из активных трансляторов на провинцию «рациональной» культуры центра. Она способствовала формированию нового социокультурного ландшафта, нового облика городов и сел, создавала через строительство торговых и производственных зданий, сооружений, размещение вывесок, уличных рекламных объявлений и т. п. собственное «фирменное пространство», включенное в коммерческий мир края, страны, мира. Осваивая и изменяя пространство, фирма сообщала ему ускоренный деловой ритм развития. Дух наживы, денег в его сибирском обличии рубежа XIX-XX вв., сильно напортивший фирме как имени, в то же время толкал фирму к рационализации использования пространства и времени.

Являясь первичной ячейкой рынка, фирма объективно находилась на «переднем крае» рыночных преобразований. Именно фирмы, оперировавшие в Западной Сибири, аккумулировали в своих руках богатства края, вместе с государством создали систему их движения, немало потрудились над развитием системы кредита, биржевых обществ, некоторых общественных организаций, наряду с новыми архитектурными комплексами, заводами и магазинами, фирменной рекламой, ставших символами модернизации.

фирма сибирь коммерческий модернизация

ЛИТЕРАТУРА

1. Киселёв, А. Г. Фирма и ее атрибуты в российском законодательстве, обычаях и провинциальной коммерческой практике (конец XIX - начало ХХ в.) / А. Г. Киселёв // Вестник Томского гос. ун-та. Бюллетень оперативной научной информации. 2007. №125. Октябрь. Актуальные проблем отечественной истории и историографии (XVIII-XXI вв.). Томск: Том. гос. ун-т, 2006. С. 92-100. (0, 6 п. л.).


Подобные документы

  • Изучение облика городов Сибири, располагавшихся в дореволюционных административных границах Тобольской и Томской губерний. Анализ места жительства разных городских сословий Западной Сибири. Исследование особенностей свободного времяпровождения горожан.

    курсовая работа [62,0 K], добавлен 21.09.2017

  • Осуществление карательными органами массовых репрессий в Западной Сибири. Взаимосвязь культа личности с массовыми репрессиями в СССР в 30-е годы. Деятельность ОГПУ - НКВД. Партийные органы западно-сибирского региона в репрессивной системе.

    дипломная работа [92,9 K], добавлен 28.03.2007

  • Характеристика условий развития и организационно-правовые формы предпринимательства в Сибири в конце XIX – начале XX вв., анализ и особенности основных направлений его развития. Описание основных сфер социальной активности сибирского предпринимательства.

    курсовая работа [44,5 K], добавлен 29.06.2010

  • Немецкий этнический массив в Западной Сибири. Активное участие немцев в колонизации Сибирского края с русскими. Исследование процесса освоения территории Сибири немцами, прибывшими с Поволжья. Процесс этнической ассимиляции в данной этнической группе.

    реферат [17,3 K], добавлен 28.06.2009

  • Российские особенности модернизации в Сибири. Строительство Транссибирской магистрали. Этапы индустриализации Сибири. Прогресс и казнокрадство в истории региона. Последствия золотой лихорадки. Строительство первого алюминиевого завода в Сибири.

    реферат [534,4 K], добавлен 16.06.2009

  • Первое завоевание Сибири. Ермак как историческая личность, экспедиция. Роль похода дружины Ермака в подготовке процесса присоединения территории Зауралья к Русскому государству. Экономическое значение присоединения Западной Сибири к Русскому государству.

    контрольная работа [25,7 K], добавлен 12.11.2010

  • Характеристика особенностей социального устройства Сибири в конце XIX-начале ХХ вв. Отличительные черты и устройство малых городов Сибирского края: Бердска, Татарска, Куйбышева, Карасука. Сибирский округ 1920-1930 гг. Полномочия муниципальной власти.

    реферат [32,3 K], добавлен 20.10.2010

  • Характеристика вооружения как исторического источника. Описание оружия воинов эпохи бронзы древних племен Западной Сибири. Анализ оружия воинов-кочевников Алтая. Особенности экспериментальной археологии и исторической реконструкции, их место в обществе.

    реферат [32,3 K], добавлен 28.02.2011

  • Сущность просветительской деятельности декабристов в сибирской провинции, их вклад в развитие этого региона. Деятельность группы декабристов в Тобольске, их роль и место в истории и культуре города. Значение деятельности засланных декабристов в Сибири.

    реферат [21,5 K], добавлен 25.02.2009

  • Периодическая печать Сибири конца мая - середины ноября 1918 г. как многоплановое и значительное явление общественно-политической и культурной жизни региона. Структура сети газетных изданий. Проблемы государственной власти в освещении газет Сибири.

    дипломная работа [343,4 K], добавлен 21.11.2013

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.