Советское государство и право в период НЭПа 1920-х гг.

Тенденции политико-государственного развития Советской России в 1920-е годы. Развитие советского права в 1920-е годы. Регулирование экономических отношений и репрессивная политика советского режима в период осуществления новой экономической политики.

Рубрика История и исторические личности
Вид контрольная работа
Язык русский
Дата добавления 27.06.2015
Размер файла 32,4 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Советское государство и право в период НЭПа (1920-е гг.) XX в

Содержание

1. Тенденции политико-государственного развития Советской России в 20-е

2. Основные тенденции развития советского права в 20-е годы XX в

3. Регулирование экономических отношений в Советской России в 20-е годы

4. Репрессивная политика советского режима в 20-е годы XX в

советский новая экономическая политика

1. Тенденции политико-государственного развития Советской России в 20-е годы XX в

К 1921 г. большевики победили в Гражданской войне. Но это был мир над могилами. Общий объем промышленного производства упал до 20-30% от уровня 1913 г., а по крупной промышленности -- до 13- 14%. Производство продукции сельского хозяйства сократилось на одну треть. Железнодорожный транспорт был парализован.

Недовольство охватило крестьянство. Прошли крестьянские восстания в Сибири, на Тамбовщине, восстали моряки Кронштадта.

Необходимо было искать выход из экономического и политического кризиса, охватившего страну.

Руководство большевистской партии принимает решение об отмене военного коммунизма и переходе к новой экономической политике (НЭП), т. е. частичном допущении капитализма, элементов рыночных отношений в тоталитарной экономике. Первым шагом в этом направлении стала замена продразверстки продналогом, т. е. фиксированными платежами государству. Размер продналога был в два раза меньше продразверстки. Это положило начало перехода к нэпу.

В деревне было разрешено сдавать землю в аренду, применять наемный труд. В городах была частично денационализирована мелкая промышленность, разрешена частная торговля, на место трудовых мобилизаций пришел наемный труд. Произошла перестройка управления экономикой, была ослаблена централизация, предприятия переходили на хозрасчет, они получили некоторую самостоятельность.

Одной из важнейших проблем, решение которой носило неотложный характер, была проблема формально-юридического объединения советских республик в одно унитарное государство.

Сложившиеся к моменту окончания Гражданской войны отношения между республиками в виде военного и хозяйственного союза, двусторонние союзные договоры между ними в новых условиях мирного строительства стали недостаточными. Поэтому возникла необходимость найти форму более тесного государственного единства между республиками.

Однако новая форма государственного единства Советской страны была принята не сразу. Выдвигались различные предложения:

Вступление союзных республик в РСФСР (сталинский план «автономизации»), превращение Советской страны в унитарное государство, объединение республик на основе конфедерации и т.п.

30 декабря 1922 г. в Москве открылся 1 съезд Советов СССР, состоявший из представителей РСФСР Белоруссии, Украины и ЗСФСР. Съезд принял декларацию об образовании СССР и договор об образовании СССР, в которых закреплялся факт создания нового союзного государства, в которое объединялись РСФСР, БССР, УССР, ЗСФСР.

Съезд принял решение о разработке я принятии Конституции СССР. В течение 1923 г. шла разработка Основного Закона СССР. Она велась на базе декларации и договора об образовании СССР.

6 июля 1923 г. ЦИК СССР утвердил проект Конституции СССР и ввел его в действие.

31 января 1924 г. съезд Советов СССР окончательно утвердил Конституцию СССР.

Конституция закрепляла СССР как союзное государство с равноправными субъектами, в котором суверенитет Союза сочетался с суверенитетом его членов -- союзных республик, но реально вся полнота власти оставалась по-прежнему у коммунистов.

Конституция закрепляла систему органов государственной власти Союза ССР, определяла компетенцию Союза и союзных республик.

Переход к миру, провал идеи мировой революции путем интервенция, введение новой экономической политики обусловили необходимость изменений в государственном аппарате.

Суть этих изменений состояла в том, чтобы отказаться от некоторых крайностей, сложившихся в годы Гражданской войны (обюрокрачивание Советов, разбухание аппарата, его милитаризация). Вместе с тем изменения преследовали цель укрепления государственного аппарата как строго централизованной системы, соответствующей авторитарному политическому режиму, построенному на строго иерархической структуре власти, не допускающей никаких оппозиционных подвижек при допущении в экономической области разнообразия форм собственности.

Существенно реорганизована была система управления народным хозяйством. Деятельность хозяйственных ведомств объединялась в едином экономическом центре -- Совете Труда и Обороны (СТО). Председателем СТО был председатель Совнаркома, а членами -- наркомы по военным делам, труда, путей сообщения, земледелия, про довольствия, РКИ, председатель ВСНХ и представитель ВЦСПС. На СТО возлагалось согласование деятельности ведомств в области обеспечения обороны страны и хозяйственного строительства.

Для разработки единого государственного плана развития народного хозяйства и общего наблюдения за его исполнением в 1921 г. была создана Государственная общеплановая комиссия (Госплан).

ВСХН (после образования СССР -- ВСНХ СССР) руководил промышленностью. Действовавшая в годы Гражданской войны система «главкизма» была отменена. Поскольку в промышленности внедрялись хозрасчетные отношения, лучшей формой управления промышленностью были признаны отраслевые хозрасчетные объединения (по металлургии, машиностроению, электротехнике и т. д.). В условиях нэпа на хозрасчет были переведены промышленные тресты, в 1927 г. хозрасчетные права получили отдельные предприятия.

Управление сельским хозяйством осуществляли наркомземы союзных республик, губернские и уездные отделы исполкомов. В декабре 1929 г. был создан союзно-республиканский наркомат земледелия СССР.

В рассматриваемый период была проведена реорганизация системы репрессивных органов. В 1922 г. учреждается прокуратура как специальный орган надзора за законностью. Она действовала в рамках союзных республик на началах строгой централизации.

Тогда же возрождается адвокатура. По Положению об адвокатуре, принятому в мае 1922 г., при губернских отделах юстиции предусматривалась организация коллегий защитников, на которые возлагались обеспечение защиты обвиняемых по уголовным делам, представительство сторон в гражданском процессе, оказание помощи населению -- дача консультаций по юридическим вопросам.

Проведенная в 1922 г. судебная реформа предусматривала создание единой трехзвенной судебной системы: народный суд, губернский суд, Верховный Суд республики.

Верховный Суд СССР главным образом был призван давать руководящие разъяснения судьям по вопросам общесоюзного законодательства, рассматривать законность тех или иных постановлений союзных республик с точки зрения Конституции СССР.

В 1922 г. ВЧК была реорганизована в Государственное Политическое Управление (ГПУ). Из компетенции ГПУ изымались все общеуголовные дела, Решение дел о контрреволюционных преступлениях пере давалось судам. Однако фактически ГПУ сохранило право внесудебной расправы по политическим делам (при нем существовало Особое совещание). После образования СССР создается ОГПУ -- Объединенное государственное политическое управление при СНК СССР.

После окончания Гражданской войны была проведена военная реформа. В 1924 г. была введена так называемая «смешанная система» построения армии. Наряду с постоянными войсками в составе Красной Армии создавались территориальные части (в них проходили трехмесячную военную подготовку призывники, как правило, по месту жительства).

В условиях нэпа проводились меры по рационализации государственного аппарата, в частности, преодолению такого явления, как его чрезмерное разбухание и бюрократизация. С этой целью проводились сокращения штатов и чистки государственного аппарата по классовому и партийному принципам. Чистке подвергались так называемые чуждые элементы (выходцы из буржуазии, старого чиновничества, т. е. специалисты), а также обюрократившиеся работники. На их место выдви гались идеологически преданные, но непрофессиональные малогра мотные рабочие и крестьяне (выдвиженцы). Для борьбы с бюрократизмом в госаппарате была осуществлена реорганизация Рабочее - крестьянской инспекции (РКИ). Центральный аппарат был объединен с Центральной контрольной комиссией РКП(б) (ЦКК-РКИ).

2. Основные тенденции развития советского права в 20-е годы

Законодательные акты по переходу к нэпу были крайне противоречивы. С одной стороны, разрешались элементы рыночных отношений, но с другой сохранялся тотальный контроль государства. В целом кодификация Строилась на основе идеологии коммунизма.

Переход после Гражданской войны к мирному хозяйственному строительству активизировал дальнейшую разработку гражданско-правового законодательства, нормирующего основные направления хозяйственной работы. Новый этап развития поставил ряд важнейших правовых проблем, в том числе вопросы о правовых источниках и юридической технике. Первоначально роль источника права играло «революционное правосознание». Поскольку практика и «революционное мировоззрение трудящихся масс» в тот период еще не могли выливаться в форму определенных законов, а старое законодательство было неприемлемым для нового строя, «революционное правосознание» оставалось единственным источником права. В 1917-1918 гг. принимались новые декреты о суде, в каждом из которых так или иначе интерпретировалось понятие «революционного правосознания. Так, в ст. 5 Декрета о суде № 1 (1917 г.) говорилось о «революционной совести» и о «революционном правосознании» как о синонимах. В ст. 36 Декрета о суде № 2 (1918 г.) упоминается уже «социалистическое правосознание», а в ст. 22 Декрета о суде № 3 (1918 г.) - «социалистическая совесть». Уже на данном этапе делалась попытка разграничить категории «революционная совесть» и «революционное правосознание». Первая означала субъективную способность осознавать и применять «революционное правосознание», второе -- объективное содержание права. Правоведы 20-х годов придавали важное значение этим декретам, но все же главное место отводили судебному решению как ведущей форме правотворчества. Объяснялось это от части тем, что декреты этого периода (1917-1920 гг.) представляли собой нечто разрозненное и не приведенное в систему. На данном этапе «революционное правосознание» составляло стереотип «революционной законности» вообще, которая, в свою очередь, почти совпадала с представлением о «революционной целесообразности». Лишь к концу периода «военного коммунизма» в правовой теории произошла определенная дифференциация этих категорий.

С переходом к нэпу развернулась новая дискуссия по вопросу о революционной законности и ее отношении к экономике переходного периода. Под революционной законностью стали понимать тот право порядок, который признавался «верховными органами пролетарской диктатуры» целесообразным и общеобязательным (П. Стучка). Правосознание стало рассматриваться в качестве ведущего принципа правотворчества, положенного в основу законодательства и наиболее определенно выявляющегося в содержании принимаемых кодексов.

Сама кодификация рассматривалась в этой связи только как этап в осуществлении «революционного правосознания» (или целесообразности), как способ «лучшего в данных условиях достижения цели». Законодательные нормы не могли покрывать всего многообразия действительности, в каждый отдельный момент точно отражать «опыт хозяйственного строительства». В этой ситуации «революционное (или как чаще стали говорить в 20-е годы -- социалистическое) правосознание» приобретало новую роль -- роль метода, восполняющего пробелы в законе. Так, ст. 9 УК РСФСР (1922 г.) определила социалистическое правосознание в качестве руководящего начала для применения статей кодекса, а ст. 10 Ук РСФСР (об аналогии в применении мер социальной защиты) предоставляла этому принципу вполне конкретную область реализации. Та же роль отводилась правосознанию и в ст. 4 ГПК РСФСР (1923 г.).

В целом в правовой теории 20-х годов под революционной законностью стали понимать установленный и определенный государством правопорядок, комплекс правил, что связывалось с необходимостью разработки системы соответствующих норм. Расчет на скорое отмирание права (при социализме) обусловил особое отношение к правовой норме: «Закон отмечает те вехи, по которым определяются границы данного правопорядка, данной системы правовых отношений... Теоретически закон должен дать основной принцип данной системы, а остальное -- уже дело пролетарского суда» (П. Стучка).

Ориентация на «революционное правосознание» как на важнейший источник права содержалась в концепциях сторонников психологической теории права (М. Рейснер). Они нередко отождествляли собственно право с «революционным правосознанием». Аргументам психологистов противопоставлялась социологическая Интерпретация права. С этой точки зрения законодательство являлось не чем иным, как Плановой политикой. «Мы не говорим о верховенстве законов, но говорим, что части подчинены целому и что в социальном строительстве отдельные его акты. Увязываются объединяющим их общим планом» (И. Ильинский).

Советские Правоведы 20-х годов столкнулись с важным противоречием, заложенным В Самой правовой системе переходного периода, -- между «пролетарским судом» и «буржуазным правом». Преемственность юридических форм («буржуазное» -- советское право) выражалась, в частности, в том, что праву Переходного периода наряду с принципом целесообразности был присущ и принцип «справедливости» хотя последняя ни разу прямо не упоминалась в ГК РСФСР, но определенно присутствовала в содержании его статей (что видно из положений ст. 142 ГК РСФСР или ст. 137 ГПК РСФСР 1922 г.), в ряде случаев даже определяя границы применения закона. Судебная и правоприменительная практика представлялась советским правоведам наиболее эффективным средством противодействия «буржуазным» началам, все еще существующим в праве переходного периода. «Творческая активность судебной практики, точно ограниченная исключительно интересами государства и трудящихся, но вовсе не ограниченная неподвижными рамками закона» -- в этом виделся Главный корректив правотворческой деятельности в условиях переходного общества.

Разрешение дилеммы «пролетарский суд - буржуазное право» Осуществлялось следующим образом: судья должен был прежде всего попытаться найти прямой ответ в действующем законе. Если это не удавалось, он обращался к анализу «общих начал», которые можно вы вести из существа советского законодательства. Не найдя достаточно определенного ответа там, судьи вправе искать решения в последней инстанции -- в «общих принципах классовой политики». Такой поря док обусловливал необходимость тщательно регламентировать процедуру судебного разбирательства, поэтому законодатель значительное внимание уделял разработке норм процессуального права. Например, ст. 4 ГПК РСФСР непосредственно не наделяла судью правом решать дело вопреки существующему законодательству, но в целях восполнения пробелов давала широкие возможности для судебного толкования применительно к «особенностям экономической ситуации».

Уже в 1919 г. П. Стучка предложил начать кодификацию нового права. Главенствующее место должна была занять Конституция. Далее шло «социальное право», включающее семейное право и право социального обеспечения. Затем должны были располагаться «имущественные права» точнее, нормы, отменяющие и ограничивающие эти права (о национализации земли и производства), а также «допустимость применения пережитков частной собственности переходного времени». Завершить сборник должны были кодифицированные правила о труде, «остатки договорного права» и международное право. Систематизированные таким образом нормы составят «обязательное для всех право», тогда как все дальнейшие узаконения будут представлять собой лишь технические инструкции. Этот первый подход к вопросу о системе права был обусловлен практической необходимостью, связанной с формированием системы советского законодательства.

20-е годы стали периодом интенсивной кодификационной работы. В 1922-1923 гг. были приняты и вступили в действие Гражданский, Уголовный, Земельный, Гражданско-процессуальный, Уголовно-процессуальный кодексы, Кодекс законов о труде, разработаны проекты Хозяйственного, Торгового, Промышленного, Кооперативного, Административного кодексов.

3. Регулирование экономических отношений в Советской России в 20-е г

Гражданский кодекс состоял из общей части, вещного, обязательственного и наследственного права. При формировании особой отрасли гражданского права в 1921-1923 гг. законодатель стремился по возможности упростить систему норм, регламентирующих хозяйственную жизнь.

Позже (1923-1924 гг.) в развитии гражданского (хозяйственного) законодательства наметилась другая тенденция, что сказалось на усложнении структуры и языка правовых норм ГК. Гражданско-правовые нормы дифференцировались по принципу обязательности: диспозитивные и принудительные. Чем шире была автономия сторон в гражданском правоотношении, тем больше норм, регулирующих его, являлись диспозитивными. Наоборот, по мере так называемой социализации гражданского права (т.е. проникновения в него Принудительных начал) возрастало число репрессивных норм.

Гражданский кодекс, кроме того, содержал нормы определительные, декларативные, истолковательные и организационные. При разработке ГК предполагалось выделить в кодексе группу основных статей, непосредственно выражающих социально-экономические задачи нового гражданского права. Такими декларативными статьями ГК стали: ст. 1 о применении гражданского законодательства на практике и ст. 4 о нормировании общего порядка разрешения гражданских споров. В эти статьи были введены неправовые критерии (так, ст. 1 ГК устанавливала порядок защиты имущественных прав только в случае их соответствия «социально-хозяйственному назначению»). Это давало судьям большой простор для толкования закона, не связывая их четкими правовыми нормами.

В истолковании многих правоведов ГК не следовало рассматривать как полный и окончательный набор правил. Даже не закрепленные в законе имущественные права, если на практике они осуществлялись в противоречии с их «социально-хозяйственным назначением» (что определял суд), на основании ст. 1 ГК могли быть аннулированы.

Закон в значительной мере ориентировался на относительный и временный характер права переходного периода. Правовая форма считалась преходящей, ожидали ее скорого исчезновения и замены правовых норм техническими и организационными. Принципу законности был противопоставлен принцип целесообразности, что не могло не привести к правовому нигилизму со всеми проистекающими отсюда последствиями.

Закон всячески подчеркивал, что имущественные права частных лиц (как физических, так и юридических) являются уступкой во имя развития производительных сил страны и должны быть подчинены общей идее о «господствующей роли социалистической собственности». В общей системе народного хозяйства относительно автономные частные хозяйства рассматривались не как замкнутые и обособленные единицы, но как части единого комплекса.

Наряду с государственной и кооперативной собственностью за кон выделял частную собственность, имевшую три формы: единоличную собственность физических лиц; собственность нескольких лиц, не составлявших объединения (общая собственность); собственность частных юридических лиц.

С лета 1921 г. государство начинает осуществлять меры по денационализации ранее экспроприированной у частных лиц собственности. В мае 1922 г. была приостановлена национализация частных предприятий. В июне 1924 г. ВСНХ дал разъяснение о допустимом числе рабочих, труд которых мог использоваться на одном частном предприятии (20 человек). Денационализация не получила широких масштабов. В ходе ее восстанавливались правовые институты, а не индивидуальные права бывших собственников. Создавались гарантии для вновь приобретенных прав, но запрещалось восстановление отмененных в ходе революции имущественных прав. Закон и судебная практика признавали длительное фактическое владение имуществом более «законным», чем ссылки бывших собственников на их право собственности. Вместе с тем владение не рассматривалось как источник права собственности -- во всех случаях для возникновения права собственности требовалось волеизъявление государства.

Закон ограничивал объем и размеры права частной собственности (ограничение круга объектов, допускаемых в частную собственность, установление предельного размера частного предприятия, размера наследственной массы, получаемой частным лицом, размеров домовладения, торгового предприятия и т.п.).

Закон ограничивая также право частного собственника распоряжаться своей собственностью. Так, сдача в аренду собственником своего имущества до мая 1922 г. запрещалась или во всяком случае носило спорный характер. Домовладение, полученное по наследству, не могло отчуждаться, им можно было только пользоваться (до 1923 г.) Пользование домовладением (сдача его в наем) также ограничивалось законом - установление нормы жилой площади, тарифы сдаточных цен, сроки сдачи. Закон использовал специальный термин «обладание» (ст. 56 ГК), означавший, что предмет, находящийся в частной собственности, не может вливаться в гражданский оборот, его нельзя продать или купить.

При этом определенные льготы предоставлялись кооперативам, кустарям и арендаторам государственного имущества. Изъятия из общих правил распоряжения имуществом распространялись также на концессионные предприятия.

Стремление законодателя обеспечить государственный договорный интерес ясно проявилось в статьях ГК об убыточных для государства договорах (ст. 30 ГК). При установлении факта «убыточности» договор расторгался. В качестве гарантии интересов стороны-государства вводился институт неустойки. Ряд других статей (ст. 1, 19, 364 ГК) также обеспечивал гарантии для государства.

Закон непосредственно регламентировал размеры договорных сумм (ст. 236 ГК), сроки договоров (ст. 153 ГК) и другие элементы обязательства. Многие объекты были изъяты из гражданского оборота (земля, леса, крупные предприятия и др.).

Правовая основа договора купли-продажи была заложена еще летом 1921 г. декретом «О взимании платы за товары, отпускаемые государством для частного хозяйства». Позже предметы, перечисленные в ст. 21, 22, 53 ГК, стали объектами государственной монополии и не могли отчуждаться частным лицам. В сентябре 1921 г. было принято первое Положение о подрядах и поставках, а в мае 1922 г. были расширены права госорганов на сдачу подрядов частным лицам (регламентация залога, авансовых сумм). В том же году был установлен публичный торговый порядок сдачи подрядов. Система публичных торгов обеспечивала льготные условия для государственных и кооперативных предприятий, они находились в более благоприятном положении, чем частные подрядчики (это было закреплено в августовской 1923 г. инструкции СНК «О порядке публичных торгов»). В сентябре 1924 г. публичные торги на подрядные работы для госпредприятий и кооперации вовсе отменялись, они стали получать подряды в ином, облегченном порядке.

В период нэпа широкое распространение получили договоры аренды и концессии, на основании которых государственное имущество передавалось в пользование частных лиц. Еще в ноябре 1920 г. СНК принял декрет «О концессиях», однако лишь с 1923 г. начинается практика заключения концессионных договоров. ГК РСФСР ввел понятие концессии как разрешения, особого исключения из общего порядка. В это понятие включалось единство двух разнородных моментов: акта публичной власти (законодательной или административной), предоставляющего концессионеру особое право, и договорного соглашения государства с концессионером о праве пользования государственным имуществом. Договор возлагал на концессионера ряд обязанностей: вкладывать в предприятие определенный капитал, поддерживать предприятие на современном техническом уровне. Договор предусматривал преимущественную продажу продукции государству по обусловленным ценам, ограничивая право концессионера распоряжаться концессионным имуществом.

Близким по характеру к договору концессии был арендный договор на государственные промышленные предприятия. В июле 1921 г. постановление СНК регламентировало порядок сдачи в аренду и запретило одностороннее расторжение договора вне судебного порядка рассмотрения споров. Арендатору предоставлялось право сбывать продукцию предприятия на вольный рынок, договор мог предусматривать снабжение предприятия государственным сырьем. Вместе с тем на арендатора возлагался ряд обязанностей: договор определял, какого рода изделия и в каком количестве должен вырабатывать арендатор; определялась доля продукции, обязательная для сдачи государству; на арендатора возлагалась обязанность поддерживать предприятие на должном техническом уровне. Сроки аренды жестко регламентировались, как и другие условия аренды (ст. 416 ГК).

Общие условия на которых заключались договоры, также регламентировались ГК. Так, ст. 33 ГК признавала любой договор недействительным, если он заключался одной из сторон под влиянием «крайней нужды» и на невыгодных для нее условиях. Инициатива расторжения договора могла исходить не только от заинтересованной стороны, но и от госорганов и общественных организаций. Очевидна социальная направленность этой нормы.

Нередко на практике трудовые отношения в частном секторе хозяйства маскировались в форму договора подряда и купли-продажи (с целью уклонения от норм КЗоТ, облегчения налогового давления и т.п.). Судебная практика пошла по пути презюмирования трудового соглашения там, где разграничение трудовых и гражданско-правовых отношений представляло особую трудность. Это мотивировалось защитой прав трудящихся. Закон предусматривал ответственность частных лиц перед государством за некоторые понимаемые как незаконные действия. Ст. 129 ГК предусматривала ответственность арендатора государственного имущества за его «расточение ст. 130 ГК карала частного контрагента за невыполнение условий договора, ст. 132 и 133 ГК предусматривали ответственность нанимателя в случае нарушения им трудового или коллективного договора. Одной из особенностей обязательственного права стало применение статей Уголовного кодекса в качестве санкций за нарушение гражданских договорных отношений. В ряде случаев несоблюдение установленной законом формы влекло признание сделки недействительной. О по следствиях несоблюдения договорных форм говорили ст. 71-84, 101, 137, 153, 162 ГК и др. добросовестному контрагенту ГК гарантировал судебную защиту его имущественных прав -- ст. 1, 2 ГК и др.

Земельный кодекс РСФСР был принят в сентябре 1922 г. и введен в действие с декабря того же года. Его составной частью стал закон «О трудовом землепользовании», принятый в мае 1922 г. Кодекс со стоял из «Основных положений и трех частей: о трудовом землепользовании, о городских землях и государственных земельных имуществах, о землеустройстве и переселении.

Кодекса «навсегда отменял право частной собственности на землю», недра, воды и леса в пределах РСФСР. Все земли сельскохозяйственного назначения составляют единый государственный земельный фонд, находящийся в ведении Наркомзема и его местных органов. Право непосредственного пользования предоставляется трудовым земледельцам и их объединениям, городским поселениям, государственным учреждениям и предприятиям. Остальные земли находятся в непосредственном распоряжении Наркомзема. Покупка, продажа, завещание, дарение, залог земли запрещались, а нарушители подвергались уголовным наказаниям.

Сдача земли в аренду разрешалась на срок не более одного севооборота (при трехполье -- три года, при четырехполье -- четыре года и т.д.). При этом допускалась только трудовая аренда: «Никто не может получить по договору аренды в свое пользование земли больше того количества, какое он в состоянии дополнительно к своему наделу обработать силами своего хозяйства».

Использование наемного труда допускалось лишь при непременном сохранении применяющим его хозяйством своего трудового строя, т.е. при условии, если все наличные трудоспособные члены хозяйства наравне с наемными рабочими принимают участие в работе хозяйства», и при условии невозможности хозяйства самому выполнить эту работу. Сдача земли в аренду могла быть обусловлена ослаблением хозяйственных сил, стихийным бедствием, недостатком рабочей силы и т.п. Субаренда запрещалась законом. В отношении наемных сельскохозяйственных рабочих действовали нормы КЗоТ.

Право пользования землей определялось как бессрочное и могло быть прекращено только в соответствии с законом. Формы землепользования могли быть различными: общинное с уравнительными переделами, участковое (отрубные и хуторские участки), товарищеское (товарищества по совместной обработке земли, артели, коммуны).

В апреле 1925 г. были изданы Временные правила об условиях применения подсобного наемного труда в крестьянских хозяйствах. Согласно правилам основные условия найма определялись договором сторон, от имени нанимающегося договор подписывал профсоюз. В договоре должны были содержаться обязательные положения, обеспечивающие работнику достойные условия труда и отдыха.

Законодатель отдавал предпочтение коллективным формам землепользования. Обработка земли «путем объединения труда» и средств производства могла применяться при любом порядке землепользования (общинном, участковом или товарищеском). Образующиеся коллективные хозяйства могли требовать у сельского общества компактного выделения им земли и сохранения устойчивых границ этого землевладения. Эти льготы по своему характеру напоминали аналогичные льготы, установленные в ходе столыпинской реформы 1906-1911 гг. (тогда льготы устанавливались единоличным хозяйствам, теперь же -- коллективным).

Земельный кодекс регламентировал порядок организация и работы органов управления земельным обществом (сельских сходов), правовое положение крестьянского двора.

К земельному кодексу «примыкал» лесной кодекс, устанавливавший монополию государства на пользование лесными ресурсами.

Кодекс законов о труде РСФСР был принят в ноябре 1922 г. и тогда же вступил в действие. КЗоТ состоял из 17 глав. В общей части определялось, что положения Кодекса распространяются на все предприятия и всех лиц, применяющих наемный труд за вознаграждение. Предоставление работы гражданам осуществляется через органы Наркомтруда (до 1925 г. наем осуществлялся при обязательном посредничестве бирж труда). В особых случаях СНК мог издавать постановления о привлечении граждан к труду в порядке трудовой повинности.

Закон предусматривал в качестве основных правовых форм при влечения к труду коллективный и трудовой договоры. Признавались недействительными условия договоров, ухудшающие положения нанимающихся сравнительно с условиями, установленными законами о труде, а также условия, «клонящиеся к ограничению политических и общегражданских прав трудящихся». Размер вознаграждения за труд не мог быть меньше обязательного минимума, установленной оплаты для данной категории труда государством.

Закон регламентировал порядок заключения трудовых договоров, выплаты компенсаций и пособий, продолжительность рабочего времени и времени отдыха, труд несовершеннолетних и женщин.

В качестве стороны, заключающей коллективный договор и представитель от имени работающих по найму по всем вопросам «труда и быта», выступали профсоюзы. Дела о нарушениях законов о труде и все трудовые споры должны были решаться либо в принуди тельном порядке (в особых сессиях народных судов), либо в примири тельном порядке (в расчетно-конфликтных комиссиях, примирительных камерах, третейских судах).

По сравнению с КЗоТ РСФСР 1918 г., предусматривавшим поря док государственного социального обеспечения (из централизованного страхового фонда), новый КЗоТ РСФСР 1922 г. вводил порядок социального страхования в государственных, общественных, кооперативных, концессионных, арендных, смешанных, частных предприятиях, учреждениях, хозяйствах и для частных лиц. Социальное страхование охватило все виды выплат (по болезни, беременности, инвалидности и т.д.), которые производились из средств данного предприятия или лица (нанимателя).

Особое внимание законодатель уделял трудовым отношениям в частном секторе хозяйства. В июле 1921 г. ВЦСПС обсуждал вопрос об условиях работы профсоюзов на частных предприятиях, в октябре 1921 г. была принята примерная форма коллективного договора для частных предприятий. В декабре 1921 г. был разработан проект постановления о порядке разрешения трудовых конфликтов на частных предприятиях. В ноябре 1921 г. Всероссийская конференция по охране труда разработала наказ инспекторам труда о борьбе с эксплуатацией рабочих на частных предприятиях.

До февраля 1922 г. регулирование трудовых отношений на частных предприятиях сосредоточили в своих руках профсоюзы. С начала 1922 г. государственное вмешательство в эту сферу усиливается так же, как и роль Наркомтруда. для развивающейся системы коллективных и трудовых договоров правовую основу составил новый КЗоТ. Незадолго до его принятия (в августе 1922 г.) СНК принял специальный декрет о коллективных договорах.

Наибольшие трудности были связаны с правовым регулированием труда в нелегальной или полулегальной частной промышленности. В июле 1923 г. СНК принял декрет, в котором уточнялось понятие «квартирник» -- лицо, выполняющее у себя на дому работу по найму исключительно личным трудом... из материала работодателя». «Квартирники» не были наемными рабочими в смысле КЗоТ и по статусу приближались к кустарям-одиночкам. Профсоюзы и инспекции труда должны были устанавливать, являются ли те или иные категории «квартирников» кустарями или наемными рабочими (в связи с чем на них распространялись или не распространялись нормы КЗоТ).

Закон предусматривал санкции для нарушителей трудового законодательства. В апреле 1922 г. СНК принял декрет «О наказаниях за нарушение постановлений по охране труда», в мае 1924 г. -- декрет «О порядке привлечения инспекцией труда нанимателей к ответственности».

Особое внимание уделялось выявлению разного рода фиктивных кооперативных объединений, по своей сути бывших нелегальными частными предприятиями (вывеска кооператива понадобилась им для сокрытия своей деятельности от налоговых органов и инспекции труда). В сентябре 1922 г. СНК принял декрет «Об охране труда и обеспечении прав лиц, работающих в промысловых кооперативных предприятиях». Согласно закону кооперация должна была осуществлять производственный процесс, используя труд своих членов, и торговать преимущественно своей продукцией. Для наемного труда, допускаемого в кооперативных предприятиях, была невысокой.

Большинство споров между нанимателем и наемными работниками рассматривалось в трудовых сессиях судов. Наряду с этим соглашения, достигнутые в примирительных камерах и третейских судах, приобретали силу договора и защищались статьями Уголовного кодекса.

Гражданско-процессуальный кодекс РСФСР, принятый в июле и введенный в действие с сентября 1923 г., обязывал суд не ограничиваться представленными объяснениями и материалами, а стремиться к выяснению всех обстоятельств дела. «За недостатком узаконений и распоряжений для решения какого-либо дела суд решает его, руководствуясь общими началами советского законодательства и общей политикой Рабоче-Крестьянского Правительства» (ст. 4. ГПК). В целях охраны публичного интереса или «интимной жизни стороны» дело может слушаться в закрытом заседании.

Как в уголовном, так и в гражданском процессе действовал только кассационный порядок пересмотра судебных решений.

4. Репрессивная политика советского режима в 20-е годы

В марте 1920 г. коллегия Наркомюста постановила подготовить проект Уголовного кодекса, а в июне она утвердила с поправками этот проект. В июле вопрос об Уголовном кодексе был рассмотрен III Всероссийским съездом работников советской юстиции. Съезд одобрил схему кодекса, предложенную Наркомюстом, и признал необходимым разослать его проект на заключение губернским отделам юстиции.

В январе 1922 г. проект УК обсуждался на IV Всероссийском съезде работников юстиции, который высказал ряд принципиальных замечаний. В мае 1922 г. сессия ВЦИК после постатейного обсуждения утвердила Уголовный кодекс в целом.

В 1924 г. был принят Исправительно-трудовой кодекс.

В 1924 г. были приняты общесоюзные законы: Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик; Основы уголовного судопроизводства СССР и союзных республик. В них содержались общие положения уголовного и уголовно процессуального законодательства, единые для всех республик, входивших в Советский Союз.

Это были попытки ограничить коммунистический геноцид и придать ему видимую законность в условиях нэпа. Но не более того, поскольку вместо ревтрибуналов учреждались новые органы внесудебной расправы -- особые совещания при ОГПУ. Но даже эти меры посчитали слишком мягкими и в 1926 г. принимается новый сталинский УК со знаменитой статьей 58 -- антисоветская деятельность. Смысл состоял в том, чтобы находить мнимых врагов (настоящие или погибли, или эмигрировали) на них сваливать все беды и несчастья, казнить в целях устрашения, но не тайно, через особые совещания, а после публичного раскаяния на суде, чтобы народ поверил в их вину.

Литература

1. Всеобщая история государства и права /Под ред. З.М. Черниловского. М., 2006.

2. Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. М., 2005г.

3. Исаев И.А. История государства и права России: Курс лекций. М., 1998.

4. Исаев И.А. История государства и права России в вопросах и ответах. М., 2000.

5. История государства и права: Слов. - справ. /Под. ред. М.И. Сизикова. М., 1998.

6. История государства и права России. Учебник. /Под ред. Ю.П. Титова, М., 2003.

7. История государства и права России (Советский период): Учеб. пособие /Под. ред. Ю.М. Понихидина. Саратов, 1998.

8. История государства и права России. В 2 ч. / Под ред. О.И. Чистякова. М., 2007.

9. История Советского государства и права / Под ред. А.П. Косицина. Т. 1.2.3. М., 2001.

10. Краснов Ю.К. История государства и права России. М., 2007.

11. Курицын В.М. История государства и права России, 1929-1940 гг. Учеб. пособие для вузов. М., 2001.

12. Новицкая Т.Е. История государства и права России. М., 2004.

13. Сизиков М.И. История государства и права России с конца 17 до начала 19 в. М., 1998.

14. Хронология истории государства и права России. Ростов н/Д, 2006.

15. Воинские артикулы Петра 1. Устав Морской: Материалы по изучению истории государства и права России. М., 1998.

16. Дворянская империя 18 в.: Основные законодательные акты: Сб. док. М., 2000.

17. Законодательные акты Русского государства второй половины 16 - первой половины 17 века: Комментарий. СПб., 1988.

18. Законодательство Петра 1. М., 2007.

19. История государства и права СССР: Сб. док. Ч. 1-2. М., 1968.

20. Памятники Русского права 12-15 вв. Вып. 2-7. М., 2001.

21. Российское законодательство 10 - 20 вв. Т. 1-9. М., 2004.

22. Соборное уложение 1649 г. Л., 1987..

23. Судебники 15-16 веков. М., - Л., 2002

24. Хрестоматия по истории государства и права СССР. Ч. 1: Дооктябрьский период /Под ред. Ю.П. Титова и О.И. Чистякова. М., 2000.

25. Хрестоматия по истории отечественного государства и права (Послеоктябрьский период) /Под ред. Чистякова. М., 2004.

26. Хрестоматия по истории отечественного государства и права. 10 век - 1917 год /Сост. В.А. Томсинов. М., 1998.

27. Алексеев Ю.Г. Псковская судебная грамота и ее время. Л., 2000.

28. Амелин Г.К. Государство и право России в период феодальной раздробленности. М., 2002.

29. Амелина В.В. Государственная служба в Российской Империи (пер. половина 19 века) Новосибирск, 2005.

30. Архипов И.В. К истории Уложения о наказаниях 1845г. //Известия вузов. Правоведение. 2000. №6.

31. Вернадский Г.В. Очерки истории права Русского государства 18-19 вв Виленский Б.В. Судебная реформа и контрреформы в России. Саратов, 1999.

32. Гертен М.М. История царской тюрьмы: В 5 т. М., 1960-1963.

33. Государственные учреждения России 16-18 вв. М., 2001.

34. Государство Российское: власть и общество. С древнейших времен до наших дней: Сб. док. М., 2006.

35. Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. 4-е изд. М., 2007.

Размещено на Allbest.ru


Подобные документы

  • Складывание однопартийной системы и трансформация советского общества с 1917 по 1920 годы. Формирование тоталитарного политического режима и развитие общества с конца 1920-го по 1950-й годы. Характеристика общества в период "застоя" и "перестройки".

    курсовая работа [37,1 K], добавлен 29.12.2015

  • Основные черты политики "военного коммунизма" в годы гражданской войны и ее социально-экономические и политические последствия. Продовольственная диктатура и продразверстка. Особенности введения новой экономической политики (НЭПа) и ее основные реформы.

    конспект урока [1020,2 K], добавлен 10.11.2010

  • Общая характеристика государственно-правовой политики большевиков в 1917-1953 гг. Октябрьский переворот в России 1917 г. Тенденции развития Советского государства. Карательные органы советского режима. Конституционные проекты российской белоэмиграции.

    контрольная работа [44,9 K], добавлен 22.06.2015

  • Чеченский конфликт до установления советской власти. Из статьи Г.В. Марченко: "Антисоветское движение в Чечне в 1920 – 1930-е годы". Причины чеченского конфликта. Политика Советского Союза по отношению к горцам. Права чеченского народа.

    статья [12,8 K], добавлен 18.02.2007

  • Экономический и политический кризисы 1920-1921 гг. Переход к новой экономической политике, ее результаты и основные причины свертывания. Направление и характеристика культурной политики советской власти, особенность театрального искусства времен НЭПа.

    курсовая работа [50,4 K], добавлен 14.11.2010

  • Общие направления государственной политики в Советской России в 1917-1920 гг. Нормотворческая деятельность в Советской России. Упрочение Советской власти на Урале после победы над дутовской контрреволюцией. Бои за Челябинск, разгром колчаковщины.

    курсовая работа [43,5 K], добавлен 11.02.2012

  • Советское общество в 1920-1930-е годы. Аграрная политика после окончания войны, ее роль в развитии всего общества. Кризис сельского хозяйства. Период восстановления народного хозяйства. Политика индустриализации, коллективизация сельского хозяйства.

    курсовая работа [51,7 K], добавлен 27.11.2012

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.