Положение женщины в русском Средневековье

Полярность представления о роли и месте женщины в русской истории средних веков. Древнерусские женщины в политической и культурной жизни страны. Законодательные нормы, касавшиеся имущественного статуса представительниц разных классов и социальных групп.

Рубрика История и исторические личности
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 14.06.2012
Размер файла 35,2 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

2

Содержание

Введение

I. Древнерусские женщины в политической и культурной жизни страны

II. Женщина в древнерусской семье

III. Правовое положение женщин

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Представления о роли и месте женщины в русской истории средних веков весьма полярны. Воображая начальный период русской государственности, одни мысленно рисуют «тюремную затворницу», которая была на подчиненном положении в семье и обладала весьма ограниченными социальными правами. Другие, напротив, видят социально активных личностей в образах отомстившей древлянам за смерть мужа княгини Ольги или новгородской посадницы Марфы Борецкой. Вопрос о том, какими были русские женщины в X - XV вв., весьма важен не только сам по себе, но и для общего представления об отечественной социальной, политической и культурной истории средних веков. место женщина русский история

Создание целостной картины положения женщины в семье и обществе Древней Руси позволяет глубоко проникнуть в мир средневекового человека, историю семьи, представить общественный, юридический и семейный быт русского общества с X в. до складывания единого русского государства.

Источники, дающие ответы на вопросы о положения древнерусской женщины, систематизированы в две большие группы. Первая группа объединяет нормативные акты светского происхождения, смешанной юрисдикции и канонические, содержащие нормы, правила, мерила поведения людей в обществе и семье. Среди светских нормативных актов ценнейшими источниками являются документы общерусской, а с XIV - XV вв. общегосударственной юрисдикции, прежде всего Русская Правда и Судебник 1497 г. Правовые нормы этих общерусских законодательных сводов оказали существенное влияние на общественную жизнь Руси и определяли наличие или отсутствие возможности для социальной активности у женщин того времени в зависимости от их социально-классовой принадлежности.

Среди актов смешанной юрисдикции ценнейшим источником является Устав князя Ярослава Владимировича отразивший борьбу церкви с дофеодальными пережитками в семейно-брачных отношениях, а также утверждение христианской морали. Широкое хождение на Руси имели Кормчие книги - сборники канонических и юридических памятников. Богатый материал исследователю дает покаянная и епитимийная литература. А также церковно - учительная и житийная литература.

Вторая группа источников помогает изучить соотношение нормативов и действительного положения древнерусских женщин в семье и обществе. Она объединяет ненормативные источники, свидетельства живой исторической реальности: нарративные, актовые и археолого-эпиграфические памятники. Первая подгруппа это летописные свидетельства и сочинения иностранцев, посетивших Русь в X - XV вв. Вторая подгруппа включает в себя многочисленные акты феодального землевладения и хозяйства. Третья - эпиграфический и сфрагистический материал, дающий дополнительную возможность для изучения реального положения женщины в обществе и семье.

Актуальность выбранной темы можно подкрепить словами французского философа-утописта Ш. Фурье: «общественный прогресс может быть точно измерен по общественному положению прекрасного пола». Работа состоит из введения, трех глав , заключения, приложения и списка использованной литературы.

I. Древнерусские женщины в политической и культурной жизни страны

В развитии ремесленных специальностей, и особенно традиционно «женских» - прядения, шитья, ткачества, большую роль играли женщины. Находки археологов позволяют утверждать, что в то время среди женщин были даже литейщицы. Их имена не дошли до нас, как и имена многих других представительниц непривилегированных слоев древнерусского общества.

Страницы письменных источников пестрят именами участников бурных событий истории Древней Руси. И нетрудно заметить, что в истории внешней и внутренней политики древнерусского государства, его экономики и культуры оставили память о себе не только выдающиеся князья и бояре, но и мудрые княгини и боярыни; не только мужественные правители, но и дальновидные образованные правительницы. Наряду с именами великих княгинь .само положение которых предполагало их участие в политических событиях, в русских летописях можно встретить не мало имен княжеских и боярских жен, сестер, дочерей - участниц междоусобных заговоров, интриг, феодальных войн , а то и просто значительных личностей преуспевших в медицине, математике, астрономии, в культурной жизни русских княжеств, а позднее государства Российского. (1 стр. 11-12)

Говоря в своей работе о выдающихся женщинах средних веков, думаю, стоит выделить несколько их представительниц.

Ольга, жена князя Игоря. Образ ее встает перед нами с начальных страниц «Повести временных лет». В сказание о мести Ольги обман, жестокость, коварство и другие действия княгини, мстящей за смерть мужа, прославляются летописцем. В годы замужества Ольга и обрела ту самую «мудрость», которая и позволила ей после смерти мужа выдвинуться в правительницы, пока ее сын Святослав был мал. На основании нормы древнерусского права, согласно которой вдова, если она не выходила вновь замуж, исполняла после смерти мужа его хозяйственные и социальные функции. До нас дошли летописи с описанием государственной деятельности княгини. В отличие от Игоря, взимавшего дань «въсхищая и грабя», Ольга по сути дела провела первую финансовую реформу в истории Руси, установив фиксированный размер дани. Ольга укрепляла аппарат княжеского государственного управления, расширяла саму княжескую вотчину. Не стоит недооценивать желание и попытки княгини приобщиться к христианской вере. Примечательно, что в составе посольства второй дипломатической миссии Ольги в Константинополь в 954 г. было немало представительниц прекрасного пола. (1 стр. 12,14, 15,17).

После Ольги участие в государственных делах великих княгинь, вероятно, стало некоей традицией.

Активной участницей борьбы за воцарение на киевском престоле Ярослава Владимировича была его родная сестра Предслава. А также много других славных женских имен сохранили летописи о истории его княжения.

Дочери Ярослава Мудрого(Анна, Елизавета, Анастасия) и сестра Мария Добронега сыграли видную роль в политической жизни стран Европы, будучи выданными замуж за иностранных королей и принцев. (1 стр. 22).

Наиболее известна и примечательна судьба Анны Ярославны. На ней женился овдовевший король Франции Генрих I. Он полюбил русскую красавицу и не принимал никаких решений без своей жены. На многих. Сохранившихся документах стоит подпись королевы Анны. В 1053 году у королевской пары родился сын, которого назвали тогда чужеземным для Франции именем - Филипп, положив начало династии королей Филиппов Бурбонов. (2 стр. 42).

Очевидна причастность к государственным делам внучки Ярослава мудрого Анны (Янки) Всеволодовны. Она основала Андреевский монастырь в Киеве, и при нем первую известную в истории Руси школу для девочек.

Между тем деятельность Анны-Янки не была на Руси явлением уникальным. В XII - XIII вв. нередко возникали монастырские школы, основателями которых были женщины княжеского сословия или имевшие духовный сан. Факт распространения грамотности среди женщин в духовной среде отмечен и житийной литературой: многие русские княгини, «приимшимниший чин», занимались списыванием книг. Но в основном обучение княжеских детей, в том числе и девочек, проходило в домашних условиях. И, тем не менее, уровень их образованности бал достаточно высоким для средневековья. Княжон учили так же, как и княжичей: не только грамоте, но и математике, азам философии, «врачебной хитрости», календарной астрономии, риторике, иностранным языкам. Обучение иногда велось по греческим книгам и начиналось в раннем возрасте.

Грамотность женщин привилегированного сословья современники считали, видимо, делом обычным.

История русских земель с середины XII в. отражена в Киевской, Ипатьевской, Новгородской, Полоцкой и других местных летописях. И в каждой из них упоминается много имен княгинь, боярынь, участвовавших в политической жизни отдельных княжеств и даже осуществлявших единоличное правление. Летописи, патерики и другие источники рассказывают массу историй об участии русских княгинь и боярынь в борьбе за выдвижение тех или иных политических деятелей. Содействовали они, как правило тем кто проводил политику укрепления княжеств. (1 стр. 28,29)

Ордынское иго изменило общую картину социально-правового положения женщин в русских удельных княжествах. В русских летописях середины XIII века почти не встречаются сведения об активных женщинах; жены и дочери русских князей упоминаются как лица страдательные, как объект захвата, полона, насилия. Далее в процессе политического объединения Руси на исторической арене вновь появляются жены великих князей. В истории XV -XVI веков нельзя не отметить деятельность Софьи Витовтовны и ее невестки Марии Ярославны, Софьи Палеолог, Марфы Борецкой.

Источники содержат много добрых слов любви и уважения, обращенных к матерям, женам, дочерям, сестрам, которым многие князья и бояре предоставляли в своих уделах равные права. Ум, образованность русских княжон и княгинь восхваляют и зарубежные источники, написанные иностранцами. Социальная деятельность древнерусских женщин вполне соответствовала их семейному и имущественному положению, подкреплялась политическими правами, зафиксированными в законодательстве. (1 стр. 68,69)

II. Женщина в древнерусской семье

Отсутствие права свободного выбора женщиной жениха рассматривается как серьезный аргумент в пользу тезиса о приниженном социально-правовом положении русских женщин в X-XV вв. Поскольку такой элемент установления супружеского союза как брачный сговор имел характер имущественной сделки. Хотя устанавливалось согласие самих молодоженов, в том числе и невесты, заключительное решение принималось родителями или родственниками невесты.

На родителей девушки, согласно уставу Ярослава Владимировича, возлагалась ответственность и денежные пени, в случае ее самоубийства, из-за брака поневоле. Или в случае запрета родителей на брак. (1 стр. 72)

Но чаще всего при отдаче замуж девицу не спрашивали о желании; она сама не знала за кого идет, не видела своего жениха до замужества, ее передавали в новое рабство. Такмрачно описывает судьбу русских девушек историк Костомаров Н.И. По его мнению, русская женщина была постоянной невольницей, с детства до гроба. В крестьянском быту, хотя она находилась под гнетом тяжелых работ, хотя на нее взваливали все, что потруднее, но, по крайней мере, не держали взаперти. У знатных и зажиточных людей женский пол находился взаперти. Самые благочестивые люди были того мнения, что родителям следует почаще бить девиц, чтобы они не утратили своего девства. Сделавшись женою, она не смела никуда выйти из дома без позволения мужа. Часто к знатным дамам мужья приставляли шпионов, и любое их донесение могло послужить поводом, чтобы избить жену. Обращение мужьев с женами было таково: по обыкновению у мужа висела плеть, предназначенная исключительно для жены. Плетью, розгами или дубиной муж мог до крови высечь супругу, и это называлось учить жену. «Домострой» человеколюбиво советует не бить жены кулаком по лицу, по глазам, не бить ее вообще железным или деревянным орудием, чтобы не изувечить или не допустить до выкидыша ребенка. Привыкшие к рабству, которое суждено им было влачить от пеленок до могилы, женщины не имели понятия возможности иметь другие права и верили, что они, в самом деле, рождены для того, чтобы мужья их били, а сами побои считали признаком любви. Иногда родители жены заключали с зятем письменный договор, чтобы он не бил жены. Разумеется, это выполнялось неточно.

Положение женщины всегда было хуже, если у нее не было детей, но оно делалось в высшей степени невыносимо, когда муж заводил себе на стороне любезную. Из-за невозможности развода по собственной воле, мужчина мог постепенно заколотить свою жену до смерти и остаться безнаказанным. Или вынудить подстричься в монахини. (3,стр.139-142).

По-видимому, в данном случае мы имеем дело с пережитками страха перед женщиной, характерном для многих первобытных обществ. Поскольку жена происходит из чужого рода или общины, ей приписывается, в лучшем случае сомнительная верность, а то и прямая враждебность. Жена из чужого рода навсегда остается чужим человеком, носителем угрозы.(4)

В Уставе Ярослава были предусмотрены разводы только по вине жены. Как ни странно, первой из указанных причин является преступление не против супружества, а против власти, т.е. политическое преступление - несообщение о готовящемся заговоре против государства в лице князя. Интересно, что сообщить о готовящемся заговоре жена должна не куда-нибудь, а мужу. Остальные пять причин могут быть разделены на две группы. Во-первых, когда поведение жены таково, что сомнительным оказывается ее моральный облик: либо ее прямо застали с любовником, либо постоянные отлучки, бесконтрольное общение с чужими людьми и посещение игрищ делают наличие тайного любовника вполне вероятным (пп. 2, 4, 5). Во-вторых, когда жена злоумышляет против личности и имущества мужа (пп. 3, 6).

Женщина не обладала правом развода по причине неверности мужа (только с XV века получила): виновный супруг наказывался лишь годом епитимьи и денежным штрафом. В то же время нес церковное наказание и муж, простивший измену жены и не разведшийся с ней.

С XII века утвердились еще две причины для развода - физиологическая и материальная. Ими могли воспользоваться оба супруга. Особой причиной развода стал постриг одного или обоих супругов.(4)

Не всегда жены безропотно и безответно сносили суровое отношение мужьев, и не всегда оно оставалось без наказания. Иная жена, бойкая от природы возражала на его побои бранью. Были примеры, что жены отравляли своих мужьев, или мстили за себя доносами. Голос жены, как и голос всякого, в том числе и холопа, принимали в уважение, когда дело шло о злоумышлении на особу царского дома или о краже царской казны.

Женщина получала больше уважения, когда оставалась вдовою и при этом была матерью. Тогда как замужняя не имела личности сама по себе, вдова была полная госпожа и глава семейства. Личность вдовицы охранялась религиозным уважением. Оскорбить вдовицу считалось величайшим грехом. Но были нередки примеры непочтения детей к матерям. (3, стр.142,144).

Развитие семейно-брачных отношений в семье и статус женщины в семье регулировались в значительной степени нормами христианской морали. Основу церковной концепции составлял тезис о святости супружества. Власть мужа над женой трактовалась церковниками как закон, соответствующий иерархичности построения сословного государства: «женам глава муж, мужу - князь, а князю - бог». Женщина в идеальной супружеской чете, рисуемой церковниками, неизменно была покорной, тихой, смиренной, безмолвной. (1, стр. 86,87).

Микроклимат в древнерусской семье, по мнению авторов многочисленных поучений, зависел именно от женщины. Не стоит думать, что древнерусское общество изобиловало строптивыми женами и озабоченными утверждением своей власти мужьями. В летописях содержатся многочисленные примеры семейного «лада и береженья». (1, стр. 89).

Церковь налагала многочисленные запреты в отношении поведения женщины в семье и вне дома. Однако на Руси, как подсказывают свидетельства эпиграфики и источников, жены князей, бояр, представителей вотчиной администрации были вовсе не тюремными затворницами, а, например, участницами праздничных пиров.

Общение жены вне дома с мужчинами, не являвшимися ее родственниками или членами семьи, так же осуждалось церковниками. Утверждение проповедуемых церковью моральных начал в семейной и социальной жизни привело к появлению в древнерусской литературе образа целомудренной и верной супруги. (1, стр. 92).

Согласно православной концепции, величайшим благом для семьи были дети, рождение же дочери - будущей матери - считалось честью дому. Ряд церковных постановлений предусматривал защиту здоровья беременной, роженицы и ее ребенка. Суровое наказание, приравненное к детоубийству, ждало мужа, если он навредит беременной жене. (1, стр. 93,94).

Определяя рождение и воспитание детей как установленное богом и освященное традицией назначение каждой женщины-матери, идеологам церкви удалось направить социальную активность женщины в сферу личной, семейной жизни, где главой жене и детям должен был быть мужчина. В древнерусских учительных сборниках женщина выступала как воспитательница целомудрия и послушания. В воспитании детей, постулате добрых семейных отношений матери отводится равная роль с отцом. Почтение к матери объявлялось делом «богоугодным».

Также были нередки случаи, когда жена была распорядительницей денежных средств и семейного имущества. Участие простых и знатных женщин в организации домашнего хозяйства и семейного быта, по свидетельству актового, эпиграфического, было в то время весьма значительным.

Нередко сетуют на то, что древнерусские женщины были ограничены узким кругом домашних интересов, но при этом забывают, что это восприятие сегодняшнего дня. В условиях же средневековья, с господством личного, натурального хозяйства именно дом был основным жизненным пространством человека. (1, стр. 96,97).

Противоречие реальной жизни и проповедей церковников о предназначении женщины отразилось в известных притчах о «злых женах». Понятие «добрая жена» служило утверждению христианских моралей о месте и роли женщины в семье и обществе, являясь тем самым орудием воспитания богобоязненности, законопослушания, консервации иерархичной структуры семьи и самого сословного государства. Но и образ «злой жены» в концепции православных теологов не был абстракцией, и являлся скорее реакцией на события и явления вполне реальные, заметно проступающие сквозь назидательную ткань предписаний. «Злая жена» в древнерусской семье - это правомочный член ее, независимая домохозяйка, обладающая определенными правами и авторитетом. «Злую жену» осуждали как небогобоязненную, немолчаливую, непокорную мужу и закону. Таких социально-активных жен было не мало.

Существует гипотеза, о том, что часто встречающийся образ злой жены возник в связи с распространенностью браков по расчету и своеобразной экономической самостоятельности женщины в семье.

Как видим, сопоставление церковной концепции семьи и социального предназначения женщины с фактами, характеризующими конкретно-историческую реальность русского средневекового общества, дает представление о культурных, моральных и юридических нормах отношения к женщине. В целом картина жизни русской семьи этого времени и положения в ней женщины вовсе не столь уж мрачна, как мы нередко привыкли себе представлять, говоря о патриархальном быте с деспотической властью «главы дома». Религия и церковь хотя и играли важную роль в жизни средневековой Руси, не охватывали всех сторон духовного мира человека той эпохи. На представления людей о роли женщины в семье влияли тогда и реалии окружающего мира, и народные традиции, и взгляды, унаследованные с дохристианских времен. Об этом свидетельствуют свадебные обычаи и семейные обряды той эпохи, отношения между супругами, родителями и детьми, действительные семейные нравы, раскрывающие роль женщины-матери и хранительницы домашнего очага. Поскольку на Руси X-XV вв. еще не полностью утвердилась семейная доктрина семьи, принижавшая женщину, полностью подчинявшая ее и детей властелину в доме - мужчине, постольку сами женщины пытались преодолеть навязываемые церковью нормы «молчания» и «послушания», утвердить самостоятельное положение в браке, как экономическое, так и личностно-психологическое.(1, стр. 102-103).

III. Правовое положение женщин

Законодательные нормы, касавшиеся имущественного статуса представительниц разных классов и социальных групп и действовавшие в период от Русской Правды до первого общерусского Судебника, уходят корнями в глубокую древность, в эпоху складывания феодальных отношений. Первое упоминание о полномочиях женщин на владение определенным имуществом содержит уже один из наиболее ранних юридических памятников - Договор 911 г. Олега с Византией, утвердивший право женщины сохранять за собой часть общего с мужем имущества даже в случае, если муж совершил убийство и предстал перед законом. Понятие «часть», на которую имела право и которой располагала женщина, вошло в юридический быт вместе с первой кодификацией законов.

Женское имущественное владение, именуемое в «Русской правде «частью», вероятно, включало и приданное и не входящее в его состав некоторое парафернальное имущество - собственность жены, которой она могла распоряжаться по своему усмотрению. Хотя нормативные акты того времени и не знали термина приданное, но его существование в древнейший период истории Руси доказано. Владение приданным, согласно «Русской Правде», присуще людям почти из всех классов и социальных групп феодального общества, в том числе и смердам. Сложнее вопрос о том, владела ли женщина чем-либо еще помимо приданного. О существовании парафернального имущества жены в первом браке нет прямых сведений в русских памятниках.

Более понятной представляется структура части, которой владела женщина в связи со вторичным замужеством. Это прежде всего тоже приданное, по отношению к которому русские женщины имели право не только владения но и распоряжения. Иначе было бы невозможным объяснить появление самостоятельной собственности женщины в браке. Таким образом, законодательные памятники дают возможность утверждать, что женщина, социально свободная, выходившая замуж вторично, могла обладать помимо приданного и некоторым парафернальным имуществом, которое могло у нее появиться за годы супружеской жизни, либо вдовства, при выполнении опекунских функций.

В нормах наследственного права раскрываются эволюция и те глубокие сдвиги , которые происходили в системе личных и общественных отношений супругов, и особенно в правах женщин. Почти все документы, в том числе и Русская Правда уделяли этой области юриспруденции особое внимание. О наследовании в низших сословиях «Русская Правда» дает мало сведений. В семье смерда после его смерти обеспечивались его незамужние дочки, так как считалось, что вышедшие замуж уже получили свою «часть» в виде приданного или в иной форме.

Усиление феодализации общества, преобладание территориального принципа над родовым, рост социального неравенства способствовали развитию процесса приобретения знатными женщинами прав на владение и распоряжение собственностью. По нормативным актам 11 - 12 вв. женщины предстают владелицами и распорядительницами движимого имущества. Интересна статья Русской правды, устанавливающая у древнерусских женщин не только наследственных прав, но права женщины, в отличие от своего мужа выбирать, кому из детей передать свое наследство. По этой статье предпочтение отдавалось тому, кто отдал большее предпочтение матери.

Последний третий этап эволюции имущественных отношений знатных женщин - утверждение возможности владения недвижимостью (XIV - XV вв.).

Распространение правом владения и распоряжения недвижимым имуществом на представительниц господствующего класса подтверждает высокий уровень общественного и экономического развития Руси, достигнутый ею к концу XV в., и свидетельствуют об окончательном или по крайней мере значительном преодолении дофеодальных пережитков в имущественной сфере древнерусского права.

Характер феодального законодательства на Руси X - XV вв. был предопределен его классовой природой, поэтому права древнерусских женщин должны рассматриваться с учетом социальной иерархичности феодально-сословного государства. Устав князя Ярослава иллюстрирует зависимость меры наказания от статуса женщин в классовом обществе. Церковные же памятники чаще всего трактуют эти вопросы абстрактно, и положение «жены» как субъекта церковного права определяется лишь отсутствием холопского состояния. В древнерусских памятниках уголовного светского и церковного права зафиксированы различные виды преступлений, совершаемых по отношению к женщинам. Так, на основании «Русской Правды», можно судить о цене жизни представительниц различных классов и социальных групп Древней Руси. Например штраф за убийство зависимой женщины колебался соответственно той роли, которую она играла в вотчине феодала. Лишение жизни холопки. Стоявшей на низшей ступени феодальной лестницы, Русская правда наказывала 6 гривнами, но цена жизни могла быть и ниже, а к концу XIV в. уставная двинская грамота оправдала убийство «рабынь» их господами. В случае, если рабе поручалось выполнение ответственных функций в вотчине, положение менялось - штраф за ее убийство возрастал в два раза. Роль кормилицы как воспитательницы детей феодала подчеркивается не только размерами штрафа в законодательстве, но и свидетельствами повествовательных источников. Узаконивая высокую цену за лишение жизни холопки-кормилицы, «Русская Правда» особо выделяла положение т рабы-наложницы, воспитывающей «рабичей», прижитых ею от феодала, которые, кстати, после его смерти получали вместе с матерью статус свободных людей.

Убийство же ремесленницы каралось уже 12 гривнами. За убийство свободной женщины налагался штраф, так же как и за убийство мужчины, 40 гривен. А если женщина сама виновата, участвовала в потасовке, то штраф уменьшался до половины.

Еще один тип преступлений - обесчещение, оскорбление чести. Одним из наиболее тяжких преступлений этой категории было «пошибание» (изнасилование). В иерархии штрафов за него, установленным светским уголовным законодательством, отразилось социальное дифференцирование пострадавших и отсутствие единой ответственности субъектов за совершение преступления. По отношению к холопкам это преступление не влекло за собой уголовной ответственности, если субъект, его совершивший был владельцем, господином пострадавшей. Но, в качестве компенсации за моральный ущерб, церковный закон приписывал обязательное ее освобождение. В случае, если субъект, совершивший насилие над рабыней, являлся по отношению к ней лицом посторонним, то на него возлагалась уголовная ответственность. Расплата за данный вид преступления была одинаковой, как для соотечественников, так и для иностранцев. Уже в XII вв. честь холопки была защищена светскими законами. За совершение насилия над женщинами свободного сословия кара была значительно выше. Если страдали знатные женщины, то виновника могли лишить всего имущества, и эту компенсацию получали сами оскорбленные женщины, а не их мужья или родственники. Это отличало положение древнерусских женщин от их европейских современниц, где сумму за посягательство на честь жены непременно получал муж.

Штрафом, равным штрафу за изнасилование, каралось словесное оскорбление женщин привилегированного сословия. Наказание за телесный ущерб рассматривалось княжеской юрисдикцией безотносительно к вопросам пола.

Женщина как субъект совершаемого преступного акта появляется в источниках не реже, чем в качестве объекта преступления. Представительницы всех сословий феодальной Руси, кроме рабынь, были дееспособными лицами, субъектами права, и потому самостоятельно несли ответственность за преступления. Ответственность, в том числе материальную, за поступки, совершенные холопкой, нес холоповладелец. Особенно строго карались женщины, совершившие детское «душегубство», «исказившие» в себе ребенка.

Поскольку женщины на Руси нередко участвовали и в различных потасовках, Устав князя Ярослава выделил в особую статью драку по-женски, ввел специальные наказания за побои, нанесенные собственному мужу, а также другой женщине.

Подтверждается и самостоятельность женщин в судебных процессах. Уже Устав князя Владимира представляет женщину конца XII - начала XIII вв. полноправной участницей судебных процессов. Примечательно, что в XIV в. зафиксирована процессуальная дееспособность женщин не только привилегированного сословия, но и зависимых.

Можно заключить, что положение женщины на Руси в свете Феодального светского и церковного права к XV в. формально особо не отличалось от положения мужчин. Формально все женщины Древней Руси находились под защитой феодального законодательства и являлись самостоятельными субъектами права. (1).

Заключение

В своей работе я рассмотрела роль средневековых женщин в политической и культурной жизни страны, их место и значение в семье, и их правовое положение. Нельзя дать однозначное определение положению женского пола. Но исследовав данную тему, прихожу к выводу, что даже в условиях патриархального общества, при не редких случаях унижения и рабского положения представительниц слабого пола, женщины Древней Руси все-таки имели высокий социальный статус и социальную активность.

Исследование положения женщин Средневековой Руси имеет исключительно большое значение для определения основных тенденций развития правоспособности женщин на Руси и в Российской империи в более поздний период.

Список использованной литературы

1. «Женщины Древней Руси», Пушкарева Н.Л., М: «Мысль» 1989.

2. «Частная жизнь и нравы от Средневековья до наших дней» Т.С. Георгиева, М: «Высшая кола» 2006.

3. «Домашняя жизнь и нравы великорусского народа», Костомаров Н.И., М., 1993.

Размещено на Allbest.ru


Подобные документы

  • Положение женщины при первобытнообщинном строе. Власть женщины при матриархате. Причины перехода к патриархату: социально-экономические и антропологические. Положение женщины в патриархальной семье. Христианская религия и Библия о статусе женщины.

    научная работа [57,3 K], добавлен 25.02.2009

  • Исследование положения женщины в Древней и Средневековой Руси и России Нового времени. Правовой статус женщины: право на владение и распоряжение имуществом, земельной собственностью. Эволюция имущественного положения женщины и брачно-семейных отношений.

    курсовая работа [210,2 K], добавлен 22.04.2010

  • Система общественных отношений, в которых женщина Древней Руси IX-XV вв. выступает в качестве субъекта. Жизнь русской женщины в обществе. Положение женщины, девушки, девочки в семье. Исследование и особенности положения женщины в браке и вне брака.

    курсовая работа [675,5 K], добавлен 19.09.2014

  • Роль и положение женщины в семье и в браке. Положение афинской женщины в социуме. Детали жизни женщин в обществе, их участие в политической жизни на территории Спарты. Сравнение положения женщин в Афинах и Спарте. Проблемы уважения прав женщин.

    дипломная работа [102,9 K], добавлен 07.06.2017

  • Жизнь женщины в Месопотамии. Патриархальные отношения в семье. Изучение особенностей правового положения женщины и ее взаимоотношение с мужем. Брачно-семейное право по законам Хаммурапи. Условия брака, дееспособность женщины, ее права и обязанности.

    реферат [33,7 K], добавлен 19.10.2014

  • Положение гречанки семье и обществе. Внешний облик греческой женщины, социальный статус. Женщина в брачно-семейных отношениях. Взаимоотношения мужчины и женщины в древнегреческом обществе. Исключительные женщины греческого мира: Сапфо, гетеры, Аспазия.

    дипломная работа [1,1 M], добавлен 07.11.2010

  • Политико-правовой статус женщины в обществе XIX века, новые тенденции в образовании и факторы социализации женщин. Женская благотворительность как форма проявления социальной активности. История становления движения за гендерное равноправие в России.

    дипломная работа [139,1 K], добавлен 03.06.2017

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.