Внешнеполитические приоритеты КНДР и Республики Корея (на рубеже ХХ-XXI веков)

Северная Корея в новых внешнеполитических условиях и особенности ее стратегии. Дипломатическая борьба вокруг ядерной и ракетной проблем КНДР. Партнеры и противники Северной Кореи. Сотрудничество России и КНДР. Внешняя политика Республики Корея.

Рубрика Международные отношения и мировая экономика
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 23.03.2015
Размер файла 154,7 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Республика Корея - одна из наиболее милитаризованных стран Северо-Восточной Азии. Так, на период 1998-2012 гг. на военные цели выделено 122 млрд долл., из которых примерно одна треть предназначена на закупки вооружений. Суммарные расходы РК на военные нужды в 90-е гг. в 5-6 раз превышали достаточно высокие ассигнования на военные нужды в КНДР и были выше, чем у Китая и Индии.

Американские кредиты и субсидии, превращаясь в крупные и высокоприбыльные заказы для южнокорейского капитала, ускоряли в конечном итоге форсированное неоиндустриальное развитие РК. А это в свою очередь позволило Сеулу постепенно трансформировать деловые отношения с Вашингтоном во взаимовыгодные торгово-экономические и технологические связи (аналогичная метаморфоза произошла с проникновением в РК японского капитала.)

В итоге США заняли доминирующие позиции во внешней торговле Южной Кореи. За два десятилетия со времени начала экономического подъема РК (1965) до середины 80-х гг. удельный вес ее продукции в импортной торговле США возрос примерно в 20 раз. Торговые связи с США в огромной степени стимулировали развитие текстильной, электронной, сталелитейной и некоторых других видов южнокорейской экономики. В последующие годы удельный вес экспорта Южной Кореи в США несколько снизился за счет освоения новых рынков, но в целом по-прежнему остается высоким. На долю США в 1991 г. приходилось 25,9 % южнокорейского экспорта, 1995 - 19,5 %, 2000 - 22,2 %, 2004 - 16 %. Аналогичная тенденция прослеживается и в импорте Южной Кореи. На долю США в 1991 г. приходилось 23,2 %, 1995 - 22,5 %, 2000 - 18,3 %, 2004 - 12,8 %. Указанные изменения были обусловлены в значительной степени потерей Южной Кореей льготного режима доступа на американский рынок, обретением РК статуса развитого государства, вступлением в 1996 г. в ряды ведущих экономик мира. Здесь также сыграла свою негативную роль и недостаточная конкурентоспособность ряда южнокорейских товаров, в т. ч. промышленного оборудования, продукции нефтехимии и др. Более или менее стабильные позиции на американском рынке заняла лишь продукция электроники и машиностроения, но США предъявили Сеулу серьезные претензии по части скрытой поддержки своей национальной автопромышленности, противоречащей регламенту ВТО. Особое недовольство заокеанского партнера вызывал государственный протекционизм, действующий в РК в области импорта автотранспорта иностранных фирм. Эти и другие противоречия вынудили Сеул согласиться в 2006 г. на ведение переговоров с Вашингтоном по выработке двустороннего договора о создании зоны свободной торговли. (Аналогичные переговоры РК ведет с Индией, Канадой, Мексикой, Японией).

С наступлением XXI века отношения с США оказались на авансцене внешнеполитического курса РК. Под влиянием роста антиамериканских настроений в стране президент РК Но Мун Хён выступил за более самостоятельный и независимый характер южнокорейских отношений, дальнейшую корреляцию статуса американских войск в стране. Одновременно новый глава южнокорейского государства дистанцировался от излишне жесткой позиции США в отношении КНДР, заявив в Национальном собрании: «Пока мы не хотим этого, на полуострове не будет никакой войны…» Тем самым президент Но Му Хён вопреки воинственной позиции Вашингтона высказался за урегулирование северокорейской ядерной проблемы исключительно мирными средствами. Противоречия с США привели к тому, что поездка Но Му Хёна в Вашингтон и его переговоры с президентом Д. Бушем ограничились формальным обменом мнениями и не завершились подписанием совместного заявления или проведением общей пресс-конференции, хотя высокий гость из Сеула акцентировал внимание на стратегическом характере дружественных и союзнических отношений между двумя государствами.

Начало нормализации отношений между Сеулом и Токио относится к концу 60-х - началу 70-х гг. XX века, когда администрация Пак Чжон Хи, преодолевая тяжелые психологические барьеры, порожденные многолетней колонизацией страны империей микадо, стала наводить деловые мосты с Токио. В итоге переговоров между РК и Японией в августе 1971 г. было принято решение о японском финансировании различных экономических проектов Юга Кореи на общую сумму в 200 млн долл. Вслед за этим Япония выразила готовность выделить крупную экономическую помощь РК и открыть «зеленую улицу» инвестициям (до 800 млн долл.). Тем самым Япония получала возможность широко использовать наемный труд южнокорейских рабочих и служащих, повышать свою конкурентоспособность на мировом рынке.

В августе 1973 г. отношения между Сеулом и Токио резко обострились в связи с тем, что ЦРУ РК, как уже было отмечено выше, похитило из токийского отеля лидера демократической оппозиции РК Ким Дэ Чжуна, намереваясь утопить его в открытом море. Ким Дэ Чжун был спасен после прямого вмешательства Вашингтона, но южнокорейскому премьеру Ким Чжон Пхилю в связи с инцидентом пришлось принести официальные извинения японским властям и привлечь формально к ответственности сотрудников своей резидентуры в Токио.

Но не успело ослабнуть напряжение по поводу этого конфликта, как разгорелся новый скандал между двумя государствами. 15 августа 1974 г. в Сеуле на президента Пак Чжон Хи было совершено покушение, во время которого он чудом уцелел, но погибла его супруга. Террористом оказался кореец японского происхождения Мун Сен Гван, у которого был обнаружен паспорт, выписанный в г. Осака на другое имя. Мун Сен Гван, как было установлено следствием, был выходцем из безработной люмпенской среды и придерживался откровенно левых взглядов. Власти РК потребовали от Японии немедленного введения административных санкций против «прокоммунистической» Ассоциации японских корейцев, хотя последняя не имела никакого отношения к террористическому акту.

Эти события затормозили, но отнюдь не блокировали развитие южнокорейско-японских деловых отношений. В 70-е гг. Япония обеспечивала более 70 % внешних инвестиций в РК. Японская помощь и инвестиции в огромной степени содействовали реализации амбициозных планов Южной Кореи в 80-е гг.

В 90-е гг. южнокорейско-японские экономические отношения дополняются долгосрочными целями формирования стратегического треугольника: «Вашингтон - Токио - Сеул». С середины 90-х гг. между РК и Японией развивается сотрудничество по вопросам разработки современных вооружений и его экспорта. Значительно расширяются каналы обмена военно-технической информацией. Целям совершенствования отношений между Сеулом и Токио были посвящены визиты в Японию президента Ро Дэ У в 1992 г. и президента Ким Ен Сама в 1994 г. В декабре 1996 г. президент Ким Ен Сам и премьер Хасимото после двусторонней встречи в Маниле во время очередного саммита АТЭС подтвердили совпадение мнений по поводу того, что Республика Корея, Япония и США «будут усиливать координацию их политики в отношении Северной Кореи». Как уже отмечалось ранее, Япония оказала существенную помощь РК в преодолении последствий азиатского финансового кризиса 1997-98 гг., что содействовало дальнейшему сближению двух государств. В 1998 и 2000 гг. в Токио на высшем уровне вел переговоры президент РК Ким Дэ Чжун. В свою очередь, в Сеуле был проведен саммит между премьер-министром Японии Е. Мори и президентом РК Ким Дэ Чжуном. В дальнейшем встречи представителей двух государств на министерском уровне приобрели системный характер.

Между Сеулом и Японией 8 октября 1998 г. была подписана Совместная декларация о новых принципах корейско-японских отношений в XXI в., направленная на устранение негативных факторов в деловых отношениях и развитие интеграции на стратегическую перспективу. В январе 2003 г. вступил в действие Двусторонний инвестиционный договор, который предоставил друг другу режим наиболее благоприятствущей нации. Для выработки оптимальных проектов дальнейшего совершенствования деловых отношений была создана Совместная исследовательская группа, в которую вошли представители государственных структур, частных корпораций и ученые.

О возрастающей в целом роли Японии во внешнеэкономических связях РК говорят следующие данные. За период 1962-2001 гг. Южная Корея получила из Японии 11,3 млрд капиталовложений, поступивших в электронную, автомобильную, машиностроительную промышленность, а также в другие обрабатывающие отрасли и сферу услуг. (За тот же период южнокорейские инвестиции в Японии составили 730 млн долл.) В 1991 г. на Японию приходилось 17,2 % южнокорейского экспорта, 1995 - 13,6 %, 2000 - 11,9 %, 2004 - 8,5 %. Снижение южнокорейского экспорта было обусловлено в первую очередь растущей конкуренцией со стороны японских производителей, а также выходом РК на новые рынки Восточной Азии и ЕС. (В целом с 1991 г. по 2004 г. удельный вес восточноазиатского субрегиона в южнокорейском экспорте увеличился с 36,2 % до 47,6 %.) Менее подверженным конъюнктурным колебаниям оказался южнокорейский импорт из Японии. В 1991 г. Япония покрывала 25,9 % импорта РК, в 1995 - 24,1 %, в 2000 - 20,6 %. Сеул стремится расширить и интенсифицировать экономический обмен с Токио прежде всего по линии наращивания японских инвестиций в стране и освоения технологического опыта Японии.

Однако на пути дальнейшего сближения между двумя государствами сохраняются не только глубокие финансово-экономические, но и политические противоречия, включая давний спор о принадлежности острова Токто (Такэсима), а также апологетика японской колониальной политики в Корее в школьных учебниках Японии и др.

Одна из сложных и труднорешаемых проблем отношений между Сеулом и Токио - это растущий год от года дефицит в южнокорейско-японском торговом обмене. На протяжении минувших полутора десятилетий, несмотря на энергичные усилия властей и коммерческих структур РК, дефицит торгового баланса в южнокорейско-япон ском торговом обмене не удалось существенно снизить. В 1990 г. при торговом обороте в 33,1 млрд долл. дефицит составил 7,9 млрд долл. В 2000 г. при общем обороте в 52,3 млрд долл. пассивное сальдо составило 11,3 млрд долл. А в 2004 г. при обороте в 67,8 млрд долл. торговый дисбаланс достиг 24,4 млрд долл. Одна из основных причин этого дисбаланса - значительное отставание машиностроительной продукции РК от японских аналогов, что вынуждает Сеул прибегать к массированным закупкам технически сложного и дорогостоящего иностранного оборудования, причем в первую очередь в Японии.

Большие надежды Сеул возлагает на переговоры с Токио по вопросу о создании зоны свободной торговли. Сформированная на двусторонней основе Группа изучения японо-южнокорейских экономических отношений в XXI в. сформулировала следующие базисные рекомендации: а) непрерывно снижать тарифные и иные барьеры в торговом обмене (вплоть до нулевого цикла); б) добиваться дальнейшей либерализации сфер приложения инвестиционного капитала, всемерно содействовать интеграционным процессам вплоть до создания совместных предпринимательских альянсов; в) координировать процессы стандартизации и информатизации; г) максимально либерализовать режим обмена людьми как в деловой, так и культурной и туристической сферах; д) постепенно сближать и унифицировать хозяйственное законодательство двух стран. (Причем Сеул и Токио уже достигли соглашения на условиях равноправного урегулирования трудовых, финансовых и других конфликтов.)

РК и Япония рассчитывают, что оформление зоны свободной торговли между ними значительно повысит мировую конкурентоспособность обеих экономик, облегчит поиски эффективных ответов на вызовы глобализации, ускорит интеграционные процессы в рамках АСЕАН и других субрегиональных объединений в АТР.

До конца 70-х гг. XX в. Южная Корея и КНР находились по существу в полной дипломатической и политической изоляции друг от друга. Корейская война 1950-1953 гг., в которой участвовал крупный контингент китайских войск, создала на многие годы непроходимые барьеры между двумя государствами. Однако неоиндустриальный прорыв РК побудил пекинских прагматиков по-новому взглянуть на отношения со своим динамичным восточным соседом. В публикациях агентства Синьхуа на рубеже 70-х - 80-х гг. стала проскальзывать мысль о том, что опыт экономического развития РК «заслуживает внимания». В свою очередь, МИД РК сделал необычное заявление о том, что Сеул не будет налагать запрет на коммерческие связи с деловыми кругами тех стран, с которыми не установлены официальные дипломатические отношения.

В 1982 г. МИД КНР разослал своим посольствам за рубежом конфиденциальную инструкцию, разрешающую входить в контакты с должностными лицами РК, правда на нейтральной территории третьих стран. Это нововведение содействовало в дальнейшем практической реализации т. н. северной политики («Nordpolitic») Сеула, одним из разработчиков которой был министр иностранных дел РК Ли Бум Сик. В Китай направляется ряд спортивных, научных, журналистских и иных делегаций РК. Между Сеулом и Шанхаем устанавливается прямая телефонная линия. А в 1988 г. КНР, несмотря на бойкот союзной ей КНДР, приняла участие в XXIV Олимпийских играх в Сеуле.

Одновременно бурное развитие получает южнокорейско-китайская торговля, правда путем тщательно завуалированных реэкспортных операций через Гонконг, Макао, Сингапур, японские порты. Согласно различным данным публикации,[51] в стартовом 1979 г. объем торгового оборота между Сеулом и Пекином составил 19,0 млн долл., 1984 - 434,0 млн долл., 1990 - 3,8 млрд долл., а в 1994 г. - 11,6 млрд долл. Этот фантастический рост был обусловлен в первую очередь рыночными потребно стями обеих бурно развивающихся экономик. РК закупала в КНР сельхозпродукты (в т. ч. кукурузу), уголь и другие минеральные товары, шелковую и хлопковую пряжу, переработка которой и вывоз готовой продукции на экспорт приносили высокие прибыли. В Китай южнокорейские фирмы вывозили бытовую электронику, текстильные изделия, ткани, стальной прокат, автомобили и др. Только за период 1984-1987 гг. поставки китайского зерна в РК увеличились на 60 % и составили около 80 % всех зернопродуктов, закупленных Сеулом на мировом рынке.

В канун Олимпийских игр 1988 г. в Сеуле учреждается совместный Корейско-китайский совет по экономическим отношениям, придавший заметный импульс инвестиционному сотрудничеству между двумя странами. Первоначально совместные проекты реализовывались в сфере среднего бизнеса и, как правило, под прикрытием оффшорных компаний, поскольку между Сеулом и Пекином не были установлены официальные отношения. К числу таких предприятий относились: фабрика по переработке море продуктов в провинции Гуандун, завод по производству холодильного оборудования в Фучжоу, фабрика по производству музыкальных инструментов в Хэйлунцзяне и др. О бурной динамике южнокорей ских инвестиций в КНР убедительно говорят следующие данные. В 1988-1989 гг. было одобрено 11 совместных проектов на сумму в 13,8 млн долл., в 1992 г. - 26 проектов на 220,9 млн долл., а в 1993 г. - 630 проектов на 570,3 млн долл. Всего же за период 1988-1993 гг. РК приступила к реализации 1043 совместных проектов на общую сумму 976,9 млн долл. Таким образом КНР стала одной из основных сфер экспорта южнокорейского предпринимательского капитала.

К концу 80-х - началу 90-х гг. развитие деловых отношений между РК и КНР приобрело такие солидные масштабы, что возникла настоятельная необходимость обмена торговыми представительствами между двумя странами. Соглашение по этому вопросу было достигнуто 20 октября 1990 г., а 2 мая 1992 г. государственные торговые представительства Южной Кореи и Китая юридически оформили принципиальную договоренность «О взаимном поощрении и защите инвестиций». Около двух лет спустя (24 августа 1992 г.) РК и КНР подписали соглашение о взаимном признании и установлении официальных дипломатических отношений. При этом РК обязалась признавать КНР в качестве единственно законного государства на всей китайской территории, включая о. Тайвань. В свою очередь, правительство КНР выразило официальное сожаление по поводу участия китайских народных добровольцев в Корейской войне 1950-1953 гг.[52]

Переход Южной Кореи от военно-авторитарного правления к гражданскому обществу, с одной стороны, и усиление элементов прагматизма и открытости во внешнеэкономической стратегии Пекина, с другой, заметно стимулировали развитие деловых взаимосвязей между РК и КНР. Удельный вес «Большого Китая» (КНР и Гонконг) в экспортной торговле РК с 1991 по 2004 гг. возрос с 8,0 % до 26,7 %, т. е. более чем в 3 раза. За этот же период удельный вес импорта Южной Кореи из «Большого Китая» возрос с 5,2 % до 14,6 %, т. е. увеличился более чем в 2,5 раза.

К началу XXI в. Китай стабильно превратился в ведущего внешнеторгового партнера РК, каким до этого были США. Южнокорейский экспорт на гигантский китайский рынок в суммарном выражении возрос с 1,0 млрд долл. в 1991 г. до 18,5 млрд долл. в 2000 г. и 49,8 млрд долл. в 2004 г. За эти же годы валовой импорт Южной Кореи из Китая возрос с 3,4 млрд долл. в 1991 г. до 12,8 млрд долл. в 2000 г. и 29,6 млрд долл. в 2004 г. В рассматриваемый период среднегодовой прирост южнокорейско-китайской торговли находился на рекордном уровне - около 30 %, достигнув в 2007 г. объема в 160 млрд долл.

Одновременно КНР с ее дешевой рабочей силой и более низкими затратами на природоохранные мероприятия становится приоритетной сферой экспорта южнокорейского промышленного капитала. К концу 2004 г. накопленный объем инвестиций РК в КНР составил 20 млрд долл. На основе экспортного бума в КНР южнокорейский бизнес заметно повысил уровень конкурентоспособности своей продукции на мировом рынке. Южнокорейские корпорации («Лакки Голдстар», «Самсунг» и др.) заняли надежные ниши на китайском рынке бытовой электроники, холодильников, стиральных машин и др., хотя наталкиваются на растущую конкуренцию национальных производителей КНР. Не ограничиваясь производством потребительской продукции, южнокорейский корпоративный капитал стремится проникнуть в такие высокотехнологичные сферы, как информационные технологии, нефтехимия, тяжелая индустрия, включая металлургию. В 2004 г. в РК началось сооружение уникального металлургического комбината корпорации «ПОСКО», оснащенного самым совершенным в мире ресурсосберегающим и природоохранным оборудованием. Именно на основе этой новейшей технологии запланировано сооружение целой сети предприятий по выпуску металла высочайшего качества в Китае и других странах Восточной Азии. Две ведущие южнокорейские корпорации «Хёндэ» и «КИА» запланировали довести к 2008 г. производство автомобилей на своих предприятиях в КНР до 1 млн единиц. В налаживании и совершенствовании взаимовыгодных отношений между двумя странами ведущую роль играют, помимо частных корпораций и государственных структур, такие влиятельные неправительственные предпринимательские организации, как Федерация корейской промышленности, Конфедерация китайских предприятий и Корейско-Китайская торгово-экономическая палата.

Вместе с широким экономическим проникновением РК в Китай усиливается культурное и психологическое влияние Южной Кореи на обширную страну. Все то, что по ступает из Сеула, считается в Китае модным, престижным, образцовым. Не случайно китайские власти без колебаний сделали крупный заказ на автомобили южнокорейской корпорации «Хёндэ» для обслуживания участников и гостей Олимпийских игр 2008 г. в Пекине.

Южнокорейско-китайские торговые, экономические, технологические, научные и культурные взаимосвязи - показатель нового типа международной интеграции, зарождающейся между странами с различными социальными системами в эпоху глобализации. Причем переплетение, а нередко сращивание в сфере маркетинга и промышленной кооперации и специализации, научно-технических исследований, подготовке кадров, стандартизации и информатизации, координации финансово-инвестиционной стратегии и других сферах настолько основательное и всеохватывающее, что позволяет двум странам в целом успешно разрешать возникающие между ними трудности и противоречия путем переговорного механизма.

После установления 30 сентября 1990 г. официальных дипломатических отношений между Россией и Республикой Корея и заключения Договора об основах отношений РК и РФ 19 ноября 1992 г., подписания затем торгово-экономического соглашения, наконец, создания Корейско-российской комиссии по экономическому и научно-техническому сотрудничеству была создана довольно прочная международно-правовая база для взаимодействия двух государств не только в сфере обеспечения безопасности и стабильности в СВА, но и интенсификации деловых связей между двумя государствами. Торговые, технологические и другие виды взаимодействия вышли из тени, освободились от обременительных посредников и стали обретать ускоренный динамизм. Этому в целом содействовали также позитивные внутриполитические сдвиги как в РК, так и в постсоветской России.

В Сеуле с большим оптимизмом оценили зафиксированные в совместном южнокорейско-российском заявлении от 20 ноября 1992 г. основные сферы двустороннего взаимодействия на стратегическую перспективу. Они включали: общее машиностроение, электротехнику, электронику, химию, металлургию, судостроение, текстильную промышленность, разработку природного газа и коксующихся углей, освоение космоса, транспорт, рыболовство, охрану окружающей среды и другие отрасли. В данной ситуации подход Сеула и Москвы носит в высокой степени рациональный характер: оба государства, исходя из принципа взаимодополняемости двух экономик, стремятся максимально опереться на свои лучшие народно-хозяйственные достижения.

В целях оптимизации взаимных деловых связей РК и РФ сформировали на министерском уровне совместные: Комитет по научно-техническому сотрудничеству, Комитет по сотрудничеству в области энергетики и минеральных ресурсов, Комитет по сотрудничеству в области промышленности, Комитет по рыбному хозяйству и Координационную комиссию по сотрудничеству с Республикой Саха (Якутия). За первые три года сотрудничества минфин РК выдал 56 лицензий на реализацию различных проектов в России. Началось создание первых совместных южнокорейских предприятий, правда пока средних по размерам инвестированного капитала. В их число вошли: лесозаготовительный комплекс «Светлая», рыбопроизводственные фирмы-предприятия «Одиссей», аграрная фирма «Татьяновская», предприятия по добыче и переработке полудрагоценных камней «Халла лимитед» и «Саханчук», фармацевтическая корпорация, Владивостокский бизнес-центр и др. Южнокорейский капитал сделал инвестиции в реконструкцию порта Находка, ряд совместных строительных проектов.

Особый интерес Южная Корея проявила к научно-техническому сотрудничеству с Россией. На начальном этапе двустороннего взаимодействия было выделено 94 тематики для совместных исследований, по которым Южная Корея находилась в сильной зависимости от Японии и западных государств. В число этих проектов вошли: лазерная технология, система управления лазерным излучением, создание сверхпрочных алмазозаменяющих структур, особых материалов аэрокосмического назначения, биотехнологические разработки и т. д.

Ведущим южнокорейским фирмам удалось установить прямые научно-технические связи с рядом крупных российских научных центров, включая МИФИ, МФТИ, МЭИ, МГУ и другие научно-учебные заведения. В ходе этого взаимодействия в сжатые сроки были созданы и запатентованы технические новинки в сфере полупроводников, не знающие аналогов в мире. По приглашению южнокорейской стороны в РК стали выезжать на работу по контрактам вначале десятки, а затем сотни лазерщиков, химиков, авиаконструкторов, электронщиков и других специалистов.

Республика Корея проявила также интерес к закупкам новейшей военной техники, включая танки Т-80У, бронетранспортеры сухопутных войск, боевые вертолеты, противотанковые системы, ракетные комплексы ПВО, катера на подводных крыльях и т. д.

Однако несмотря на вышеупомянутые сдвиги, качественного прорыва в южнокорейско-российских отношениях в 90-е гг. XX в. не произошло. (Эти сдвиги совершенно несопоставимы с настоящим бумом в отношениях между РК и КНР и РК и Японией.) О том, какими темпами развивалась взаимная торговля России с Южной Кореей, убедительно говорят следующие данные. Экспорт Южной Кореи в РФ составил: в 1991 г. - 0,6 млрд долл., 1995 - 1,4 млрд долл., 2000 - 0,8 млрд долл., 2004 - 3,9 млрд долл. За те же годы импорт российских товаров в Южную Корею составил: 1991 г. - 0,5 млрд долл., 1995 - 1,9 млрд долл., 2000 - 2,1 млрд долл., 2004 - 3,9 млрд долл. Суммарный оборот южнокорейско-российской торговли лишь к 2005 г. достиг 7,8 млрд долл., а к 2007 г. - 15 млрд долл. Удельный вес России во внешней торговле РК составил 1 %. На Южную Корею, на которую возлагались амбициозные расчеты Москвы, приходится ныне менее 2 % валового внешнеторгового оборота России. Аналогичные процессы наблюдались и в инвестиционной сфере. К концу 2005 г. общая сумма заявленных южнокорейских капиталовложений в РФ составила лишь 500 млн долл., а российских в Южной Корее - 11 млн долл.

В номенклатуру товаров, которые Южная Корея вывозит в Россию, входят: машины, оборудование, транспортные средства, в т. ч. автомобили, бытовая техника (55-60 %), продукция химической промышленности (18-20 %), металлы и металлоизделия (7-10 %), продовольственные товары (5 %), текстиль, текстильные изделия, обувь (5 %). В свою очередь, РК закупает в России: металлы и металлоизделия (50-53 %), топливно-энергетические товары (20-23 %), морепродукты (6 %), древесину, целлюлозу, бумагу (6 %), машинотехническую продукцию (5 %) и т. п. Чем же объяснить, что первая декада делового сотрудничества между РК и РФ не оправдала оптимистических ожиданий Сеула и Москвы, исходивших, как было отмечено выше, из принципа объективной взаимодополняемости народно-хозяйственных структур двух государств? Южнокорейские и россий ские аналитики практически единодушны в том, что они носят в основном субъективный характер, обусловлены несостыкованностью действий партнеров, просчетами административно-управленческого характера. Так, по не вполне объяснимым мотивам для участия в грандиозном международном проекте освоения Ковыктинского газового месторождения власти РК избрали компанию «Ханбо», обладавшую не самой лучшей репутацией среди южнокорейских чэболей. Под ударами азиатского финансового кризиса 1997-1998 гг. корпорация лопнула словно мыльный пузырь, нанеся тяжелый ущерб не только южнокорейской, но и российской стороне. С другой стороны, характер затянувшегося международного скандала приобрела проблема создания крупного Российско-Корейского индустриального комплекса в г. Находка. Межправительственное соглашение по этому вопросу, подписанное двумя странами 29 мая 1999 г., предусматривало передачу корейской стороне в аренду на 49 лет земельной площади в 330 га с целью привлечения внешних инвестиций до 800 млн долл. Национальное собрание РК довольно оперативно ратифицировало соглашение, но Госдума РФ усмотрела в нем несоответствие с российским законодательством. Пока шли поиски выхода из правового тупика, первоначальные инвесторы один за другим переориентировали свои планы на иные выгодные проекты, причем в других странах - Китае, государствах АСЕАН и др.

Немалой преградой для реального прорыва в южно-корейско-российских отношениях служат проявления коррупции в России, нечеткость стратегии социально-экономического развития дальневосточных регионов России, длительная затяжка с погашениями финансовой задолженности РФ перед РК. (До урегулирования этой проблемы в 2003 г. правительство Южной Кореи запретило коммерческим банкам страны предоставлять торгово-экономические кредиты российским фирмам.) Негативное влияние на позиции южнокорейских инвесторов оказал односторонний пересмотр российской стороной соглашений о разделе продукции (СРП) по проекту «Сахалин энерджи-2».

После прихода к власти в РК первого «народного президента» Но Му Хёна поиски путей оптимизации южно-корейско-российских отношений активизировались. Авторитетный Корейский институт внешнеэкономиче ского сотрудничества выдвинул идею разработки принципиально новой комплексной концепции взаимодействия с Россией. По части взаимной открытости, согласования взаимных норм, научно-технической кооперации и информатизации деловые взаимосвязи между РК и РФ должны не только укладываться в действующие нормативы ВТО, но и превосходить их, считают южнокорей ские ученые. В последние годы наметился сдвиг и в новых промышленных инвестициях РК в России. Южнокорейский капитал проявил интерес к сооружению нефтеперерабатывающего и нефтехимического завода в Татарстане (сумма контракта около 3 млрд долл.), модернизации Хабаровского нефтеперерабатывающего завода (500 млн долл.), автомобильного завода в г. Калуга, завода по выпуску аудио- и видеооборудования и бытовой техники в г. Руза (Московская область), совместному с «Роснефтью» проекту по поиску и добыче нефти на западном шельфе Камчатки, проектам поставок сжиженного газа с месторождений Сибири и Дальнего Востока, проекту стыковки Транскорейской ж.д. с Транссибом и ряду других перспективных проектов. На борту российского космического корабля в апреле 2008 г. совершен полет в космос первого южнокорейского астронавта. Это была женщина-космонавт Ли Со Ён.

Ведущие аналитики Южной Кореи справедливо подчеркивали, что амбициозные замыслы Республики Корея по превращению страны в «узловой центр» неоиндустриального развития всей Восточной Азии вряд ли можно реализовать без опоры на энергетический потенциал и громадный рынок модернизирующейся России. Судя по всему, в Сеуле чутко прислушиваются к подобным суждениям.

4. Эволюция межкорейского диалога

В конце 1990-х гг. межкорейские отношения «выруливают» на новые рубежи. Приход к власти в Южной Корее в 1998 г. известного оппонента военным режимам РК Ким Дэ Чжуна и провозглашение им т. н. «политики солнечного тепла» («солнечная политика») стало поворотным этапом в отношениях между двумя корейскими государствами. Ким Дэ Чжун объявил, что главная задача данного этапа - не объединение Кореи, а нормализация межкорейских связей и сотрудничества. Президент РК заявил, что Юг не собирается поглощать Северную Корею и намерен проводить курс в отношении Пхеньяна, исходя из принципа отделения политики от экономики. Одновременно Ким Дэ Чжун подчеркнул, что в случае провокаций со стороны КНДР Южная Корея даст «твердый адекватный отпор». Надо признать, что провозглашенная Ким Дэ Чжуном «солнечная политика» выглядела достаточно гибкой и конструктивной. Она призывала Пхеньян к диалогу и сотрудничеству.

Первоначально в КНДР новая политика Сеула была воспринята без особого энтузиазма. В ней Пхеньян усмотрел намерение южных корейцев «разложить» северокорейскую политическую систему, а затем и «поглотить» КНДР. Однако практические действия администрации Ким Дэ Чжуна в отношении КНДР, стремление оказать КНДР реальное гуманитарное содействие и экономическую помощь подвигло руководство КНДР на установление контактов с новым правительством РК. В июне 2000 г. в Пхеньяне состоялся межкорейский саммит - первая в истории раскола Кореи встреча лидеров Севера и Юга. Согласившись на эту встречу, КНДР, как отмечали северокорейские эксперты, преследовала следующие цели:

«приблизить» дело объединения Родины на основе трех принципов, зафиксированных в Совместном заявлении Севера и Юга 1972 г. (самостоятельное, мирное объединение, национальная консолидация);

твердо противостоять «политике солнечного тепла», если она направлена на «размывание социализма и поглощение КНДР»;

добиваться от Сеула оказания КНДР экономической помощи;

поддержать администрацию Ким Дэ Чжуна и его партию на предстоящих парламентских выборах («Ким - плохой президент, но он лучше других»).

Историческим итогом «политики солнечного тепла» стала встреча лидеров двух Корей Ким Чен Ира и Ким Дэ Чжуна в Пхеньяне в июне 2000 г. и подписание ими Совместной декларации Севера и Юга. Этот документ включает пять пунктов:

1. Север и Юг договорились добиваться объединения Кореи самостоятельно и мирным путем.

2. Признавая сходство между предложениями Севера и Юга о конфедерации и сообществе, стороны намерены двигаться к объединению в этом направлении.

3. Север и Юг договорились обменяться группами разлученных родственников по случаю 15 августа (день освобождения Кореи) и решать другие гуманитарные вопросы.

4. Север и Юг договорились развивать экономическое сотрудничество, связи и контакты в области культуры, спорта, здравоохранения.

5. В целях практического осуществления перечисленных выше договоренностей Север и Юг решили начать диалог между властями.

Ким Дэ Чжун и Ким Чен Ир условились, что руководитель КНДР нанесет ответный визит в Сеул. Северокорейский руководитель, однако, не выполнил своего обещания и под различными предлогами не пошел на встречу в Сеуле. Откровенно говоря, этого следовало ожидать. Визит Ким Чен Ира в РК выглядел бы в глазах населения КНДР «неразумным шагом». Кроме того, северокорейцы потребовали бы значительные суммы в долларах, чтобы «застраховать» его поездку в Сеул.

Внимательный анализ документа показывает, что корейские стороны инкорпорировали в него не только прежние договоренности, зафиксированные в Заявлении 1972 г. и Соглашении 1991 г., но и заметно продвинулись вперед. Во-первых, лидеры двух корейских государств вновь подчеркнули, что решение проблемы объединения Кореи - это прерогатива самих корейцев («корейская нация является хозяином вопроса объединения»). Во-вторых, Ким Чен Ир и Ким Дэ Чжун заявили, что объединение Кореи должно осуществляться мирными средствами. Эти принципы, как известно, были зафиксированы еще в 1972 г. в первом совместном документе. В-третьих, лидеры КНДР и РК признали схожесть идей объединения, заложенных в северокорейских предложениях о создании конфедерации Севера и Юга и в сеульской инициативе о формировании корейского общества. Это был наиболее трудный пункт декларации, потребовавший личного участия руководителей двух стран в его формулировке.

Однако здесь нужно признать, что каждая сторона толкует этот пункт по-своему. Южные корейцы рассматривают корейское сообщество как этап к полному единству Кореи. Северокорейцы утверждают, что Конфедерация Корё - это единое государство, но с двумя самостоятельными правительствами, двумя различными политическими и экономическими системами. В отличие от прошлых лет Пхеньян в своей пропаганде конфедерации делает больший акцент на необходимость «взаимного признания и уважения идей, идеалов друг друга, сосуществования систем независимо от классовых интересов», на ликвидацию угрозы нападения или поглощения. В-четвертых, северокорейцы декларируют свое согласие с наличием различных форм собственности в едином государстве, инакомыслия в обществе (трудно, правда, представить, как это можно осуществить на практике, ибо в КНДР действует строгое правило «не знать никаких других идей, кроме идей чучхе»).

Понятно, что заметное смягчение северокорейских подходов к созданию конфедерации Севера и Юга - это не только проявление определенной гибкости, но и в значительной степени вынужденный шаг Пхеньяна, охваченного внутриэкономическим кризисом и испытывающего сильное политическое давление со стороны международного сообщества в связи с ядерной проблемой. Тем не менее межкорейский саммит 2000 г. - событие позитивное в отношениях КНДР и РК, которое, однако, переоценивать также не следует. На пути практической реализации договоренностей лежат огромные завалы, расчищать которые придется не год, не два, а десятилетия. Так уж повелось, что периоды относительной разрядки на Корейском полуострове сопровождаются весьма острыми конфликтами, в т. ч. военного характера. Боевое столкновение военных кораблей КНДР и РК в Желтом море в 2002 г., вооруженные инциденты в 2005 г. и в 2006 г. в районе демилитаризованной зоны напоминают, что угроза военного конфликта на полуострове продолжает сохраняться.

За годы межкорейского диалога накоплена достаточно серьезная политико-правовая база для дальнейшего движения вперед. Между корейскими сторонами налажен переговорный механизм на правительственном уровне, который позволяет обсуждать политические проблемы Корейского полуострова. Несмотря на то, что Север стремится ограничить обсуждение вопросами экономического характера, тем не менее южнокорейской стороне удается включать в повестку дня проблемы военно-политической разрядки. Стороны достигли, в частности, договоренности согласовывать друг с другом свои позиции по ядерному вопросу на Корейском полуострове и продолжать сотрудничество с целью разрешения всех вопросов путем мирного диалога.

В мае 2007 г. на очередной министерской встрече южнокорейская делегация выступила с идеей выработки Плана развития межкорейского сотрудничества в политической, военной и экономической областях. Пхеньян пока не изъявил намерения обсуждать такой комплексный план и со своей стороны предложил прекратить ежегодные совместные американо-южнокорейские военные учения, отменить действующий с 1948 г. в РК закон о национальной безопасности.

Наиболее стабильно межкорейские связи развиваются в экономической области. Между Севером и Югом действует Совместный комитет экономического сотрудничества, различные подкомитеты, рабочие группы, которые занимаются конкретными сферами экономического взаимодействия. Наметился рост внутрикорейской торговли: в 2003 г. - 735 млн долл., в 2004 г. - 698 млн долл., в 2005 г. - 1 млрд долл., в 2006 г. - 937 млн долл., в 2007 г. - около 1,5 млрд долл. Всего же с 1991 г. по 2006 г. товарооборот между корейскими государствами превысил 8,5 млрд долл.

Пхеньян и Сеул осуществляют крупные совместные проекты. Кымгансанский туристический проект действует с 1998 г. КНДР приняла решение расширить в Кымгансане туристическую зону для южнокорейцев. За время осуществления этого проекта более 2 млн граждан РК побывали в Алмазных горах.

Стабильно функционирует Кэсонский индустриальный комплекс. Более 25 южнокорейских фирм открыли свой бизнес в Кэсоне. Свыше 15 тыс. северокорейских рабочих заняты на совместных предприятиях.

Пока не удалось наладить железнодорожное сообщение между двумя корейскими сторонами, однако пробный прогон поездов состоялся в мае 2007 г. Этот проект требует значительных инвестиций на модернизацию северокорейского участка железной дороги.

Корейские стороны договорились о сотрудничестве в области легкой промышленности, совместном освоении природных ресурсов в КНДР. Специалисты двух стран разрабатывают совместные меры по использованию водных ресурсов пограничных рек. Южная Корея осуществляет инвестиции в добычу магнезита и цинка в провинции Северная Хамгён (КНДР).

Север и Юг подписали соглашение о сотрудничестве в области морского транспорта. Между северокорейским портом Раджин и южнокорейским Пусаном три раза в неделю курсируют суда двух стран.

На средства общественных организаций РК в северокорейском городе Нампхо построен завод минеральных вод.

Корейские стороны осуществляют сотрудничество также в области сельского хозяйства, рыболовства, в научно-технической сфере. Правительство РК выделило около 1 млн долл. на совместные научные исследования.

В Южной Корее создан специальный фонд экономического сотрудничества с КНДР. В настоящее время он составляет более 1 млрд долл. и используется, главным образом, на финансирование крупных экономических проектов (Кэсонский индустриальный комплекс, Кымгансанский туристический проект и др.).

Наряду с сотрудничеством на межправительственном уровне РК ежегодно оказывает КНДР большую гуманитарную помощь (поставки на Север продовольствия, лекарств, товаров широкого потребления, минеральных удобрений и др.). Объемы южнокорейской гуманитарной помощи составили в 2004 г. 300 млн долл., 2005 г. - 370 млн долл., в 2006 г. - 200 млн долл. (сокращение помощи в 2006 г. связано с введением ограниченных санкций против КНДР из-за ядерного испытания). Южная Корея оказала существенную гуманитарную помощь КНДР в августе 2007 г., когда на Северную Корею обрушились ливневые дожди, в результате которых погибло и пропало без вести более 600 человек, почти 450 тыс. человек остались без крыши над головой. Было разрушено и повреждено более 100 тыс. домов, 800 общественных зданий, 540 мостов, 70 участков железнодорожного полотна. Более 30 % посевных площадей оказались под водой. Потеряно около 1 млн т урожая зерновых. Особенно пострадала провинция Канвон. Правительство РК выделило 7,5 млн долл. на оказание экстренной помощи, а также предоставило дополнительную помощь (цемент, стройматериалы, техника) на сумму 36 млн долл. В КНДР было срочно направлено продовольствие, медикаменты, палатки.

В последние годы возросло количество встреч разлученных родственников. Такие встречи проходят в Алмазных горах, там же строится специально для этих целей гостиница. Организуются также видеовстречи разлученных родных и близких. Всего более 15 тыс. родственников удалось встретиться после многих десятилетий разлуки.

Обе корейские стороны активизировали обмены между людьми, представителями общественных организаций, молодежью, студентами. На официальном уровне отмечены 60-летие освобождения Кореи (2005 г.) и 5-летие подписания Совместной декларации Севера и Юга от 15 июня 2000 г. Примечательно, что развитие межкорейского мирного процесса до последнего времени не находило поддержки в оппозиционном лагере Южной Кореи. Основная оппозиционная партия - Партия Великой страны (Ханнарадан) выступила категорически против как «солнечной политики» Ким Дэ Чжуна, так и «политики мира и процветания» президента Но Му Хёна, считая, что оказание гуманитарной, экономической помощи КНДР со стороны РК не поощряет на адекватные ответные меры Северную Корею. Иными словами, Юг идет на слишком большие уступки Пхеньяну, не получая взамен соответствующих уступок с северокорейской стороны. Однако в июне 2007 г. руководство Ханнарадан пересмотрело свою политику в отношении КНДР (сделано это было в год президентских выборов) и объявило, что партия поддерживает межкорейский мирный диалог, экономические связи между двумя Кореями, выступает за дальнейшее развитие Кэсонского индустриального комплекса, поставку электроэнергии из РК в КНДР, оказание гуманитарной помощи Северной Корее.

Партия Великой Страны выступила также в поддержку проведения второго межкорейского саммита в целях разрешения ядерного кризиса и превращения Корейского полуострова в зону, свободную от оружия массового поражения.

Ханнарадан заявила о таком беспрецедентном шаге, как предоставление населению РК возможности читать северокорейские газеты и слушать радио КНДР. Правда, эти меры нарушают закон о национальной безопасности 1948 г., запрещающий и строго карающий тех, кто занимается чтением прессы КНДР и прослушиванием передач северокорейского радио. Эти предложения, скорее всего, носят пропагандистский характер. Однако объявление о существенном изменении политики главной оппозиционной партии РК в отношении Северной Кореи - это не только предвыборный шаг. Это, прежде всего, стремление учитывать изменения общественного мнения Южной Кореи, выступающего за продолжение межкорейского диалога и сотрудничества, за мирное разрешение проблем Корейского полуострова.

Гуманитарные проблемы, прежде всего, проблема прав человека в КНДР, остаются достаточно острыми в отношениях КНДР - РК. Периодически в Южной Корее организуются международные форумы, на которых подвергаются критике северокорейские власти за нарушение прав человека. Увеличивается количество северокорейских перебежчиков в РК: по южнокорейским данным, в 2001 г. - 531 чел., в 2002 г. - 1139 чел., 2003 г. - 1281 чел., в 2004 г. - 1217 чел. (за 9 месяцев).

Южнокорейская сторона в ходе официальных встреч с северными корейцами настойчиво ставит вопрос о возвращении в РК бывших военнопленных (их в КНДР насчитывается около 540 человек) и похищенных спецслужбами Северной Кореи южнокорейских граждан (около 500 человек). Со своей стороны, сеульские власти отправили в КНДР около 30 северокорейцев, отсидевших в тюрьмах РК длительные сроки заключения.

Военная составляющая является наиболее сложной сферой межкорейских отношений. Десятилетия острой военно-политической конфронтации, кровопролитная трехлетняя война, унесшая жизни более 4 млн корейцев, наложили глубокий след подозрительности и недоверия между Севером и Югом. После межкорейского саммита 2000 г. были установлены ограниченные контакты между военными двух стран. Представители военных ведомств КНДР и РК достигли договоренности о недопущении боевых столкновений в спорном районе Желтого моря (установлена радиотелефонная «горячая линия»), о ликвидации средств пропаганды в демилитаризованной зоне. Стороны обеспечили безопасный пробный прогон поездов по транскорейской железной дороге в мае 2007 г.

Предпринятые шаги в военной области, конечно же, недостаточны. Периодически в районе демилитаризованной зоны, в Желтом море происходят инциденты, что обостряет ситуацию на полуострове. Прошедшие в июле 2007 г. очередные переговоры представителей военных ведомств КНДР и РК (на уровне генералов) в Пханмунчжоме завершились безрезультатно. Главная проблема - неурегулированность линии разграничения между Севером и Югом в Желтом море. Установленная США в одностороннем порядке после Корейской войны так называемая «северная разграничительная линия» не признается Северной Кореей, которая требует отнести эту линию южнее. РК категорически возражает против этого. Естественно, отсутствие прогресса по данной проблеме не позволяет договориться о совместном рыбопромысле в этой зоне.

Ежегодно в Сеуле публикуется «Белая книга по вопросам обороны», в которой КНДР характеризуется как «представляющая угрозу с точки зрения развития ее ядерной программы и опасности применения ею оружия массового уничтожения».

Пхеньян, со своей стороны, подвергает резкой критике военную политику Сеула, требуя прекращения действия военно-политического альянса РК - США, отмены американо-южнокорейских военных маневров и т. п.

Важное позитивное значение для межкорейского примирения, дальнейшего расширения сотрудничества и обменов, общего оздоровления отношений между КНДР и РК имел второй межкорейский саммит, состоявшийся в Пхеньяне 2-4 октября 2007 г. По итогам переговоров между председателем Государственного комитета обороны КНДР Ким Чен Иром и президентом РК Но Му Хёном была подписана Декларация во имя развития межкорейских отношений, мира и процветания, в которой зафиксированы общие подходы к решению ряда важных проблем межкорейских отношений, нормализации военно-политической обстановки на Корейском полуострове, устранению ядерной угрозы и др.

В совместном документе отмечена приверженность Пхеньяна и Сеула Пхеньянской декларации 2000 г., подчеркнуто намерение обеих корейских сторон решать проблему объединения самостоятельно, без вмешательства внешних сил. В этой связи заявлено о том, что Север и Юг намерены постепенно вносить соответствующие изменения в свои государственно-правовые системы.

Обе стороны акцентировали свои обязательства не вмешиваться во внутренние дела друг друга, строить межкорейские отношения на основе принципов примирения, сотрудничества и объединения, не допускать военной конфронтации, обеспечить мир на Корейском полуострове.

Главы двух корейских государств договорились исключить военную напряженность в районе спорных островов в Желтом море, выработать меры доверия в военной области в этом районе, превратить эту зону в зону мира и межкорейского сотрудничества. В этих целях намечены переговоры на уровне военных министров.

Север и Юг достигли согласия относительно замены Соглашения о перемирии 1953 г. мирным договором. Предполагается проведение трех- или четырехстороннего форума с участием заинтересованных государств. Как полагают южнокорейские эксперты, этот форум возможен в составе КНДР - РК - США, КНДР - РК - США - КНР. Вашингтон в принципе выразил согласие начать переговоры о заключении мирного договора, но только после окончательного урегулирования северокорейской ядерной проблемы.

В Пхеньянской декларации содержится упоминание о том, что Пхеньян и Сеул приложат совместные усилия для выполнения подписанных на шестисторонних переговорах документов по урегулированию ядерной проблемы Корейского полуострова.

Существенное место в декларации Ким Чен Ира - Но Му Хёна занимают вопросы межкорейского экономического взаимодействия. Руководители двух Корей договорились значительно расширить экономические и инвестиционные связи, создать на территории КНДР несколько экономических и торговых зон. В частности, планируется организовать Особую зону мира и сотрудничества в Желтом море, включая район Хэчжу. Достигнута договоренность приступить к строительству второй очереди Кэсонского индустриального комплекса, реконструировать железную дорогу Кэсон--Пхеньян. Эксперты подсчитали, что на осуществление согласованных корейскими сторонами экономических проектов потребуется более 11 млрд долл. Как отмечают руководители РК, южнокорейское правительство готово выделить эти немалые финансовые средства на межкорейское экономическое сотрудничество. Для реализации этих и других проектов предусмотрено создание межкорейской комиссии по экономическому сотрудничеству во главе с заместителями премьер-министров КНДР и РК.

Намечены совместные планы сотрудничества в области корейского языкознания, истории, образования, науки и техники, здравоохранения, спорта и туризма.

Север и Юг согласились расширять гуманитарные связи, встречи разлученных родственников.

Для претворения в жизнь Пхеньянской декларации решено начать переговоры на уровне глав правительств обеих Корей.

В документе зафиксировано важное положение о том, что встречи на высшем уровне станут проводиться по мере необходимости для обсуждения важнейших вопросов межкорейских отношений.

Пхеньянская декларация - заметный шаг вперед в межкорейских отношениях. Ее позитивное значение не вызывает сомнений. Главное - это обеспечить реализацию зафиксированных в ней договоренностей. Это в значительной степени зависит от политической воли Пхеньяна и Сеула, от того, насколько успешно будет продвижение на пути политического урегулирования ядерного кризиса на Корейском полуострове.

Во внешнеполитическом курсе КНДР и Республики Корея в конце ХХ - начале XXI в. прослеживались две противоположные тенденции. Несмотря на вступление в ООН (одновременно с РК) и участие в некоторых региональных организациях (например, Асеановский региональный форум безопасности - АРФ и др.), Пхеньяну не удалось выйти из состояния внутриэкономического кризиса, преодолеть международную изоляцию, установить дипломатические отношения с США, Японией. Крайне ограниченный характер носила интеграция КНДР в мирохозяйственные и глобальные информационные структуры.


Подобные документы

  • Корейская война 1950—1953гг, контрнаступление войск КНА и КНДР. Китай и корейский вопрос сегодня. Принцип китаецентризма в внешней политике Пекина на Корейском полуострове. Китайско-южнокорейские переговоры. Отношение китайской полиции к беженцам с Кореи.

    реферат [50,3 K], добавлен 24.10.2010

  • Оценка экономических связей между Северной и Южной Кореей в послевоенной истории. Причины возникновения и обострения межкорейских отношений. Ядерная программа КНДР и ее выгода для КНР. Методы и международные аспекты урегулирования корейской проблемы.

    реферат [22,6 K], добавлен 31.07.2013

  • Современная ситуация в Северо-Восточной Азии (СВА). Значение Республики Кореи в процессах, происходящих в СВА. Роль США и Китая в СВА. Становление "северной дипломатии" Кореи. "Политика мира и процветания" Но Му Хёна. Перспективы межкорейского диалога.

    курсовая работа [55,2 K], добавлен 17.06.2011

  • Истоки напряженности на Корейском полуострове. Парламентские выборы и провозглашение Республики Корея. Выборы в Верховное народное собрание Кореи и провозглашение КНДР. Участие России в обострении конфликта. Желательный исход сложившейся ситуации.

    эссе [17,0 K], добавлен 14.12.2010

  • История образования и развития одного из "азиатских тигров" - Республики Корея. Данные национальной статистики по основным макроэкономическим показателям. Области внешнеторгового экспорта, внешнеторговые партнеры. Темпы роста промышленного производства.

    презентация [1,8 M], добавлен 11.01.2015

  • Исторический экскурс в развитие корейского кризиса. Национальный интерес-страны, претендующие на свою точку зрения: КНДР, Япония, США, Китай, Россия, Южная Корея. Влияние международных организаций. Общая ситуация в азиатско-тихоокеанском регионе.

    автореферат [25,0 K], добавлен 29.11.2007

  • Появление центрального депозитария и формирование корпоративного сектора в Республике Корея. Усиление роли крупных корейских корпораций внутри страны. Задействование государством становлению конкурентоспособного частного бизнеса. Модернизация экономики.

    презентация [611,0 K], добавлен 01.10.2015

  • Формирование представления о мировом автомобильном рынке и анализ его современного состояния. Раскрытие особенностей функционирования автомобильного рынка Республики Корея. Изучение сотрудничества РФ с Республикой Корея в сфере автомобильного транспорта.

    дипломная работа [1,4 M], добавлен 09.01.2011

  • Изучение истории развития экономических моделей Южной и Северной Кореи. Структура производства, основные отрасли экспорта и импорта стран. Сотрудничество их в политической и социально-культурной областях. Способы повышения возможности объединения стран.

    курсовая работа [381,6 K], добавлен 09.06.2014

  • Характеристика и анализ позиции России и Японии во время первого ядерного кризиса в Северной Корее в 1993–1994 гг., второго ядерного кризиса в Северной Корее в 2003–2004 гг. Возможные пути решения "ядерной проблемы" в КНДР, вклад в него обоих государств.

    курсовая работа [58,9 K], добавлен 24.10.2010

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.