264-й отдельный пулемётно-артиллерийский батальон

Формирование и подготовка батальона. Приближение противника и сопротивление артиллеристов и пулемётчиков. Основной боевой потенциал к оборонительным действиям. Четвертая рота в ожесточённых боях. Отступление и последний шаг штаба добровольного батальона.

Рубрика Военное дело и гражданская оборона
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 23.12.2014
Размер файла 7,1 M

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ ВЕТЕРИНАРНОЙ МЕДИЦИНЫ

Кафедра философии и социально-гуманитарных наук

Реферат

по дисциплине «Отечественная история»

на тему: «264-й отдельный пулемётно-артиллерийский батальон»

Выполнил:

студент 1 курса

специальности «ВБРиА»

Кузин К. Ю.

Проверил:

кандидат исторических наук

Иванов А. А.

Санкт-Петербург 2013

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1. ФОРМИРОВАНИЕ И ПОДГОТОВКА 264 ОПАБА

2. ПРИБЛИЖЕНИЕ ПРОТИВНИКА И ТРЕТЬЯ РОТА ПРИНИМАЕТ БОЙ.

3. ЧЕТВЁРТАЯ РОТА В ОЖЕСТОЧЁННЫХ БОЯХ.

4. СТУДЕНЧЕСКЯ (ПЕРВАЯ) РОТА

5. ЗАЩИТА РУБЕЖЕЙ ВТОРОЙ РОТОЙ

6. ШТАБ 264 ОПАБА И ОТСТУПЛЕНИЕ В СТАРЫЙ ПЕТЕРГОФ

7. ПОСЛЕДНИЙ ШАГ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

ПРИЛОЖЕНИЯ

ВВЕДЕНИЕ

История Великой Отечественной Войны включает в себя немало достаточно крупных и значительных для обеих сторон конфликта сражений, цена поражения за которых стоило несчётное количество человеческих жертв и безоговорочная капитуляция для одной из них. Как мы все знаем, основными конфликтующими сторонами были Германия и СССР. Как и у одной, так и у другой страны были союзники, чьи интересы были заключены в победе одной из стран над другой и её союзниками. Однако войны ведут люди, и основной костяк армии и флота составляют солдаты и матросы, чья ответственность за судьбы своего народа, смелость и знание своего дела имели огромное значение в боевых условиях. Если поразмыслить примитивно, то получается, что у кого больше численный состав войск в определённый момент битвы или даже войны в целом, тот и победил. Но не всё так просто. Нельзя недооценивать противника, думая, что его народ, взяв вилы в свои руки, не сможет найти им применения. Важно помнить, что если нападаешь на какое-либо государство, то его народу больше не будет выбора, кроме того как безудержно бороться за свою Родину до конца, даже если у этого народа будут только черенки от вил.

Актуальность данной темы реферата крайне высока в первую очередь для жителей города Петергофа и Санкт-Петербурга, в преддверии 70 летия со дня полного освобождения города Ленинграда 27 января 1944 года от блокады. Люди должны знать и помнить своих героев, защищавших их родной город.

Итак, целью данного реферата является выяснение причин, по которым бойцы 264 ОПАБа достаточно долго и упорно оказывали сопротивление фашистским захватчикам в укрепрайонах города Петргофа и близлежащих деревень на Бабигонских высотах.

Для того, чтобы достигнуть намеченной цели, необходимо поставить ряд задач, которые необходимо выполнить в ходе написания реферата.

Задача 1. Обозначить основной боевой потенциал к оборонительным действиям 264 ОПАБа.

Задача 2. Подтвердить массовый героизм советского народа, на примере подвигов бойцов 264 ОПАБа.

Для автора данного реферата, живущего в городе Петергофе, было честью собрать все имеющиеся у него на тот момент материалы, найти из надёжных источников дополнительные сведения и фотографии тех времён и воссоздать в реферате те события, которые происходили с 264 отдельным пулемётно-артиллерийским батальоном в годы Великой Отечественной Войны.

1. ФОРМИРОВАНИЕ И ПОДГОТОВКА 264 ОПАБа

Когда началась Великая Отечественная Война 22 июня 1941 года, чтобы хоть как-то помочь родной Красной Армии, советский народ добровольно записывался в народное ополчение. Запись добровольцев проходила повсеместно. Город Ленинград тоже не стал исключением, 4 июля 1941 года начал формироваться батальон на базе роты добровольцев-студентов в помещении кораблестроительного института в Октябрьском районе. Основу батальона составляли трудящиеся Адмиралтейского объединения, завода по обработке цветных металлов им. К. Е. Ворошилова и студентов Кораблестроительного института. Первоначально он назывался 5-й особый артиллерийско-пулемётный батальон. 5 июля батальон перебазировался в помещение Академии водного транспорта (н. р. Фонтанка, дом 117).

На 10 июля в составе батальона насчитывалось 1102 человека, из них 118 коммунистов и 226 комсомольцев. 298 бойцов были допризывного возраста, а 585 человек в возрасте до 30 лет.

Назначение на должность командира батальона получил старший лейтенант Михаил Степанович Бондаренко. Комиссаром батальона был назначен Михаил Александрович Крысов. Вскоре, они узнали что могут положиться друг на друга, в короткий срок объединив батальон в одну большую семью.

Перед 5-м особым батальоном была поставлена задача: построить и оборонять укрепленный район с долговременными огневыми точками. В связи с этим структура батальона отличалась от общевойскового формирования. Было создано четыре роты, каждая из которых включала в свой состав 14--16 артиллерийских и пулеметных взводов. Каждый взвод (10--13 человек) являлся гарнизоном одной или двух огневых точек. Так, взвод младшего лейтенанта П. В. Цикина состоял из 14 человек и имел две огневые точки у платформы Фонтаны -- пулеметные дзоты. Кроме основных подразделений имелись вспомогательные: взвод разведки, артснабжения, саперный взвод, взвод связи, батарея противотанковых пушек на автотяге, санчасть, хозвзвод, химслужба и прочие.

Должность начальника штаба при формировании выполнял И. Ф. Грачев (позднее -- старший лейтенант И. Ф. Мягков), отдавший много сил в период комплектования и организации служб батальона. Командиром первой роты, в которой насчитывалось больше всего бойцов, имевших боевой опыт (так, первый взвод лейтенанта В. Л. Маркова целиком состоял из студентов -- участников советско-финляндской войны), стал лейтенант И. Т. Коренков, а политруком -- старший политрук Л. Н. Постников. Второй ротой, в которой тоже было много студентов, командовал сначала бывший кавалерист младший лейтенант Г. А. Ильин, а затем опытный артиллерист участник первой мировой и гражданской войн старший лейтенант В. Т. Ковалев, требовательный, но справедливый командир. Политруком роты стал адмиралтеец В. В. Чистяков. Командиром третьей роты был назначен А. И. Прокофьев, политруком -- В. Н. Нилов. Четвертую роту возглавил лейтенант Г. А. Куликов. Политруком у него стал К. А. Плахин.

На должность начальника артиллерии батальона назначили инженера-конструктора завода М. П. Черникова. И ведь не случайно, в период финской кампании строитель кораблей проявил незаурядные способности артиллериста, вот поэтому Михаилу Павловичу доверили артиллерию батальона.

С 5 по 17 июля, в дни, предшествовавшие выступлению батальона к месту назначения, шла напряженная боевая и политическая подготовка личного состава. Ополченцы изучали устройство стрелкового оружия, овладевали приемами штыкового боя, учились быстро определять и устранять неисправности в оружии. Артиллеристы занимались материальной частью орудий. Обучение велось с помощью плакатов, учебного и боевого оружия.

16 июля 1941 г. перед уходом батальона в район Петергофа состоялся прощальный митинг. Вручая ополченцам Красное знамя, депутат Верховного Совета РСФСР М. Г. Андреев и председатель заводского комитета В. М. Каминский от имени адмиралтейцев обратились к бойцам и командирам с напутственным словом. Воины дали клятву биться с врагом до последней капли крови. 18 июля 5-й особый батальон, которому вскоре было присвоено наименование 264-й отдельный пулеметно-артиллерийский (264-й ОПАБ), выступил в расположение своего района обороны, входившего в подчинение Красносельского сектора Красногвардейского укрепленного района.

Прибыв в Петергоф, расположились биваком в парке Александрия. Затем часть людей перешла в район деревни Сашино, где разместился штаб батальона.

Отведенный батальону участок обороны являлся частью Петергофского укрепленного узла, начинавшегося в районе бывшего Часового завода в Новом Петергофе и кончавшегося у деревень Настолово, Райкузи, Пиудузи. Участки противотанковых рвов прикрывались огнем дотов и дзотов, соединявшихся между собой ходами сообщения для пехоты, в которых предусматривались стрелковые ячейки и пулеметные гнезда. Строительством Петергофского оборонительного узла руководил воентехник 1 ранга П. С. Громов, укрепительный район 264 ОПАБа строился под наблюдением Г. С. Соколова.

Инженерными работами в батальоне руководили Артемьев и Ботов.

К концу августа сооружение и маскировка всех 104 огневых точек, монтаж вооружения в основном завершились. АМО СССР, ф. Красногв. УРа. оп. 723854, д. 1, л. 128 Гарнизоны дотов и дзотов приступили к боевым стрельбам и пристрелке ориентиров на своих участках, демонстрируя хорошую боевую подготовку. Секторы обстрела располагались в направлении предполагаемого наступления противника. Гарнизоны точек, сформированные из бойцов 1, 2 и 4-й рот, должны были принять на себя основной удар фашистов. 3-я рота находилась в резерве. Предполагалось, что связь внутри УРа будет осуществляться с помощью телефонов и радио.

Во второй половине августа обстановка на фронте резко ухудшилась. В связи с продвижением гитлеровцев на ближние подступы к Ленинграду возникла угроза непосредственного вторжения фашистов в город. 21 августа было опубликовано воззвание за подписями К. Е. Ворошилова, А. А. Жданова и П. С. Попкова. В нем, в частности, говорилось:

«Бейтесь до последней капли крови, товарищи, держитесь за каждую пядь земли, будьте стойки до конца!.. Ни шагу назад! Бесстрашия, мужества, отваги ждет от Вас родной народ! Вперед, к победе!» Газета «Ленинградская правда», 1941, 21 августа Этот призыв горячо обсуждался во всех подразделениях батальона. Бойцы поклялись остановить фашистов у Петергофа.

Прорыв немцев на ближние подступы к Ленинграду поставил под угрозу левый фланг укрепленного района 264-го ОПАБа. Здесь, на рубеже деревень Мишино--Олино--Марьино, во втором эшелоне, располагалась лишь 3-я рота и отсутствовала стройная система инженерных сооружений с долговременными огневыми точками. Противника ожидали с запада, со стороны Прибалтики, поэтому главное внимание уделялось укреплению Бабигонских высот, где в районе деревень Низино--Костино--Сашино «вгрызались» в землю 1-я, 2-я и 4-я роты.

Появление противника с востока и юго-востока осложнило положение всего батальона. Большая часть дотов и дзотов потеряла свое основное назначение, ротам первого эшелона оставалось действовать как обычным стрелковым подразделениям.

2. ПРИБЛИЖЕНИЕ ПРОТИВНИКА И ТРЕТЬЯ РОТА ПРИНИМАЕТ БОЙ

В промежутке времени с 9 по 17 сентября, происходили кровопролитные сражения 265-го ОПАБа против 291-й пехотной дивизии в районе Красного села, а также 277-го ОПАБа против 291-й пехотной дивизии в посёлке Стрельна.

В эти дни в расположении 3-й роты постоянно находились комбат М. С. Бондаренко и комиссар М. А. Крысов. Многое сделал здесь начальник артиллерии лейтенант М. П. Черников - требовательный командир, хороший военный специалист. Вместе с командиром роты лейтенантом А. И. Прокофьевым, командирами взводов Д. Д. Потехиным, М. С. Заболотским, Н. Пшенко и другими, он с утра до вечера находился на огневых позициях, отрабатывал взаимодействие внутри роты и с соседями, уточнял и вносил коррективы в схему обороны.

Тогда же из бойцов отходивших подразделений 8-й армии была сформирована подвижная 5-я рота. Командиром ее стал старший лейтенант И. П. Азганьев, а политруком -- старый коммунист адмиралтеец Б. К. Густов. Командование батальона направило туда лучших командиров взводов и отделений. Рота, усиленная станковыми пулеметами, переброшенными вместе с расчетами с Карельского перешейка, занимала позиции в районе деревень Марьино-Луизино.

Частям 8-й армии, оборонявшим район Петергофа, приходилось особенно трудно: фашисты стремились захватить Кронштадт и ликвидировать Балтийский флот, а также обеспечить фланг и тыл своей главной группировки, наступавшей на Ленинград. Однако Морская крепость Кронштадт и корабли Краснознаменной Балтики ни на минуту не давали покоя гитлеровцам. Артиллеристы Балтфлота своим метким огнем срывали бесчисленные атаки вражеской пехоты, превращали в груды металла танки и другую технику.

К исходу 17 сентября 291-я фашистская пехотная дивизия вышла на рубеж Настолово--Горбунки, угрожая укрепленному району 264-го ОПАБа. Судостроителям пришлось сражаться с кадровой частью, участвовавшей в боях с первых дней войны. По имеющимся данным нашей разведки по состоянию на 19 августа 1941 г.АМО СССР, ф. 344, оп. 5554, д. 80, л. 9 численность этой дивизии составляла около 10000 человек. На вооружении ее имелось 7000 винтовок, 240 автоматов, 64 станковых и 190 ручных пулеметов, 110 минометов, 110 орудий, 7 танков и 10 бронемашин. Конечно, в ходе боев дивизия была сильно потрепана и боеспособность ее уменьшилась, но перед началом наступления на Бабигонские высоты она представляла собой еще серьезного противника.

20 сентября в 12 часов дня после авиационной и артиллерийской подготовки фашисты перешли в наступление, стремясь прорваться к Ораниенбауму. В первом эшелоне 291-й фашистской дивизии находилось два полка, поддерживаемых тяжелыми танками: 505-й -- наносил удар в направлении деревень Владимирово-Мишино, 506-й -- восточнее Марьино. 504-й - оставался в резерве. На флангах 291-й дивизии наступали: справа, из района поселка Стрельна -- 1-я, слева -- 254-я пехотные дивизии.

Первый удар гитлеровцев приняли на себя бойцы 3-й роты. На подступах к деревне Марьино противник, пытавшийся прорваться по Ропшинскому шоссе к Петергофу, встретил упорное сопротивление артиллеристов лейтенанта Д. Потехина и младшего лейтенанта М. Заболотского, а также пулеметчиков из взводов Н. Пшенко и И. Царева. Расчет 76-мм орудия сержанта И. Е. Бойко особенно отличился в этом бою, уничтожив немецкую батарею и не позволив немецким танкам прорваться по шоссе к Петергофу.

Встретив стойкое сопротивление артиллеристов и пулеметчиков батальона утром 20 сентября на Ропшинском шоссе у деревни Марьино, фашисты после полудня основной удар нанесли в направлении Владимирово-Мишино стремясь захватить господствующие над окружающей местностью Бабигонские высоты. Фашистские танки и бронетранспортеры с автоматчиками (здесь наступал 505-й пехотный полк) после хорошей артподготовки смяли боевое охранение ополченцев и ворвались в деревню Владимирово. Бойцы взвода младшего лейтенанта Л. Н. Марцинкевича, пытавшиеся остановить движение немецкой колонны, понесли большие потери и были вынуждены укрыться в развалинах авиагородка.

Под прикрытием сильного артиллерийского огня вражеские танки и сопровождающая их пехота устремились к деревням Марьино и Олино, но находчивые артиллеристы, выкатив орудия на прямую наводку, в упор били по вражеским танкам, поражали осколочными снарядами плотные цепи немецкой пехоты, нанеся большой урон противнику и заставив его прекратить атаку до конца дня. В этот раз проявила себя батарея зенитных орудий морских пехотинцев лейтенанта Г. Занько во взаимодействии с 3-й ротой младшего лейтенанта М. С. Заболотского.

С утра 21 сентября бой в полосе оборонительного района батальона возобновился с новой силой. Гитлеровцы вновь пытались прорваться через Ропшинское шоссе к Петергофу. Даже сильный заградительный огонь артиллерии ополченцев на участке Марьино-Олино не остановил группу танков, стремившихся с ходу преодолеть противотанковый ров. Пятеро бойцов сапёрного взвода добровольно вызвавшиеся выполнить приказ комбата ценой своей жизни выполнили свой воинский долг: при помощи противотанковых гранат и бутылок с горючей жидкостью они смогли остановить танковое наступление.

В полдень 506-й полк противника еще раз пытался пересечь Ропшинское шоссе, однако ополченцы отбили и эту атаку. Командование 291-й фашистской дивизии рассчитывало на поддержку своего правого фланга подразделениями 1-й дивизииWerner Conze. "Die Geschichte der 291. Infanterie-Division im Zweiten Weltkrieg" Bad Nauheim, 1953, стр. 28-29, но та к этому времени застряла в поселке Стрельна, где бойцы 10-й стрелковой дивизии вели тяжелые уличные бои с фашистами. В связи с этим гитлеровцы не смогли усилить свой правый фланг и преодолеть сравнительно слабый заслон на левом фланге третьей роты. К тому же на этом фланге успешно вела огонь батарея морских зенитчиков. Орудия успевали вести огонь и по самолетам, и по пехоте, и по огневым точкам врага.Ф. Кознов. «В бой вели коммунисты», газета «Красная звезда», 1968 г., 17 декабря

Вечером 21 сентября командир батальона приказал установить пушки третьей роты у штаба батальона, так как необходимо было усилить оборону Розового павильона и подготовиться к отражению атаки немцев со стороны Бельведера, где вели кровопролитные рукопашные бои четвертая, первая и вторая роты. Ночью ополченцы буквально на руках доставили орудия к штабу батальона.

Героически сражался на подступах к деревне Санино гарнизон дзота под командованием лейтенанта Ю. Г. Никитина, отрезанный врагом от других подразделений. Почти все в дзоте были ранены. Фашисты блокировали ходы сообщения, но Никитин не просил эвакуировать раненых, так как понимал, что это уже невозможно. Последние записанные слова Ю. Никитина переданные комбату: «Наш дзот окружен! Немецкие автоматчики засыпают нас гранатами через вентиляционные каналы. Бьемся до последней капли крови, но не сдаемся!»

22 сентября фашисты атаковали командный пункт третьей роты. По приказу командира роты М. С. Заболотского, бойцы 4-го и 5-го взводов заняли круговую оборону. Так как боеприпасы кончались, а помощи ждать было неоткуда, утром 23 сентября ополченцы с боем прорвались из окружения и вышли к своим в районе Английского пруда, где сосредотачивались для атаки остатки батальона.

3. ЧЕТВЁРТАЯ РОТА В ОЖЕСТОЧЁННЫХ БОЯХ

На позиции четвертой роты, находившиеся на Бабигонских высотах, наседали подразделения 505-го фашистского пехотного полка. Прорвавшись к деревне Низино, гитлеровцы продвигались вдоль центральной дороги, охватывая деревню одновременно с юго-востока и юго-запада. Борьба шла, буквально, за каждый клочок земли. Обойдя с флангов деревню Мишино и авиагородок, вражеские автоматчики вышли к оврагу и стали рассредотачиваться по его южному склону. Создалась реальная угроза прорыва противника по санинской дороге на Петергоф, а также окружения основных сил третьей роты, тогда еще успешно отражавших настойчивые атаки фашистов в районе Олино--Марьино. Командовал четвертой ротой Г. А. Куликов, в совершенстве знавший военное дело и постоянно заботившийся о боевой подготовке подчиненных. Как боевую клятву восприняли воины слова любимого командира, сказанные им на партийном собрании роты накануне боевых действий: «Победа или смерть».

Ворвавшись в деревню Низино и блокировав доты и дзоты, гитлеровцы проникли в расположение четвертой роты. Вскоре группы автоматчиков появились и в деревне Костино. Обе стороны несли большие потери. В первой же схватке с врагом осколком мины в голову был сражен у пулемета заместитель командира роты старший лейтенант П. Т. Зайцев, тяжело ранен заместитель политрука Ш. В. Абугов, геройски погиб политрук К. А. Плахин, его головной танк был подбит прямой наводкой артиллерии и взорвался.

На западном склоне высоты у отметки 43.7 возле деревни Костино находился один из дотов четвертой роты № 23. Там 15 бойцов под командованием младшего лейтенанта Головатого мужественно сражались в полном окружении. Они держались 2 ночи под постоянным обстрелом гитлеровцев. Те предлагали сдаться, обещали сохранить жизнь, предоставить работу. Бойцы не сдавались. В конечном итоге, лишь двое смогли выбраться из этого «котла».

С утра 21 сентября в Низино, Костино и Сашино велись ожесточенные бои. Особенно жарко было на подступах к командному пункту. Командир роты лейтенант Г. А. Куликов в течение ночи организовал здесь круговую оборону, умело расставив оставшиеся в строю пулеметные расчеты. В этом бою совершили подвиг Утюжников и Маланчиков, первый -- взорвал противотанковой гранатой дом, где сидели гитлеровские корректировщики, а второй -- ценой своей жизни взорвал фашистский танк. До темноты продолжался бой в расположении четвёртой роты. Небольшая группа ополченцев под командованием лейтенанта Г. А. Куликова оборонялась у КП и расположенных по соседству землянок.

22 сентября гитлеровцы не беспокоили, но и выходить из окопов не давали. Помощи не было. Сильная стрельба слышалась за Бельведером -- бой удалялся в сторону Петергофа. Туда же с воем проносились фашистские снаряды и мины. Весь день в направлении Финского залива шли вражеские самолеты. К вечеру вновь появились большие группы автоматчиков. Кто-то на чистом русском языке потребовал сдаться в плен. На что командир роты крикнул: «Дешево, гад жизнь нашу ценишь, если думаешь, что поганым фрицам сдадимся на милость! Мы -- ленинградцы! Будем биться до последнего!» Фашисты открыли по небольшому участку обороны роты плотный пулеметный и минометный огонь. Были ранены И. Волков, А. Кнайбенгоф и командир роты Г. А. Куликов. Боеприпасы кончились. Оставшиеся в живых бойцы скрылись в землянке командного пункта. Гитлеровцы начали забрасывать их гранатами через вентиляционные трубы. В переполненной ранеными землянке раздавались глухие взрывы...

К исходу 22 сентября остатки батальона по приказу армейского командования были стянуты к станции Старый Петергоф. Но здесь еще двое суток (23 и 24 сентября) в условиях полного окружения бойцы упорно сражались с врагом. Кровопролитные рукопашные схватки продолжались в Низино и Костино.

4. СТУДЕНЧЕСКЯ (ПЕРВАЯ) РОТА

Студенческий взвод лейтенанта В. Л. Маркова по праву считался одним из лучших по боевой подготовке не только в роте, но и в батальоне. Не случайно его с гордостью называли «ударным». Настроение у молодых воинов, несмотря на сложность обстановки, было боевое: все рвались в бой.

20 сентября основные события разворачивались в соседних подразделениях. А в первой роте все находились в состоянии боевой готовности и напряжения. Прислушивались к сплошной канонаде, доносившейся с юга и юго-востока, и непрерывным пулеметно-автоматным очередям и взрывам гранат со стороны Низино и Костино, где в бой вступила четвертая рота. Видели, как по низинской дороге, а то и просто по целине, группами и в одиночку потянулись в тыл раненые из подразделений 11-й стрелковой дивизии, морские пехотинцы, бойцы железнодорожного батальона, ополченцы 277-го ОПАБа и других частей. Одни двигались самостоятельно, других сопровождали, ведя под руки, третьих несли на плащпалатках. Орудийная стрельба не стихала ни днём, ни ночью. Со стороны Финского залива, с шумом распарывая воздух, пролетали тяжелые снаряды нашей корабельной артиллерии, уничтожавшей по данным корректировщиков скопления вражеской пехоты и техники. А в Петергофе рвались снаряды гитлеровцев. В Низино и Костино не смолкали автоматные, пулеметные и винтовочные выстрелы.

На КП первой роты никто ночью не сомкнул глаз. Звонили телефоны, приходили и уходили связные -- все с беспокойством ожидали сообщений из соседней четвертой роты. Оттуда поступали пока лишь отрывочные сведения, одно тревожнее другого: немцы ворвались в расположение роты с тыла, продолжаются рукопашные схватки, телефонная связь со взводами потеряна, рота несет большие потери, нужна медицинская помощь. К утру 21 сентября и до этого неустойчивая телефонная связь с соседями оборвалась. Для выяснения обстановки командир роты А. Т. Коренков направил на передовую группу бойцов во главе с младшим лейтенантом Л. Е. Трамбовским, опытным разведчиком и командиром.

После того, как группа младшего лейтенанта Л. Е. Трамбовского ушла в расположение четвертой роты, на КП первой роты прибыл из штаба 264-го ОПАБа помощник командира батальона по строевой части старший лейтенант Г. М. Михайлов, кадровый военный, опытный командир. Собрав командный состав роты и объяснив создавшуюся обстановку, старший лейтенант распорядился выделить наиболее опытных бойцов для оказания помощи окруженной четвёртой роте, по приказу комбата. Тут же вернувшиеся с разведки, два бойца из группы Трамбовского доложили, что на позициях четвёртой роты уже обосновались фашисты, в деревнях Низино и Костино продолжаются ожесточённые схватки, что в кирпичных домах группа Трамбовского ввязалась в бой, с поддержкой морской пехоты они пытаются спасти раненых.

После доклада разведки, было решено атаковать фашистские позиции и попытаться прорваться к КП четвёртой роты. Завязалась тяжёлая, кровопролитная перестрелка, где ополченцы наступали с почти открытого пространства, но долго лежать на земле они не имели возможности. Сильный автоматный огонь, осколки мин и снарядов каждую минуту выводили бойцов из строя. С криком «Вперёд! В Атаку!» - услышали бойцы сквозь грохот разрывов голос комбата. Одним из первых поднялся старший политрук Л. Н. Постников, рядом с ним были комсомольцы Ф. Погорелов, В. Скворцов, Е. Магунов, А. Свириденко и другие. Фашисты открыли ураганный огонь по атакующим. Почти одновременно пули сразили насмерть Л. Н. Постникова и Н. А. Чистякова. Остальные ополченцы ворвались на окраину Костино. Кровопролитные схватки завязались у каждой постройки, ополченцы сражались с необыкновенной яростью. Но со стороны аэродрома появились новые группы гитлеровцев с поддержкой танков.

Тут же поднялся из кювета молодой ополченец и с возгласом: «Корабелы не отступают!» вышел на дорогу, в полный рост направился навстречу фашистским танкам, сжимая в правой руке противотанковую гранату. Ему кричали: «Женя, назад!», но он продолжал идти вперёд, гордо вскинув перебинтованную голову, на верную смерть... Он шёл, чтобы воодушевить товарищей, дать почувствовать моральное превосходство советского воина над фашистом. Но только взрыв от второго танкового выстрела отбросил его тело в сторону. Так героически погиб Евгений Константинович Мармур. Погиб в 22 года, отдав жизнь за Родину.

Героическая гибель Евгения Мармура на виду у всех настолько потрясла его боевых друзей, что они, даже не дожидаясь команды, в едином порыве, с возгласами: «Бей фашистов! Корабелы, вперед!» неудержимо ринулись на врага. До самой темноты в деревне продолжались рукопашные схватки. Ополченцы сражались не щадя жизни. В этом бою многие пали смертью храбрых.

Многочисленные попытки прорваться к КП четвертой роты, несмотря на мужество и отвагу ополченцев, к успеху не привели. Сказался большой перевес в силах противника. Немногие оставшиеся в живых корабелы забрали раненых товарищей и уже глубокой ночью возвратились в расположение первой роты.

На следующий день, 22 сентября, ожесточенные схватки разгорелись на подступах к деревне Сашино и у Бельведера. Деревня несколько раз переходила из рук в руки.

Во второй половине дня после минометно-артиллерийской подготовки гитлеровцы в сопровождении танков пошли в «психическую» атаку. Закатав по локоть рукава мундиров, с автоматами наперевес, цепь за цепью двигались с дикими воплями пьяные автоматчики. Дружный огонь ополченцев, точно брошенные гранаты разгромили немцев, с поддержкой артиллерии Краснознаменного Балтийского флота. «Психическая» явно не удалась, уцелевшие гитлеровцы в беспорядке отступили. А продвижение вражеских танков еще раньше было остановлено огнем зенитных орудий морских пехотинцев.

В ходе этого боя на некоторых участках дело доходило до рукопашных схваток. Израсходовав все патроны, комсомолец Алексей Лысцов двинулся на врага с противотанковыми гранатами. Это было настолько неожиданно, что среди врагов возникло секундное замешательство, оказавшееся достаточным для того, чтобы Алексей успел метнуть гранаты. Но и Алексей получил тяжелое ранение.

Трудно приходилось защитникам КП первой роты. Младший лейтенант Сергей Дикушин, бойцы-студенты Константин Анисимов, Анатолий Сидоренков, Яков Моисеев, Евгений Лепихин и другие еле сдерживали врага огнем из своих трехлинеек. С фланга им помогал пулеметчик Алексей Краснобаев. Удачно выбирая цель, метко бросал гранаты Евгений Лепихин, который затем вместе с группой товарищей ворвался в деревню Сашино, потеснив фашистов. В этом бою Е. С. Лепихин был тяжело ранен. После излечения в госпитале он сразу же вернулся в строй. Во время боев за снятие блокады Ленинграда, он на станции Веймарн, рискуя жизнью, спас от взрыва загоревшийся при бомбежке эшелон с боеприпасами и был награжден за этот смелый поступок медалью «За отвагу». В этом же бою осколком мины тяжело ранило снайпера Василия Чуракова. Истекающего кровью товарища вынесли с поля боя Александр Фигичев и Григорий Лыжин. Он выжил и в дальнейшем воевал на Первом Белорусском фронте, участвовал в освобождении Белоруссии и Польши.

А сколько мужества и самообладания требовалось в тот день (и не только в тот день!) от медсестры Зинаиды Петлицкой. Все время находясь в боевых порядках роты, она спасла под огнем противника жизнь многих ополченцев.

5. ЗАЩИТА РУБЕЖЕЙ ВТОРОЙ РОТОЙ

Начиная от Бельведера (прямоугольное двухэтажное здание, по своей архитектуре напоминающее древнегреческий храм) и дальше на север, до платформы «Фонтаны», оборону занимала вторая рота батальона судостроителей, а также располагались огневые позиции зенитных орудий девятого отдельного зенитного дивизиона Краснознаменного Балтийского флота.

20 сентября здесь впервые начали рваться вражеские снаряды. Но на следующий день в районе Бельведера боевых действий не велось, ибо фашисты были заняты боями на Бабигонских высотах в деревнях Низино и Костино, а также в деревнях Марьино и Владимирово. Когда же фашисты начали наступление и окружили четвертую роту, то угроза для второй роты нависла с юга и юго-востока. Обстановка складывалась серьезная, поэтому комбат приказал командиру роты старшему лейтенанту В. Т. Ковалеву не только усилить свою оборону, но и выделить огневые средства, чтобы поддержать контратаку первой роты в районе Низино.

Утром 22 сентября фашисты возобновили наступление на Бельведер. Корабелы отбивали атаку за атакой, одну ожесточеннее другой. Несмотря на большие потери, гитлеровцы упорно рвались вперед. Во время одной из вражеских атак осколок мины вывел из строя пулемет Ивана Астахова, а сам он был ранен разрывной пулей. Превозмогая боль в руке, Астахов пустил в ход гранаты. Только после приказа командира взвода боец ушел на перевязочный пункт.

Десятки трупов оставил враг перед дотом, гарнизоном которого командовал младший лейтенант Д. И. Мейтин. Орудие этой точки (как и многих других) в создавшейся обстановке бездействовало и бойцы вели огонь по фашистам из стрелкового оружия, укрывшись в только что отрытых окопах. Из восемнадцати бойцов в живых осталось только двое: тяжело раненый технолог Адмиралтейского завода Л. А. Новиков и потерявший сознание от тяжелой контузии младший лейтенант Д. И. Мейтин.

На восточном склоне высоты, правее парадной лестницы Бельведера мужественно отбивалась от наседавших автоматчиков группа ополченцев во главе с заместителем командира роты лейтенантом В. В. Терюкаловым. Пример бесстрашия и отваги показывали коммунисты. Бывший председатель завкома завода по обработке цветных металлов Иван Григорьевич Виноградский был ранен осколками мины в плечо и руку, но не оставил поле боя. Рядом с ним, будучи раненым, продолжал уничтожать фашистов из пулемета коммунист Сергей Алексеевич Никитин. Они сражались до тех пор, пока вражеский снаряд не убил их обоих прямым попаданием. До последнего патрона бились с врагом коммунисты С. Т. Курочкин и М. А. Поляков.

Вместе с ополченцами стойко отражали натиск превосходящих сил противника морские пехотинцы и моряки-зенитчики, прямой наводкой били по врагу из орудий, из пулеметов. Когда на открытой площадке у Бельведера погиб от разрыва снаряда командир батареи моряков капитан Петрусенко, командование взял на себя старшина 1-й статьи Никитин и повел балтийцев в контратаку. Рассыпавшись по южному склону Бабигонской высоты, моряки смело пошли на врага. Их поддержал политрук роты В. В. Чистяков со своими товарищами-ополчанинами. Фашисты не приняли открытого боя и отступили. Вскоре появились их танки. Падали, сраженные пулями и осколками, защитники Бельведера, таяли их силы. Ослабел огонь ополченцев, ибо уже много бойцов получили ранения. Лишь горстка бойцов сумела к исходу дня пробиться к Розовому павильону. Там шел жестокий бой с гитлеровцами, прорвавшимися к штабу батальона. К вечеру у КП второй роты осталась лишь группа бойцов, державших здесь оборону.

6. ШТАБ 264 ОПАБА И ОТСТУПЛЕНИЕ В СТАРЫЙ ПЕТЕРГОФ

В пятистах метрах южнее железнодорожного полотна, на дамбе, в окружении трех соединенных между собой водоемов стоял Розовый (иначе Озерковый) павильон. Здесь и находился штаб 264-го ОПАБа. Работники штаба занимали нижний этаж, врезанный в дамбу с северной стороны, а в юго-восточной части здания размещался комендантский взвод.

В ночь с 21 на 22 сентября в штабе шла напряженная работа. Все были на ногах. Комбат М. С. Бондаренко, комиссар М. А. Крысов и начальник штаба старший лейтенант И. Ф. Мягков уточняли боевую обстановку, подготавливая донесение в штаб 8-й армии за прошедшие сутки. А соотношение сил складывалось не в нашу пользу: три пехотных полка противника при активной поддержке танков и авиации вклинились на всех участках с оборону батальона. Преодолевая упорное сопротивление ополченцев, немцы ворвались на Бабигонские высоты. Четвертая рота была окружена. Попытки восстановить положение на этом участке успеха не имели. Понеся большие потери, первая рота и часть второй роты были вынуждены вернуться на исходные позиции. Третья рота с трудом сдерживала продвижение гитлеровцев вдоль Ропшинского шоссе. Однако немцы сумели прорваться в районе авиагородка. Возникла опасность их продвижения вдоль санинской дороги.

В штабе батальона непрерывно стучали пишущие машинки, сновали связные, то и дело раздавались телефонные звонки. Командиры рот докладывали и уточняли боевую обстановку. Оказалось, что в третьей и первой ротах ранено и убито до половины личного состава, что почти полностью погибла четвертая рота, попавшая в окружение. Из второй роты настойчиво просили подбросить боеприпасы в район Бельведера. Связист Н. Ф. Анохин сообщил из третьей роты, что на командном пункте скопилось много раненых, почти все связисты вышли из строя. Командир первой роты лейтенант А. Т. Коренков докладывал, что с группой бойцов вырвался из окружения младший лейтенант Л. Е. Трамбовский. Успешно отбивая атаки гитлеровцев в районе колокольни, его группа обеспечила эвакуацию свыше пятидесяти раненых. Уничтожены десятки фашистов. За проявленное мужество и героизм командир роты ходатайствовал о представлении Трамбовского к правительственной награде.

Всю ночь к штабу батальона в одиночку и группами стекались командиры и бойцы, выходившие из окружения, в большинстве уже раненые или контуженые. Им здесь же оказывали первую медицинскую помощь медсестры и сандружинницы: опытная Фаина Ивановна Васильева и совсем еще молодые Валентина Горячева и Александра Тимофеева. Тяжелораненых отправляли на повозках в поселок Просвещение, куда перебазировалась санитарная часть батальона. Легкораненые, способные держать в руках оружие, оставались в строю.

Как только забрезжил рассвет, старший лейтенант И. Ф. Мягков приказал приступить к эвакуации штабного имущества через Заячий Ремиз в поселок Просвещение.

В середине дня, 22 сентября, ополченцы предприняли отчаянную попытку прорваться в КП третьей роты и помочь своим товарищам. Фашисты не выдержали стремительного натиска ополченцев и отступили к деревне Санино. Но прорваться нашим товарищам к КП роты так и не удалось -- не хватило сил. Гитлеровцы открыли по ополченцам плотный минометный огонь. К тому же со стороны Луизино, в тыл атакующим стали заходить вражеские автоматчики. Оставшиеся в живых были вынуждены отойти на исходные позиции к Розовому павильону. В ходе этой контратаки, отличился В. Н. Васильев, взявший в руки две гранаты и бросивший их в траншею и землянку, тем самым взорвав отсиживающихся там гитлеровцев. Героически погиб младший лейтенант Б. Г. Потапов, взорвавший себя гранатой и окруживших его гитлеровцев.

К исходу дня Розовый павильон оказался в полуокружении -- гитлеровцы усиленно атаковали с юга и востока, особенно со стороны Луизино. Ополченцы стойко оборонялись. Примером мужества и самообладания служил для них начальник штаба старший лейтенант И. Ф. Мягков. Поспевая всюду, он четкими командами и твердым голосом вселял уверенность в сердца людей. Когда вражеские автоматчики просочились к штабу вдоль Самсоновского бассейна, И. Ф. Мягков хладнокровно стрелял в гитлеровцев из нагана. Рядом с ним сражались молодые бойцы из охраны штаба В. В. Васильев, А. В. Смирнов, Ю. Н. Прищемихин и связной начальника артиллерии, славный сын испанского народа, шестнадцатилетний доброволец Гонсалес Эулохио.

Трое суток воины 264-го ОПАБа при поддержке некоторых других подразделений и особенно морских пехотинцев, также бесстрашно сражавшихся здесь под командованием старшего лейтенанта Я. Ф. Кривенко и техника-лейтенанта Грабовецкого, отражали многочисленные атаки пехоты и танков противника, бросались в смелые контратаки. Однако силы защитников таяли, район обороны сужался. Гарнизоны огневых точек бились до последнего. К исходу 22 сентября ополченцы по приказу армейского командования взорвали уцелевшие огневые точки и отошли к станции Старый Петергоф.

7. ПОСЛЕДНИЙ ШАГ

Всю ночь с 22 на 23 сентября бойцы батальона судостроителей окапывались на западном берегу Английского пруда по обе стороны железной дороги. Теперь фашисты устанавливали свои порядки в укрепрайоне, а ведь ополченцы сражались мужественно, упорно, не на жизнь, а на смерть. Все сознавали сложность создавшейся обстановки. От Ленинграда, от Большой земли -- отрезаны. Впереди враг, позади прибрежная полоска Финского залива. Батальон обескровлен. Сложили головы многие боевые друзья. Фактически три роты из пяти -- третья, четвертая и пятая -- погибли в бою. Нет орудий и пулеметов, боеприпасы на исходе. К тому же и закрепляться приходилось на открытой, не подготовленной к обороне, местности. Было над чем призадуматься и бойцам, и командирам. Но они не пали духом, не спасовали перед трудностями. Наоборот, в эти дни как никогда воин-доброволец сознавал свою роль, понимал всю меру ответственности перед родным городом, народом, отчизной: любой ценой задержать, остановить врага! Ценой крови, ценой жизни!

23 сентября ополченцы решили перейти в контратаку. Послав на разведку группы бойцов, позже собрав данные о том, что гитлеровцы собираются наступать, комбат М. С. Бондаренко громко скомандовал, стоя с пистолетом в руках на бруствере окопа: «За Родину! За Ленинград! В атаку!» и бросился вперёд. Его слова подхватили комиссар М. А. Крысов, секретарь парторганизации батальона И. В. Никитин, комсомольский вожак С. К. Володин, увлекшие за собой остальных ополченцев. Измученные непрерывными боями, многие перевязанные окровавленными бинтами, с винтовками наперевес и примкнутыми штыками все они, как один, поднялись, невзирая на сильный заградительный огонь и бомбежку. Ничто не могло остановить наступательный порыв ленинградских корабелов.

Быстро преодолев железнодорожный мост у станции Старый Петергоф и обогнув Английский пруд с правой стороны, бойцы развернулись по обе стороны железной дороги и стали стремительно двигаться к Розовому павильону. В Английском парке началась жестокая рукопашная схватка.

Фашисты не выдержали штыкового удара ленинградских корабелов и стали поспешно отходить, оставляя на поле боя технику и вооружение. Натиск ополченцев был настолько стремителен, что одна из групп во главе с лейтенантом С. Г. Кирус ворвалась на позиции вражеской батареи легких орудий. Вместе с ними был и их комбат.

У Заячьего Ремиза гитлеровцы пытались остановить продвижение наших воинов. Укрывшись за сараями и поленницами дров, фашисты открыли сильный огонь из автоматов. Ополченцы вынуждены были залечь на открытом месте, прячась лишь за тонкими стволами молодых березок. Усилился и минометный огонь. А тут еще открыли огонь с деревьев вражеские снайперы. Число убитых и раненых все росло. И вот, в этот критический момент на правом фланге появился командир. Он неторопливо шел в полный рост вдоль цепи залегших ополченцев и что-то кричал, обращаясь к ним. Те, кто находился подальше, не сразу узнали в нем Трамбовского -- все его лицо было залито кровью. В этом сплошном аду вид человека, спокойно шагающего под ураганным огнем противника, показался невероятным. Словно заговоренный от пуль и осколков он продолжал идти вдоль цепи, поднимая бойцов в атаку. Преодолев минутный страх ополченцы вновь рванулись вперед.

В этом бою ополченцы показали себя зрелыми солдатами, верными товарищами. Когда группа воинов, выносившая тяжелораненого И. В. Никитина, попала под прицельный минометный огонь противника и одна из мин разорвалась рядом, комсомолец И. Я. Попов, не задумываясь, прикрыл своим телом командира. Осколками мины были тяжело ранены связист М. В. Савельев и артиллерист А. И. Петров. Гитлеровцы бросились к ним, пытаясь захватить их в плен. Однако группа бойцов, оказавшаяся поблизости, выручила товарищей из беды.

В ходе контратаки батальон продвинулся вперед на два-три километра, уничтожил много гитлеровцев, захватил пленных и богатые трофеи: батарею легких орудий, танкетки, минометы, пулеметы, полевые передвижные радиостанции. Однако успех контратаки закрепить не удалось. От плотного артиллерийско-минометного огня и бомбежки корабелы понесли большие потери, особенно много погибло командиров. Перегруппировавшись, гитлеровцы вновь перешли в наступление. Отбиваясь от наседавших автоматчиков, подбирая раненых товарищей, ополченцы вернулись на исходные позиции. батальон противник оборонительный добровольный

В этот день ленинградские судостроители трижды переходили в контратаки, изматывая противника, уничтожая его живую силу и технику. В течение суток враг не сумел продвинуться вперед ни на шаг. Ополченцы стойко оборонялись на этом своем последнем рубеже.

Рано утром 24 сентября в окопы, где занимали оборону остатки батальона, прибыли связисты, артснабженцы, хозяйственники. Из них сформировали новую роту, командиром которой стал лейтенант А. И. Прокофьев. Остальные ополченцы были сведены в роту под командованием лейтенанта А. Т. Коренкова. Рядом с корабелами занимали оборону бойцы 320 и 219-го стрелковых полков 11-й дивизии, а также воины железнодорожного батальона.

День начался сильными артиллерийскими и минометными налетами противника. Не имея надежных укрытий, ополченцы гибли от осколков, от пуль фашистских снайперов. Весь день проходил в напряженных схватках с врагом, пытавшимся прорваться к Ораниенбауму. Но все атаки успешно отражались. Более того, советские воины контратаковали, стремясь улучшить свои позиции. Находившиеся в стрелковой цепи М. С. Бондаренко, М. А. Крысов и М. П. Черников организовали жесткую оборону переднего края. После отражения одной из вражеских атак комбат приказал командирам рот подготовиться к броску вперед, вдоль железнодорожного полотна. Когда комбат стал подниматься из окопа, чтобы повести ополченцев в контратаку, его сразила пуля немецкого снайпера. К Бондаренко подбежала медсестра Зинаида Петлицкая и боец Юрий Прищемихин, но он уже был мертв.

Так погиб коммунист-доброволец, отважный командир батальона судостроителей старший лейтенант Михаил Степанович Бондаренко. В течение всех этих тяжелых дней он находился среди бойцов, на самых опасных участках боя, личным примером увлекая воинов на ратные подвиги.

После гибели комбата командование ополченцами принял на себя комиссар М. А. Крысов. Из штаба 11-й стрелковой дивизии поступил приказ немедленно контратаковать противника. Собрав оставшихся в живых бойцов и командиров, старший политрук поставил перед ними задачу: быстро выдвинуться вперед, преодолеть железнодорожный мост и уничтожить врага в окопах. Уничтожив вражеский пулемётный расчёт, ополченцы рванулись вперёд. Первым шел комиссар М. А. Крысов, рядом лейтенант М. П. Черников, студенты В. А. Рычкин, Б. К. Жириков, А. П. Шустров, Ф. А. Макаев, А. Г. Шилов, адмиралтеец А. А. Макаров, Л. И. Леонов и другие. Когда до моста оставались считанные метры, гитлеровцы открыли сильный ружейно-пулеметный огонь. Контратака захлебнулась. На исходные позиции вернулись лишь 16 человек, включая раненых.

В это же время с правого фланга в направлении группы домов у станции Старый Петергоф в контратаку устремились ополченцы под командованием лейтенанта А. И. Прокофьева.

В течение 24 и 25 сентября судостроители совместно с воинами других частей продолжали успешно сдерживать наступление гитлеровцев -- за эти дни противник не продвинулся ни на шаг.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Перед ответом на поставленные задачи, хочется отметить главные моменты в реферате, которые каждый сможет усвоить для себя сам:

1. Батальон был полностью добровольческим, значит, советские люди знали, на что шли, записываясь в ряды Красной Армии, и может быть понимали, что могут погибнуть в бою.

2. Батальон сражался с многократно превосходящими силами противника, укомплектованными по последнему слову технике. Однако бойцы батальона давали жёсткий отпор наглому противнику, где бы он хоть как-то давал слабину (помните «психические» атаки фашистов?).

3. Бойцы батальона не имели профессиональной военной подготовки, но младшие офицеры были научены военному искусству, которому впоследствии обучали своих подчинённых.

4. Батальон в своём составе имел юношей допризывного возраста, например, шестнадцатилетний доброволец Гонсалес Эулохио, они добились зачисления в батальон, хотя военкомат и препятствовал этому. Многие рабочие имели бронь, но добились отправки на фронт. Таково было воспитание советских людей на принципах советского патриотизма и любви к Родине.

Итак, мы обозначили и немного разобрали основной боевой потенциал к оборонительным действиям 264 ОПАБа. Также я считаю, что мы подтвердили массовый героизм советского народа, его самопожертвование во имя общего блага, а именно, увидели исключительный пример мужества и непоколебимой стойкости, показанной нам бойцами 264 ОПАБа.

Мы выполнили поставленные мной задачи, как в своё время ополченцы выполнили поставленные перед ними высшим руководством свои задачи. Таким образом, могу с уверенностью сказать, что цель реферата была достигнута.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Л. М. Видуцкий, Н. И. Семьянов, М. Д. Утюжников, В. Б. Чернобривец Очерки о добровольцах-ополченцах судостроительных заводов // Корабелы на Петергофских рубежах. 1971. С. 133--245

2. МОУ Низинская средняя общеобразовательная школа. Материалы Музея боевой славы 264 ОПАБа.

3. Шейко Илья. 264 отдельному пулемётно-артиллерийскому батальону посвящается... // Материалы

Приложение 1

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ В УКРЕПРАЙОНЕ 264 ОПАБА

ЗА ПЕРИОД С 20 ПО 24 СЕНТЯБРЯ 1941 ГОДА

Приложение 2

ПАМЯТНИК БОЙЦАМ 264 ОПАБА

Приложение 3

БОНДАРЕНКО МИХАИЛ СТЕПАНОВИЧ

Приложение 4

КРЫСОВ МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ

Приложение 5

ЧЕРНИКОВ МИХАИЛ ПАВЛОВИЧ

Приложение 6

НИКИТИН ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ

Приложение 7

БОТОВ ВЯЧЕСЛАВ ИВАНОВИЧ

Приложение 8

ПОТАПОВ БОРИС ГЕОРГИЕВИЧ

Приложение 9

МАКАЕВ ФЁДОР АЛЕКСЕЕВИЧ

Приложение 10

МАРМУР ЕВГЕНИЙ КОНСТАНТИНОВИЧ

Приложение 11

БЕЛЬВЕДЕР

Приложение 12

ПЛИТА В ПАМЯТЬ О БОНДАРЕНКО М. С.

Размещено на Allbest.ru


Подобные документы

Работа, которую точно примут
Сколько стоит?

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.