Ж. Коэнен-Хуггер. Актуальные проблемы социологии и их развитие

Изучение развития социологических методов получения информации в различных областях общественной и политической жизни. Анализ взаимосвязи исследований в области социальных систем с исследованиями в области долговременного общественного развития.

Рубрика Социология и обществознание
Вид статья
Язык русский
Дата добавления 08.11.2009
Размер файла 18,9 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.


Подобные документы

  • Методологические проблемы социологических исследований. Функции социологии. Разработка программы социологического исследования. Обобщение и анализ данных, полученных в процессе его проведения. Описание и применение разных методов и методик в социологии.

    учебное пособие [339,5 K], добавлен 14.05.2012

  • Предмет политической социологии: сущность и спорные моменты. Анализ институционального, бихевиористского и ценностного подходов к изучению политических процессов. Характеристика социальных аспектов демократизации общественной жизни и легитимности власти.

    реферат [35,1 K], добавлен 06.11.2012

  • Оценка реального состояния, определение перспектив развития социокультурной среды. Специфика социологии досуга. Анализ социологических исследований в области клубной деятельности. Социальные услуги как специфические формы общественной жизнедеятельности.

    курс лекций [216,6 K], добавлен 10.12.2010

  • Социальная информация как актуальная проблема социологических исследований на современном этапе развития российского общества. Виды социальной информации. Статистическая информация Госкомстата России. Информация, собираемая с помощью массовых опросов.

    курсовая работа [51,1 K], добавлен 10.01.2011

  • Пути развития социологии в мире и в России. Начальный этап развития социологической мысли в Древней Греции, развитие в эпоху Нового времени, труды Макиавелли и Томаса Гоббса. Основные положения различных социологических течений в России и за рубежом.

    контрольная работа [22,0 K], добавлен 11.12.2010

  • Направления развития социологии, ее глобализация на современном этапе. Социальная структура и социальная стратификация. Типология и основные приемы социологических исследований. Анкетные опросы и интервью. Методы обработки социологической информации.

    курс лекций [88,4 K], добавлен 14.06.2009

  • Понятие методологии и современные концепции структуры социологического знания. Основные проблемы соотношения математики и социологии. Анализ опыта становления количественных методов в социологии, применение математики в социологических программах.

    курсовая работа [42,9 K], добавлен 18.02.2012

  • Сущность социологии и ее взаимодействие с другими науками. Научное изучение специфики общества и социальных отношений, действий и взаимодействия людей и их объединений. Структура социологии по сферам общественной жизни, масштабам и задачам исследования.

    контрольная работа [28,1 K], добавлен 03.04.2012

  • Теоретическое обоснование проблемы интерпретации результатов социологических исследований. Определение и виды социологических исследований, процедура анализа их результатов. Практическое применение интерпретации данных социологических исследований.

    курсовая работа [52,3 K], добавлен 10.01.2011

  • Исследование основных взглядов на предмет социологии. Анализ закономерностей функционирования развития общества и взаимодействия общностей разного типа. Изучение социальных систем, элементов и условий их существования. Структура и функции социологии.

    презентация [83,3 K], добавлен 20.12.2012

Ж. КОЭНЕН-ХУГГЕР

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИОЛОГИИ И ИХ РАЗВИТИЕ

КОЭНЕН-ХУТТЕР ЖАК - профессор факультета социологии Женевского университета.

Существует постоянная потребность в добротном социологическом исследовании (отчете, докладе) в каждой стране мира. Признают сейчас эту необходимость даже те, кто подобно Будону, склонны подчеркивать роль независимого эксперта. Но если мы нуждаемся в достоверной информации, мы также нуждаемся и в хороших теориях. Здесь можно назвать ряд причин:

Во-первых, без теории мы никогда не сможем накопить знания и улучшить наше понимание человеческого поведения. В наших исследованиях нам придется начинать с самых незначительных фактов.

Во-вторых, без теории мы не установим критерии отбора информации. Должны быть установлены приоритеты, базис. Пойдет ли речь об имплицитной или эксплицитной теории? Конечно, лучше было бы сделать теорию эксплицитной. Я уже приводил доводы в пользу того, что даже позитивистская концепция социологии не исключает необходимости быть избирательной (проводить отбор).

В-третьих, без теории мы не будем в состоянии сформулировать вопросы, выходящие за пределы общепринятых (средних, обычных, общих) понятий, мы будем неспособны сформулировать вопросы на независимой основе. Возьмем такой пример. Предположим, что в определенное время в определенной стране существует широко распространенное мнение, что разрыв между богатыми и бедными расширяется. Возможно, это правда, возможно - нет. Для того, чтобы решить: правда это или нет, нам необходима достоверная информация. Но информация, основанная не на мнениях, а на реальности: доходы, собственность и т.д. Может, конечно, оказаться, что и достоверная информация нерепрезентативна, но это уже другой вопрос. Но только ли информация нам необходима? Разумеется, нет. Нам также нужно определение богатства и бедности. У человека может быть много денег. Если нет ничего, что можно было бы купить, очень трудно сказать, что он богат. У человека может быть очень мало денег, но они ему не нужны, так как у него уже есть все и он живет комфортно. В этом случае о бедности речь не идет.

Но сравнивая различные общества, мы можем прийти к выводу, что "чисто финансовые" определения иногда только сбивают "с толку" и потому будет лучше подумать о терминологии возможностей: люди могут обладать большими или меньшими возможностями. Различные исходные посылки могут привести к различным выводам. Например, мы можем прийти к выводу, что в обществе определенного типа у некоторых людей отсутствует потребность в больших деньгах для получения того, что они желают, так как власть уже дает то, что не купишь за деньги. И наоборот, мы будем вынуждены признать, что в определенные моменты истории некоторым людям нужно больше денег, потому что они утратили власть, и деньги становятся заменителем власти.

Классики социологии изучали эти вопросы. Например, с позиций многомерной модели социальной стратификации М. Вебер писал об экономических источниках власти и престиже. Учитывая их, мы можем исследовать новые проблемы. Есть ли при этом риск спутать теорию с идеологией? Да, есть. И история социологии показывает это совершенно отчетливо. Но задача исследователя (именно теоретическая!) сводить его к минимуму.

В течение всего XIX в. среди социологов существовала тенденция искать первичный объясняющий фактор, будь это экономическая структура, цены, религия, раса, демографические процессы и т.д. И в соответствии с тем основным фактором, который они ставили на первое место, ученые получали "ярлык" материалиста или идеалиста, и их одобряли или критиковали на основании такого "ярлыка". Этот способ мышления сейчас воспринимается как устаревший. Теперь уже совершенно ясно, что в общественных (социальных) науках мы имеем дело со сложными структурами причинности и с разнообразием поясняющих факторов. И мы также признаем идею о том, что процессы социальных изменений не всегда вызываются одной и той же причиной.

До конца 50-х гг. существовала все еще сильная тенденция преувеличивать власть социальной структуры над личностью. Мы знаем, конечно, что наши теории были правдивыми только с точки зрения статистических терминов и всегда была возможность исключения на индивидуальном уровне. Но нам было трудно придать законченный вид границам свободы личности в теоретической конструкции.

Единственной была оставшаяся категория девиантного поведения. И опять девиантное поведение часто объяснялось в терминах принадлежности субкультуре или частной (определенной) группе. В этом отношении в последние десятилетия достигнут определенный прогресс. Мы перестали оперировать терминами абстрактных факторов - "социальное положение", "уровень образования", "религиозное основание", которые полностью определяют поведение личности. Сейчас мы пользуемся терминами "стратегии деятелей". И основная мысль здесь заключается в том, что социальные процессы могут рассматриваться как взаимодействие различных способов принятия решений с возможностями выбора на каждой стадии. Типичными работами этой ориентации являются труды М. Крозье и Э.Фридберга.

Концепцию стратегии принятия решений выгодно отличает то, что мы можем понимать и объяснять человеческое поведение только при условии, если вначале поставим методологический вопрос: а в чем состоит рациональная связь (отношение) между целями и средствами? Какой бы ни была цель действия, мы должны быть способны реконструировать причины, скрытые за действием. Это все еще является предметом спора между социологами Западной Европы и Соединенных Штатов.

Существуют защитники так называемой теории рационального выбора, которые утверждают, что рациональность индивида - это всегда утилитарная рациональность, рациональность экономическая. Урок последних двух десятилетий состоит в том, что наши теории будут иметь большую объясняющую силу, если мы допустим разнообразие рациональностей. Поведение может называться рациональным, если за ним стоит логика. Эта логика может быть чисто экономической, но для осуществления действия вполне могут быть и другие причины: религиозные убеждения, моральный долг, чувство достоинства, стремление к общественному признанию.

Такая теория очень практична. Если мы принимаем идею многообразия рациональностей, то можем прийти к выводу о некоем типе принятия решения о том, что можно сделать выбор в пользу определенного (а не только экономического) типа.

В первой половине этого столетия, и еще даже в 50-х гг. XX в. многие социологи Западной Европы и Соединенных Штатов думали, что лучшее для социологии как науки - это отделиться от истории. Это было высшей точкой социологического функционализма. В результате пришлось отказаться от изучения происхождения обычаев, привычек, установлений; пришлось вместо этого ограничиваться вопросом: а какова их функция внутри такой конструкции, как общество; или внутри такой конструкции, как отдельная группа - если принять их (общество или группу) за систему. Это привело к появлению по-своему интересных аналитических методов, объясняющих некоторые действия не с помощью причин, а их следствий: социальная функция пьянства - это социальная функция неформальных отношений в сложных структурах (образованиях, организациях).

Это также привело к аналитическим методам функциональных "заместителей" (заменителей, субинститутов): почему люди обходят закон? Потому что закон делает для них невозможным жить нормальной жизнью! Таким образом, незаконная деятельность является заменителем легальной возможности, которой просто не существует. Все это очень интересно, но встроенный дефект "социологического функционального антиисторизма" заключен в том, что таким образом можно было оправдать любой вид деятельности.

В настоящий момент главный вывод последних десятилетий заключен в том, что историческая идея общества как органической системы должна быть сохранена. Концепция системы является лучшим способом объяснить идею взаимозависимости, которая является сущностью социологического мышления. В этом также кроется и то огромное преимущество, что мы приводим в соответствие (согласовываем) системный взгляд на общество с историческим подходом. Сравнение с прошлым не менее плодотворно, чем сравнение с современностью.

При этом мы пытаемся понять самые разнообразные процессы, внутри систем и показать взаимозависимость изменений, когда одни изменения включают другие. Это ведет к появлению того, что некоторые исследователи называют "пакетами": что с чем сочетается, а что - нет. Правда ли, что правовое государство сочетается с рыночной экономикой (соответствует рыночной экономике)? Правда ли, что рыночная экономика ведет к демократии и т.д.?

Современный интерес социологов к принятию системного взгляда на долговременные исторические процессы объясняет возрождение интереса к трудам А. Токвиля. Токвиль, как известно, в своих трудах (трех) сравнивает современные ему Соединенные Штаты первой половины XIX в. с Францией, затем - Францию своего времени с Францией накануне революции 1789 г.

Синхронное сравнение Франции с Соединенными Штатами проливает свет на чрезвычайную централизацию французского правительства. Историческое сравнение Франции XI столетия и Франции XIX столетия объясняет, каким образом страна стала централизованной и почему централизованное правительство сделало революцию необходимой, равно как и возможной. Это также объясняет, почему во второй половине XIX в. некоторые советники царя Александра II, которым был поручен проект децентрализации российской исполнительной власти, были заинтересованы работами Токвиля. Например, М. Салтыков, в министерстве внутренних дел, Великий князь Константин Николаевич. В это же время и в Западной Европе Токвиль был чрезвычайно популярен среди тех, кто хотел сохранить системный взгляд на общество без отрицания уроков истории.

Когда в 60-х и 70-х гг. возобладало превосходство функциональной социологии, мы стали свидетелями того, как в Европе и Соединенных Штатах возродились различные виды микросоциологий: социология малых групп, социология отношений, социология повседневной жизни. В таком подходе заключался риск утратить интерес к всеобъемлющему контексту общества (ситуации в обществе) как к целому. Начиная с середины 80-х стали повторяться призывы к восстановлению связей между исследователями на микро- и макроуровнях. Это то, что американский исследователь Дж.Александер называет "микро-макросвязь".

В этом отношении методологическое правило носит двойной характер: когда мы рассматриваем долговременные процессы на уровне мирового общества, скажем, на национально-государственном уровне (например, децентрализация правительства, приватизация экономики, переход от командной экономики к экономике рыночной), мы всегда должны быть способны объяснить, как этот процесс отразится на жизни личности. Если же мы не можем описать, что это будет значить для различных типов личности в различных категориях населения, следовательно, у нас нет полного понимания ситуации.

Противоположное не менее важно. Если мы наблюдаем бытовое событие повседневной жизни (например, очередь перед магазином, отношение продавцов к покупателям, отношение врачей и медперсонала к пациентам, то, каким образом полиция осуществляет руководство движением транспорта и т.д.), мы должны соотносить то, что мы видели, с большей частью характеристик общества, нас окружающего. Это то, что социологи М.Мосс и Э. Дюркгейм называли анализом "тотальных социальных фактов". Результатом последних 15 лет явилось то, что мы не можем быть удовлетворены нашими исследованиями до тех пор, пока не вскроем значение этих фактов.

Несколько интересных примеров исследований, устанавливающих связь между фактами повседневной жизни и макроструктурами, может быть обнаружено в исторической или фигуральной социологии Н. Элиаса. В основном положении своей работы Элиас показывает, как развитие на государственном уровне влияет на привычки и обычаи, наблюдаемые в повседневной жизни: привычки в питании, в манере одеваться, в общении людей в общественных местах и т.д.

Если согласиться с Элиасом, можно соотнести современное различие в манере питаться между Францией и Англией соотношениями, существовавшими между королем и аристократией в конце старого режима (в XVII и XVIII вв.). Если коротко: во Франции власть короля была абсолютной. Дворяне более не несли какой-либо значимой политической функции, но продолжали занимать привилегированное положение в обществе. Вот почему они изыскивали пути выделиться: они развивали особый образ жизни, и среди прочего - вкус к хорошей пище. Позднее они распространили эту культурную модель на остальную часть населения. С другой стороны, в Англии власть короля была значительно ограничена. Аристократия обладала определенными правами (несла ответственность) и не испытывала необходимости в особом образе жизни. Дворяне употребляли простую крестьянскую еду. и в Англии никогда не было такой культуры питания, как во Франции.

Уроки прошлого важны и для будущего. Сейчас мы все чувствуем, что находимся в переходном периоде. Мы не знаем, к чему ведет этот переход, мы только знаем, что он существует. Более, чем когда-либо существует необходимость в социологическом мышлении и социологических исследованиях как источнике знаний, ставящих свои собственные вопросы и дающих свои собственные ответы.

Это значит, что социологи должны быть обучены не для того, чтобы осуществлять опросы общественного мнения в угоду политикам, а чтобы вырабатывать аналитические методы социальных исследований.

Информация должна быть достоверной по всем вопросам, представляющим общественный интерес: здоровье, жизненный вопрос, трудоустройство (занятость), доходы, преступность и т.д. А информация, необходимая для научных целей, должна быть еще более достоверной и бесплатной. По той причине, что она является общественной собственностью и не принадлежит одним только политикам.

Теоретическая работа должна развиваться независимо от идеологических влияний, старых или новых. С развитием интернациональных контактов становится возможным объединение нескольких национальных традиций в единый остов коллективного здания. Мы должны быть готовы воспользоваться любыми вдохновляющими идеями любого классического автора, идеи которого захотим использовать. И не имеет значения, исходят эти идеи от К.. Маркса или от Токвиля, от Дюркгейма или от М. Вебера, от Малиновского или от Сорокина. Социология XIX в. развивалась в большей мере в контексте "Нация -- Государство". Сейчас наступило время преодолеть это ограничение.

Нам необходимо гуманитарное "примирение" социологии с историей. Иными словами, примирение исследований в области социальных систем с исследованиями в области долговременного общественного развития.

Работа, которую точно примут
Сколько стоит?

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.