главнаяреклама на сайтезаработоксотрудничество База знаний Allbest
 
 
Сколько стоит заказать работу?   Искать с помощью Google и Яндекса
 


Политический менталитет: методологические проблемы исследования

Разработка методологического конструкта изучения политического менталитета и изучение его на основе российской специфики. Анализ политического менталитета как категории философско-политического исследования. Ценности, аттитюды и установки общества.

Рубрика: Политология
Вид: научная работа
Язык: русский
Дата добавления: 10.11.2010
Размер файла: 107,8 K

Полная информация о работе Полная информация о работе
Скачать работу можно здесь Скачать работу можно здесь

рекомендуем


Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже.

Название работы:
E-mail (не обязательно):
Ваше имя или ник:
Файл:


Cтуденты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны

Подобные работы


1. Политический менталитет у россиян
Российский менталитет в конце XX в. Примат государства над законом. Отношение россиян к закону и государству, понимание ими социальной справедливости, личных прав и свобод. Влияние политического темперамента и менталитета на избирательный процесс.
реферат [16,6 K], добавлена 29.12.2011

2. Человек политический, как субъект политического общества
Особенности социокультурной идентичности человека политического и ее основных уровней. Проблемы современного политического сознания и этапов его формирования под влиянием объективных условий материальной жизни. Феномен национального характера в политике.
реферат [35,0 K], добавлена 29.12.2010

3. Политический маркетинг
Понятие политического рынка: концепции, специфика, динамика. Интенсификация политических усилий и политический маркетинг как модели стимулирования политического обмена. Отличительные особенности политического рынка и политического плюрализма в Украине.
реферат [70,1 K], добавлена 25.12.2010

4. Политический PR структура и функции
Определения и основные категории политического PR. Организация и проведение предвыборных кампаний, имидж-сопровождение кандидата. Особенности политического PR в российской политике. Средства массовой информации как инструмент политической PR-деятельности.
контрольная работа [39,8 K], добавлена 26.03.2012

5. Политический менеджмент: теоретико-методологические подходы и перспективы развития
Политический менеджмент: сущность и перспективы развития в системе политологических дисциплин, проблемы развития в России. Методологические основы политического менеджмента. Политическое решение как категория и инструмент политического менеджмента.
дипломная работа [42,9 K], добавлена 03.07.2011

6. Политическое лидерство. Функции политического лидера
Общее понятие политического лидерства. Сложность феномена политического авторитета. Современные теории политического лидерства и их характеристика. Типологизация политического лидерства на основе различных признаков. Особенности лидерства в XXI веке.
реферат [43,1 K], добавлена 08.02.2011

7. Политический процесс
Раскрытие сущности и изучение режимов функционирования политического процесса как упорядоченного действия по реализации властных интересов и целей. Исследование процесса принятия политического решения. Основные способы и формы политического участия.
реферат [20,0 K], добавлена 31.05.2013

8. Политический имидж
Политический имидж как сложившийся в массовом сознании эмоционально окрашенный образ политического лидера. Составляющие, психологическое содержание и условия формирования эффективного политического имиджа. Психологические модели политического имиджа.
реферат [24,4 K], добавлена 28.09.2010

9. Политический конфликт
Определение политического конфликта как столкновения субъектов политики для реализации своих целей, связанных с достижением власти или ее перераспределения, с изменением их политического статуса в обществе. Конфликтная и консенсусная модели общества.
реферат [25,8 K], добавлена 30.04.2012

10. Политическое сознание
Понятие, структура и формирование политического сознания. Уровни политического сознания. Политическое сознание является естественным компонентом духовной жизни индивида и общества. Суть политического сознания, его содержание.
реферат [16,7 K], добавлена 11.05.2003


Другие работы, подобные Политический менталитет: методологические проблемы исследования

Страница:  1   2   3   4 


Политический менталитет: методологические проблемы исследования

Р.А. Лубский

Ростов-на-Дону 2001

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

МЕНТАЛИТЕТ КАК КАТЕГОРИЯ

ФИЛОСОФСКО-ПОЛИТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

МНОГОМЕРНАЯ МОДЕЛЬ ПОЛИТИЧЕСКОГО МЕНТАЛИТЕТА

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

«Вечностроящаяся» Россия - это непрерывный процесс реформ и революций, сопровождающийся контрреформами и контрреволюциями. Эволюция российского общества в постперестроечный период также представляет собой «блуждание» между реформацией и реставрацией, с традиционным пока для российских реформаторов итогом: «Хотели как лучше, получилось как всегда».

Особенность реформ в России состоит в том, что они проводятся «сверху» в качестве формирования «ответов» на «вызовы» западноевропейской цивилизации в русле догоняющей модернизации. При этом используются такие управленческие стратегии, которые в большей степени ориентируются на желаемые образцы общественного устройства, чем на социокультурные возможности российского социума. В результате кратковременные периоды общественной эйфории от «захватывающих дух преобразований» сменяются разочарованием и отторжением реформ в массовом сознании.

Опыт реформ в России и в других странах свидетельствует о том, что они должны соответствовать духовным интенциям жизнедеятельности людей и легитимизированы их политическим менталитетом См.: Российская историческая политология. Ростов-на-Дону. 1998. С.52-54.. В связи с этим А.С.Панарин отмечает, что новейшие социальные формы - рыночная экономика, парламентарная демократия, правовое государство, которые пытаются заимствовать современные российские модернизаторы, не являются культурно нейтральными.

«Эти структуры только на поверхности выступают как безразличные к менталитету социальные технологии. На самом деле они имеют глубинную социокультурную основу, которую модернизаторам предстоит выявить, прежде чем принимать решения о переносе их на почву своей культуры. Культура выступает, с одной стороны, как традиция, способная тормозить определенные новации, если они не соответствуют ее «архетипам». С другой стороны, она выступает как «церковь» - инстанция, которой дано легитимизировать те или иные начинания, давать им духовную санкцию, освящать или, напротив, «отлучать» их». Кроме того, реформаторы в России, сетующие «на консерватизм российского массового сознания, сопротивляющегося благонамеренному реформаторству», испытывают нетерпеливое желание поскорее переделать российский менталитет». См.: Российская ментальность (материалы «круглого стола») // Вопросы философии. 1994. №1. С.34.

Проблема переделки российского менталитета неизбежно ставит вопрос: не приведет ли посягательство на этот духовный «инвариант» бытия к ситуации «псевдоморфоза» (разрушающему влиянию заимствованной культуры на культуру-реципиента), к опасным социальным деформациям и социальной напряженности См.: Самыгин С.И., Столяренко Л.Д. Общественные настроения и будущее России // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. 1996. №3..

Особенностью цивилизационного развития России выступает то, что доминантной формой ее интеграции выступает государственность, задающая единое нормативно-ценностное пространство, легитимизирующее представление о самом государстве как «демиурге» российской действительности. В силу этого в России доминирующим оказался такой особый тип общественно-исторического субъекта, как «Homo Politicus», который обнаруживает постоянную готовность перемещать решение социальных проблем из сферы гражданских отношений в сферу государственно-политических См.: Ильин В.В., Панарин А.С., Бадовская Д.В. Политическая антропология. М., 1995. С.108-109.. Большая роль, принадлежащая в российском обществе тем духовным интенциям жизнедеятельности, которые носят политический характер, делает актуальным изучение этих «инвариантов» бытия, охватываемых в настоящее время термином «политический менталитет».

Эпистемологическая актуальность темы обусловлена тем повышенным интересом, который современная политическая философия обнаруживает к различного рода феноменам массового политического сознания. Философия обыденной жизни, придающая особое значение внутреннему миру человека и различным формам повседневного опыта, интерпретирует их как воспроизводящуюся способность сдерживать в обществе деструктивные энтропийные процессы См.: Золотухина-Аболина Е.В. Философия обыденной жизни. Экзистенциальные проблемы. Ростов-на-Дону, 1994. С.4; Ильин В.В., Панарин А.С., Ахиезер А.С. Реформы и контрреформы в России. Циклы модернизационного процесса. М., 1996. С.322.. Изучение российского политического менталитета в этом русле позволяет выявить такие антиэнтропийные духовные интенции массового политического поведения, которые сдерживают дезорганизацию общества в России.

Методологическая актуальность изучения политического менталитета связана с тем, что это понятие в настоящее время широко используется в различных отраслях социально-гуманитарного знания. Однако содержательные границы этого понятия, методологические возможности использования его в исследовательской практике еще не определены. Многозначность термина «политический менталитет» в настоящее время свидетельствует скорее не о методологическом плюрализме, а о том, что многие исследователи просто не затрудняют себя методологической проработкой обоснованности использования этого понятия.

В изучении темы можно выделить два направления. Первое связано с философским анализом понятия менталитета и его политической спецификации. Второе - с исследованием отдельных проблем российского политического менталитета.

Интерес к философской интерпретации понятия «менталитет» проявился после того, как этот термин получил широкое распространение в различных отраслях научного знания в связи с утверждением в них неклассической парадигмы социального исследования, которая утвердилась на Западе к середине ХХ в.

В России интерес к проблемам менталитета обнаружился несколько позже и был обусловлен прежде всего кризисом марксистской методологии социального познания, в рамках которого повседневная жизнь человека не рассматривалась в качестве самостоятельного измерения социального бытия. Специфика российского менталитета стала широко обсуждаться отечественными философами и представителями других отраслей социально-гуманитарного знания в начале 90-х гг. в ходе очередного витка модернизационного процесса в России. Большую роль в этом сыграли «круглые столы», организованные редакцией журнала «Вопросы философии», а также научная конференции «Россия в поисках идентичности», состоявшаяся в Институте философии РАН См.: Россия и Запад: взаимодействие культур (Материалы «круглого стола») // Вопросы философии. 1992. №6; Бюрократия, авторитаризм и будущее России (Материалы «круглого стола» // Вопросы философии. 1993. №2 Российская модернизация: проблемы и перспективы (Материалы «круглого стола») // Вопросы философии. 1993. №7; Российская ментальность (Материалы «круглого стола») // Вопросы философии. 1994. №1; Россия в поисках идентичности. Научная конференция // Социологические исследования. 1992. №11. .

Осознание эвристической значимости понятия «менталитет» в исследовательской практике привело отечественных ученых, привыкших к работе с жестко заданными по содержанию категориями, к необходимости определения сущностных характеристик этого понятия. В связи с тем, что в западной литературе термин менталитет обозначает самые разнородные явления, то, как считают некоторые отечественные исследователи, опираться исключительно на иностранную литературу по этому вопросу нецелесообразно Ментальность россиян. (Специфика сознания больших групп населения России). М., 1997. С.10..

Однако и в отечественной литературе не оказалось более или менее приемлемого определения понятия «менталитет», поскольку метатеоретическая его сущность оказалась элиминированной. Определением этого понятия занимались в первую очередь представители специализированных отраслей социально-гуманитарного знания, и поэтому внимание акцентировалось на тех или иных проявлениях человеческой субъектности.

В рамках социальной психологии акцент ставится на стилях мышления, осознанных и неосознанных мотивах поведения (Г.Г.Дилигенский, С.И.Самыгин, Л.Д.Столяренко, Е.Б.Шестопал и др.). Социологи, кроме этого, обращают внимание на социокультурные особенности и ценностные ориентации различных социальных общностей (И.Г.Дубов, В.В.Козловский, И.В.Мостовая, А.П.Скорик и др.). Культурологи при определении сущности менталитета стремятся увязывать его содержание с традицией, архетипическим, коллективно-бессознательным (И.В.Кондаков, А.П.Марков и др.). Историки - с мировидением или мировосприятием (А.Я.Гуревич, Л.Н.Пушкарев и др.). Политологи, с одной стороны, также увязывают понятие менталитета с исторической памятью, традицией, а с другой - с современным практическим разумом и повседневным мышлением (Е.А.Ануфриев, А.В.Лесная, И.К.Пантин и др.). Философы акцентирует внимание на том, что менталитет - это духовный инвариант бытия, фундаментальный слой сознания, обусловленный культурой и предопределяющий опыт и поведение личности и социальной общности (А.С.Панарин, А.П.Огурцов и др.).

В разработке философских и научно-прикладных проблем собственно политического менталитета определенную роль сыграла научная конференция, проведенная в 1996 г. в Ростове-на-Дону. В материалах этой конференции нашли отражение такие проблемы, как особенности политического менталитета россиян, политической ментальности различных социальных групп российского общества, совместимость российской ментальности с нынешним курсом реформ См.: Политический менталитет. Тезисы докладов и сообщений научной конференции (Ростов-на-Дону, 26 января 1996 г.). Ростов-на-Дону, 1996..

Что касается понятия «политический менталитет», то немногочисленные его определения, имеющиеся в современной литературе даются, как правило, в соответствие с общими представлениями о том. что такое менталитет.

Одни ученые, рассматривая политический менталитет как область психологической жизни людей, считают, что он проявляется через систему взглядов, оценок, норм, умонастроений, которые основываются на имеющихся в данном обществе знаниях и верованиях (В.Н.Иванов, М.М.Назаров). Другие под политическим менталитетом понимают совокупность установок, эмоций и настроений разнообразных политических субъектов, составляющих стиль их мышления и проявляющихся непосредственно в политической активности (Ю.С.Борцов, И.Д. Коротец., В.Ю. Шпак). Некоторые исследователи политический менталитет отождествляют с символическим уровнем обыденного политического сознания (А.В.Лубский).

Рассматривая политический менталитет в контексте сознания, Е.Б.Шестопал выделяет в его структуре два блока элементов: мотивационные (потребности, ценности, установки, чувства) и познавательные (знания о политике, информированность, интерес, убеждения, способ мышления). И.В.Мостовая и А.П.Скорик в политическом менталитете выделяют четыре «слоя»: коллективно-бессознательный, рефлексивный, архетипический, ценностный.

Даются также интегральные определения политического менталитета как совокупности мироустановок, привычек мышления, нравственных ориентаций, верований, манер поведения, характерных для какой-либо общности людей или конкретного индивида, обусловленных отношением к властным структурам и их оценкой (Т.В.Беспалова, В.Ю.Верещагин).

Часто российский менталитет интерпретируется по-разному в зависимости от политических предпочтений. Так, одни усматривают основные черты российского менталитета в соборности, православии, самодержавии, державности, общинности. Другие говорят о всеоотзывчивости, арелигиозности, анархизме. Третьи - о покорности, рабском мазохизме. В этом случае мы сталкиваемся с тем, что идеологическая зашоренность политического взгляда на менталитет затрудняет восприятие его как единства противоположных черт.

Российский политический менталитет еще не был предметом специального исследования, хотя отдельные его проявления рассматривались в исследованиях, посвященных российской ментальности (Е.А.Ануфриев, И.Г.Дубов, Л.В.Лесная, Т.Д.Марцинская, И.В.Мостовая, А.П.Скорик, Л.М.Смирнов, Е.Б.Суровцева, Г.А.Чупинина, Е.Б.Шестопал и др.), базовым ценностям россиян (Л.А.Беляева, О.В.Бондаренко, В.А.Давиденко, Н.И.Дряхлов, А.Г.Здравомыслов, Б.Г.Капустин, И.М.Клямкин, Н.М.Козлова, Л.Б.Косов, Н.И.Лапин, В.В.Лапкин, Н.Ф.Наумова, Н.Е.Тихонова, В.Г.Федотова и др.), проблемам российской идентичности и русского национального характера (А.И.Бороноев, Б.И.Вышеславцев, К.А.Касьянова, И.С.Кон, Д.С.Лихачев, Н.О.Лосский, А.В.Рябов, Е.Б.Светлицкая, З.В.Сикевич, Н.И.Смирнов и др.)

Следует отметить, что во многих из этих исследований ментальность по существу отождествляется с ценностями, которые трактуются столь широко, что, кроме собственно аксиологических, включают в себя когнитивные, аффективные и конативные аспекты.

Представления об отдельных компонентах политического менталитета дают работы, в которых изучались современное политическое сознание россиян (А.В.Авилова, А.Л.Андреев, Л.Г.Бызов, К.С.Гаджиев, М.К.Горшков, В.С.Грехнев, Н.М.Давыдова, И.Г.Дубов, А.Г.Здравомыслов, В.В.Петухов, А.В.Оболонский, Н.П.Поливаева, Т.И.Снегирева, Л.Г.Судас, Н.Е.Тихонова, Д.В.Ольшанский и др.); особенности российской политической культуры (М.С.Андрианов, Э.Я.Баталов, Н.И.Бирюков, З.А.Грунт, М.М.Назаров, В.О.Рукавишников и др.); отношение к политическим лидерам (О.В.Великанова, В.П.Горяинов, Н.В.Новикова-Грунд, Т.М.Рыскова, Е.Б.Шестопал и др.), к современным российским реформам (Г.Н.Вайнштейн, Г.П.Выжлецов, Ф.Т.Громова, Л.Я.Косалс, Ю.А.Левада, В.Ф.Петренко, О.В.Митина, Р.В.Рывкина, Т.Н.Самсонова, Л.А.Седов и др.).

Основное внимание в этих исследованиях, носящих полевой характер, уделялось изучению политических ценностей как основе политической ментальности. Полученные в результате опросов общественного мнения эмпирические данные позволяют путем процедур многомерной классификации определять различные типы этих ценностей. В основу этой классификации были положены методы количественного анализа, которые позволяют квантифицировать и выразить в форме конкретных эмпирических индикаторов те или иные устойчивые черты политического менталитета. Это дает возможность измерить осознанные ценностные компоненты политического менталитета россиян с точки зрения их распространенности в выборочной совокупности с последующей экспликацией полученных результатов на более широкие по численности группы населения, представляющие собой генеральную совокупность (В.Н.Иванов, М.М.Назаров).

Вместе с тем при изучении российского политического менталитета количественные методы исследования необходимо дополнять качественными, ориентированными на герменевтическое истолкование его неосознанных компонентов. Интересные наблюдения в этом плане содержат работы, посвященные архетипичным представлениям россиян о власти и законе, свободе и справедливости, анархии и порядке, авторитете и соборности (А.Л.Андреев, Н.А.Бердяев, Н.И.Бирюков, Д.А.Горяинов, А.В.Захаров, И.А.Ильин, Б.А.Кистяковский, И.В.Кондаков, Ш.Курильски-Ожвен, В.В.Лапкин, Н.О.Лосский, А.П.Марков, В.И.Пантин, В.М.Сергеев, Г.П.Федотов, В.Г.Федотова, А.П.Хлопин и др.)

Изучение степени разработки темы позволяет сделать следующие выводы. Во-первых, понятие «менталитет» в нашей стране стало широко использоваться в 90-х гг. в различных отраслях социально-гуманитарного знания. При всей многозначности этого термина можно обнаружить корреляцию его содержания, с одной стороны, с философско-антропологическими поисками духовных инвариантов, задающих фундаментальные системы отсчета коллективному опыту и сознанию (в духе фундаментальной онтологии М.Хайдегера, усматривающей задачу философии в раскрытии априорных структур человеческого бытия, или структурализма М.Фуко, связанного с анализом априорных дискурсивных формаций, предопределяющих опыт и поведение личности и социальных групп). С другой стороны, - с научно-исследовательскими программами, ориентированными на изучение общественного мнения и ценностных мотивов поведения различных социальных общностей. Для показа типологических особенностей менталитета в исследовательской практике в настоящее время широко используются такие понятия, как российский менталитет и политический менталитет.

Во-вторых, существуют самые различные представления о том, какие духовные интенции жизнедеятельности людей охватывает понятие менталитета: осознанные или неосознанные, рациональные или аффективные, когнитивные или конативные, массовые или элитарные, обыденные или теоретические.

В-третьих, политический менталитет еще не являлся предметом философского исследования: не определялись его сущностные характеристики как категории философско-политического исследования; не разрабатывались его содержательные модели эвристического характера; не изучалась его российская спецификация.

В-четвертых, отдельные аспекты российского политического менталитета в той или иной мере рассматривались в работах, посвященных ментальности и ценностным ориентациям россиян, их политической культуре и политическому сознанию, русскому национальному характеру. Однако при этом политическое мировосприятие россиян, их базовые политические ценности интерпретируются по-разному, порой противоположным образом.

В-пятых, в современной литературе доминируют количественные методы изучения тех или иных компонентов политического менталитета россиян. Предпринимаются отдельные попытки дополнения этих методов качественными, но в целом изучение российского политического менталитета с помощью качественных методов пока не получило должного распространения.

Целью настоящего исследования является разработка методологического конструкта изучения политического менталитета и изучение на основе этого конструкта его российской специфики. Для достижения поставленной цели в работе ставятся следующие задачи: 1) анализ понятия «политический менталитет» как категории философско-политического исследования; 2) разработка многомерной модели политического менталитета эвристического характера; 3) изучение с помощью этой модели политических представлений, ценностей, аттитюдов и установок россиян путем метатеоретического обобщения результатов конкретных научных исследований.

Понятию «политический менталитет» может быть придан статус философско-политической категории. Многомерная модель политического менталитета эвристического характера позволяет изучать политический менталитет на уровне ее российской спецификации. Рассматривая российский политический менталитет как синкретическую совокуп-ность повседневных представлений, ценностей, аттитюдов и установок, в нем можно выявить бинарные оппозиции («знания-мнения» - «знания-верования», «предпочтения-мнения» - «пред-почтения-верования», «готовности» - «предрасположенности»).

Работа выполнена в русле той философской традиции, которая видит задачу познавательной деятельности философа в разработке метатеорий гносеологического и онтологического содержания.

Парадигмальную основу исследования составил методологический синтез идей аналитической философии, связанной с логико-лингвистическими аспектами «прояснения» понятийного аппарата науки; философии повседневности, акцентирующей внимание на обыденном «жизненном мире» людей, создаваемом и пересоздаваемым в коммуникации; феноменологии как «науки» о конкретных априорных феноменах, присущих субъективности и интерсубъективности, постигаемых с помощью метода «эйдетической интуиции»; неклассической модели социального научного познания, в частности понимающей социологии, изучающей процессы становления обыденных человеческих представлений о социальном мире.

При разработке модели политического менталитета в методологическом плане использовалась концепция бинарных оппозиций К.Леви-Стросса, согласно которой структура любого сознания состоит из элементов, которые кажутся несовместимыми.

При изучении российского политического менталитета в работе использовались как качественные методы герменевтического истолкования, связанные с анализом его неосознанных компонентов, так и количественные методы многомерных классификаций, направленные на исследование его осознанных структур.

Это дает возможность под российским политическим менталитетом понимать менталитет исторически сложившейся в России социальной суперобщности, которой присущи, с одной стороны, универсальные духовные политические инварианты неосознанного характера, а с другой, - многообразие различных типов осознанных политических представлений, ценностей и аттитюдов.

Придерживаясь методологии, предложенной В.О.Рукавишниковым, одним из авторов международного проекта сравнительного анализа политических культур Запада и России, и И.Г.Дубовым, руководителем научной группы, проводившей обобщение полевых исследований ментальности россиян, наиболее массовый, доминирующий в настоящее время тип этих политических представлений, ценностей и аттитюдов можно идентифицировать с российским политическим менталитетом в целом.

В 1992-1995 гг. Российским независимым институтом социальных и национальных проблем изучались мировоззренческие ценности россиян в контексте политического процесса в России.

В середине 90-х гг. этим институтом в двенадцати регионах страны проводились опросы общественного мнения по программе, в которую были включены вопросы, связанные с отношением россиян к истории России и оценками деятельности ее правителей и политических лидеров. В это же время сотрудниками ВЦИОМ было проведено исследование, направленное на выяснение ментальности россиян (специфики сознания больших групп населения России). В 1996 г. по заказу ВЦИК РФ было проведено социально-политическое исследование, в ходе которого изучались представления россиян о свободе.

Использовались также результаты общероссийских опросов населения, проводимые в 1989-1996 гг. отделом социальной динамики ИСПИ РАН и послужившие эмпирической основой для реализации международного проекта сравнительного изучения политических культур и социальных изменений в России, странах Восточной и Западной Европы, США и Канаде; результаты исследований, проводимых в 1996 г. Международным институтом маркетинговых и социальных исследований «ГФК-Русь», а также данные текущих опросов общественного мнения, проводившихся ВЦИОМ, фондом «Общественное мнение» во второй половине 90-х гг.

МЕНТАЛИТЕТ КАК КАТЕГОРИЯ ФИЛОСОФСКО-ПОЛИТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Определение сущностных характеристик менталитета как категории философско-политического исследования предполагает изучение, во-первых, эпистемологических предпосылок введения этого понятия в научный оборот, во-вторых, интерпретации его содержания и структуры в различных отраслях социально-гуманитарного знания и, в-третьих, соотнесения его с другими категориями политической философии. Категориальный анализ понятия политического менталитета позволяет разработать его многомерную модель эвристического характера.

Широкое использование понятия менталитет в современной науке было обусловлено возникновением неклассической парадигмы социального познания. В рамках этой парадигмы переосмысливается предмет социального исследования: жестко детерминированная надындивидуальная реальность уступает место миру повседневной жизни и дорефлексивных форм обыденного сознания. Познавательной целью неклассической парадигмы является исследование «живых» социальных коммуникаций и жизненных практик См.: Федотова В. Классическое и неклассическое в социальном познании // Общественные науки и современность.1992. №4.Смирнова Н. Классическая парадигма социального знания и опыт феноменологической альтернативы // Общественные науки и современность. 1995. № 1.

Категориальный синтез понятий менталитета, используемых в различных отраслях современного научного знания возможен с учетом тенденции его к интеграции в контексте междисциплинарных исследований.

При определении сущности политического менталитета можно использовать идеи, которые разрабатывались в таких направлениях социально-гуманитарного знания, как история ментальностей, семиотика, теория «карнавальной» культуры, теория социальной информации, историческая, структурная и культурная антропология.

История ментальностей, как специальное направление исторических исследований, появилось во французской исторической науке в 20-30-х гг. ХХ столетия. В рамках этого направления предметом исследования стала социальная, или антропологически ориентированная история. В центре «социальной истории» стоит человек как представитель социальной общности, творящий или воспринимающий культуру.

Программа создания исторической науки как науки о человеке в обществе, мыслящем и чувствующем общественном существе, была разработана на страницах журнала «Анналы», созданного М.Блоком и Л.Февром в конце 20-х гг. В их трудах и было применено к истории европейского средневековья понятие «ментальность», которое до них употреблялось этнологами лишь в отношении первобытных народов, а также понятие «умственное оснащение», при помощи которых, по их мнению, можно было изучать особенности сознания человека в ту или иную эпоху См.: Гуревич А.Я. Проблема ментальностей в современной историографии // Всеобщая история: дискуссии, новые подходы. М., 1989. С.79..

М.Блок связывал менталитет с вопросами религии и народных верований. Л.Февр, занимаясь историей умственной жизни образованной элиты (что по-английски называется «intellectual history»), считал, что менталитет - это эволюционно и исторически сложившаяся структура, определяющая строй мыслей, чувств и поведения и формирующая систему ценностей и норм индивида или социальной группы См.: Фильд Д. История менталитета в зарубежной исторической литературе // Менталитет и аграрное развитие России (XIX-XX вв.). Материалы международной конференции. М., 1996. С.11..

В целом в «социальной истории» при изучении менталитета проявлялся особый интерес к маргинальным социальным группам и прослойкам - преступникам, сумасшедшим, проституткам, еретикам и т.д. Другой видный представитель французской исторической науки Ж.Ле Гофф высказал мысль, что менталитет проявляется самым ясным образом в нерациональном и ненормальном поведении, имея в виду менталитет всего общества Фильд Д. История менталитета в зарубежной исторической литературе... С.18-19..

В исторической науке на Западе проблема менталитета выросла ныне в центральную задачу исторического знания, вокруг решения которой концентрируются лучшие силы французской школы «Анналов» и целого ряда представителей историографии США, Англии, Италии, ФРГ, Польши.

Показательна эволюция таких крупных ученых, как Ж.Дюби и Э.Леруа Ладюри: составив себе имя в качестве исследователей социальной и аграрной истории, они обратились затем к изучению ментальностей -неотъемлемого и в высшей степени существенного аспекта этой истории, без уяснения которого непонятна, с их точки зрения, сама социальная история См.: Гуревич А.Я. Проблема ментальностей в современной историографии... С.79-80..

Разработка истории ментальностей как интегральной части социальной истории активно развернулась в 60-х гг. под «крышей» так называемой «новой исторической науки», которая включала в себя широкий спектр методологических ориентаций (П.Вилар, Ж.-П.Вернан, М.Вовель, Ж.Дюби, Ф.Бродель, Э.Лабрусс, Р.Мандру, Ф.Ариес, и др.) Там же. С.80..

Для «новой исторической науки» изучение ментальностей стало главным предметом исследования. При этом основное внимание уделялось социально-психологическим установкам, автоматизмам и привычкам сознания, способам видения мира, представлениям людей, принадлежащим к той или иной социокультурной общности. Исследователи считали, что в то время как всякого рода теории, доктрины и идеологические конструкции организованы в законченные и продуманные системы, ментальности диффузны, разлиты в культуре и обыденном сознании. По большей части они не осознаются самими людьми, обладающими этим видением мира, проявляясь в их поведении и высказываниях как бы помимо их намерений и воли.

Роль «истории ментальностей» в становлении понятия менталитет, по мнению А.Я.Гуревича, определяется рядом факторов.

«Во-первых, изучение картин мира, исходящее из презумпции исторической изменчивости, «инаковости» мировидения человека и его поведения представляет собой несомненную победу историзма и создает возможность избегать переноса в изучаемую эпоху современных представлений».

«Во-вторых, этот подход служит предпосылкой для новой формулировки самого понятия социальной истории». В этом плане «человеческая личность может рассматриваться как «средний член» между обществом и культурой. Одни и те же люди принимают участие в социальных отношениях и творят культуру или воспринимают ее».

Поэтому понять участие человека в социальных отношениях можно с точки зрения «истории ментальностей», как считает А.Я.Гуревич, только путем изучения изменчивых картин мира, «инаковости» мировидения человека Гуревич А.Я. Проблема ментальностей в современной историографии... С.87..

При этом он утверждает, что «постановка проблемы ментальностей в историческом исследовании возвращает нас из химерического мира политико-экономических и социологических абстракций к «забытому» предмету истории - к человеку как живому социальному существу, служит заслоном против вульгаризации и дегуманизации истории» Там же. С.89..

Однако некоторые ученые полагают, что понятие менталитета «воплощает собою скорее форму восприятия историков, чем четко обозначенный предмет исследований». См.: История метальностей. Историческая антропология. Зарубежные исследования в обзорах и рефератах. М., 1996. С.20.

Большую роль в становлении концепции менталитета сыграли также идеи, разработанные в семиотике. Это связано с тем, что ментальности, будучи имплицированы в языке и других знаковых системах, в обычаях, традициях и верованиях, выражают не столько индивидуальные установки, сколько надындивидуальную сторону общественного сознания. В этом смысле предмет изучения истории ментальностей отчасти сближается с предметом семиотики. См.: Гуревич А.Я. Проблема ментальностей в современной историографии... С.75.

Авторы, рассматривающие проблемы менталитета в контексте семиотики, считают, что «семиотика как наука о знаковых системах осознает себя преимущественно дисциплиной, выросшей из лингвистики, где все сферы человеческой жизнедеятельности понимаются ею как «тексты», знаковые системы которых подлежат расшифровке». Там же. С.75-76.

При этом некоторые исследователи отмечают большую роль тартуской, или тартуско-московской школы структуральной поэтики и семиотики, в рамках которой были разработаны оригинальные методы изучения письменных текстов. Эти методы позволяют использовать письменные тексты как источник информации при изучении менталитета.

Тартуско-московская школа как научное направление (Ю.М.Лотман, В.В.Иванов, Б.А.Успенский и др.) сформировавшаяся в 60-х гг., по мнению Б.М.Гаспарова, сама была семиотическим феноменом. Семиотические исследования, проводимые ее представителями, являлись своеобразным культурным «текстом», выражавшим дух своего времени См.: Гаспаров Б.М. Тартуская школа как семиотический феномен // Лотман Ю.М. и тартуско-московская семиотическая школа. М., 1994. С.279..

При этом Б.М.Гаспаров подчеркивает, что основным методологическим стержнем семиотических исследований этой школы, явилось представление о дуалистическом бытии всевозможных проявлений культуры, в основе которого лежит противопоставление «языка» и «речи», сформулированное применительно к языку Ф.де Соссюром.

Согласно такому подходу, любая наблюдаемая нами форма деятельности в обществе, будь то общение на вербальном языке, создание и восприятие произведений искусства, религиозные обряды и магические ритуалы, формы социальной жизни и повседневного поведения, моды, игры, знаки личных взаимоотношений и социального престижа - представляют собой вторичный феномен: «речь» или «текст». Всякий текст построен на основе некой абстрактности, скрытой от непосредственного наблюдения системы правил - «языка» и «кода». Любой акт поведения в известной среде представляет собой высказывание на определенном языке; чтобы успешно общаться в рамках культурного сообщества, его члены должны владеть «кодами», принятыми в этом сообществе.

Только знание соответствующих кодов позволяет члену сообщества порождать правильные культурные «тексты», имеющие смысл для носителей данного «культурного» языка и понимать предлагаемые ему «тексты», оценивая их как правильные или неправильные, «осмысленные или бессмысленные, трафаретные или новаторские» Гаспаров Б.М. Тартуская школа как семиотический феномен... С.286-287..

Эта центральная идея, разработанная тартуско-московской семиотической школой, имеет большое значение при изучении менталитета в том смысле, что ориентирует исследователя на понимание культурных кодов, на основе которых строится текст или речь. Поскольку эти коды создаются носителями определенного культурного языка, то в них отражается и менталитет человека.

Отмечая влияние этой школы в становлении понятия «менталитет», американский исследователь Д.Фильд подчеркивает, что большая роль при его изучении должна отводится не только письменным текстам, но и «вещественным» (жестам, поворотам речи и т.д.), чтобы найти в знаках то, о чем письменные источники безмолвствуют. Данные вещественные источники, следовательно, понимаются также как тексты Фильд Д. История менталитета в зарубежной исторической литературе... С.18..

Еще одним направлением, идеи которого сыграли большую роль в становлении понятия менталитета, является теория «карнавальной», или «смеховой» культуры, разработанная выдающимся отечественным филологом М.М.Бахтиным. Им был опубликован капитальный труд, в котором разрабатывались проблемы «карнавальной» культуры как неотъемлемого компонента культур докапиталистических эпох. «В исследовании М.М.Бахтина, как отмечается в литературе, был по существу заново открыт этот глубинный культурный пласт, не затронутый официальной церковной культурой и противостоявший ей. Народная смеховая культура ставила под вопрос все основные ценности «серьезной» культурной элиты, перевертывая и релятивируя их» Гуревич А.Я. Проблема ментальностей в современной историографии... С.76..

М.М.Бахтин считал, что на уровне ментальностей и знаковых систем, в области неформального «карнавального» поведения социальных групп культура прошлого «проговаривается» о своих тайнах, в том числе и о таких, о которых люди той эпохи, возможно и не догадывались. Здесь вскрывается иной, неизведанный уровень исторической реальности, на котором следовало бы искать ответы на многие вопросы, связанные с объяснениями не только художественного творчества, но и исторического процесса вообще См.: Там же. С.77-78..

Подчеркивая большое значение понятия «карнавальной» культуры в становлении понятия менталитета, Д.Фильд считает, что важную роль играет также «изучение лубочных изображений перевернутого мира (the world turned upside down), ритуального самосуда (charivari) и народных фестивалей разных видов» См.: Фильд Д. История менталитета в зарубежной исторической литературе... С.19..

При определении сущностных характеристик категории «политический менталитет» можно использовать также некоторые положения теории социальной информации. Это обусловлено тем, что в социальной философии уже была предпринята попытка рассмотрения менталитета как части социальной информации См.: Шевяков М.Ю. Менталитет: сущность и особенности функционирования. Автореферат диссертации. на соискание ученой степени кандидата философских наук. Волгоград, 1994. .

Понятие социальной информации может быть определено в качестве аспекта и результата отражения различными субъектами общественных отношений разнообразных социально-политических форм См.: Афанасьев В.Г., Урсул А.Д. Социальная информация // Вопросы философии. 1974. С.35.. Социальная информация передается, как правило, с помощью как механизмов коллективного бессознательного, которые незначительно подвержены изменениям, так и на основе механизмов массового сознания, которые обеспечивают единство духовной сферы и, в прнципе, подлежат трансформации. Таким образом, теория социальной информации позволяет интерпретировать механизм трансляции политического менталитета.

Социальная информация как один из механизмов передачи и функционирования менталитета выражается в символической форме. В этом плане основной характеристикой символов как выразителей менталитета выступает их неразрывность с повседневностью См.: Шевяков М.Ю. Менталитет: сущность и особенности функционирования... С.13..

Существенную роль в становлении понятия «менталитет» сыграло такое направление гуманитарного исследования, как историческая антропология.

Историческая антропология, сложившаяся в 60-х годах, представляет собой «целый спектр» течений, таких как историческая демография, история ментальностей, история повседневности, микроистория, а также рядом более узких направлений исследования (история женщин, питания, болезней, смерти, детства, старости, жестов и т.д.).

Историко-антропологический подход часто используется как метод исследования «языка» политической символики, что дает возможность увидеть за этой символикой менталитет как социокультурное целое. Анализ этого «языка» и тех представлений, которые за ним стояли, в идеале может объяснить взаимосвязь между политическими концепциями, с одной стороны, и событиями, с другой. История ментальностей. Историческая антропология... С.162-163.

Другим направлением научной мысли, которое оказало влияние на становление понятия менталитет, явилась структурная антропология. В ней понятие структуры рассматривается как всеобъемлющий компонент всей системы общественных взаимоотношений, охватывающий, по образному выражению М.Вовеля, все уровни социальной действительности, «от подвала до чердака». Гуревич А.Я. Проблема ментальностей в современной историографии... С.81.

Немаловажный вклад в исследование менталитета был внесен представителями культурной антропологии, для которой характерна методологическая установка, уделяющая «большее внимание к духовным образованиям, чем к материальным, а также системам социальных отношений» Современная западная социология: словарь. М., 1990. С.22..

Общим для всех этих направлений в плане становления представлений о менталитете было то, что они отразили тенденцию развития социально-гуманитарного знания, связанного с поиском оснований, мощно определяющих сознание и поведение человека, но лежащих как бы «ниже» и «вне» господствующих идеологических систем. Тенденция вырваться из жестких и узких рамок идеологий и высветить установки сознания, им неподвластные и даже им противостоящие, несомненна, как полагает А.Я.Гуревич, для всех этих направлений Гуревич А.Я. Проблема ментальностей в современной историографии... С.76-77.. Это создавало условия для изучения потаенных пластов общественного сознания, тесно связанных с повседневной жизнью человека, с его жизненными ориентациями. Пласты сознания, которые не могут быть сведены к теориям и идеологиям, и живут в значительной мере своей жизнью, по своим особым законам.

В современной литературе этимология понятия «менталитет» трактуется неоднозначно. Одни связывают его с латинским словом «mens» и с прилагательным от него «mentalis» (mens, mentis - ум и alis - другие), которое родилось в XV в. в языке средневековой схоластики См.: Ануфриев Е.А., Лесная Л.В. Российский менталитет как социально-полити-чес-кий и духовный феномен // Социально-политический журнал, 1997, №3. С.25..

Другие ученые полагают, что менталитет происходит от французского эквивалента «mentalite», что, по их мнению, означает «мировидение» Гуревич А.Я. Проблема ментальностей в современной историографии... С.19.. На практике, по-видимому, вначале появилось английское mentality, возникшее примерно в XVII в. и являвшееся плодом английской философии, и поэтому оставшееся философским термином. Во Франции слово «mentalite» в ХVIII в. проникает (отчасти благодаря Вольтеру) в обыденный язык, хотя вплоть до начала XX в. это слово все еще воспринималось как неологизм.

В современных англоязычных словарях термин «mentality» интерпретируется как «качество ума, характеризующее отдельного индивида или класс индивидов» Reber A.S. The pinguin dictionary of psychology. Harmondsworth, 1985. P.454. или «обобщение всех характеристик, отличающих ум», Drever J.A. Dictionary of psychology. Harmondsworth, 1967. P.171. или «способность или сила разума», Chaplin J.P. Dictionary of psychology. N.Y., 1975. P.313. или «установки, настроение, содержание ума», The Universal dictionary of english language. London, 1957. P.720. или «образ мыслей, направление или характер размышлений», Webster's third international Dictionary. London, 1961. P.1411. или как «сумма мыслительных способностей или возможностей, отличающихся от физических» Funk and Wagnalis New Standard dictionary of the English language. N.Y., 1962. P.1552..

В зарубежной научной литературе менталитет также часто отождествляется со спецификой ума. В частности, Д.Фильд считает, что «менталитет - устойчивый склад ума, имеющий если не логическую форму, то системный характер, который коренится в материальной жизни и широко распространен в значительной части населения и который оказывает непосредственное влияние на экономические, социальные и политические отношения» Фильд Д. История менталитета в зарубежной исторической литературе... С.8..

Надо отметить, что понятие менталитета, которым пользовались многие западные ученые, оказалось настолько амбивалентным, что Ж.Ле Гофф в свое время даже предложил смириться с расплывчатостью понятия этого, поскольку «именно в ней усматривается его богатство и многозначность, созвучные изучаемому объекту» История ментальностей. Историческая антропология... С.40..

В связи с тем, что в западной литературе термин менталитет обозначает самые разнородные явления, то, как считают некоторые отечественные исследователи, опираться исключительно на иностранную литературу по этому вопросу нецелесообразно Ментальность россиян. (Специфика сознания больших групп населения России). М., 1997. С.10..

Однако и в отечественной литературе не существует наиболее приемлемого определения понятия «менталитет», поскольку оно также распространяется на самые разнообразные проявления человеческой субъектности.

Проблема определения понятия менталитета обусловлена чрезвычайной сложностью данного социокультурного явления. Дело в том, что определенные критерии, с помощью которых можно идентифицировать рассматриваемый феномен, представляются весьма затруднительными для фиксации. Это объясняется высокой степенью неопределенности и уникальности целого блока причинно-следственных связей, с помощью которых можно описать суть любого события или явления и доказать, что оно носит не случайный характер, а закономерный и поэтому может быть определено на основе специальных научных методик.

Это обстоятельство было отмечено Н.А.Бердяевым, который, определяя содержание понятия «народной индивидуальности», говорил, что здесь «невозможно дать строго научного определения», так как «тайна всякой индивидуальности узнается лишь любовью, а потому в ней всегда есть что-то непостижимое до конца, до последней глубины» Бердяев Н.А. Судьба России. М., 1990. С.43..

Авторы различных публикаций и исследований дополняют общую картину видения ментальной сферы различными определениями. Эти дефиниции в систематизированном виде обладают рядом общих оснований. Менталитет выступает как «интегральная характеристика людей, живущих в конкретной культуре, которая позволяет описать своеобразие видения этими людьми окружающего мира и специфику реагирования на него» Дубов И.Г. Феномен менталитета: психологический анализ // Вопросы психологии, 1993, №5. С.27.. Здесь подразумевается «коллективный, а не индивидуальный менталитет, который следует рассматривать как присвоенные конкретным индивидом специфические для данной культуры способы восприятия и особенности образа мыслей, выражающиеся в специфических для данной общности формах поведения и видах деятельности». При этом понятия «менталитет» и «ментальность» употребляются как синонимы См.: Ментальность россиян... С.10..

В современной литературе предпринимаются различные попытки дать определения понятия менталитет. Так, в толковом словаре С.И.Ожегова и Н.Ю.Шведовой слово «менталитет» называется «книжным» и определяется как «мировосприятие, умонастроение» Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1992. С.358..

Иногда менталитет представляется как «совокупность представлений, воззрений, «чувствований» общности людей определенной эпохи, географической области и социальной среды, особый психологический уклад общества, влияющий на исторические и социальные процессы» Манекин Р.В. Контент-анализ как метод исследования истории мысли. Опыт количественного исследования итальянских текстов эпохи Возрождения (Поджо Браччолини) // Клио, 1991, №1. С.28-33.. Чаще всего определение понятия менталитета дается через категорию сознания. Менталитет при этом рассматривается как «глубинный уровень коллективного и индивидуального сознания, включающий и бессознантельное, совокупность готовностей, установок и предрасположенностей индивида и социальной группы действовать, мыслить, чувствовать и воспринимать мир определенным образом» Самыгин С.И., Столяренко Л.Д. Общественные настроения и будущее России...С.61..

Некоторые исследователи разделяют понятия «менталитет» и «ментальность». Так, В.В.Козловский считает, «в самом общем виде менталитет - это способ, тип, мышления, склад ума, проявляющийся в познавательном, эмоциональном, волевом процессах и характере поведения, дополняемый системой ценностных установок, присущих большинству представителей конкретной социальной общности». Ментальность есть «способ повседневного воспроизводства, сохранения привычного уклада жизни и деятельности». Совокупность ментальных черт «выражает присущие отдельным социальным группам и субкультурам традиционные (архаические) структуры социальных представлений, вплетенных в повседневность». Ментальность являет собой не психическое состояние, а социокультурный феномен, поскольку все его элементы даны либо в качестве символов, кодов культуры, предметных вещественных форм (как результат опредмечивания) и наработанных способов деятельности, т.е. типичных форм практического поведения в социокультурном поле». Менталитет выражает «упорядоченность ментальности и определяет стереотипное отношение к окружающему миру, обеспечивает возможность адаптации к внешним условиям и корректирует выбор альтернатив социального поведения» Козловский В.В. Понятие ментальности в социологической перспективе // Социология и социальная антропология. СПб., 1997. С.35..

Таким образом, В.В.Козловский под ментальностью понимает архаические ценности, духовные коды деятельности, предрасположенности, а под менталитетом - способ когнитивной и поведенческой ориентации. Поэтому, по его мнению, менталитет не содержит в себе ценностей, но вбирает их в совокупность схем собственного восприятия, оценивания и освоения реальности.

В современной литературе даются также определения понятия «политический менталитет». Некоторые исследователи считают, что политический менталитет - это «совокупность устойчивых, общераспространенных в той или иной группе представлений, выражающих особое видение принадлежащими к ней людьми политической и социальной реальности» Основы политологии. Краткий словарь терминов и понятий. М., 1993. С.73.. Другие ученые дают определение менталитета через категорию повседневного массового сознания. Политический менталитет при этом рассматривается как «совокупность символов, необходимо формулирующихся в рамках определенного семантически-временного пространства и закрепляющихся в сознании людей в процессе общения с себе подобными, т.е. путем повторения. Эти символы (понятия, образы, идеи) служат в повседневном обиходе онтологическим (ответ на вопрос: что это?) и функциональным (ответ на вопрос: как и зачем это?) объяснением, способом выражения знаний о политическом мире и человеке в нем. Идентичность политического менталитета среди его носителей обусловливается в конечном счете общностью социально-политических условий, в которых формируется их сознание, и проявляется она в их способности наделять одним и тем же значением одни и те же политические явления объективного и субъективного политического мира, т.е. тождественным образом их интерпретировать и выражать в одних и тех же символах» Лубский А.В. Политический менталитет и легитимность политической власти // Политический менталитет... С.7..

Некоторые исследователи под политическим менталитетом понимают совокупность установок, эмоций и настроений разнообразных политических субъектов. Все эти элементы составляют стиль их мышления и проявляются непосредственно в политической активности См.: Борцов Ю.С., Коротец И.Д., Шпак В.Ю. Политология в вопросах и ответах. Ростов-на-Дону, 1998. С.318.. Другие ученые, рассматривая менталитет как область психологической жизни людей, считают, что он проявляется через систему взглядов, оценок, норм, умонастроений, которые основываются на имеющихся в данном обществе знаниях и верованиях См.: Иванов В.Н., Назаров М.М. Политическая ментальность: опыт и перспективы иссле-до-ва-ния // Социально-политический журнал. 1998. №2. С.43..

Интегральное понятие политического менталитета дают Т.В.Беспалова и В.Ю.Верещагин как совокупности «мироустановок, привычек мышления, нравственных ориентаций, верований, манер поведения, характерных для какой-либо общности людей или конкретного индивида, обуслволенных отношением к властным структурам и их оценкой. Важнейшим признаком данной трактовки является, по их мнению, отличие менталитета от идеологии и теоретических форм общественного сознания (отсутствует логическая определенность и системность), связь с верой и психологическим складом личности, многкомпонентное содержание, выход на регуляцию человеческого поведения» Беспалова Т.В., Верещагин В.Ю. Политический менталитет русского народа (к истории вопроса) // Политический менталитет... С. 80..


Страница:  1   2   3   4 

Скачать работу можно здесь Скачать работу "Политический менталитет: методологические проблемы исследования" можно здесь
Сколько стоит?

Рекомендуем!

база знанийглобальная сеть рефератов