главнаяреклама на сайтезаработоксотрудничество Коллекция рефератов Otherreferats
 
 
Сколько стоит заказать работу?   Искать с помощью Google и Яндекса
 


Убийство с отягчающими обстоятельствами

Понятие умышленного убийства. Анализ обстоятельств, отягчающих умышленное убийство. Отягчающие обстоятельства, характеризующие субъективные свойства убийства и личность виновного. Отягчающие обстоятельства, характеризующие объективные свойства убийства.

Рубрика: Государство и право
Вид: курсовая работа
Язык: русский
Дата добавления: 31.05.2012
Размер файла: 81,0 K

Полная информация о работе Полная информация о работе
Скачать работу можно здесь Скачать работу можно здесь

рекомендуем


Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже.

Название работы:
E-mail (не обязательно):
Ваше имя или ник:
Файл:


Cтуденты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны

Подобные работы


1. Ответственность за убийство
Российское законодательство об ответственности за убийство. Убийство: понятие, классификация. Отягчающие обстоятельства, характеризующие субъективные свойства убийства и личность виновного. Отягчающие обстоятельства, объективные свойства убийства.
дипломная работа [89,3 K], добавлена 19.06.2008

2. Убийство при отягчающих обстоятельствах
Общая характеристика убийства с отягчающими обстоятельствами - преступления, предусмотренного ч.1 ст. 105 УК РФ. Исследование мотивов и обстоятельств умышленного убийства. Квалифицированные виды убийства. Судебная практика: кассационное определение.
курсовая работа [45,9 K], добавлена 11.06.2011

3. Убийство
Характеристика убийства как категории уголовного права. Убийство из ревности, из мести, возникшей на почве личных отношений, в ссоре или драке. Квалифицированное убийство. Отягчающие обстоятельства, характеризующие объективные свойства посягательства.
курсовая работа [57,7 K], добавлена 10.11.2008

4. Убийство с особой жестокостью
Исторический обзор уголовно-правовой охраны права человека на жизнь. Понятие и признаки убийства, отягчающие обстоятельства, характеризующие объективную сторону преступления. Отягчающие обстоятельства, характеризующие субъективную сторону преступления.
дипломная работа [94,8 K], добавлена 16.10.2009

5. Уголовная ответственность за умышленное убийство с отягчающими обстоятельствами
Определение понятия "убийство" в уголовном праве и исследование состава этого преступления. Характеристика стадий совершения убийства. Общая характеристика квалифицирующих признаков убийства при отягчающих обстоятельствах. Ответственность за преступление.
дипломная работа [64,8 K], добавлена 01.06.2010

6. Понятие убийства и его виды
Исследование причин совершения убийств. Анализ трудностей, возникающих при юридической квалификации убийств. Изучение обстоятельств, отягчающих умышленное убийство. Случайное причинение смерти. Юридическая характеристика квалифицированного убийства.
реферат [29,4 K], добавлена 12.03.2014

7. Убийство без отягчающих и смягчающих обстоятельств
Жизнь человека как объект убийства, действие и бездействие как признаки данного преступления. Мотив и цель действия лица в умышленном убийстве. Особенности убийства без отягчающих и смягчающих обстоятельств. Убийство из ревности, в драке, из мести.
курсовая работа [25,9 K], добавлена 18.08.2011

8. Ответственность за убийство без отягчающих и смягчающих обстоятельств
Понятие и место убийств в системе преступлений против жизни предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации. Признаки простого убийства, его виды, объективная и субъективная стороны. Анализ убийства без отягчающих и смягчающих обстоятельств.
курсовая работа [62,4 K], добавлена 02.03.2014

9. Убийство
Характеристика убийства. История развития уголовного законодательства России. Место убийства в системе преступлений против жизни. Понятие убийства и его основные черты. Юридический анализ убийства. Виды убийства. Состав убийства. Наказание за убийство.
курсовая работа [58,0 K], добавлена 10.09.2008

10. Уголовно-правовая оценка квалифицированных видов убийств
Понятие и общая характеристика квалифицированных видов убийства. Проблемы правоприменительной практики при квалификации данных преступлений. Объективные и субъективные признаки убийства. Исследование отягчающих обстоятельств, которые их характеризуют.
дипломная работа [70,3 K], добавлена 18.05.2012


Другие работы, подобные Убийство с отягчающими обстоятельствами

Страница:  1   2   3 


Размещено на http://www.allbest.ru/

План

Введение

1. Общая характеристика обстоятельств, отягчающих умышленное убийство

2. Отягчающие обстоятельства, характеризующие субъективные свойства убийства и личность виновного

2.1 Убийство из корыстных побуждений

2.2 Убийство из хулиганских побуждений

2.3 Убийство, совершенное в связи с выполнением потерпевшим своего служебного или общественного долга

2.4 Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием

2.5 Убийство, совершенное лицом, ранее совершившим убийство, за исключением убийства при смягчающих обстоятельствах

2.6 Убийство, совершенное на почве кровной мести

2.7 Убийство, совершенное особо опасным рецидивистом

2.8 Убийство, совершенное на почве национальной или расовой вражды или розни (п. "л" ст. 105 УК РФ)

2.9 Убийство, совершенное по предварительному сговору группой лиц

2.10. Убийство в целях использования органов и тканей потерпевшего

3. Отягчающие обстоятельства, характеризующие объективные свойства убийства

3.1 Убийство, совершенное с особой жестокостью

3.2 Убийство, совершенное способом, опасным для жизни многих людей

3.3 Убийство женщины, заведомо для виновного находившейся в состоянии беременности

3.4 Убийство двух или более лиц

Литература

1. Общая характеристика обстоятельств, отягчающих умышленное убийство

Из истории российского законодательства наиболее тяжкими в разное время признавались различные виды умышленных убийств. Например, "убийство в разбое" по Русской правде; убийство путем отравления по Уложению Алексея Михайловича; родственное убийство, особенно отца или матери, по Своду законов Российской Империи (1832 г); предумышленное убийство с заранее обдуманным умыслом по Уложению о наказаниях уголовных и исправительных (1845 г.)

Выявление отягчающих обстоятельств умышленных убийств по действующему УК имеет важное значение для правильной квалификации, а затем и для наказания виновного. умышленный убийство

Российскому уголовному законодательству в настоящее время известны два вида обстоятельств, отягчающих ответственность. Одни из них имеют значение для определения наказания лицу, совершившему преступление (ст. 39 Ж), другие -- выступают как признаки конкретного состава преступления, влияющие на его квалификацию. Сопоставление отягчающих ответственность обстоятельств, названных в ст. 39 УК, с обстоятельствами, влияющими на квалификацию отдельных преступлений, показывает, что первые служат как бы юридической базой, определяющей направленность вторых. Иными словами, отягчающие обстоятельства, названные в Общей части Уголовного кодекса, конкретизируются в отдельных составах Особенной части. Это относится в полной мере и к обстоятельствам, отягчающим ответственность за умышленное убийство.

Например, такие обстоятельства из числа названных в ст. 39 УК, как совершение преступления лицом, ранее совершившим какое-либо преступление, совершение преступления из корыстных или иных низменных побуждений, причинение преступлением тяжких последствий, совершение преступления с особой жестокостью или издевательством над потерпевшим, совершение преступления общеопасным способом сформулированы в ст. 102 УК с необходимой детализацией применительно к убийствам, с учетом специфики этих преступлений.

Вместе с тем было бы неправильно считать, что обстоятельства, влияющие на квалификацию, по своему характеру имеют подчиненное значение по отношению к обстоятельствам, названным в Общей части Уголовного кодекса. По своей правовой природе они, несомненно, самостоятельны. Более того, обстоятельства, влияющие на квалификацию преступления, по нашему мнению, исключают, при их наличии, применение по конкретному делу при назначении наказания аналогичных обстоятельств, упомянутых в ст. 39 УК. Это объясняется тем, что квалифицирующие обстоятельства являются признаками состава преступления и тем самым позволяют дифференцировать общественную опасность по сравнению с той, которая выражена признаками основного состава преступления . Имеется в виду ст. 103 УК.

2. По сравнению с другими видами убийств, умышленные убийства при отягчающих обстоятельствах представляют особую опасность для общества. Положение усугубляется еще и тем, что вместе с ростом числа убийств в целом за последние годы, о чем уже говорилось, неуклонно увеличивается и количество умышленных убийств, предусмотренных ст. 102 УК. По данным Верховного суда РФ число осужденных по этой статье увеличилось в 1989 г. по сравнению с предыдущим годом на 12%, в 1990 -- на 35,2 %, в 1991 -- на 15,5 %, в 1992 -- на 23 %. Складывающаяся ситуация заставляет следователей и судей с повышенным вниманием относиться к выявлению обстоятельств, отягчающих умышленные убийства.

Признание тех или иных обстоятельств, при которых совершается умышленное убийство, отягчающими и оказывающими влияние на его квалификацию определяет направленность борьбы с этими преступлениями. Действующее законодательство определяет обстоятельства, отягчающие умышленное убийство, исходя из необходимости обеспечения наиболее эффективной охраны жизни любого гражданина.

Каждое из обстоятельств, указанных в ст. 102 Ж, имеет самостоятельное значение. Поэтому недопустимо, когда отдельные следователи и судьи при квалификации действий лица, виновного в совершении умышленного убийства при отягчающих обстоятельствах, признают достаточным применение одного из пунктов ст. 102 УК, хотя устанавливают не одно, а несколько отягчающих обстоятельств, указанных в этой статье.

Иногда такие ошибки пытаются оправдать тем, что применение одного или двух-трех пунктов ст. 102 УК якобы не влияет на исход дела, ибо эта статья имеет единую санкцию. Последнее, конечно, верно, но с утверждением о том, что неправильная квалификация и при этом условии не влияет на исход дела, согласиться нельзя. В действительности подобная постановка вопроса неизбежно ведет к упрощенчеству. Поэтому Пленум Верховного суда РФ в п. 14 постановления от 22 декабря 1992 г. обоснованно указал, что умышленное убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных двумя и более пунктами ст. 102 УК, должно квалифицироваться по всем этим пунктам. При ином подходе суд при вынесении приговора будет лишен возможности оценить все существенные обстоятельства дела и прежде всего квалифицирующие признаки совершенного преступления. Это в свою очередь повлечет назначение более мягкого наказания виновному по сравнению с тем, которого он заслуживает. Только квалификация всех действий виновного позволяет всесторонне оценить общественную опасность совершенного убийства и с учетом данных о его личности назначить справедливое наказание.

3. Из сказанного следует, что в тех случаях, когда умышленное убийство совершено при отягчающих обстоятельствах, указанных в двух или более пунктах ст. 102 УК, для правильной юридической оценки такого убийства должны быть указаны все эти пункты. На практике нередко возникает необходимость квалификации умышленного убийства не по одному, а по нескольким пунктам данной статьи. В связи с этим возникает вопрос о том, возможна ли любая совокупность обстоятельств, отягчающих умышленное убийство, при квалификации его по ст. 102 УК На него следует ответить отрицательно. Нельзя квалифицировать убийство по совокупности пп. "а", "б", "в","е", "к" и "м" ст. 102 УК в любом сочетании этих обстоятельств, характеризующих мотив и цель деятельности виновного. Дело в том, что каждое убийство совершается по какому-то одному мотиву или цели, которые определяют в конкретном случае действия виновного. В литературе правильно подчеркивалось, что лицо, совершая преступление, всегда подчиняет свое поведение какому-либо одному мотиву, который и определяет смысл и содержание как цели, так и совершенных действий . Например, убийство из корыстных побуждений нельзя одновременно признать совершенным из хулиганских побуждений. Анализируя обстоятельства конкретного уголовного дела, Э.Ф. Побегайло допускает квалификацию убийства по совокупности пп. "б" и "в" ст. 102 УК. К сожалению, он не приводит каких-либо обоснований . По соображениям, которые высказаны нами выше, его позицию нельзя признать убедительной. Не подтверждается она и в судебной практике. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ при рассмотрении дела по обвинению В., в том числе и по ст. 15 и пп. "б" и "в" ст. 102 УК пришла к выводу о том, что, если умысел лица был направлен на убийство потерпевшего в связи с пресечением последним совершенного этим лицом злостного хулиганства, дополнительной квалификации таких действий по п. "б" ст. 102 УК не требуется. Поэтому из приговора п. "б" ст. 102 УК был исключен.

Равным образом, несовместима с указанными мотивами цель сокрытия или облегчения преступления либо изнасилования потерпевшей. Мотив и цель тесно связаны между собой. Цели всегда соответствует определенный мотив, которым определяются действия виновного при совершении убийства. Критически оценивая позицию Э.Ф. Побегайло, который допускает также совокупность пп. "в" и "е" ст. 102 УК, А.В. Наумов правильно пишет, что цель скрыть следы преступления (п. "е") предполагает зачастую такой мотив, как желание избежать уголовной ответственности. Мотивы же убийства в связи с выполнением потерпевшим своего служебного или общественного долга иные: месть за общественно полезную деятельность потерпевшего, недовольство этой деятельностью или стремление воспрепятствовать ей. Поэтому убийство не может быть одновременно квалифицировано по п. "в" и по п. "е" ст. 102 УК .

Что касается других отягчающих обстоятельств (пп. "г", "д", "ж", "з", "и", "л" ст. 102 Ж), то их совокупность с определенными мотивом и целью при совершении убийства возможна, причем допустимы любые сочетания.

Разумеется, при такой квалификации возникают вопросы о разграничении, например, пп. "г" и "д", или пп. "з" и "и", или пп. "и" и "л" ст. 102 УК, которые разрешаются в соответствии с признаками, характерными для того или иного вида убийства, предусмотренного данной статьей.

4. Для общей характеристики обстоятельств, отягчающих умышленное убийство, а также для уяснения их сущности, определенное значение имеет их классификация. Большинство авторов классифицирует отягчающие обстоятельства по элементам состава преступления . Этим делается попытка дать систематическое изложение отягчающих обстоятельств и подчеркнуть, что они тесно связаны с составом преступления.

Н.И. Загородников предложил другую классификацию отягчающих обстоятельств умышленного убийства, подразделив их на обстоятельства, характеризующие: 1) мотивы и цели, квалифицирующие убийство; 2) индивидуальные черты личности преступника как квалифицирующие признаки особо опасного умышленного убийства; 3) способ действия и последствия как признаки квалифицированного убийства. Он отступил от принятой большинством авторов классификации обстоятельств, отягчающих умышленное убийство, исключив как признак классификации объект преступления. С этим нельзя не согласиться, поскольку ни одно из обстоятельств, отягчающих умышленное убийство, не может быть отнесено к объекту преступления. Такие отягчающие обстоятельства, как убийство "женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности" либо "двух или более лиц", относятся к характеристике потерпевшего, но вовсе не к характеристике объекта убийства. Объект преступления при совершении любого убийства остается без изменения и сам по себе не может отягчать (как и смягчать) данное преступление. Эти отягчающие обстоятельства умышленного убийства относятся к объективным свойствам преступления, так же как "особая жестокость" и "способ, опасный для жизни многих людей".

Вместе с тем, классификация отягчающих обстоятельств умышленного убийства, предлагаемая Н.И. Загородниковым, не может быть принята в остальной части.

С нашей точки зрения, неправильно разрывать характеристику отягчающих обстоятельств, относящихся к субъективной стороне и к субъекту убийства. Отягчающие обстоятельства, характеризующие субъективную сторону, -- это мотивы, которыми руководствуется виновный, либо цель, которую он ставит перед собой, совершая убийство. Например, корыстный мотив убийства в равной степени относится к характеристике и субъективной стороны и субъекта. Цель скрыть другое преступление путем совершения убийства характеризует субъекта преступления не в меньшей степени, чем его субъективную сторону. В то же время данные, характеризующие личность виновного, как отягчающие обстоятельства убийства нельзя рассматривать в отрыве от субъективной стороны преступления, в которой отражается психическое отношение субъекта к содеянному.

Исходя из этого, мы полагаем, что обстоятельства, отягчающие умышленное убийство, относящиеся к субъективным свойствам убийства и к личности виновного, следует рассматривать в одной группе.

Таким образом, обстоятельства, отягчающие умышленное убийство по действующему УК, правильнее объединить в две группы:

1) обстоятельства, характеризующие субъективные свойства убийства и личность виновного (совершение убийства: из корыстных побуждений; из хулиганских побуждений; в связи с выполнением потерпевшим своего служебного или общественного долга; с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием; лицом, ранее совершившим умышленное убийство, за исключением убийства, предусмотренного ст.ст. 104 и 105 УК; на почве кровной мести; особо опасным рецидивистом; на почве национальной или расовой вражды или розни; но предварительному сговору группой лиц);

2) обстоятельства, характеризующие объективные свойства убийства (совершение убийства: с особой жестокостью; способом, опасным для жизни многих людей; женщины, заведомо для виновного находившейся в состоянии беременности; двух или более лиц).

Предложенная нами классификация отягчающих обстоятельств умышленного убийства получила поддержку в литературе .

5. Два из включенных в опубликованный проект УК новых отягчающих обстоятельств убийства (убийство "по предварительному сговору группой лиц" и "на национальной или религиозной почве") с некоторыми редакционными поправками включены в действующий УК. В качестве варианта проект УК предлагает включить в число отягчающих обстоятельств совершение умышленного убийства "малолетнего, отца или матери". Мы поддерживаем дополнение будущего УК этими признаками убийства. Такая норма имела бы глубокий нравственный смысл. В отношении убийства малолетнего далее будет приведена соответствующая аргументация.

Что касается убийства отца или матери, то заметим, что уголовное законодательство многих стран считает его особо тяжким убийством (например, ст. 116 УК Болгарии, ст. 464 УК Румынии, ст. 299 УК Франции). Такой же позиции придерживалось дореволюционное российское законодательство (ст. 1449 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных). Н.С. Таганцев, исследовавший данный признак умышленного убийства у древних народов, писал, что родителеубийство считалось самым тяжким преступлением в законодательстве Египта, Индии, Китая, Иудеи, Рима, а также во всех средневековых законодательствах .

Основное возражение против данного предложения сводится к тому, что встречаются убийства родителей-алкоголиков, которые своим поведением вынуждают детей к совершению таких крайних действий, как убийства. Однако данный довод неубедителен, поскольку проект УК на этот случай содержит нормы об убийстве при смягчающих обстоятельствах, которые, как будет показано, подлежат преимущественному применению. Кроме того, у суда всегда есть возможность назначить в таких случаях наказание ниже низшего предела.

2. Отягчающие обстоятельства, характеризующие субъективные свойства убийства и личность виновного

1.1 Убийство из корыстных побуждений (п "з" ст.105 УК)

Корысть -- это и общее отягчающее ответственность обстоятельство при совершении преступлений (п. 3 ст. 39 УК), и квалифицирующий признак ряда преступлений, в том числе и убийств. Корыстный мотив характерен прежде всего для имущественных преступлений. Но закон не связывает понятие корысти только с преступлениями против собственности. В ст.ст. 124, 125, 170 и некоторых других статьях Уголовного кодекса говорится о корыстной цели, о корыстной заинтересованности, о корыстных побуждениях, хотя речь идет о злоупотреблении опекунскими обязанностями, похищении чужого ребенка, злоупотреблении служебным положением и т.д. Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что корысть присуща далеко не всем преступлениям. Трудно согласиться с Б.С. Волковым, который считает, что "в Уголовном кодексе вряд ли можно найти преступление, отправной побудительной причиной которого не могла бы выступать корысть... стремление отдать предпочтение своему личному материальному интересу, а не общественному, получить какую-то материальную выгоду, пользу для удовлетворения этого интереса". Представляется, что корысть присуща только тем преступлениям, при совершении которых виновный стремится получить материальную выгоду. Нельзя, например, говорить о корысти как "отправной побудительной причине" совершения подовых преступлений.

Для правильной квалификации убийства из корыстных побуждений важное значение имеет раскрытие содержания этих побуждений.

По нашему мнению, корыстный мотив при убийстве охватывает материальную выгоду в самом широком смысле. Ее нельзя сводить только к завладению имуществом и деньгами, хотя, как показывает практика, убийство из корыстных побуждений чаще всего совершается для того, чтобы завладеть имуществом и деньгами. Корысть при убийстве -- это не только приобретение материальной выгоды, завладение тем, чем не обладал виновный до убийства, но и стремление избавиться от каких-либо материальных затрат сейчас или в будущем, сохранить материальные блага, с которыми придется расстаться на законном основании.

В 1992 -- 1993 гг. появились так называемые "квартирные убийства". Пенсионерам, а иногда и алкоголикам предлагается пожизненное содержание за завещание или дарственную на их квартиру. После оформления соответствующих документов владельцы квартир оказываются в числе без вести пропавших граждан. Чаще всего выясняется, что они убиты из корыстных побуждений с целью завладения квартирой.

Судебная практика знает и такого рода случаи, когда корыстное убийство совершается с целью удержания или получения ценностей, распределение которых законом не регулируется, например, при дележе похищенного имущества.

Пленум Верховного суда РФ в п. 5 постановления от 22 декабря 1992 г. "О судебной практике по делам об умышленных убийствах" разъяснил, что по п. "а" ст. 102 Ж следует квалифицировать умышленное убийство, совершенное в целях получения материальной выгоды (денег, имущества или прав на его получение, прав на жилплощадь, вознаграждения от третьих лиц и т.п.) или избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.). Корыстным убийство признается независимо от того, кто оказывается потерпевшим: владелец имущества (иных ценностей) или лицо, у которого оно находилось в пользовании либо которому его передали на хранение. Потерпевшим может оказаться лицо, со смертью которого виновный надеется получить какие-то права имущественного характера. Военная коллегия Верховного суда СССР, основываясь на ст. 531 ГК, обратила внимание на то, что убийца не может наследовать имущество убитого им лица. Для признания убийства совершенным из корыстных побуждений не имеет значения, кто может получить материальную выгоду: сам виновный или его близкие, например члены семьи, иные лица, в судьбе которых он заинтересован.

Таким образом, корыстные побуждения при убийстве характеризуются стремлением виновного извлечь в результате преступления материальную выгоду, в том числе освободиться от материальных затрат для себя или для других лиц в судьбе которых он заинтересован

2. Вопрос о форме умысла при убийстве из корыстных побуждений необходимо решать в зависимости от того, подпадает ли данное убийство только под признаки корыстного убийства или оно было совершено одновременно с другим преступлением.

В тех случаях, когда совершается одно преступление -- корыстное убийство, субъект всегда действует с прямым умыслом, преследуя цель завладения имуществом, иными ценностями или правами материального характера. Здесь убийство оказывается средством для достижения желаемого результата. Виновный сознает, что без лишения жизни потерпевшего не может добиться своей корыстной цели.

По-другому должен решаться вопрос в тех случаях, когда корыстное убийство совершается при разбойном нападении. Мы согласны с А.В. Наумовым в том, что такое убийство может быть совершено не только с прямым, но и с косвенным умыслом. В некоторых случаях виновный, завладевая имуществом потерпевшего, причиняет ему смерть и безразлично относится к этому результату.

Встречаются и другие ситуации, когда корыстное убийство совершается с косвенным умыслом. Например, преступник раздел пьяного, оставил его на сильном морозе, и тот умер. Здесь виновный не желал наступления смерти потерпевшего, но сознавал, что она может наступить, и относился к его судьбе безразлично.

3. Корыстное убийство, подлежащее квалификации только по п. "а" ст. 102 УК необходимо отграничивать от случаев, когда оно совершено при разбойном нападении. Пленум Верховного суда РФ в п 5 постановления от 22 декабря 1992 г. разъяснил, что такие случаи следует квалифицировать по совокупности указанных преступлений, поскольку разбой не охватывается диспозицией а п "а" ст. 102 УК Пленум в данном случае исходил, видимо, из того, что каждое преступление, если оно совершено, должно получить соответствующую юридическую оценку. Поэтому нельзя согласиться с АА. Пионтковским, который утверждал, что квалификация корыстного убийства по совокупности с разбойным нападением может быть оправдана только тем, что санкция ст. 102 УК не предусматривает конфискацию имущества. Поскольку конфискация имущества предусматривается ст. 93 УК Украины, то там не требуется прибегать к квалификации по совокупности, так как содеянное охватывается полностью корыстным убийством .

Такой позиции придерживаются и некоторые практические работники, полагая, что действия виновного в умышленном убийстве и разбое следует квалифицировать лишь по п. "а" ст. 102 УК, ошибочно рассматривая разбойное нападение только как обстоятельство, отягчающее убийство, а не как самостоятельное преступление. По этим основаниям Краснодарский краевой суд квалифицировал по п. "а" ст. 102 УК действия П., совершившего убийство и разбойное нападение. Президиум Верховного суда РФ признал вывод краевого суда неправильным, так как П. совершил два самостоятельных преступления, предусмотренных п. "а" ст. 102 и ст. 146 УК Президиум отменил приговор краевого суда и дело возвратил на новое судебное рассмотрение, указав на неправильность квалификации действий осужденного. В связи с этим надо отметить, что в опубликованном проекте УК в качестве отягчающего обстоятельства указывается на умышленное убийство "при совершении разбоя или из иных корыстных побуждений".

В литературе и среди некоторой части практических работников распространено мнение о том, что критерием правильности разрешения поставленного выше вопроса является способ убийства. При этом признается, что разбойное нападение, окончившееся убийством, может быть совершено только открыто и потерпевший должен осознавать, что его убивают ради завладения имуществом, а убийство из корысти может быть совершено как открыто, так и незаметно для потерпевшего. Кроме того, указывается, что при разбое переход имущества происходит при совершении убийства и соединяется с ним по времени и месту, а при корыстном убийстве имущество переходит к виновному лишь в дальнейшем.

Анализ законодательства и практики показывает, что эти критерии не являются обязательными, а в ряде случаев вообще не имеют значения для правильной квалификации данного преступления. Это видно, например, из дела по обвинению К в убийстве Р. К, хорошо знавший Р., решил убить его и завладеть его деньгами, которые хранились дома. С этой целью К., подойдя сзади, нанес Р. несколько ударов топором по голове, от которых тот сразу же умер. Затем К. обыскал Р. взял ключи от его квартиры с тем, чтобы забрать деньги, но потом, испугавшись, отказался от своего намерения. Рязанский областной суд расценил действия К. лишь как корыстное убийство и оправдал его в разбойном нападении. В обоснование своего решения суд сослался на то, что, во-первых, нападение не было заметно потерпевшему и, во-вторых, К. после убийства добровольно отказался от завладения деньгами.

Однако эти доводы суда не основаны на законе. Действующий закон не содержит обязательного требования о том, чтобы нападение при разбое было открытым. Следовательно, квалификация действий К. не должна измениться от того, было ли "заметно" нападение потерпевшему. Тем более для квалификации преступления в таких случаях не имеет значения, сознавал ли потерпевший, с какой целью его убивают. Это трудно установить. Даже при нахичии свидетелей, как правило, можно лишь строить предположения. Нельзя согласиться и с другим доводом суда по этому делу. Известно, что разбой признается оконченным в момент нападения с целью завладения чужим имуществом, независимо от того, завладеет ли нападавший каким-либо имуществом потерпевшего. Для оконченного состава корыстного убийства при любых обстоятельствах не имеет значения, получил ли виновный те блага, завладеть которыми он стремился, совершая преступление.

Нельзя признать самостоятельным критерием разграничения корыстного убийства без признаков разбоя и корыстного убийства, сопряженного с разбоем, нападение, поскольку оно, хотя и является признаком разбоя, не исключается и при корыстном убийстве без разбоя. Например, путем нападения может быть совершено убийство супруга с целью завладения в полной мере общим, совместно нажитым имуществом.

Такое убийство не может быть квалифицировано по совокупности с разбоем. В то же время по совокупности этих преступлений должно квалифицироваться убийство путем нападения на родственника с целью завладения его имуществом Президиум Верховного суда РФ признал правильной квалификацию по п. "а" ст. 102 и ч. 2 ст. 146 УК действий Ч., который двумя выстрелами убил своего отчима К, взял принадлежавшие ему 342 руб., а труп бросил в реку. В данном случае деньги не являлись общей собственностью. Из этого следует, что решающее значение для квалификации убийства и разбоя по совокупности имеет наличие факта похищения имущества, поскольку состав корыстного убийства не включает похищение имущества.

Кроме того, для признания убийства совершенным из корысти и применения п. "а" ст. 102 и ст.ст. 91 или 146 УК необходимо установить, что умысел на завладение имуществом возник у виновного до убийства. В тех случаях, когда такой умысел возник после совершения убийства, оно не может быть признано корыстным. Например, после убийства из ревности или мести виновный присваивает имущество потерпевшего. Его действия образуют убийство без отягчающих обстоятельств, а завладение имуществом в этом случае является кражей, а не разбойным нападением.

Таким образом, критерием разграничения корыстного убийства при разбойном нападении и корыстного убийства без признаков разбоя является наличие или отсутствие обязательной совокупности трех признаков. Если убийство совершено, во-первых, путем нападения, во-вторых, с целью завладения имуществом (похищения его), и если, в-третьих, завладение имуществом осуществлено в момент совершения убийства или непосредственно после него, то налицо совокупность корыстного убийства и разбоя.

4. Убийство из корыстных побуждений необходимо отграничивать от убийств, совершаемых по другим мотивам. Ошибки при квалификации, как правило, допускаются в связи с тем, что корыстными признаются такие мотивы, которые имеют с ними только внешнее сходство.

Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда СССР не обнаружила корыстных мотивов в действиях М., который во время игры в карты заподозрил партнера в обмане -- тот не поставил в банк проигранный им рубль. В результате возникла ссора, перешедшая в драку, в ходе которой потерпевший был убит. Судебная коллегия пришла к выводу, что убийство было совершено не вследствие того, что М. желал получить материальную выгоду, а по мотиву мести за то, что потерпевший, нарушивший "правила игры", обманул своего партнера. Обоснованность такого вывода не вызывает сомнений

На практике возник вопрос о квалификации действий лиц, совершивших убийство, чтобы удержать или сохранить имущество, уже принадлежащее виновному. Действия Н., который из ружья убил И., проникшего к нему в сад за клубникой, предлагалось квалифицировать по п. "а" ст. 102 УК. Президиум Верховного суда РФ признал это неправильным, указав, что корыстные мотивы совершения убийства предполагают стремление к противоправному завладению имуществом или иными ценностями, находящимися во владении потерпевшего, либо желание лица получить материальную выгоду от совершения преступления иным путем. В данном же случае, совершая убийство, Н. никакой материальной выгоды от этого не получил и не мог получить. Следовательно, в его действиях не было корыстных мотивов. Правильность выводов Президиума по этому делу оспаривает Э.Ф. Побегаило, по мнению которого то, что Н. материальной "выгоды не получил и не мог получить", ни в коей мере не меняет корыстной сущности его побуждений. Было бы несправедливо считать проявление таких частнособственнических пережитков "простым убийством" . Это утверждение представляется неубедительным. Действия Н. следовало бы считать корыстными только в том случае, если бы имущество у него изымалось на законном основании. Удержание имущества при этом условии свидетельствует о корыстных побуждениях. В сложившейся обстановке Н., совершая убийство И., мстил ему за похищаемое имущество и при отсутствии других отягчающих обстоятельств должен отвечать по ст. 103 УК. Что касается ссылки Э.Ф. Побегаило на "несправедливость" такой квалификации, которая и сама по себе отнюдь не бесспорна, то она для уяснения содержания корысти при убийстве не имеет значения.

Равным образом нельзя считать убийством из корыстных побуждений лишение жизни лица, совершившего кражу. Здесь виновный при убийстве также руководствуется желанием отомстить за похищение имущества и никакой выгоды в результате убийства не извлекает.

Неправильно относить к корыстному и убийство, совершенное в связи с невозвращением потерпевшим ранее взятого долга. Президиум Верховного суда РФ, например, признал неправильной квалификацию действий С., осужденного Краснодарским краевым судом по п."а" ст, 102 УК. П. взял у С. деньги заимообразно. Спустя два месяца С., встретив П., напомнил ему о доже. В тот же день после распития спиртных напитков между ними на этой почве произошла ссора, а затем С. ударил потерпевшего ножом и убил его. Президиум переквалифицировал действия С. на ст. 103 УК, сославшись на то, что С., совершая убийство П., никакой материальной выгоды от этого не получил и не мог получить. Следовательно, корыстных мотивов в его действиях не было. Из обстоятельств дела видно, что С. совершил убийство на почве мести за неуплату долга.

В данном случае, совершив убийство, С. фактически лишил себя возможности получить долг с потерпевшего. Поэтому у суда не было оснований считать, что при убийстве он руководствовался корыстным мотивом.

По некоторым делам об убийстве встречаются попытки квалифицировать по п. "а" ст. 102 УК убийство жены, совершенное мужем, чтобы избавиться от нее. А., проживая в г. Александрове Владимирской области, убил жену, желая избавиться от нее с тем, чтобы сожительствовать с другими женщинами. При рассмотрении дела суд признал, что А. совершил убийство из корыстных побуждений. Между тем мотив, которым руководствовался виновный, лишен корыстного характера. Совершая убийство в этой ситуации, он стремился извлечь для себя нематериальную выгоду -- получить свободу действий.

5. Корыстное убийство необходимо отграничивать от убийства с целью скрыть совершенное преступление (п. "е" ст. 102 УК). Важность правильного решения данного вопроса обусловлена тем, что, как мы уже отмечали, квалификация убийства по совокупности пп. "а" и "е" ст. 102 Ж исключается.

В связи с высказанными в литературе соображениями по данному вопросу считаем необходимым уточнить свою позицию. При совершении убийства во время разбойного нападения, во всяком случае до его окончания, убийство должно расцениваться как корыстное, разумеется, когда оно совершено с прямым умыслом. В этом случае квалификация по пп."а" и "е" ст. 102 и ст. 146 УК вполне обоснована. Если же убийство совершено после разбойного нападения, то правильно было бы считать это убийство совершенным с целью сокрытия разбойного нападения. Для таких случаев характерна ситуация, когда после разбойного нападения потерпевший заявляет, что он "так это дело не оставит" или требует возвратить отобранные вещи. В связи с заявлениями потерпевшего виновный совершает убийство. Такие действия следует квалифицировать по п. "е" ст. 102 и ст. 146 УК. Равным образом грабеж или кража не становятся разбойным нападением, если после их совершения виновный совершает убийство потерпевшего. В этих случаях применению подлежит п. "е" ст. 102 и соответственно ст.ст. 144 или 145 УК.

6. К корыстным убийствам относится убийство за плату, когда убийца лишает жизни человека по указанию лица, пообещавшего уплатить или уплатившего за убийство вознаграждение. Здесь, как нам кажется, сомнений не должно возникнуть. В 60 -- 80-х годах в России такие убийства были единичными. Однако за последние четыре-пять лет их число увеличилось. По данным МВД РФ, в 1992 г. было совершено 32 "заказных" убийства. Дела, которые нам известны по Москве и Екатеринбургу, дают основание для вывода о том, что в конечном счете и эти убийства совершаются из корыстных побуждений, возникающих на почве конкуренции при предпринимательстве или при распределении "доходов" (получен- ных на законном основании или противоправным путем). Данный вопрос нуждается в дополнительном изучении. Но совершенно ясно, что для применения п. "а" ст. 102 УК корысть должна быть установлена не только у "заказчика", который выступает в таких случаях либо организатором, либо подстрекателем, но и у исполнителя убийства

1.2 Убийство из хулиганских побуждений (п. "и" ст. 105 УК)

1. Изучение практики показывает, что данное обстоятельство при убийстве встречается чаще других отягчающих обстоятельств, указанных в этой статье. Пленум Верховного суда РФ в п. 6 постановления от 22 декабря 1992 г. разъяснил, что по п. "б" ст. 102 УК следует квалифицировать умышленное убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым нормам морали, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение.

Пленум з первой части приведенного указания исходил, очевидно, из диспозиции ст. 206 УК. Однако эти положения нельзя понимать упрощенно. Любое умышленное убийство является проявлением явного неуважения к обществу и общепринятым нормам морали.

Как отмечалось в литературе, специфику этого мотива следует искать прежде всего в причинной обусловленности. Хулиганские побуждения лишены какой-либо необходимости: они целиком проистекают из разнузданного эгоизма, связанного с неуважением к личности и человеческому достоинству, безразличным отношением к общественным интересам, пренебрежением к законам и правилам поведения. Нередко в основе такого отношения к общественным и личным интересам лежит безотчетная злоба, чувство неудовлетворенной потребности, которые порождают тупое отчаяние и связанное с ним стремление к озорству, удали, разрушению, желанию проявить и показать себя. Часто хулиганские побуждения обусловлены уродливым пониманием свободы своих действий, смысл которого очень четко выражает формула "мне все дозволено". Хулиганские побуждения означают, что субъекту доставляет удовлетворение само преступное деяние, само нарушение общественного порядка, что он получает удовлетворение от своего антиобщественного поведения . Из этого следует, что, совершая убийство из хулиганских побуждений виновный получает удовлетворение от самого факта лишения жизни человека либо от таких действий (направленных на грубое нарушение общественного порядка и проявление явного неуважения к обществу), которыми человек может быть лишен жизни при безразличном отношении к этому со стороны виновного.

В связи с этим необходимо подчеркнуть, что место совершения убийства (например, общественное место) не имеет самостоятельного значения для применения п. "б" ст. 102 УК Важно установить, что решающей и непосредственной причиной, вызвавшей умысел на убийство, явились указанные выше антиобщественные побуждения.

2. Известно, что мотив считается факультативным признаком субъективной стороны состава преступления. Но по делам об убийстве из хулиганских побуждений он является обязательным признаком состава. Поэтому мотив убийства из хулиганских побуждений во всяком случае должен быть установлен как необходимое условие правильного применения п. "б" ст. 102 УК Изучение практики показывает, что значительная часть ошибок при квалификации умышленных убийств из хулиганских побуждений объясняется поверхностным анализом обстоятельств преступления, свидетельствущих о субъективной стороне и главным образом о мотиве его совершения .

Каковы же пути установления этого мотива при убийстве? О содержании некоторых мотивов убийства органы следствия и суды нередко узнают из показаний обвиняемого или подсудимого, когда он, признавая себя виновным в преступлении, заявляет, что действовал по мотиву корысти, ревности, зависти и т.п. (разумеется, при подтверждении другими доказательствами). Однако хулиганские побуждения как мотив действий виновного в этом отношении являются исключением. Нам, например, не встретилось ни одного случая, когда бы виновный, признавая совершение убийства, заявил, что он действовал из хулиганских побуждений. В таких случаях преобладают объяснения об убийстве "по пьянке", обвиняемый утверждает, что он "не помнит, как случилось", объясняет свое поведение какими-то другими мотивами. В результате этого наиболее доступный источник установления мотива в данном случае не может быть использован. О мотиве, которым руководствовался виновный, позволяют судить сами его действия, а в ряде случаев и повод, явившийся внешней причиной совершенного преступления. Поскольку при убийстве речь вдет о действиях виновного, направленных против другого человека -- потерпевшего, то для установления мотива убийства приобретают определенное значение и действия последнего, а также отношения между виновным и потерпевшим. Чаще всего убийство из хулиганских побуждений совершается в тех случаях, когда оно оказывается продолжением хулиганских действий. Верховным судом РФ рассмотрено по жалобе дело в отношении М, осужденного областным судом по п. "б" ст. 102 и ч. 2 ст. 206 УК за убийство Л. Явившись ночью в общежитие рабочих в пьяном виде, М. совершил хулиганские действия: заходил в комнаты, включал свет, стучал, кричал, выражался нецензурными словами. В одной из комнат он ударил ножом в живот лежавшего на кровати Л., который сразу же умер. Наличие хулиганских побуждений в этом случае очевидно, они обусловлены предшествующим поведением виновного, убийство по существу совершено вообще без какого-либо повода. Приговор областного суда признан правильным.

Потерпевшими в некоторых случаях оказываются граждане, указавшие хулигану на его недостойное поведение. В этом отношении характерно дело по обвинению В., который, будучи пьяным, проходя по улице районного центра, пел непристойные песни и выражался нецензурными словами. Стоявший возле своего дома незнакомый В. гражданин М. сделал ему замечание и предложил прекратить хулиганские действия. В ответ на это В. убил М. ударом ножа в сердце. Суд квалифицировал его действия по п. "б" ст. 102 УК.

Потерпевшие при убийстве из хулиганских побуждений в ряде случаев по собственной инициативе не вступали в контакт с виновным, который, заранее наметив жертву, предъявлял вздорные претензии. По приговору Горьковского областного суда П. осужден за убийство С. из хулиганских побуждений. Встретив С. на улице, П. стал приставать к нему, утверждая, что С. в столовой выпил его водку и съел его обед. С. отстранил от себя пристававшего к нему П. В ответ на это П. снял с плеча ружье и ударом приклада по лицу сбил С. на землю, а затем стал избивать его ружьем, которое сломалось. Увидев, что С. мертв, П. оттащил труп к забору, придав ему вид спящего человека. Затем собрал части разбитого ружья и ушел домой. Проявление хулиганских побуждении вполне возможно и внезапно, когда виновный до убийства не совершал хулиганских действий. Об этом свидетельствует дело по обвинению Г. в убийстве 3. при следующих обстоятельствах 3. вошел во двор дома и спросил у стоявших в подъезде Г., К. и Н., где находится квартира Д. Вместо ответа на вопрос К. и Н. набросились на 3. и стали его избивать, а Г. нанес 3. несколько ударов ножом в шею и грудь, от которых сразу же наступила смерть. Вывод Московского городского суда об убийстве 3. из хулиганских побуждений вполне обоснован. Здесь хулиганские побуждения проявились в ничем не вызванной реакции Г. на вопрос потерпевшего о квартире его знакомых.

Встречаются случаи, когда убийство из хулиганских побуждений совершается в связи с невыполнением близким или знакомым человеком какого-то желания виновного. Б., находясь в состоянии опьянения, убил своего товарища за то, что тот отказался уйти вместе с ним из клуба. Затем Б. взял гармошку и до прибытия милиции играл на ней. Здесь о мотиве убийства свидетельствуют действия Б. в момент его совершения и после него.

Во всех приведенных примерах хулиганские побуждения проявились достаточно четко в действиях виновного до убийства или во время его совершения, или после него. Характерно для них было и то, что потерпевшие не давали какого-либо повода для агрессивного поведения виновного либо вообще не знали его.

3. В тех случаях, когда хулиганские побуждения выступают в качестве единственного мотива убийства, их установление вызывает меньше затруднений. Прав в определенной степени И.Н. Даныпин, который считает, что для хулиганских мотивов характерна наглядность и явность проявления. Хулиганские мотивы, по его мнению, отчетливо выражены внешне, они "кричат", "бьют в глаза" . Сложнее обстоит дело в тех случаях, когда хулиганские побуждения сопряжены о другими мотивами, когда они оказываются завуалированными. От следователей и судей по таким делам требуется и высокий профессиональный уровень знаний, и опыт для того, чтобы отграничить хулиганские побуждения от других мотивов.

Мы исходим из того, что хулиганские побуждения в принципе совместимы с другими мотивами при совершении убийства. Они вполне "уживаются" рядом с ревностью, местью, ненавистью, завистью и др. При квалификации некоторых убийств возникает задача отграничения этих мотивов от хулиганских побуждений. Чаще всего этот вопрос возникает при отграничении хулиганских побуждений от ревности и мести. Важно не только разграничить эти мотивы, но и выявить, какой из них доминировал при убийстве, был главным мотивом, которым руководствовался виновный, совершая преступление.

При отграничении хулиганских побуждений от ревности и мести должна учитываться различная природа этих мотивов. Если хулиганские побуждения своим острием направлены против общественного порядка и характеризуются циничным отношением виновного к потерпевшему, то ревность и месть являются мотивами, при которых отношения между обвиняемым и потерпевшим, предшествующие убийству, носят личный характер. А. Наумовым высказано правильное мнение о том, что нельзя считать убийство совершенным из хулиганских побуждений, а не по мотиву ревности только на там основании, что не было действительного повода к ревности . Но нам кажется, что вопрос должен решаться и в иной плоскости. Следователь и суд обязаны проверить, не является ли ревность и обвинения в измене лишь предлогом кия скандалов и издевательств над потерпевшей. При таких обстоятельствах, например, было совершено убийство Л. своей жены. Липецкий областной суд установил, что Л. в течение ряда лет систематически пьянствовал, устраивал скандалы, выгонял жену, детей, родителей жены из дома, избивал жену и тещу. За эти действия Л. неоднократно привлекался к ответственности за мелкое хулигенство. Однажды, вернувшись домой ночью в пьяном виде, Л. разбудил жену и дочь, нанес им побои, от жены требовал "объяснений", а затем, когда жена и дочь хотели уйти из дома, он выстрелом из ружья убил жену. Суд признал, что убийство совершено из хулиганских побуждений, и отверг утверждения Л. о мотиве ревности.

Другим мотивом, от которого приходится нередко отграничивать хулиганские побуждения при убийстве, является месть, возникшая на почве личных отношений. Этот вопрос чаще всего возникает в тех случаях, когда потерпевший своими умышленными или неосторожными действиями причиняет виновному какую-либо малозначительную неприятность. Например, Ш. убил Т. за то, что после игры в домино во дворе дома Т. ходил и рассказывал, что Ш. остался "козлом рогатым". По другому делу М. был осужден за убийство П. в кубовой общежития за то, что П. разбил его тарелку. Оба эти убийства были признаны совершенными из хулиганских побуждений. Интересно, что по последнему делу адвокат в кассационной жалобе утверждал, что убийство было совершено на почве мести из личных отношений и ставил вопрос о квалификации действий М. по ст. 103 УК. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ отклонила кассационную жалобу, сославшись на малозначительность повода, используя который М затеял ссору, а затем совершил убийство из хулиганских побуждений.

Таким образом, при отграничении мести, возникшей на почве личных отношений, от хулиганских побуждений при убийстве подлежат тщательному выяснению действия потерпевшего, которые виновный счел основанием для совершения этого преступления. По общему правилу убийство должно признаваться совершенным из хулиганских побуждений в тех случаях, когда действия потерпевшего оказываются малозначительными, а виновный использовал их лишь как предлог для совершения убийства.

От убийства из хулиганских побуждений на практике нередко приходится отграничивать убийство, совершенное в драке или ссоре. В литературе было высказано мнение о том, что убийство в драке или ссоре должно всегда признаваться совершенным из хулиганских побуждений, если установлено, что субъект убийства является инициатором и активной стороной преступления. С такой рекомендацией трудно согласиться. Чаще всего по обстоятельствам преступления это может быть действительно так, но все же для признания убийства совершенным из хулиганских побуждений недостаточно сослаться на то, что данное лицо является "инициатором" или "активной стороной" преступления, -- необходимо установить мотив действий виновного. Трудности состоят в том, что убийство из хулиганских побуждений зачастую совершается в драке или ссоре, в результате обстоятельства убийства из хулиганских побуждении и убийства в драке или ссоре нередко совпадают. Ошибки в квалификации убийства в этих случаях потому именно и происходят, что не уделяется внимания установлению мотива убийства, совершенного в драке или ссоре.

4. Убийство, предусмотренное в п. "б" ст. 102 УК, может быть совершено не только с прямым, но и с косвенным умыслом. Совершая убийство их хулиганских побуждении с косвенным умыслом, виновный, хотя и не ставит перед собой цели убийства, которая имеется при прямом умысле, но и не исключает, что смерть потерпевшего все же может наступить. Вместе с тем это не значит, что действия виновного в убийстве из хулиганских побуждений с косвенным умыслом являются бесцельными. Цель имеется, она состоит в совершении самого действия, направленного против личности потерпевшего, при безразличном отношении к возможному наступлению его смерти. Только цель при убийстве из хулиганских побуждений не выходит за рамки основного убийства, как, например, завладение имуществом при корыстном убийстве. Здесь убийство не является средством для достижения какой-либо цели (помимо причинившего смерть действия при косвенном и причинения смерти при прямом умысле). Известно, что мотив всегда служит достижению цели и даже определяет ее. Поскольку установлено, что при убийстве из хулиганских побуждений имеется определенная цель, постольку есть основания считать, что они (эти побуждения) являются мотивами действий виновного. Этот вопрос приобретает принципиальное значение по делам о покушении на убийство из хулиганских побуждений. По таким делам убеждение следователя или суда о наличии этого мотива иногда ведет к тому, что анализу других элементов субъективной стороны не уделяется должного внимания. При этом не учитывается, что наличие хулиганских побуждений при косвенном умысле, когда смерть потерпевшего не наступила, недостаточно для признания преступления покушением на убийство. В результате этого в ряде случаев преступление, квалифицированное по ст. 15, п. "б" ст. 102 УК, оказывается в действительности причинением телесных повреждений или просто хулиганством

5. В литературе утверждалось, что если хулиганство сопряжено с убийством, то действия виновного квалифицируются только по статье, предусматривающей ответственность за убийство . Эта позиция представляется правильной. Как уже отмечалось, убийство из хулиганских побуждений нередко является продолжением ранее совершенных хулиганских действий либо они продолжаются после убийства. В таких случаях фактически совершается два самостоятельных преступления (реальная совокупность), из которых каждое должно получить самостоятельную оценку. Но это относится только к тем случаям, когда в совокупность входят хулиганство и более тяжкое преступление, в частности убийство . Следовательно, квалификация убийства из хулиганских побуждений только по одной статье, предусматривающей ответственность за убийство, правильна лишь для тех случаев, когда речь идет не о хулиганстве, сопряженном с убийством, а об убийстве из хулиганских побуждений.

1.3 Убийство, совершенное в связи с выполнением потерпевшим своего служебного или общественного долга (п. "б" ст.105 УК РФ)


Страница:  1   2   3 

Скачать работу можно здесь Скачать работу "Убийство с отягчающими обстоятельствами" можно здесь
Сколько стоит?

Рекомендуем!

база знанийглобальная сеть рефератов