"Арабская весна" в истории международных отношений

Внешняя политика Российской Федерации в регионе Большого Ближнего Востока в начале XXI века. Сущность "Арабской весны", её причины, последствия, ключевые события этого процесса. Экономическая стагнация в государствах Северной Африки и Ближнего Востока.

Рубрика Международные отношения и мировая экономика
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 20.06.2015
Размер файла 471,9 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.


Подобные документы

Размещено на http://www.allbest.ru/

Введение

С конца 2010 года до сегодняшнего в Арабском мире продолжаются процессы, выразившиеся в гражданских протестах в Тунисе, Египте и Ливии, в результате чего на фоне массовых демонстраций и протестов разгорелись гражданские войны, приведшие к смене существующего строя этих государств. Далее черёд пал на Алжир, Мавританию, Марокко, Иорданию, Ирак, Йемен, Бахрейн, Судан, Ливан, Кувейт и Оман, где прошли массовые манифестации, повлиявшие на изменение социально-политической системы. Единовременность и характер протекания этих событий позволяет их объединить в общее понятие «Арабская весна».

В данной курсовой работе хотелось бы рассмотреть арабское направление внешней политики России в начале 21 века, а также соотнести её с серией протестов и демонстраций по всему Большому Ближнему Востоку, названных «Арабской весной», которые изменили государственное устройство или существенно повлияли на внутреннее положение большинства арабских стран.

Выбор данной темы обусловлен особой значимостью процессов под названием «Арабская весна», повлиявших на политическую и экономическую ситуацию в государствах Магриба и Ближнего Востока и на их сотрудничество с Российской Федерацией.

Цель курсовой работы - рассмотреть события «Арабской весны» в контексте внешней политики России: как отразились на позициях и интересах РФ революционные события на арабском востоке. Для достижения цели курсовой работы требуется поставить следующие задачи: во-первых, выявить причины и последствия «Арабской весны» для политической и экономической сферы государств Большого Ближнего Востока; во-вторых, охарактеризовать действия России в странах Магриба и Ближнего Востока в 2000-е гг.; в-третьих, определить, на какие сферы интересов РФ в регионе повлияла «Арабская весна», и какие проблемы и последствия она вызвала для России.

Исходя из этого, следует разделить данную курсовую работу на две основные части; в первой главе работы будет рассматриваться внешняя политика России на Ближнем Востока и в Северной Африкедо революционных событий и сущность «Арабской весны», её причины, последствия, а также ключевые события этого процесса.

Вторая часть данной курсовой работы будет посвящена экономическому и политическому положению арабских государств после начала процессов «Арабской весны», а также влиянию ближневосточных революций, переворотов и гражданских войн на внешнюю политику России в данном регионе.

1. Внешняя политика России в регионе Большого Ближнего Востока в начале 21 века

1.1 Понятие «Арабской весны» и её причины

В 2010 г. Арабском мире начались процессы, выразившиеся в гражданских протестах, переворотах, демонстрациях, революциях, которые затронули практически все государства Большого Ближнего востока: Тунис, Египет, Ливия, Алжир, Мавритания, Марокко, Иордания, Ирак, Йемен, Бахрейн, Судан, Ливан, Кувейт и Оман, где в последующем произошли социально-политической системы. Единовременность и характер протекания этих событий позволяет их объединить в общее понятие «Арабская весна».

Следует сказать, что термин «Арабская весна» является обобщающим для арабо-язычных мусульманских стран Северной Африки и Ближнего востока, где режимы, существовавшие до известных событий, имели авторитарный характер, а оппозиция представляет собой множество социальных групп, от радикальных до умеренных. Масштаб «Арабской весны», как было сказало, весьма огромный и степень накала событий в каждом государстве Большого Ближнего Востока находится на разном уровне. Существует два основных типа причин, которые привели к возрастанию напряжения в арабских государствах. Эти проблемы можем разделить на две части: социально-политические и экономические.

Заведующий центром глобальных и стратегических исследований Л.Л. Фитуни в своей статье «Экономические причины и последствия «Арабской весны» экономика неизменно лежит в фундаменте любой революции. Несмотря на то, что внешние вмешательства в процессы внутри Арабских стран вещь бесспорная и предельно очевидная, в глубинной основе социального взрыва столь же лежит и экономика».

Нельзя не считаться с тем, что экономическая ситуация в государствах Арабского мира не была катастрофической. Как например, до начала экономического 2008-2009 гг. прирост ВВП во всех странах Большого Ближнего Востока не опускался ниже 3%, а в таких государствах как: Египет, Тунис, этот показатель был выше 5,5% в год. Из этого следует, что экономические показатели крупных Арабских государств где происходили революционные события были заметно лучше, чем в неохваченных Арабской весной государствах. Нужно учесть тот факт, что темпы роста ВВП были стабильно выше прироста численности населения. Как утверждает Л.Л. Фитуни, Тунис накануне революции считался показательным примером развития и входил в число лучших среди развивающихся стран.

Примечательно, что несмотря на авторитарный характер политической власти на Большом Ближнем востоке, такие государства как Египет и Тунис являлись едва ли не самыми успешными странами, где происходило диверсификация и модернизация экономики с пусть постепенной, но вполне ясной политической демократизацией.

Итогом осуществления главами авторитарных режимов действий в области либерализации экономики по образцу, рекомендуемых МВФ США и ЕС. В результате началось формирование обширной прослойки «среднего класса».

Несмотря на прогрессивный рост ВВП и экономик в целом фундаментальные процессы «Арабской весны» следует искать в экономических и социально- политических проблемах государств. Эти проблемы заключаются в росте населения, в безработице и, свойственно Северной Африке нехватке пригодных для расселения территорий.

Как отмечает Л. Л. Фитуни «… указанные базисные проблемы существовали до прихода к власти сброшенных «тиранов», сохранялись, несмотря на все их усилия и при них, что самое главное, никуда не денутся при новых властях». Ещё одна проблема, которую стоит учитывать - это постколониальный «синдром», оказавший негативное воздействие на экономическое развитие стран Северной Африки и некоторых государств БВ. Но даже этот фактор не является основным.

Особую роль играет географические особенности региона, в частности Северной Африки, где впервые проявились процессы «Арабской весны», большая часть территорий - безжизненная пустыня.Сегодня, по данным ФАО, пустыни составляют 78% площади Марокко. В Тунисе -- 51%, Алжире -- 80, Египте -- 98, в Ливии -- 99%.

Следует сказать, что почти во всех государствах Северной Африки подавляющая часть населения сосредоточена в деревне. Быстрый рост населения с каждым новым поколением ведёт к уменьшению площади надела, также формирует скрытую безработицу, или стимулирует урбанизацию, где новые горожане часто тоже не могут обеспечить себя работой.

На примере Египта видно, как происходит преобладание граждан в возрасте до 30 лет. Менее острее эта проблема стоит в других государствах Северной Африки и Ближнего Востока. Это было объяснено тем, что в начале «Арабской весны» в основе революций в Тунисе, Алжире и в целом в Северной Африке сформировался так называемый «молодёжный бугор», являющийся «выпиранием» в половозрастной пирамиде определённых возрастных групп (15-30 лет). Статистически это подтверждается лишь частично. Однако, это «выпирание» не сыграло решающей роли в протестах в Тунисе и Алжире, а в Ливии, Египте и Марокко его и вовсе не было. Но при этом в первых двух странах произошли «революции», а в самой западной монархии арабского мира нет.

Тем не менее нельзя не учитывать роль молодёжи в «Арабской весне», так как она является наиболее подходящей социальной группой для манипулирования со стороны влиятельных политических игроков, которые заинтересованы в политической дестабилизации Арабского мира. Например, «молодёжь» являлась движущей силой во время протестов как в Тунисе, так и в Египте, Ираке, Сирии, Кувейте и в других государствах Большого Ближнего Востока.

Интересен тот факт, что сельская молодёжь, которая является большей части стран Северной Африкии Ближнего Востока воспитана в традиционных ценностях, в отличии от городской молодёжи, прежде всего на религиозных ценностях. Хотя это не стало значительной поддержкой светских авторитарных режимов.

Религиозная молодёжь по большей части участвовала, прежде всего, в деятельности нелегальных и полулегальных мусульманских организациях. Одной из таких организаций были «братья-мусульмане» на протяжение почти 70 лет и остаются по сей день. Но в последнее время с ними стали конкурировать другие радикальные группы, также финансируемые монархиями Персидского залива: Катаром, Саудовской Аравией, - эти исламистские организации являются лишь крылом оппозиционного движения, которое наиболее либеральное по сравнению с крайне экстремистскими мусульманскими группами, в числе которых «Джабат аль-Нусра», отделением Аль-Каиды в Сирии и Ливане.

Осуществлялась большая финансовая поддержка исламистских группировок, которые сыграли решающую роль в свержении режима Джамахирии Муамара Каддафи и продолжают бороться с сирийской армией в данный момент. Исключением стал Египет где после прихода к власти братьев-мусульман их вас была свергнута военными.

Ещё одной причиной «Арабской весны» являются политические проблемы арабских государств, выражающиеся в существовании авторитарных застойных режимов на Большом Ближнем востоке. Правящая элита обосновывала отсутствие политических и экономических реформ и укрепление силовых структур необходимостью поддерживать стабильность, бороться с терроризмом и радикальными исламистскими движениями, то есть безопасность государства приравнивалась к безопасности правящего класса.

Братья-мусульмане и другие оппозиционные политические группы не были допущены до участия в политической сфере государств. Радикальные организации были вынуждены воспользоваться народными манифестациями и протестами для свержения существовавших режимов. Отчасти гражданские беспорядки, протестные акции были вызваны нежеланием верхушек некоторых государств проводить реформирование сфер общественной жизни

Важнейшую роль в подогревании гражданских протестов в ходе «Арабской весны» сыграли факторы внешнего влияния, к которым относятся интересы монархий Персидского залива, Турции, а также западных держав и США - эти региональные игроки являются основными источниками финансирования и подготовки радикалов в Сирии и в других государствах, где «Арабская весна» имеет варианты развития событий. Турция старается «лавировать» во внешней и внутренней политике между интересами своих союзников и радикально настроенных религиозных экстремистских группировок, но противоречия с Сирией по поводу поддержки курдских организаций вынуждают наследника Османской империи, продвигать свои национальные интересы. Саудовцы и катарцы преследуют цель создания единого исламского халифата, но между ними происходит взаимное соперничество. США, военная база которых находится, например, в Катаре, являются стратегическим партнёром монархий Персидского залива, хотя при

этом стараются использовать «Арабскую весну» как возможность дестабилизации всего Ближнего востока для установления удобных для себя режимов. В результате американцы вынуждены опираться на радикальные исламистские группы, ориентирующиеся на Саудовскую Аравию и Катар, и никак не планирующие создания демократических режимов.

Ещё один фактор, который создаёт пропаганду с целью воздействия на режимы арабских авторитарных лидеров, - средства массовой информации. Когда восстания пресекают нелояльные Западу диктаторы вроде Муамара Кадаффи, Башара Асада и т.д., то иностранные СМИ это называют геноцидом населения и подавлением демократических движений. Когда же правительственные войска в Саудовской Аравии жестоко подавляют выступления шиитов в восточных районах государства, то на данный факт принято не обращать внимание. Как пишет А.Б. Подцероб в статье «Арабская смута: роль пропаганды и современных информационных технологий»: «…Немалую роль в формировании предпосылок массовых выступлений сыграло спутниковое телевидение. Телепередачи внедряли в общественное сознание представления о роскошной жизни, которой наслаждается, де, население стран Запада. Результат не заставил себя ждать. У многомиллионных масс молодежи, сравнивавшей собственную бедность с процветанием западных государств, возник разрыв между ожиданиями благосостояния и действительностью…»; «…Основная роль в пропагандистской войне отводится спутниковому телевидению, создающему стереотипы и внедряющему их в массовое сознание. Ведущее место в этом отношении принадлежит «Аль-Джазире» и «Аль-Арабии», передачи которых на арабском и английском языках, призванные породить симпатии к восставшим, стали важнейшим источником информации как для арабских стран, так и для западного мира. Эффективность ТВ предопределяется, во-первых, его широким распространением и, во-вторых, воздействием зрительного ряда, который навязывает зрителю «картинку», не оставляя времени для анализа обрушивающейся на него информации. С учетом этого можно лишь согласиться с мнением профессора Бамбергского университета А.Юнгерра, что «если социальные сети мобилизовали людей на протестные действия и выход на улицы, то настоящими “структурами”, которые “двигали” эти революции стали именно спутниковые электронные СМИ…».

Примечательно, что режим Муаммара Каддафи в Ливии направлял субсидии в регионы государства, в которых наиболее активно велись боевые действия в период революционных событий. После падения власти Муаммара Каддафи новое оппозиционное правительство не смогло стабилизировать политическую обстановку в стране. Огромное количество оружия. После свержения авторы авторитарного лидера Ливии. Было захвачено различными. Радикальными группировками. Или национальными меньшинствами. Например, туареги. Используйте оружие. Которые служили в составе сил безопасности. Попытались создать в северной части государства Мали новое независимое политическое образование туарегов - Азавад.

Туареги не смогли разгромить малийскую армию, но впоследствии. Были разгромлены исламистами. Которые преследовали цель создания. Исламистского государства на территории Мали. Франция, как крупный игрок на западном побережье Африки, прибегла к военному вмешательству для урегулирования конфликта, но это не привело к стабильности в Мали: остатки боевиков рассеялись по всей территории саванны Сахель (от Мавритании до Чада).

Следующим государством, где активизировалась деятельность Исламистских радикальных группировок стал Тунис. Как отмечает д. А. Б. Подцероб «Тунис: Салафистская угроза», «…в конце марта 2012 года в столице страны прошла демонстрация под лозунгами «Народ требует установления исламского государства» и «Те, кто любит Бога, любит шариат», участие в которой приняло около 10 тыс. человек. Салафиты - это представители исламского радикального направления, суть которого заключается в соблюдении образа жизни и традиций ранний мусульманской общины. Источник их финансирования - Королевство Саудовская Аравия.

С весны 2012 года в столице Туниса начали проходить акции радикальных мусульманских групп, в том числе салафитов, с лозунгами исламизации государства. Летом 2012 начались нападения на художественные галереи, бары, которые, по их мнению, являются оскорбительными для мусульманского общества. 14 сентября 2012 г. исламисты атаковали посольство США, и в ходе чего начались столкновения с полицией - погибло четыре человека. На следующий день после религиозного праздника Ид аль-адха экстремисты предприняли попытку устроить в Манубе погром продающих алкоголь магазинов, а позднее на задержание нескольких нападавших они напали 30 сентября два поста Национальной гвардии. В результате погибло двое салафитов, включая имама местной мечети Эймана Амдуни.

Перспективы для Северной Африки и Ближнего Востока, в случае победы «арабской весны» нельзя охарактеризовать никак иначе, кроме как туманными и неопределёнными. Социально-экономические проблемы, проблемы авторитарных режимов, отсутствие общепризнанного политического лидера, каким когда-то был президент Египта Гамаль Абдель Насер, победа оппозиции в регионе, не имеющей единого мнения относительно стратегии развития данного региона, кроме как тотальной смене светских режимов религиозными, влияние крупных мировых и региональных держав. - Все это вполне может привести к экономической и политической стагнации и хаосу внутри региона, что породит еще большее число жертв.

1.2 Позиции РФ в странах Магриба и Ближнего Востока в преддверии «Арабской весны»

В 1990-2000 гг. арабский мир в целом не был приоритетом внешней политики России, которая переориентировалась на Запад в поисках европейских союзников, игнорируя при этом события на ближневосточном регионе. В 1970-80-е гг. СССР уделял Большому Ближнему Востоку большое внимание, осуществлялось экономическое и политическое сотрудничество, и после распада Советского Союза эта «площадка» была частично потеряна, появились новые региональные игроки, исповедовавшие собственные интересы.

В Концепции Внешней политики РФ 2000 г. в первую очередь ставилась задача укрепления и восстановления экономических отношений, так как определить своё место в Северной Африке, на Ближнем и Среднем Востоке было весьма трудно после распада СССР. В результате Арабские государства были оттеснены на периферию стратегических приоритетов.

Стартом для российской активизации в регионе стало 11 сентября 2001 года, в ходе чего после нью-йоркской трагедии США объявили мусульманские государства главным местом борьбы против глобального терроризма: правящим режимам арабских стран было предложено провести ускоренную демократизацию социальных институтов, а также реформировать религиозные учреждения. Те государства региона, наиболее препятствующие указанным реформам, стали подвергаться информационным атакам Запада, направленных на дискредитацию существующих политических режимов.

Вторым сигналом стало американское вторжение в Ирак (2003 г.), усиливавшее напряжённость на Ближнем Востоке. Российская Федерация старалась предотвратить военную акцию американцев в Ираке: в течении 2002 - в начале 2003 гг. Президент В.В. Путин подчёркивал важность решения иракской проблемы в рамках ООН, но уже 20 марта 2003 года Соединённые Штаты, нарушив в одностороннем порядке устав Организации Объединённых Наций, вторглись в Республику Ирак. Президент РФ однозначно высказался по этому вопросу, осудив действия США.

Россия сразу же отвергла идею о введении своего контингента в Ирак и выразила готовность рассматривать иракскую проблему в контексте СБ ООН, продолжая находить общие точки прикосновения с заинтересованными государства, включая США. Так в июле 2004 г. начались взаимодействия России с переходным правительством Ирака: РФ выразила заинтересованность в восстановлении иракской экономики, даже обговаривалась возможность отправки в Ирак российских специалистов, которая не реализовалась в полной мере из-за усугубления военно-политической обстановки в этой стране.

Ещё одним ближневосточным субрегионом налаживания отношений в тот период стал Аравийский полуостров: российская дипломатия преследовала здесь интересы в виде усиления самостоятельности, прагматичности и экономической составляющей во внешней политики РФ. Так в 2002-2003 годах развивался диалог с Саудовской Аравией, которая была заинтересована в поиске новых партнёров на политическом и экономическом рынках. Очевидной причиной данной диверсификации внешней политики саудитов стали осложнения отношений с США после событий 11 сентября 2001 г.

Ключевыми на тот вопросами российско-саудовских отношений было взаимодействие в антитеррористической сфере, в котором обсуждалась готовность саудовской монархии бороться с международным терроризмом, перекрывать каналы обучения и переброски экстремистов; взаимодействовать в наукоёмких и высокотехнологичных областях, а также решать проблемы энергоресурсов монархий Персидского залива: среди договоров, подписанных между РФ и Саудовской Аравией во время визита саудовского принца, стало соглашение о сотрудничестве в области нефти газа, рассчитанное на 5 лет.

Становится взаимодействие с Организацией Исламской конференции (ОИК), налаживаются контакты с такими группировками, как «Хамас», являющаяся стороной палестинского конфликта, и «Хизбалла». В последующем был осуществлён визит делегации «Хамас» в Москву в марте 2005 г. А Уже в апреле 2005 г. состоялся визит Президента В. Путина в Израиль, Египет, а также Палестину. Каждое из этих государств и организаций Большого Ближнего Востока по-своему примечательное и занимает особое место в списке приоритетных партнёров России, а также по значению на ближневосточной арене. В.В. Путин преследовал идею проведения международной конференцией по Ближнему Востоку, где посредническую роль будет играть четвёрка государств-конспонсоров, но было понятно, что конференция не состоится в предложенным формате.

Важной экономической задачей России в Северной Африке и на Ближнем Востоке стала реструктуризация арабских долгов или их полное, или частичное аннулирование путём закупки у РФ военных или иных закупок. Решая эту проблему, президент В.В. Путин посетил Алжир; в ходе переговоров были улажены вопросы по алжирскому долгу, по поставкам российского оружия, а также были подписаны меморандумы о сотрудничестве между «Газпромом» и крупнейшей алжирской нефтегазовой компанией «Sonatrach» в разработках нефтегазовых месторождений, транспортировки энергоресурсов и модернизации инфраструктуры. Визит В.В. Путина весьма положительно сказался на взаимоотношения Алжира и России, а подписанные соглашения позволили российским компаниям играть важную роль в алжирской экономике.

В 2005 году был решен вопрос сирийского долга, осложнявший отношения между Россией и Сирией. В ходе визита Президента Б. Асада в Москву была подписана Декларация о дальнейшем укреплении дружбы и сотрудничестве, где обговаривалось совместное военно-техническое сотрудничество, участие российских компаний в разработках новых газовых месторождений, строительство инфраструктуры и ГЭС. Всё это стало условием списания сирийского долга. В этом же году Президент РФ посетил Каир, также состоялся визит Президента Хосни Мубарака в Москву. Это позволило восстановить отношения, наладить сотрудничество в экономической, политической сфере, обозначить задачи в области безопасности. Но внешнеполитическая ориентация Египта направлена на США, несмотря на обширные возможности во взаимодействии с Россией.

2000-е гг. по сравнению с 90-ми стали периодом возможностей РФ в странах Арабского Востока. Такие сферы как: инвестиционные вложения, снабжение материалами позволило укрепить сотрудничество, а также Арабский рынок стал достаточно привлекательным для крупных компаний. Новой сферой взаимодействия стала кооперация в космической области начатое в 2000-м г. За первое десятилетие было запущено 6 коммерческих спутников Саудовской Аравии, два Алжира и единственный спутник Марокко. Российская сторона обеспечила запуски Арабских государств своими ракетоносителями. Несмотря на активизацию России в торгово-экономическом сотрудничестве с Арабскими государствами уровень отношений был не таким высоким, но значительно увеличило авторитет РФ в регионе Большого Ближнего Востока.

2. Влияние событий "Арабской весны" на интересы России в регионе Большого Ближнего Востока

2.1 Политические и экономические последствия "Арабской Весны" в странах Северной Африки и Ближнего Востока

В течение нескольких лет «Арабская весна» сильно отразилась и продолжает отражаться на двух сферах общественной жизни: политической и экономической. Можно сказать, что одно вытекает из другого: политическая нестабильность привела к экономической: сокращению резервов и безработице. Последствия «Арабской весны», скорее, только начинают последовательно проявлять себя. В некоторых странах этот процесс значительно приостановился, а в других находится на пике.

Жертвами Арабской весны стали четыре старейших диктатуры региона: йеменская, египетская, тунисская и ливийская. Режим Б. Асада в Сирии пока держится из последних сил, но и он, вероятно, не устоит. В десятке других арабских стран прошли многотысячные митинги и акции протеста против политики правящих режимов, по всему Ближнему Востоку и Северной Африке люди требовали одного и того же: большего участия в экономической и политической жизни, лучшей системы управления и больше гражданских свобод.

Анализируя эти несколько лет, подводить окончательные итоги «Арабской весны» еще рано. В некоторых странах свержение старых режимов уже случилось, а в некоторых до сих пор идет гражданская война. Процесс трансформации пока далек от завершения. Пока в большинстве стран так и не была написана новая конституция, исключением стал лишь Египет, при том значительная часть населения страны недовольна принятой конституцией.

Все государства Большого Ближнего востока можно разбить на три типа, первый: страны, пережившие революцию, к ним относятся Тунис, Египет, Ливия и Йемен. В этих государствах были свергнуты режимы авторитарного типа и выбраны новые главы правительств и национальные лидеры. В Тунисе смена власти заняла немного времени, а Ливии пришлось пройти через гражданскую войну, чтобы свергнуть Муаммара Каддафи. В Египте после прихода к власти военных 19 марта 2011 г. прошел референдум по изменению конституции, которая ограничила власть президента (4 года вместо 6, запрет на 3 срок, отмена чрезвычайных полномочий), а затем президентские выборы.

Нужно сказать, что в перечисленных государствах важную роль играют исламисты, пока в основном это умеренные представители течения, которые, правда, все равно являются угрозой для безопасности граждан и для западных лидеров. Но растет и поддержка более радикальных движений, например, салафитов. Лидеры пока так и не определились, в какой степени мусульманские законы должны влиять на общество и правительство, например, остро стоит вопрос прав женщин.

Наибольшие опасения вызывала ситуация в Египте, где больше половины мест в парламенте на выборах получили партия "Свобода и справедливость", политическое крыло "Братьев-мусульман", и партия Ан-Нур, представляющая интересы салафитов. Затем парламент был распущен по решению суда. В июне 2012 года на президентских выборах в стране победу одержал Мухаммед Мурси, один из лидеров "Братьев-мусульман". С момента избрания Мурси начал прибирать к рукам всю власть в стране. Снова начались протесты и насилие - 27 января Мурси объявил чрезвычайное положение, усилил напряжение внутри Египта. В результате 4 июля 2013 года в Египте произошёл военный переворот, который возглавил военный министр генерал-полковник Абдул Фатах Халил ас-Сиси. Президент Мурси был арестован. Военный переворот поддержала светская оппозиция, коптская церковь и влиятельный общественный деятель Мохаммед эль-Барадеи. Исполняющим обязанностей главы государства стал председатель Конституционного суда страны Адли Мансур. А после президентских выборов новым главой государства стал Абдул Фатах Халил ас-Сиси.

В других странах напряженность сохраняется, но до уличных боев пока не доходит. В Тунисе тяжелыми остаются отношения между умеренными исламистами, пришедшими к власти, и более радикальными салафитами. В Ливии до сих пор часть территорий находится под контролем радикальных исламистов. Йемен страдает от сепаратистов на юге страны, которых поддерживает Аль-Каида, и от мятежников на севере.

Следующая группа государств, в которых «Арабская весна» была прервана, и где правительства сохранили свой состав и свои полномочия, это Марокко, Алжире и Иордании. В этих страны исполнительные органы власти были вынуждены пойти на проведения реформ путём поступательного внедрения.

Король Иордании Абдалла II уже отправил в отставку несколько кабинетов и продолжает обещать экономические и социальные реформы. Выборы в стране в январе этого года прошли неспокойно: на улицах бушевали протесты против коррупции и нарушений.

Мухаммед VI, король Марокко, переписал Конституцию и поделился властью с парламентом. Премьер-министром первый раз за всю историю страны стал представитель умеренных мусульман.

Самой спокойной страной региона остается Алжир: в стране сильна память о гражданской войне 1990-х годов, кроме того ситуация в стране напряженная из-за соседства с исламистскими странами и влияния Аль-Каиды. Чрезвычайное положение действовало в стране 19 лет, после Арабской весны оно было отменено - это самое главное достижение протестующих.

Последняя группа арабских стран, где произошла «арабская весна» это Сирия и Ливан. В Сирии уже два года не стихает гражданская война между оппозицией и сторонниками режима Б. Асада. Погибли около 60 тысяч человек, сотни тысяч стали беженцами. ВСирии отсутствовал острый социально-экономический и политический кризисы по сравнению с Тунисом и Египтом. Главной причиной противостояния в этой стране является поддержка извне действий вооруженных оппозиционных группировок. Сирийские регулярные войска, освободив от антиправительственных вооруженных группировок важные города Хомс и Идлиб, практически ликвидировала очаги организованного сопротивления. Несмотря на это сейчас продолжается проникновение на сирийскую территорию боевиков-террористов, финансируемых и подготовленных недоброжелателями сирийского режима. Ливан, соседнее государство Сирии, находится в зоне доступа сирийских радикальных групп, и «Арабская весна» в последнее время стало сильно угрожать этому государству.

Целями же ведущих стран НАТО, Израиля, монархий Персидского залива является свержение Б. Асада, изменение внутренней и внешней политики Сирии. Существуют также планы по расчленению Сирии по этно-конфессиональному принципу. Таким образом в лице Сирии будет устранен союзник Ирана и радикальных палестинских группировок, оказывающих прямое воздействие на Израиль, появится возможность нанесения военного удара по Ирану. С падением режима Б. Асада произойдёт ослабление шиитского влияния в самой Сирии, в Ливане и Ираке. Об этих планах свидетельствуют результаты стамбульской встречи 1 апреля 2012 г. так называемых «Друзей Сирии» (страны НАТО, монархии Персидского залива), где было принято решение об увеличении помощи сирийской оппозиции, радикальным группам. Важным решением данной встречи стало признание оппозиции «легитимным представителем сирийского народа». Китай и представители сирийского руководства.

Арабская весна привела к значительному спаду в экономике стран, ее переживших. Это сильно сказалось на различных макроэкономических показателях: во всём регионе рост ВВП снизился с 4,2% в 2010 году до 2,2% в 2011 году и до 2,4% в 2012 году - это самые низкие темпы роста за последнее десятилетие. Сильнейший удар понесли страны, пережившие революции и гражданские войны. Лишь экономика Марокко ускорилась за этот период. В 2013 году, экономика региона ускорилась до 3,5%.

«Арабская весна» также сказалась добыче нефти и на промышленности этих стран. Например, в 2010 году в Ливии добывалось 1,65 млн барр в сутки, то в 2011 году в среднем 0,47 млн барр. В Тунисе добывающий сектор сократился на 40%. В Сирии с 2010 года по сентябрь 2012 года добыча нефти сократилась на 60%.

Революционные события и гражданские войны резко сократил туризм. В первом и втором квартале 2010 года Египет, Марокко, Тунис, Иорданию и Ливан посетило 20 млн чел., в первом полугодии 2011 - 15 млн. Потоки туристов в Тунис и Египет сократились на 40%. Это существенно замедлило рост экономики. До сегодняшнего момента туризм полностью не восстановился. Потоки ПИИ (Прямые иностранных инвестиций) на Большом Ближнем Востоке начали сокращаться еще во время кризиса 2008-2009 года. С 2010 по 2011 годы потоки ПИ обвалились на 46% до $11,4 млрд - самое маленького значения с 2004 года. «Арабская весна» катастрофически повлияла на приток иностранного капитала в регион.

Из-за падения экспорта нефти и туризма дефицит текущего счета стран значительно вырос: в Египте, Марокко и других с 2010 по 2011 годы он удвоился.

Это привело к падению курсов валют. Глубокой девальвации удалось избежать только с помощью ремиссий центробанков, которые заметно сократили резервы. В Египте фин. резервы снизились с $35 млрд в январе 2011 года до $15 млрд в декабре 2012 года.

Катастрофы удалось избежать лишь с помощью МВФ и других стран, согласившихся поддержать арабские государства. Однако значительная часть помощи, которая бы обещана, до сих пор не поступила.

В ответ на протесты и социальные волнения правительства арабских государств пошли на увеличение социальных расходов. Первое место по ним заняли Алжир и Тунис. Этим действием правительства попытались остановить или хотя-бы уменьшить волну протестов, как-то компенсировать рост цен на еду и энергоносители. В результате, в странах выросли субсидии на топливо и еду, социальные пособия, пенсии и зарплаты. Результатом стал рост дефицитов бюджета, а затем и госдолга. На примере Египта и Иордании чётко видно как это тяжело сказалась на их экономике - где госдолг приближается к 80% ВВП. Самый высокий госдолг в регионе у Ливана - 136% ВВП, но он за последние годы даже немного снизился.

В регионе Магриба и Ближнего востока уже длительное время сохраняются проблемы на рынке труда. Безработица находится на уровне 10%, а среди молодежи - 30%. Рабочая сила в регионе растет на 2,7% в год. по оценке МВФ до 2020 года на рынок труда выйдут еще 10,7 млн человек. Это продолжит обеспечивать социальное напряжение в регионе.

Рынок труда MENA является одним из самых низкоэффективных в мире, согласно оценке (ВЭФ) Всемирного экономического форума. Работникам не хватает профессиональных навыков и знаний, ведь образовательная система части арабских государств неэффективна. Большая часть рабочих мест приходится на госсектор и сельское хозяйство, а частный сектор постепенно вытесняется. Также в MENA безработица являются лидирующей среди всех государств планеты.

Опасения вызывают субсидии правительств, как правило на еду и энергоресурсы. Еще до Арабской весны в Египте выплачивались субсидии на уровне 9,3% ВВП, а после революции выросли до 10,4% ВВП. Похожая динамика наблюдалась и в других странах. Арабским государствам требуется постепенная отмена субсидий, каждый шаг должен быть объяснен и озвучен - это поможет избежать выступлений и протестов. Как высказался Самир Радван, бывший министр финансов Египта: «Правительству нужно думать об экономике, а не о консолидации власти»

Регион исторически всегда был связан отношениями с Европой: торговые связи, ПИИ, перечисления от эмигрантов и туризм. В результате, арабские страны пострадали от европейского кризиса. На торговлю внутри региона приходится лишь 3% торговли MENA. Регион нужно открыть для торговли друг с другом и с другими развивающимися странами. Иначе последствия могут быть весьма разрушительными.

После революции в Египте 2011 г. стало ясно: молодёжь, благодаря которым случилось восстание, продолжает чувствовать себя преданными, а исламистское правительство было сосредоточено на консолидации политической власти, а не на восстановлении экономической сферы.

Основные требования каирского восстания25 января была выражена в девизе - "хлеб, свобода, социальная справедливость". Этот тезис выразил стремление к переменам, которое создало беспрецедентные ожидания на улицах арабских городов. Сегодня недовольство вновь возвращается из-за плохих экономических результатов нового правительства - хлеб был и остается главным лозунгом протестующих.

Египетская экономика столкнулась с серьезными проблемами. Технически страна в рецессии, при этом она уже пережила длительный период медленной положительной динамики, большой дефицит бюджета, сокращение иностранных резервов и рост разрыва платежного баланса. Египетский фунт находится под тяжелым давлением. Между тем, все больше и больше людей по всей стране оказываются за чертой бедности.

Широко разрекламированная программа Ренессанса, которую "Партия свободы и справедливости" предложила после президентских выборов в мае и июне 2012 года как путь к восстановлению и процветанию, просто растаяла в воздухе. Сейчас она стала предметом сатиры для карикатуристов и комиков. Если не вернутся к дореволюционным темпам роста в 7%, безработица и бедность не снизятся, а кризис продолжится.

Единственный путь из этого тупика - это создание политической системы, которая бы включала все точки зрения, а не была бы разделена на части. Это помогло бы достичь консенсуса о том, как изменить политику, - это очень нужно Египту. Другими словами, решение экономических проблем Египта во всех уровнях все больше вовлекаются в политику.

Пример резюме показывает, что вероятно сценарием арабской весны не может быть демократизация государственного строя, а установление про исламистских правительство от самых радикальных самоуверенных.

Отсутствие общего плана и единого мнения по созданию нового государства оппозиционных сил касаемо будущего государства приводят к гражданской войне и ее последствиям, к геноциду религиозных меньшинств, а также дестабилизации внутриполитической ситуации в целом.

Последствия «арабской весны» ощущаются сегодня и на глобальном уровне, но в первую очередь их почувствовали в «очагах революций» и соседних с ними странах, особенно на фоне общих негативных тенденций в мировой экономике и возрастающей взаимосвязанности современного мира.

2.1 Новые реалии российской политики в ходе событий «Арабской весны»

В 2011 году позиция России в отношении стран Северной Африки и Ближнего Востока не было чёткой и последовательной: высказывания первых лиц государства часто расходились с официальным заявлением МИДа, что создавало неопределённость будущих шагов РФ в отношении процессов Ближневосточного региона. Это широко отражалось в настроениях гражданского населения государств арабского мира и прежде всего в средствах массовой информации. Россия в самом разгаре арабской весны в 2011 году выступила в качестве наблюдателя в случаях с Египтом, Тунисом, Йеменом, Бахрейном и другими государствами, где произошли выступление оппозиции. Ливия стала первым государством, где политическая и военная обстановка создала прецедент: во внутренний конфликт были вовлечены ВС иностранных государств путём принятия Резолюции №1973 Совета Безопасности ООН о вторжении в Ливию. В тот момент Россия упустила уникальный шанс показать свою позицию, решить ливийский конфликт по другому сценарию, в данном случае Москва заняла нейтральную позицию в голосовании по Резолюции.

На тот момент Россия не просто оценивала ситуацию, а предлагала свои варианты решения конфликтных ситуаций. В сентябре 2011 г.РФ и Китай разработали и внесли на рассмотрение пакет резолюций по Сирии, обновлённый с учётом результата происходящих событий. Цель документа: прекращение насилия, оказывать давление на всех участников конфликта, чётко отделять политическую оппозицию от экстремистов, поддержать миротворческую миссию ЛАГ и начать многосторонний диалог с участием всех сирийских групп. Однако это предложение России и Китая не смогло реализоваться. В январе 2012 г. Москва обновила проект этой резолюции, он также оказался неприемлемым для западных партнеров.

В последующем категорический отказ России от присоединения к иностранным контингенту, планом которого было военное вмешательство во внутренние дела Сирии, стал серьезным «яблоком раздора» в отношениях с ведущими государствами Европы, монархиями Персидского залива и США.

Особенно на примере Катара, Саудовской Аравии видно, что политика этих государств по отношении к России преследовало весьма негативные формы: давление на официальных лиц РФ в этих государствах и осуществления актов вандализма в отношении российских диппредставительств. Похожая ситуация произошла в Ливане 5 февраля 2012 г., где прошла демонстрация осуждения режима Б.Асада и его союзников, в том числе и России. А в Ливии около двухсот сирийцев ворвались в посольство России в столице Триполи, скинув российский триколор, подняли над зданием флаг сирийской оппозиции.

В ходе прорастания сирийских протестов в гражданскую войну Москва несколько раз блокировала в Совете Безопасности ООН резолюцию с осуждениями сирийских властей. Недовольство западных государств и Соединенных Штатов итогами голосования показала насколько принципиальное различие существует в позициях по поводу сохранения региональной безопасности и путях решения региональных вопросов у них и у Российской Федерации. По мнению президента Института Ближнего Востока Е. Я. Сатановского, единственная цель, которую в данном случае преследуют США и страны, их поддерживающие (Турция, Франция, Израиль и др.), - это свержение неугодного президента Асада. Несмотря на это Россия смогла дипломатическими инструментами избежать нового военного вмешательства в арабское государство и, в целом, возможность конфронтации со сторонниками оппозиционных (в том числе исламистских) групп в Сирии, а также Россия стала важным политическим партнером на ближневосточном регионе, мотивация которой все же была услышена.

Спецпредседатель ООН в Сирии Лахдар Брахими согласился с позицией России о необходимости решать сирийский кризис на основе Женевских договоренностей и мирного плана, на котором настаивала Москва.

Своими успешными дипломатическими мерами: контактами российских дипломатов с властями Сирии и одновременно с сирийской оппозицией; началось выравнивание отношений с враждебными власти Б. Асада странами, деятельность в ООН, обсуждение сирийского вопроса на самом высоком уровне - Россия показала свои намерения найти оптимальные выход из положения. США и Европейские государства открыто поддерживали оппозиционные силы и осуждали «авторитарный» режим Б. Асада, тем самым не делали шагов по мирному урегулированию Гражданской войны в Сирии, настояв на иностранном вмешательстве. Региональные игроки не были готовы к решающим действия для урегулирования сирийского конфликта, тем самым взяв ответственность за последующую ситуацию. Всё это давало хороший шанс для Российской Федерации стать государством-миротворцев в сирийском конфликте, выражать однозначно свою позицию по сирийскому вопросу. Так Президент Путин предложил рассмотреть проблему сирийского химического оружия путём изъятия. 28 сентября 2013 г. СБ ООН по инициативе России принял Резолюцию о передаче химического оружия в Сирии под международный контроль, продемонстрировав своё единство и переведя ситуацию в международно-правовое поле.

В 2013 г. дипломатическая активность Москвы в Арабском мире существенно увеличилась: в феврале состоялось заседание российско-алжирской рабочей группы по противодействию международному терроризму, а также состоялся визит в Алжир министра иностранных дел РФ С.В.Лаврова. 19 февраля в Москву прилетел с визитом король Иорданского Хашимитского Королевства Абдалла II, с которым президент РФ обсудил наиболее важные вопросы. 20 февраля В.В Путин провёл встречу с главой Курдского автономного района Ирака М.Барзани. В этот же день прошла первая сессия Российско-Арабского форума сотрудничества на уровне министров.

Массовые протестные движения существенно преобразовали политический ландшафт арабского сегмента Ближнего Востока. В конечном счете, они обусловили необходимость для России выработать концепцию её репозиционирования в большинстве арабских стран региона. Надо также осознавать, что возможности России для широкого манёвра в регионе капиталами и средствами явно ограничены. Кроме того, ближневосточные устремления Российской Федерации естественным образом наталкиваются на противодействие Запада и расширяющееся влияние Китая, уже занявших ведущие ниши в арабском топливно-энергетический комплекс. Дальнейшее развитие экономической ситуации в арабском мире будет зависеть в первую очередь от политической стабильности, принятия постоянных конституций и проведения социально-экономических реформ, являющихся важным гарантом управляемости государством и решения насущных социальных проблем.

Масштаб и глубина событий и политический изменений в указанных арабских странах оказались неожиданными не только для России, но и всех крупных держав, присутствующих в этом регионе. Произошедшее, показало более низкий уровень адаптивности к изменениям в регионе со стороны России по отношению к США и странам Евросоюза, чем России. Это можно объяснить следующими факторами: мифологизированным восприятием происходящего, отсутствие гибкой идеологической конструкцией, лежащей в основе политических подходов, отсутствие наличия влиятельных союзников в регионе, таких как Саудовская Аравия и другие монархии Персидского залива, обладающих потенциалом воздействия на мусульманскую общину в целом и на исламистские партии и движения.

Последствия «Арабской весны» для РФ привели к заметному сокращению присутствия России. Примечательно, что в подобных масштабах этого удалось избежать другим крупным международным и региональным акторам - США, Евросоюзу, Саудовской Аравии и Китаю. Дело в том, что каждый из перечисленных игроков готовил и привел в действие свою «подушку безопасности», одними из которых являются установки на «распространение демократии» в мире, которая стала понятным объяснением для разворота политики Барака Обамы от поддержки прежних авторитарных режимов к поддержке и поощрению «демократического процесса» и чёткая линия на установление контактов со всем спектром политических сил в любой стране мира. Все эти страны сохраняют ключевой параметр своей «мягкой силы» - привлекательность в глазах арабского мира своей модели развития и «истории успеха», на которую можно ориентироваться.

Сегодняшняя Россия полностью утратила аналогичный ресурс, которым в прошлом обладал Советский Союз. При этом США, Евросоюз и Китай были и остаются важными источниками финансовой помощи, равно как и рынками для продукции Египта, Ливии, Туниса и отчасти Йемена. Иными словами, для стран «Арабской весны» в отличии от РФ эти международные акторы остаются первостепенными, от продуктивного взаимодействия с которыми зависит перспектива выживания и стабилизации нового режима. Отсутствия собственной «подушки безопасности» в потрясаемых событиями Тунисе, Египте, Ливии и Йемене привело к обвалу значительной части «актива» России вместе с крушением режимов. К тому же, Российское государство никогда не было крупным потребителем продукции североафриканских стран (скорее наоборот, было их конкурентом на рынке углеводородов Европы и Китая), равно как не было и в числе значимых поставщиков своей продукции на эти рынки. Ее присутствие в гуманитарной сфере (образование, медицина, спорт) этих стран давно сведено к малозначимым величинам.

Для российских экономических интересов процессы, происходящие в арабском мире, оказали как отрицательные, так и положительные результаты. К отрицательным можно отнести вытеснение российского бизнеса из стран, где оппозиционные силы одержали победу при поддержке западной коалиции. В то же время падение тех арабских режимов, которые в большей степени ориентировались на США (например, Х.Мубарака в Египте), может привести к изменениям внешнеполитической ориентации этих стран, что открывает для России новые возможности. Об этом свидетельствует недавний визит В.В. Путина в Египет, где были обговорены различные направления российско-египетского сотрудничества. При этом, следует учитывать неопределенности и высокий риск новых социально-экономических потрясений, России пока не следует инициировать новые крупные торговые и инвестиционные проекты с арабскими странами.

Возникшие проблемы для России во многом связаны с преобладающей в нашей стране интерпретацией причин «Арабской весны». Они традиционно представляются в России результатом воздействия со стороны США и ведущих европейских государств» в духе «Холодной войны», как очередная версия «цветной революции» или «внешнего вмешательства террористических групп», где исламисты играют важное значение. Второй причиной является, так называемый, «ливийским синдромом», т. е. трактовка действий НАТО и Лиги арабских государств (ЛАГ) в ливийском кризисе как «неправомерных и недопустимых», следствием чего становится абсолютизация установки на недопустимость любого внешнего вмешательства во внутренний конфликт (в частности, в Сирии). Следствием вышеуказанного проявляется ухудшение имиджа России в большинстве арабских странах (как на уровне элит, так и в гражданском обществе), где Россию не всегда обоснованно воспринимают как «защитника ненавистных авторитарных режимов». Также арабская публика считает, что с Россия в основном делает ставку на правящий режим (доминирующую группировку), причём с недостаточным политико-идеологическим обоснованием для расширения «круга общения» как в самих элитных группах арабских стран, так и среди оппозиционных сил. К этому следует добавить многолетние проблемы в отношениях России с умеренными исламистами, в частности, организациями, связанными с «Братьями-мусульманами». Российская политика на Большом Ближнем Востоке практически полностью унаследовала «советскую модель» ближневосточной политики: восприятие региона местом противостояния СССР/России с США и Западом, попыткой сохранить ставки на «своих союзников», а это сильно препятствует обретению Россией новых союзников-партнеров в изменившихся условиях; ощутимым влиянием внутриполитических (внутрироссийских)факторов при формировании подхода к ряду конфликтных ситуаций в арабских странах. Например, избирательные кампании в России в конце 2011- начале 2012 гг. существовали лозунги в духе антиамериканизма, антизападничества, которые объективно затрудняли формулирование более гибкого подхода к кризису в Сирии, воспринимавшейся на той волне как «форпост обороны России от агрессивного Запада».

Эти причины затрудняют разработку гибкого подхода России, способного сохранить и даже увеличить ее присутствие и влияние в арабских странах, которые подверглись политической трансформации. В первую очередь, речь идет о Египте, Тунисе, Ливии и Йемене. Существует определенный механизм для реализации позитивных сценариев развития отношений России с указанными арабскими странами. Последствия продолжающегося противостояния сторон в Сирии пока ограничивают возможности для реализации позитивных сценариев для российской политики в указанных странах, объективно следует пересмотреть некоторые важные элементы парадигмы восприятия произошедшего, что также сыграет положительную роль и в формулировании подхода России к сирийской проблеме (тема Сирии выносится за пределы данного доклада, поскольку должна стать предметом отдельного аналитического исследования).

Допущенные ошибки внешней политики России, в предыдущие годы, заключаются, в множестве факторов: ближневосточный вектор РФ ориентирован изначально только на взаимодействие с правящими режимами (практически исключались контакты с любыми оппозиционерами, включая и когда-то «идеологически близких», лишен концептуально-информационной гибкости, в последнее десятилетие вернулся к доминирующей линии на противостояние со странами НАТО (т. е. к модели традиционной советской политики); имеет ограниченную сферу успешного взаимодействия - главным образом это военно-техническое сотрудничество (ВТС), которое также замыкает сотрудничество России только на государственные структуры в этих странах (включая и коррупционную составляющую такого бизнеса), создает видимость причастности к политическим процессам там, равно как провоцирует негативное восприятие у антиправительственных групп («Россия вооружает диктаторов»).

Работа, которую точно примут
Сколько стоит?

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.