Ф. Найтингейл - сестра милосердия

Выяснение факторов общественной жизни того времени. Характеристика личных качеств Найтингейл. Определение случайных обстоятельств, способствующих формированию культурного феномена первой сестры милосердия. Рассмотрение её значения в европейской культуре.

Рубрика История и исторические личности
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 15.03.2015
Размер файла 537,1 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Комитет общего и профессионального образования

Ленинградской области

Автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Ленинградский государственный университет им. А. С. Пушкина

Кафедра философии и социологии

Курсовая работа по дисциплине «История Зарубежной культуры»

Тема курсовой работы:

«Флоренс Найтингейл - сестра милосердия»

Студентки 5 курса

заочного отделения

Черняевой Е.А.

Научный руководитель:

кандидат философских наук, доцент

Николаева О.В.

Санкт-Петербург

2012

Содержание

Введение

Глава 1. Тернистый путь к делу своей жизни

Глава 2. Деятельность Флоренс Найтингейл

2.1 Крымская война

2.2 Деятельность Флоренс Найтингейл после Крымской войны. Основание школы медсестер

2.3 Записки об уходе

2.4 Угасание

2.4.1 Потери

2.4.2 Тихий закат жизни

Заключение

Список литературы

Приложение

Введение

В середине XIX века, в период расцвета Британской империи, простому люду жилось трудно. Если богатые представители высших сословий утопали в роскоши, то бедняки каждый день должны были бороться за выживание.

В то время предполагалось, что удел женщины -- оставаться дома и ухаживать за детьми. Работали только самые бедные женщины, не способные без этого свести концы с концами. Уход за больными считался плохой работой, поскольку трудиться приходилось в ужасных условиях и за грошовую плату.

Отношение к сиделкам изменилось благодаря Флоренс Найтингейл. Родившаяся в состоятельной семье, она принялась помогать больным, страдавшим от различных болезней. Найтингейл казалось недостаточным заниматься обычной благотворительностью, и она отправилась на Крымскую войну для того, чтобы оказывать медицинскую помощь раненым. Ее усилия не только привели к значительному снижению смертности в госпиталях, но и произвели настоящую революцию в деле гигиены при уходе за больными.

Изучая историю жизни сестры милосердия Флоренс Найтингейл, невозможно не заразиться ее оптимизмом и верой в человека. Мисс Флоренс всю жизнь отстаивала равные права всех людей на уход и лечение во время болезни и на достойную смерть. Английское правительство по достоинству оценило вклад Найтингейл в развитие медицинской помощи и наградило ее одним из высших британских орденов "За заслуги".

За исключительную преданность своему делу и храбрость при оказании помощи раненым и больным как в военное, так и в мирное время наиболее выдающихся медицинских сестер Международный комитет Красного Креста награждает медалью им. Ф. Найтингейл. Впервые советский Красный Крест выдвинул кандидатуры для награждения этой медалью в 1961 г.

Как же сложилась жизнь этой необычной сестры милосердия?

Флоренс Найтингейл считается «первой сестрой милосердия».

Целью работы является выяснение, какие факторы общественной жизни того времени, личные качества Найтингейл и случайные обстоятельства способствовали формированию культурного феномена первой сестры милосердия, и какую роль сыграла она в европейской культуре. Объектом курсовой работы является европейская, особенно британская культура середины 19 века, предметом - культурный феномен «первой сестры милосердия».

найтингейл сестра милосердие культура

Глава 1. Тернистый путь к делу своей жизни

В 1818 году 24-летний Уильям Найтингейл, выпускник Кембриджского университета, обладатель большого состояния, женился на Фрэнсис Смит, красивой и столь же богатой женщине. Молодожены решили провести медовый месяц за границей.

Продлился он целых три года, причем большую часть времени супруги жили в солнечной Италии, успев обзавестись двумя очаровательными дочерьми. Старшую, появившуюся на свет в 1819 году близ Неаполя, назвали Парфенопой -- в честь места ее рождения, греческого поселения, ныне вошедшего в городскую черту Неаполя. 12 мая 1820 года во Флоренции, во время затянувшегося путешествия Найтигейлов, родилась их вторая дочь, по той же причине получившая имя «Флоренс» (так по-английски звучит название итальянского города).

Путешествуя с родителями, Флоренс прилежно изучала основы латыни, греческого и французского с немецким, терпеливо нянчила трех своих сестер и брата. Всего их в богатой дворянской семье выросло во время безмятежного странствия по Старому Свету пятеро, и, несмотря на то, что учителя в классной комнате и пейзажи за ее окном часто менялись, все дети без исключения, а старшая Флоренс - особенно - получила превосходное по тем временам образование, а свой первый выход в свет совершила, как и положено юной даме из дворянской семьи: 17 февраля 1837 года в Париже!

Мисс Найтингейл не была очень красива, не отличалась даже простой миловидностью, и сперва показалась французам - светским знакомым ее родных, - не очень - то женственной: слишком, худа, бледна, высока ростом, чересчур серьезна для юной барышни.. Правда, танцевать Флоренс умела, кавалеров не дичилась, и светскую беседу поддержать очень даже могла и от развлечений не отказывалась. Репутация ее была - безупречна, приданное - значительным, таким образом, печалиться ей было пока совершенно не о чем, и по возвращении семьи Найтингейл в Англию в лондонском высшем свете «тихоня - умница, душечка Флоренс» была всюду принята очень тепло и могла рассчитывать на весьма и весьма блестящую партию.

Позже она с лукавым вздохом будет говорить, что в ее жизни было всего лишь два искушения: первое -- искушение светской жизнью, второе -- любовьюРеферат. Твоя тема. (Электроный ресурс) http://www.referat.ru/referats/view/20799.

Следуя волшебному «духу - проказнику», умница Флоренс почти всегда предпочитала яркой, светской мишуре балов и маскарадов серьезную беседу за чашкой чая, умную книгу, прогулки по саду и общество подруги Мериан Николсон, брат которой, Генри, был неизлечимо болен и безнадежно влюблен в мисс Флоренс.

Она не отвечала ему взаимностью, но была столь страстно привязана к Мериан, что решилась было на роковой шаг и едва не связала себя узами брака со слабовольным и капризным больным. Флоренс передумала лишь в самый последний момент, чем нанесла сокрушительный удар и по своей репутации и по самолюбию эгоистично превозносящей хилого братца еще вчера обожавшей ее подруге. Та не простила Флоренс скандального «предательства» и хладнокровно уничтожила все ее письма и подарки, разорвав с нею всяческие отношения! Флоренс очень тяжело переживала разрыв с семьей Николсонов и даже подумывала уйти в монастырь, ибо и дома ее «эпатаж» с разрывом долгожданной помолвки все восприняли холодно и враждебно. Обстановка в семье была накалена до предела.

Но тут, как добрый дух или ангел в измученный бесконечными ссорами и слезами дом Найтингейлов неожиданно, прочно и тихо вошла родная сестра отца Флоренс, Мэй Смит, по возрасту годившаяся своей племяннице в сестры, и пылко и преданно обожавшая чудачку - родственницу за необыкновенность характера, искренность и горячность чувств и… умение писать письма. Незаметно обворожительная «тетушка Мэй» стала самым верным другом Флоренс на всю ее жизнь, всюду ее сопровождала, читала с нею одинаковые книги, ходила на любимые выставки и спектакли, шила для нее блузы и платья, защищала ее в ссорах с родными, поддерживала во всем, подчас в ущерб интересам своей собственной семьи: Мэй, как и все добропорядочные англичанки в то время, была замужем и воспитывала детей.

Она и Флоренс постоянно уговаривала тихо выйти замуж и родить ребенка, поскольку искренне считала, что только материнство делает женщину истинно счастливой. Подруга не спорила, только обреченно вздыхала, и говорила, что не чувствует в себе особого призвания лелеять семейный очаг и исполнять прихоти мужа. С нее с лишком хватило воспоминаний о взрывных капризах нервного Генри Николсона в кратковременную пору его сватовства!Sir Edward Cook The Life Of Florence Nightingale («Жизнь Флоренс Найтингейл»): Macrnillan and Co- 1913

Гораздо больше Флоренс занимало другое. Как-то она вместе с Мэй посетила один из приютов для заболевших бедняков на окраине Лондона, так называемый «работный дом» и пришла от всего увиденного в совершенный ужас! Для больного бедняка не было ничего страшнее в те времена, чем попасть в такой вот дом. Это означало верную смерть. Больные лежали по три - четыре человека на одной постели, точнее, на тюфяке из грязной соломы, заразных не отделяли от незаразных, врачи видели в них только подопытных животных для медицинской практики. Лечили по - настоящему лишь тех, кто мог заплатить деньги. Что касается сиделок.. Дейл Ричардс, один из биографов Флоренс Найтингейл, горечью констатирует:

«В те дни работа медсестры была занятием не уважаемым. Это было последним прибежищем женщин спившихся, которые не задерживались на других работах. У них не было никакой подготовки, не было никаких школ. Женщины попросту просиживали у кровати больного или умирающего, если они не делили с ним эту постель или не падали на пол, мертвецки пьяные.»…Флоренс все увиденное потрясло до глубины души. Мало сказать - потрясло. Быть может, именно в тот момент она и осознала Путь, по которому должна идти Потому Что Это Я (Электроный ресурс) http://www.etoya.ru/culture/2012/5/12/24732/.

Вернувшись домой Флоренс категорично и решительно объявила родителям, что собирается пойти сиделкой в больницу для неимущих. У матери Флоренс случился сердечный приступ, отец не разговаривал со строптивой дочерью два дня, в светских гостиных Лондона бурно обсуждали семейный скандал у Найтингейлов и очередное «милое чудачество» двадцатичетырехлетней аристократки, но Флоренс настояла - таки на своем и проработала четыре недели в больнице! Что ей было до того, что ее перестали приглашать в гости и что больше к ней никто не сватался? На светские условности Флоренс вообще то всегда смотрела сквозь пальцы. Главное для нее теперь было: идти своею тропой, найденной не только сердцем, но и твердым разумом.

Следующие семь лет своей жизни Флоренс посвятила более важному, на ее взгляд, делу: разработке своего метода ухода за больными с минимальной затратой средств и максимальным эффектом. Метод этот был чудо как прост: соблюдение строжайшей чистоты в палатах, регулярное проветривание помещений, режим питания, полный карантин для заразных и внимательное отношение ко всем жалобам больных. Она прилежно записывала свои мысли в тетрадь, изучала медицинские книги и атласы и по-прежнему посещала приюты для больных и бездомных. Но тут в ее жизнь вновь вмешался неугомонный дух противоречия, и попытался вернуть ее к домашнему очагу, в лоно семьи. Несколько неожиданно. С помощью помолвки. Методикой ухода за больными, разработанной Флоренс всерьез заинтересовался семейный врач Найтингейлов Артур - Арчибальд Сноуфилд. Доктор Сноуфилд был умным, спокойным человеком, а главное - он мог часами беседовать с Флоренс на интересующие ее темы. Этого было достаточно для того, чтобы Флоренс ответила согласием на предложение им руки и сердца. Это случилось в 1851 году. Флоренс уже было слегка за тридцать. Старая английская дева. Родители ликовали. Они были согласны решительно на все, лишь бы наиболее благопристойным образом избавиться от чудачки - дочери, изрядно скомпрометировавшей семью…

Но свадьба Флоренс так и не состоялась.

Вскоре после помолвки вдруг выяснилось, что доктор Сноуфилд - истый викторианец и пуританин в вопросах морали. И хотя он вообще не против реформ по уходу за больными в лазаретах, но это «вообще» не распространяется на его собственную жену: доктор потребовал, от Флоренс дать обещание, что после свадьбы она немедленно позабудет все свои «непристойные увлечения»: конспекты, медицинские книги, корпию, лазареты!

Разумеется, Флоренс такого обещания дать не могла. «Непристойное увлечение» медициной было делом всей ее жизни. А к эгоисту и снобу Сноуфилду она не чувствовала даже любви…

Она лишь надеялась, что он сможет стать ей другом и помощником в ее нелегкой деятельности.

Флоренс решительно разорвала помолвку. Отныне с «искушением любовью» в ее жизни было покончено навсегда.

Для родителей же все произошедшее тоже стало «последней каплей», превысившей меру терпения, но - по - своему. «Неблагодарную, потерявшую последний ум» дочь они просто выгнали из дому, лишив наследства!

Впрочем, она сама не слишком сокрушалась по этому поводу. Уехала в Кайзерсверт, монастырь протестантских монахинь, работала в их госпиталях, но ее рекомендации по уходу за больными монахини приняли в штыки, не позволили ей ничего изменить и вскоре, разочарованная, Флоренс уехала во Францию, в Париж, где поселилась в общине католических сестер имени Винсента де Поля, где и прожила деятельно и спокойно целых два года, работая в тамошнем госпитале. Елена Прокофьева, русский автор небольшой статьи о Флоренс Найтингейл скупо пишет об этом периоде ее жизни во Франции: «Именно здесь к ней впервые прислушались и помогли провести необходимые медицинские реформы: достаточно было только объяснить, что это послужит на благо милосердия… Ради милосердия католики готовы были на многое.

(В отличие от протестантов, которые считали (и считают до сей поры!), что главная добродетель истинно верующего - терпение, а долг его - со смирением принимать все испытания, что ниспосылает Господь.) »

Сестры общины предоставили Флоренс палаты, где за больными ухаживали по разработанным ею правилам. И почти тотчас монахини увидели, что простые, как азбука, реформы Флоренс полностью оправдали себя: за полтора месяца такой работы смертность больных в палатах, ведомых Флоренс, уменьшилась в два раза. Об этом немедленно узнали в Лондоне и предложили отважной леди почетнейший пост главной смотрительницы столичного Лечебного заведения для обедневших дворянок, под личным патронажем Ее Величества британской королевы Виктории.

Разумеется, мисс Найтингейл рада была вернуться на родину и ответила согласием. Отныне ее должны были окружать почет и уважение. Ее имя знали теперь и при королевском дворе, ей писали лорды и министры, ее приглашали на приемы и заседания разных благотворительных обществ и комитетов. Она морщилась - все это отнимало у нее драгоценные крупицы времени, но отвечала на послания, ездила с визитами, председательствовала на скучных собраниях. А вечерами вновь спешила обойти палаты лечебницы с неизменным светильником в руке. Поправляла подушки и одеяла, отмеряла дозы лекарства, выслушивала, отчитывая пульс, бесконечные истории бедных женщин. Хватало ей и канцелярских забот и хлопот о достаточном питании больных. Флоренс должна была отвечать за многое и поспевать всюду. Она справлялась. Но накатанная колея хлопот начинала исподволь утомлять и раздражать ее. Нетерпеливая, горячая душа, неугомонное сердце требовали действия, жаждали чего то более ощутимого, более значительного… Флоренс вздыхала обреченно… Что она могла сделать? Лишь мужчинам позволено быть в обществе более деятельными и решительными, чем женщины, а она должна радоваться тому, что ей удалось воплотить свои давние мечтания хотя бы в одной лечебнице Лондона, сделав лучшее - наилучшим……Ее занимали мысли о том, как распространить, закрепить свою методу ухода за больными хотя бы по всей Британии, как организовать насущно необходимую школу сиделок. О масштабах мировых она вовсе и не думала, разумно полагая, что ей на это не хватит ни рук, ни сил, ни денег, ни даже становившегося все более популярным теперь, имени.

Всему помог горестный случай, точнее - трагедия Крымской войны, в которую ввязались англичане. Пятнадцатого октября 1854 года мисс Найтингейл получила отчаянное письмо от военного министра Сиднея Герберта. Он писал ей о бедственном, удручающем положении английских госпиталей в Турции и обычно сдержанный и не эмоциональный, просто умолял мисс Флоренс хоть как то помочь бедным раненным, которые сотнями в день умирали от ран и были лишены самого элементарного ухода!

Флоренс откликнулась тотчас и начала собирать сестер - добровольцев для отбытия на поле брани… Откликнулось на ее горячий призыв всего тридцать восемь человек, из них четырнадцать сестер были католичками - ее друзьями из парижской общины Висента де ПоляМедУход.ru (Электроный ресурс) http://usefulnurse.narod.ru/biblioteka/Posternak.html.

В викторианском правительстве разгорелись было дебаты, дозволительно ли допустить католичек до ухода за английскими солдатами. Не будут ли они обращать раненых в свою веру? Флоренс в досаде на тупоумие ярых сановных приверженцев веры, кусала губы, но ей все же удалось найти компромисс: на самом высоком уровне решено было, что медсестры - католички будут допускаться лишь к раненым католикам. Пусть он был глупым, сей компромисс, не это было важно. Важно, чтобы им позволили уехать вообще! А там… Бог рассудит всех не по вере их, а по делам - говорила Флоренс сестрам.

Будучи старшей медицинской сестрой в период Крымской войны (1854-1856 гг.), Флоренс убедилась на собственном опыте, что, улучшив санитарные условия в военных госпиталях и казармах, можно резко сократить смертность и спасти тысячи жизней. Но, чтобы убедить в этом скептиков, стоящих у власти, ей пришлось вести нелегкую борьбу. Хотя в то время сбор и анализ данных в области социальной статистики еще мало практиковались, Флоренс сумела понять, что надежные данные о числе умерших в армии, чью смерть можно было бы предотвратить, могут служить убедительным доказательством необходимости реформы. Тем самым она не только способствовала осуществлению реформы медицинского обслуживания, но и одной из первых поддержала новаторскую идею о том, что социальные явления могут быть объектом измерений и математического анализа. Выдающиеся достижения Флоренс тем более значительны, что она добилась их в условиях социальных ограничений, с которыми сталкивалась женщина в викторианской Англии.

6 июля 1856 г., через четыре месяца после окончания войны, Флоренс Найтингейл вернулась в Англию. Ей уже было 36 лет, и ее знали и почитали во всем мире. По прибытии она отказалась от всякого официального чествования, заявив, что лучшим признанием ее заслуг было бы создание комиссии по расследованию организации медицинского обслуживания в армии. Флоренс писала, что в Крыму в "забытых могилах" лежат около 9 тыс. солдат, чья смерть "была вызвана причинами, которые могли бы быть предотвращены". Эта трагедия продолжалась и в мирное время: в любом военном госпитале и в любой казарме умирали люди, которых можно было спасти. Чтобы положить этому конец, необходимо было во всей военно-медицинской службе провести такие же санитарные реформы, за счет которых удалось спасти столько жизней в Скутари. Именно такую задачу и поставила перед собой Флоренс.

Флоренс Найтингейл была поистине пионером в области графического представления статистических данных: она придумала полярные диаграммы, на которых изображаемые статистические величины пропорциональны площадям секторов в круге. Флоренс использовала такие диаграммы, которые за их красочность она называла "мои шутовские колпаки", чтобы наглядно показать, как много смертей можно было предотвратить во время Крымской кампании. На Фарра "Заметки" произвели большое впечатление. Значительную часть статистических таблиц и диаграмм из этой работы он включил в текст отчета Королевской комиссии. Статистический раздел этого отчета Флоренс использовала в качестве составной части "флангового маневра", направленного против сопротивляющихся реформе медицинского обслуживания. Она опубликовала его в виде отдельной брошюры и широко распространяла ее в парламенте, в правительственных и военных кругах. Некоторые диаграммы Флоренс специально вставила в рамки и презентовала их чиновникам из военного министерства и военно-медицинского управления.

Усилия Флоренс не пропали даром. Для проведения реформ, рекомендованных Королевской комиссией, были учреждены четыре подкомиссии. Одна из них занималась вопросами переоборудования казарм и военных госпиталей: улучшением систем вентиляции, отопления, канализации, водоснабжения и кухонного оборудования. Другие подкомиссии разработали военно-санитарный кодекс, учредили военно-медицинское училище и реорганизовали армейскую систему сбора медицинских статистических данных.

Теперь Флоренс занялась здоровьем английских солдат в Индии. Вместе с Фарром они начали изучать данные министерства по делам Индии о заболеваемости и смертности среди солдат. Кроме того, Флоренс разослала анкеты английским гарнизонам в Индии с вопросами о существующих там санитарных условиях. В течение 1858 и 1859 гг. она вела успешную кампанию за назначение еще одной королевской комиссии для расследования положения в английских войсках в Индии. Два года спустя она представила этой комиссии доклад о результатах, полученных на основе обработки ответов на разосланные индийским гарнизонам анкеты. В докладе излагались причины, по которым смертность среди английских солдат в Индии в шесть раз превышала смертность среди гражданского населения Англии: никуда не годные канализационные системы, переполненные казармы, отсутствие физических упражнений, плохие госпитали и многое другое. В 1863 г. комиссия завершила свою работу. А в 1873 г., спустя 10 лет после проведения санитарной реформы, Флоренс могла констатировать, что смертность среди солдат в Индии сократилась с 69 до 18 человек на тысячу.

Найтингейл вкладывала все силы в проведение санитарной реформы в армии, и условия в военных госпиталях постепенно начали улучшаться. Помимо этого, у нее имелись другие замыслы, отнимавшие много сил.

Здоровье ее ухудшилось. Найтингейл постоянно мучили приступы депрессии. Она страдала от бессонницы и тахикардии. Более того, она не могла заставить себя есть и пила только черный чай. Найтингейл дошла до такого состояния, что многие ожидали, что она скоро умрет.

Трудно складывались отношения с матерью и сестрой, очень холодно воспринявших ее превращение в знаменитость. Их общение приносило нашей героине лишь раздражение и усугубляло ее душевный кризис.

Несмотря на столь плачевное состояние, Найтингейл умудрялась находить в себе силы, чтобы работать больше, чем любой здоровый человек. Она много писала и занималась научными исследованиями. Казалось, она использовала свою болезнь как возможность остаться одной, чтобы целиком посвятить себя любимой работе.

Позже здоровье Найтингейл улучшилось благодаря вниманию родственников, предпринявших все необходимое для того, чтобы держать подальше от нее мать и сестру. Было замечено, что состояние Флоренс всегда резко ухудшалось, как только она узнавала, что мать и сестра собираются навестить ее!

В начале 1858 года была опубликована брошюра Найтингейл «Заметки о госпиталях».

В ней был обобщен ее опыт обследования работы английских и зарубежных больниц, а также описывалась ее деятельность в годы Крымской войны. Книжка начинается фразой: «Самое первое необходимое требование: госпиталь не должен причинять вреда никому из больных».

Работая над «Заметками», Найтингейл тщательно проанализировала информацию, которую ей помогал собирать доктор Уильям Фарр, статистик и член Королевской военно-медицинской комиссии. Этот анализ выявил высокий уровень смертности в госпиталях того времени, причем в основном не по медицинским, а по другим, сопутствующим, причинам. «Заметки о госпиталях» пользовались большим спросом у читателей. Их не смущало обилие в книге цифр, таблиц и диаграмм. После выхода книги к Найтингейл как к специалисту обращались больницы многих стран Европы с просьбой о помощи или консультации.

Вскоре после публикации «Заметок о госпиталях» Найтингейл закончила еще одну рукопись -- «Заметки об уходе за больными». Они вышли в свет в 1859 году и вскоре были переведены на многие европейские языки -- в частности, на французский, немецкий, итальянский.

В «Заметках об уходе за больными» Найтингейл писала: «Уход -- это приведение больного в наилучшее по возможности состояние с помощью лечения естественными средствами». Под словом «естественный» понимались природные ресурсы человеческого организма, помогающие справляться с болезнью. На основании собственного опыта Найтингейл пришла к неожиданному выводу, что чаще всего больные сильнее страдают от причин, не связанных непосредственно с самой болезнью.

В своей книге Найтингейл определяет уход за больным как «приведение пациента в оптимальное для него состояние с помощью свежего воздуха или солнечного света, тепла, молчания, гигиены, правильного питания, изменения настроения, безопасности и так далее».

«Заметки об уходе за больными» предназначались для обычных женщин, однако вскоре книга превратилась также в учебное пособие для сестер милосердия. Более того, неутомимая Найтингейл выпустила на основе «Заметок об уходе за больными» еще одну книгу, написанную более простым языком и называвшуюся «Заметки об уходе за больными для трудящихся классов». Найтингейл надеялась распространить знания об уходе за больными во все слои общества.

«Фонд Найтингейл», созданный в поддержку нашей героини, позволил ей не ограничиться созданием научных и научно-популярных работ по санитарии, а перейти к практической деятельности -- к созданию первой в Англии Школы сестер милосердия. Она была открыта на базе госпиталя святого Фомы близ Лондонского моста через шесть месяцев после выхода в свет «Заметок по уходу за больными». Руководителем Школы стала Сара Уордропер, старшая сестра госпиталя святого Фомы. Именно ее в свое время Найтингейл попросила отобрать сестер милосердия для работы в госпиталях во время Крымской войны.

Госпиталь святого Фомы, при котором была создана Школа сестер милосердия Найтингейл. Она закрылась лишь в 1996 году, после 136 лет успешной деятельности

В июле 1860 года было отобрано 15 слушательниц, которым предстояло в течение года пройти курс подготовки в только что открывшейся школе. Все расходы по их обеспечению на время обучения взял на себя «Фонд Найтингейл». Оно включало в себя не только учебный курс, но и наставления относительно поведения и внешнего вида сестры милосердия. Учеба была тяжелой, но студентки, желая оправдать ожидания Найтингейл, не жаловались.

В 1872 году Флоренс стала Главным экспертом комиссии по санитарному состоянию английских военных лазаретов и госпиталей. Это было неслыханно в викторианскую эпоху для женщины - такой пост, особенно, учитывая состояние ее здоровья. Но она была деятельна и неутомима, как всегда. Встречалась с людьми, много читала, вела уроки в одной из своих многочисленных школ, той, что была ближе к дому, отвечала на бесконечные письма, рассылала в подарок госпиталям и библиотекам свои книги.

В 1907 году она стала первой женщиной Британии, получившей из рук британского короля Георга Пятого орден «За заслуги перед Отечеством».

Глава 2. Деятельность Флоренс Найтингейл

2.1 Крымская война

В разгар Крымской войны, 15 октября 1854 года военный министр Великобритании Сидней Герберт отправил Флоренс письмо, в котором сообщал об огромной нехватке именно женского ухода за ранеными в одном из английских госпиталей близ Константинополя. Министр предложил Найтингейл организовать отряд сестер для восполнения указанного недостатка, поскольку начался прилив раненых после боя на реке Альме. Сражение не было неожиданностью ни для англичан, ни для русских, но к нему ни те, ни другие не были готовы в санитарном отношении. Герберт требовал строгого отбора сестер, приводя анекдотичный случай с лежавшим в госпитале английским солдатом, который на вопрос подошедшей к нему сестры, не желает ли он, чтобы она вымыла ему лицо, ответил: "Простите, мисс, но я уже обещал сорока другим леди, что они умоют меня". В такой бестолковой работе Герберт не нуждался. Времени на подготовку новых профессиональных сиделок не было, поэтому Флоренс обратилась не только к протестантским диаконисам, но и к католическим сестрам Винсента де Поля. Последний факт вызвал возмущение у ревнителей чистоты англиканской веры: они боялись обращения английских солдат в католичество. Флоренс возражала, говоря, что солдатам требуется не религиозная проповедь, но элементарный уход. С другой стороны, руководство протестантских общин было недовольно требованием Найтингейл временно устранить их контроль над диаконисами, так как Флоренс требовала от сестер жесткого подчинения прямому военному начальству. В конечном счете, в отряд из 38 человек вошли женщины обеих конфессий по взаимной договоренности, что католические сестры будут ухаживать за католиками, а протестантские - за протестантами.

Отряд тронулся в путь из Лондона 21 октября 1854 года и прибыл на южное побережье Черного моря, в местечко Скутари на территории Турции, 5 ноября, в день сражения под Инкерманом, откуда раненые стали поступать уже на следующий день. Флоренс занимала должность управляющего штатом по уходу за больными на Востоке, от чего, видимо, и пошло ее известное прозвище "леди-начальник". В ее ведении находилось восемь госпиталей в районе Босфорского пролива, самый крупный из которых располагался в Скутари. Здесь, в бараках, содержалось более двух тысяч раненых и больных. Впоследствии их число доходило до пяти тысяч. Зараженные холерой, дизентерией, цингой, рожей, гангреной лежали вперемешку: ни о каких санитарных условиях не было и речи, так как канализация не действовала, всюду царили смрад и грязь из-за отсутствия чистящих средств и недостатка воды. В то же время английский посланник в Турции писал Герберту, что все в полном порядке. Местные врачи считали оскорбительным для собственного достоинства обращаться за помощью к женщине, кроме того, к Флоренс относились подозрительно, как к знакомой военного министра. Местное же начальство сама Найтингейл характеризовала довольно саркастично: "Это не джентльмены... У них одна забота - не навлечь бы на себя ответственности..." Несмотря на ряд конфликтов с Флоренс, начальству пришлось смириться с ее присутствием, поскольку материальный и финансовый резерв, который сестры доставили с собой в Скутари, стал в конце ноября единственной поддержкой из-за гибели во время шторма кораблей с основными грузами для госпиталя.

В руках сестер и главных врачей сосредоточиваются все госпитальные дела. Флоренс первым объектом своей деятельности избрала кухню, где, собственно, для приготовления пищи не было никаких условий. Перед отправлением в Скутари Найтингейл закупила мясные экстракты и переносные печи, благодаря чему появилась возможность варить бульон. Со временем еду на кухне стали выдавать даже согласно предписанию врача.

Борьбу с грязью Флоренс начала, вооружив сестер метлами и швабрами; она снабдила госпиталь большим количеством белья, посуды и т. п., о чем не без юмора сообщала на родину: "Я в своем роде великий торговец носками, ножами и вилками, деревянными ложками, оловянными ваннами, столами и скамьями, морковью и углем, операционными столами, полотенцами, мылом и зубными щетками, дезинфекционными средствами..." К лету 1855 года смертность в госпитале уменьшилась с 300 до 20 человек на тысячу больных. Наряду с сестрами в госпитале трудились солдатские жены. Они последовали за своими мужьями и вместе с детьми ютились в подвалах лазарета. Этих женщин было более 200, и для них Флоренс устроила родильный дом.

Найтингейл позднее писала, что ее сестры делали перевязки и лечили тяжелые переломы, однако она, скорее всего, имела в виду работу в качестве ассистентов при операциях или помощь в не очень сложных случаях, так как ни о какой профессиональной медицинской деятельности женщин в эту пору говорить не приходилось.

Весной 1855 года Флоренс с санитарной инспекцией посетила английские войска в Крыму. На горе над Балаклавой в память о павших воинах она воздвигла белый мраморный крест. После этой поездки она окончательно надорвалась и заболела, но свою должность исполняла еще целый год, до июля 1856 года, когда последний больной покинул Скутари.

В Крыму Флоренс Найтингейл впервые появилась 25--26 апреля (7--8 мая) 1855 г. Через несколько дней заболев лихорадкой, вернулась в Турцию. Затем еще дважды приезжала в Балаклаву: в октябре 1855г. и в марте 1856 г., покинув Крым навсегда 12 июня. В августе 1856 года, когда Флоренс вернулась из Скутари национальной героиней Британии, Льюис Кэрролл, автор «Алисы в Стране чудес», написал в её честь стихотворение «Тропа из роз». В августе 1857 года Флоренс стала инвалидом и очень редко покидала свою комнату в течение последующих 11 лет. Был ли этот кризис вызван физическими или эмоциональными причинами, неизвестно. В наши дни (1995 г.) Д.А.Б. Янг, специализирующийся на исследовании феномена Флоренс Найтингейл, в статье «Британского медицинского журнала» предложил объяснение ее болезни. По его мнению, Флоренс могла заболеть бруцеллезом, бактериальной инфекцией, заразившись им от козьего молока в Крыму. Бруцеллез вызывает повторяющиеся приступы, сходные с малярией, с симптомами, которые соответствовали многим жалобам Найтингейл, включая боль в суставах, отсутствие аппетита и лихорадку. Бруцеллез не был описан до конца XIX века, и даже позднее его симптомы принимали за проявление симуляции и неврастении. Ее неотступно преследовала мысль о смерти тысяч британских солдат в Крыму. После войны она пришла к ужасающему пониманию того, что она сама, вероятно, частично несет за это ответственность.

Крымская война принесла Флоренс невероятную славу в Англии: к сестре стекались добровольные пожертвования со всех концов страны, в ее честь назвали не только многих девочек, но даже целый корабль, ее портреты выставляли в витринах, а Лонгфелло создал стихотворение "Святая Филомена" с посвящением Найтингейл, откуда пошло другое ее прозвище - "женщина со светильником"Журнал «Крестьянка» Большая история: «Сестра всех больных» - М- май, 2008.

2.2 Деятельность Флоренс Найтингейл после Крымской войны. Основание школы медсестёр

После возвращения из Скутари Найтингейл активно участвовала в организации санитарной реформы английской армии. Новый военный министр, сменивший Герберта, также отзывался о ней с уважением: "Это худая, бледная, изящная женщина, неумолимая в своих требованиях". Другой современник вторил уважительному отзыву министра: "Она показала нам достойный образ английского солдата вместо отжившего представления о нем как о пьяной, недисциплинированной бестии. Навсегда исчезла и прежняя сиделка - пьяная... карга".

В 1859 году Флоренс пишет "Заметки о госпиталях"Florence Nightingale Notes on Matters Affecting the Health, Efficiency and Hospital Administration of the British Army («Заметки о факторах, влияющих на здоровье, эффективность и управление госпиталями британской армии») - 1858, после чего ее начинают приглашать в качестве консультанта при проектировании и оборудовании новых лечебных заведений. Найтингейл, совместно с другими специалистами, вырабатывает номенклатуру болезней и схемы для больничной отчетности, которые принимаются крупными лондонскими больницами. В 1860 году вышли ее знаменитые "Записки об уходе: каков он есть и каким не должен быть". В этом же году она организовала собственную школу для обучения сестер по уходу в лондонской больнице святого Фомы. Здесь она использовала свой опыт работы в католических и протестантских общинах. Первоначально в школу поступило лишь пятнадцать испытуемых сестер: профессия сиделки, как было сказано, по-прежнему считалась не престижной, и мало находилось энтузиастов ей обучиться; кроме того, Флоренс проводила довольно строгий отбор. Сестрам обеспечивалось питание, жилье, карманные деньги, священник еженедельно проводил с ними беседы. По требованию Найтингейл на каждую ученицу заводился своего рода "протокол по нравственному поведению", куда вносились сведения о дисциплине, общем поведении и даже чистоплотности. Сестры были обязаны ежедневно составлять отчет о собственной деятельности, хотя вскоре Флоренс поняла всю бесполезность подобной системы: регистрационные записи вели далеко не все ученицы, а те, кто вел, оказывались недостаточно подготовленными в профессиональном плане. Общее руководство школой сосредоточивалось в руках главной смотрительницы; испытуемые прикреплялись к опытным сестрам и трудились в качестве их помощниц один год, затем сдавали экзамен и получали соответствующий документ об окончании школы. Ученицы обязывались в течение трех последующих лет находиться на службе у своего училища. Аналогичная школа по системе Флоренс была открыта спустя тринадцать лет в Нью-Йорке. основные принципы училища Флоренс Найтингейл YaMedsestra.ru (Электронный ресурс) -http://yamedsestra.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=84&Itemid=25:

1) профессиональная подготовка медсестер должна проводиться в больницах, специально созданных для этой цели;

2) медсестры должны жить в таких условиях, которые обеспечивали бы надлежащее моральное поведение и дисциплину".

Для своего времени оба этих принципа были весьма радикальными. То, что сегодня они воспринимаются как само собой разумеющееся, свидетельствует о большом вкладе Флоренс Найтингейл в дело подготовки медицинских сестер, что в не меньшей мере, чем любое научное достижение, способствовало общему повышению качества медицинского обслуживания. Второй ее страстью была статистика, поэтому еще одно свидетельство ее заслуг уместно привести из этой области: по переписи 1861 г. в Англии насчитывалось 27618 медицинских сестер, причем эта цифра приводилась в таблицах о роде занятий в графе "Домашняя прислуга"; к 1901 г. число медицинских сестер возросло до 62214 и в переписи оно указывалось в разделе "Медицина".

2.3 Записки об уходе

Ее книги, особенно знаменитые "Записки об уходе", долгие годы оставались основным учебником для медицинских сестер. Сейчас они остались автопортретом Флоренс Найтингейл - с ее внимательным и проницательным взглядом, истинно английским юмором и любовью к больному человеку.

Основные принципы своей системы Флоренс изложила в уже названных "Заметках по уходу", которые переводились на разные языки. Популярность этой книги подтверждает и то, что русский перевод 1896 года был сделан с 28 английского издания. В "Заметках" она пишет о вещах, которые теперь кажутся элементарными и в чем-то даже устаревшими, но в XIX веке ее заявления произвели настоящий фурор, так как простейшие сведения о гигиене и психологии больного для многих оказались откровением. Позднее изложенные Найтингейл принципы станут общим местом в системе ухода за больными, например, аналогичная и столь же знаменитая книга хирурга Т. Бильрота во многом основывается на том, что говорила Флоренс.

Из главы "Общие замечания"Здесь и далее из одного источника:Florence Nightingale. Notes on nursing: what it is, and what it is not. («Записки об уходе: каким он должен быт, а каким нет»): Harrison and Sons - 1859

"Каждая женщина от природы сиделка - таково убеждение огромного большинства людей. На самом же деле большая часть даже профессиональных сиделок не знает азбуки ухода за больными. Что же касается бабушек, тетушек и маменек, то сплошь и рядом даже в образованных семьях они при уходе за больными творят величайшие несообразности - совершенно противоположное тому, что следовало бы делать.

Нужно строго исследовать то, что обычно называют "принять меры против болезни", т.е. лечиться лекарствами. Если бы врач прописал больному чистый воздух, чистоплотность и пр., то его осмеяли бы и сказали: "он ничего не прописывает". В действительности от приема лекарств и от искусственного лечения вообще никогда нельзя ожидать верного результата... Прием лекарств - дело второстепенное; главное же дело - правильная, гигиеническая обстановка и умелый, разумный уход за больными".

Из главы "О шуме и беспокойстве"

"Шум, наиболее вредный для больного, - тот, который его по тем или иным причинам волнует; при этом сила звуков, которые он слышит, имеет сравнительно небольшое значение. Если, например, по соседству идет какая-нибудь стройка, всегда сопровождаемая громким шумом, то этот последний будет гораздо меньше тревожить больного, чем говор или шепот в соседней комнате, когда больной сознает, что там говорят люди ему близкие.

Возмутительною жестокостью является разговор, ведомый шепотом в самой комнате больного, так как при этом последний неизбежно старается расслышать каждое слово, что стоит ему неимоверных усилий. По тем же причинам никоим образом не следует входить в комнату больного на цыпочках или производить тихо какую-нибудь работу; ходить нужно твердым шагом, но как можно быстрее, и точно так же не стараться уменьшать шум при производимой работе, но заботиться лишь о том, чтобы она была окончена как можно быстрее: сильно заблуждаются те, которые думают, что медлительность и бесшумность являются признаками рационального ухода за больными; напротив, признаками такового является быстрота, причем нужно стараться делать так, чтобы больной мог без малейших усилий по производимому шуму определить, что делать.

Из главы "Заботы о разнообразии"

"По личному опыту каждый человек должен знать, как невыносимо лежать на одном месте и видеть перед собою все ту же стену, не имея возможности посмотреть через окно на улицу. В этом отношении в особенности удручающим образом действует больничная обстановка.

Даже опытные сиделки совершенно не заботятся об этом. Сами они не скучают, но больных, им порученных, заставляют томиться в безысходной тоске, считать мух на потолке и изучать трещины штукатурки. Им и в голову не приходит переставить, например, кровать больного так, чтобы он хоть сразу видел входящих и выходящих из комнаты, занять его приятным непродолжительным разговором, обрадовать его какой-нибудь новинкой».

Из главы "О сущности ухода за больными вообще"

"Главное искусство сиделки заключается в том, чтобы она умела сразу отгадывать желания больного. К сожалению, очень многие сиделки смешивают свои обязанности с обязанностями прислуги, а больного с мебелью, или вообще с вещью, которую нужно содержать в чистоте и больше ничего. Сиделка скорее должна быть нянею, любящей порученного ее попечению ребенка и понимающей все оттенки его голоса, предупреждающей все его, так сказать, законные требования, умеющей с ним говорить так, что и он ее понимает, хотя еще не умеет говорить.

- Не желаете ли вы чего-нибудь? - спрашивает неразумная сиделка, на что в большинстве случаев серьезно больные отвечают:

- Нет, ничего.

Нужно заметить, что человек действительно больной охотнее перенесет всевозможные лишения, чем примет на себя труд думать о том, чего ему собственно не хватает или в каком отношении уход за ним неудовлетворителен.

К чему каждодневно повторять одни и те же вопросы: "Вы, может быть, чаю хотите?" или: "Не желаете теперь скушать ваш бульон?" и т. п. Ведь ответы на эти вопросы заранее известны, а между тем они только раздражают больного.

Вообще сиделка должна отличаться молчаливостью и сдержанностью; сиделки-болтуньи и сплетницы мало пригодны. Чем солиднее сиделка, тем лучше. Болезнь - дело очень серьезное, и потому легкомысленное отношение к нему непростительно. Но прежде всего - нужно любить дело ухаживания за больными, иначе лучше избрать другой род деятельности".

О проветривании помещения и солнечном свете.

Больной, по словам Найтингейл, в первую очередь нуждается в тепле и чистом воздухе: "Окна существуют для того, чтобы их открывать, а двери для того, чтобы их закрывать", - и сиделке не следует для проветривания комнаты распахивать дверь в прихожую, где коптят газовые рожки, а воздух пропитан запахом помоев и кухни. Нельзя ставить ночной горшок под кровать, - так как вредные испарения пропитывают матрас, - и конечно, недостаточно выливать его один раз в сутки.

Комнату больного пусть заливает солнце, очищающее воздух: "Все больные оборачиваются лицом к свету, подобно растениям, поворачивающим всегда к свету листья и цветы". В помещении должна царить идеальная чистота, для чего полы следует протирать мокрой, а не сухой тряпкой, натирать их воском, кроме того, выбивать ковры - истинные рассадники грязи. Самого больного, разумеется, следует периодически мыть: дрожит он подчас не из-за лихорадки, а из-за не перемененного вовремя белья. Кормление нужно строго регламентировать: даже запаздывание на десять минут может вызвать задержку в переваривании пищи на несколько часов.

О разнообразии и отсутствии шума.

Каждый больной нуждается в разнообразии, потребность в котором настолько же сильна, как потребность голодного в пище. Так, один рабочий повредил себе позвоночный столб: болезнь была тяжелой и продолжительной, - перед смертью он изъявил желание последний раз взглянуть в окно. Две сестры исполнили его просьбу, хотя одна из них, когда его держала, надорвалась и заболела почти неизлечимой болезнью.

Больному вреден шум, но не тот, который громок, а тот, который причиняет ему наибольшее беспокойство, и возмутительная жестокость со стороны врача - вести полушепотом разговор о больном в его же комнате; несчастный будет напрягаться все услышать и нервничать, а нет ничего хуже неизвестности. Больной должен сам научиться бороться со своей болезнью, и многое зависит от него самого, как это хорошо подметил один врач: "...Когда мой пациент начинает считать кареты в своей похоронной процессии, я скидываю пятьдесят процентов с целебной силы лекарств".

О советах родственников и о мнимо больных.

Посетители и близкие не должны мучить больного различными советами и наставлениями о том, как лечиться. "Если бы я им следовал, - писал один из таких несчастных, - то мне надо было бы объездить все курорты... Европы, исполнять всякого рода гимнастические упражнения, прибегать к массажу и пользоваться всеми укрепляющими средствами, какие только имеются в аптеках. Тогда как... врачи запретили мне всякие усиленные движения, всякие путешествия и прописали строжайшую диету".

Период выздоровления, подобно болезни, - особое состояние организма, проходящего через особые периоды. И к выздоравливающим, и к еще больным следует относиться как к детям. Нужно уметь различать мнимо- и истинно больных, поскольку уход за теми и другими диаметрально противоположен. Например, мнимые решительно отказываются от еды, когда им ее предлагают, однако, если оставить что-либо съестное на столе, то они ночью поедают все найденное, тогда как по-настоящему больной будет стараться похвастать перед врачом, сколь много он съел.

О качествах профессиональной сиделки.

При уходе за больными часто впадают в две крайности: или потакают всем их прихотям и не оставляют ни на минуту в покое, или напротив, ограничиваются чисто внешними вещами, игнорируя душевное состояние подопечных. Первым грешат матери и жены, а вторым - сиделки и сестры милосердия. Уход должен быть разумным, и, в сущности, он сводится к внешне малозаметным, но чрезвычайно важным мелочам. Заботливая сиделка умеет читать в глазах больного, понимая каждое выражение его лица. Это не значит, что на него надо постоянно глазеть: личное участие сестры должно быть со стороны мало заметным, но должно ощущаться даже в те моменты, когда она отсутствует, но все происходит само собой - в этом и состоит трудность ухода. Больного следует избавить от странных вопросов, типа "не желаете ли чего-нибудь?" - ведь для больных самое тягостное - думать о том, чего же они, собственно, хотят, поэтому в большинстве случаев отвечают: "Нет, ничего". Дать точные сведения о больном по его же высказываниям гораздо труднее, чем обычно думают. В его устах слова "Я прекрасно спал" могут значить и десять часов, проведенных во сне и два часа дремоты в течение тяжелой ночи. Опытность - в приобретении наблюдательности, а не в количестве трудовых лет. Нельзя стать опытным на основании того, что "всегда так делалось", и это глупость, что "каждая женщина - от природы сиделка", поскольку даже считающие себя профессиональными сиделками, порой, не знают элементарной азбуки ухода.

2.4 Угасание

«Я оставлю свою работу»

Проведенное в родительском доме время наполнило Найтингейл ощущением покоя и счастья, однако это не означало, что ее здоровье поправилось. Найтингейл получала много писем. Ее посещали сотни посетителей из разных стран, ее совета спрашивали женщины, желавшие стать сестрами милосердия, -- от безвестных девушек до королев. Найтингейл никого не оставляла без внимания и всем старалась помочь советом.

В 52 года она записала в дневнике: «В этом году я оставлю свою работу» Sir Edward Cook The Life Of Florence Nightingale («Жизнь Флоренс Найтингейл»): Macrnillan and Co- 1913. Успех деятельности Найтингейл во многом зависел от ее личных отношений с членами английского кабинета министров. После 1868 года, когда премьер-министром стал Уильям Гладстон, ее общественная активность существенно снизилась. Записанная в дневнике фраза выражает решимость Найтингейл оставить публичную деятельность.

Однако она не собиралась полностью уйти на покой. Ее друг Бенджамин Джоуэтт советовал ей сосредоточить свои усилия на литературном поприще. Следуя его совету, она написала три работы по теологии. Две из них были опубликованы в журнале и произвели сильное впечатление на читателей. Найтингейл принимала участие в редактировании книги Джоуэтта «Платон», а также помогала ему в подготовке книги «Библия для детей и школьников».

Вскоре в ее жизни началась череда печальных событий.

2.4.1 Потери

В начале 1874 года Найтингейл потеряла своего отца, которому было тогда 80 лет. Он умер внезапно, упав прямо на лестнице в своем доме.

Через несколько недель Найтингейл получила еще одну печальную весть: умерла миссис Брейсбридж, подруга ее юности, на полтора года пережившая своего мужа. Найтингейл писала: «Мистер и миссис Брейсбридж были людьми, которые сформировали мою жизнь». После смерти отца возник ряд проблем с его завещанием, но усилиями дочери мать смогла остаться в поместье Ли Херст.

Последующие шесть лет Найтингейл ухаживала за своей ослепшей матерью.

Наша героиня всегда, с самого основания, сохраняла тесные связи со Школой сестер милосердия Найтингейл, а после ее отхода от активной общественной деятельности эта связь лишь укрепилась. Найтингейл часто встречалась с преподавателями и студентками Школы, делала заметки о характере каждой из них и всем помогала советами.

В эти годы она чувствовала себя очень одинокой. В возрасте 59 лет Найтингейл записала в своем дневнике: «Самым трудным в моей жизни были не годы Крымской войны и не период, когда я работала по 22 часа в сутки, а эти 5 лет и 8 месяцев после смерти отца». В 1880 году, когда Найтингейл исполнилось 60 лет, умерла ее мать.

2.4.2 Тихий закат жизни

Через 10 лет после смерти матери скончалась старшая сестра Найтингейл -- Парфенопа. Найтингейл любила Клейдон -- поместье в Бэкингемшире, в котором жила семья ее сестры. Она подружилась с Гарри Вернеем, мужем Парфенопы, и после смерти сестры продолжала часто приезжать в Клейдон. Там она занялась улучшением санитарных условий в соседней деревне. Эта программа, получившая название «Миссионер здоровья», была начата в 1892 году.


Подобные документы

  • Изучение истории движения сестер милосердия в западноевропейской и русской культурах. Реконструкция дневника сестры милосердия времен Крымской войны на основе ранее изученных воспоминаний Е.М. Бакуниной. Создание исторической реконструкции её костюма.

    реферат [47,5 K], добавлен 21.02.2016

  • История жизни Е.М. Бакуниной - внучатой племянницы фельдмаршала М.И. Кутузова, впоследствии одной из деятельных сестер милосердия. Вклад в историю развития медицины и сестринского дела. Благотворительная деятельность, организация госпитального дела.

    реферат [22,1 K], добавлен 17.02.2017

  • История жизни сестры милосердия баронессы Вревской Юлии Петровны. Получение образования, замужество и внезапная смерть мужа, место фрейлины при дворе. Курсы медицинских сестер, организация санитарного женского отряда. Тяжелый труд в госпитале на фронте.

    презентация [556,5 K], добавлен 13.11.2011

  • Культура как одна из важнейших областей общественной жизни. Общие сведения о культуре второй половины XIX века в России. Краткая характеристика просвещения и науки того времени. Особенности литературы, музыки, искусства и книгоиздательской деятельности.

    реферат [32,4 K], добавлен 18.01.2011

  • Крымская война, ее причины и соотношение сил, этапы военных действий. Оборона Севастополя и массовый героизм его защитников. Первые в России сестры милосердия. Военные действия на Кавказе. Парижский мирный трактат, его значение и последствия для России.

    реферат [23,1 K], добавлен 06.05.2009

Работа, которую точно примут
Сколько стоит?

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.