главнаяреклама на сайтезаработоксотрудничество Коллекция рефератов Otherreferats
 
 
Сколько стоит заказать работу?   Искать с помощью Google и Яндекса
 


Историческая наука в США

Состояние исторической науки США, особенностями которой является для межвоенного периода противоречивость методологических основ, релятивизм, отрицание объективности исторического познания, проявившиеся в выступлениях отдельных историков.

Рубрика: История и исторические личности
Вид: реферат
Язык: русский
Дата добавления: 03.06.2010
Размер файла: 41,0 K

Полная информация о работе Полная информация о работе
Скачать работу можно здесь Скачать работу можно здесь

рекомендуем


Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже.

Название работы:
E-mail (не обязательно):
Ваше имя или ник:
Файл:


Cтуденты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны

Подобные работы


1. Историческая наука России на современном этапе
Изменение теоретических основ отечественной исторической науки. Марксистская оценка истории России и ее роль. Публикация трудов выдающихся русских философов и историков начала XX века, стремление к канонизации марксизма как имманентная закономерность.
курсовая работа [44,0 K], добавлена 07.07.2010

2. Функции исторического познания. Методология истории
Изучение гуманитарных дисциплин как важная часть общеобразовательной подготовки современных специалистов. Варианты периодизации истории. Этапы развития исторической науки. Функции исторического познания. Принципы изучения ряда исторических факторов.
реферат [76,2 K], добавлена 13.11.2009

3. Историческая наука в годы ВВВ (1941-1945 гг.)
Историографическая ситуация периода Великой Отечественной войны. Перестройка системы исторической науки в годы войны. Изменения в тематике исторических исследований. Разработка проблем истории народов страны. Российская историческая наука за рубежом.
реферат [24,1 K], добавлена 07.07.2010

4. Организация и развитие отечественной исторической науки в 1917 - начале 30-х гг.
Развитие отечественной исторической науки в первое десятилетие советской власти. Появление марксистского направления в исторической науке. Взгляды Ленина, Троцкого, Покровского на историю России. Буржуазная и немарксистская историческая наука в России.
реферат [34,3 K], добавлена 07.07.2010

5. Г. Шмоллер, Г. Шенберг, Л. Брентано, К. Брюхер - представители исторической школы
Ф. Лист: наука о национальном хозяйстве. Политическая экономия с позиций исторического метода. Старая и молодая исторические школы, особенности их подходов. Бунт историков против формализма. Основные черты методологии: шмоллеровская группа, брентанизм.
курсовая работа [38,4 K], добавлена 22.07.2009

6. Развитие Росийской исторической науки на рубеже XX-XXI вв.
Кризис современной российской исторической науки, отечественной историографии. Марксистский подход к "типизации и периодизации исторического развития". Исследование истории российских представительных учреждений, истории местного самоуправления.
контрольная работа [28,3 K], добавлена 19.09.2010

7. Историческая наука в России в 30-е гг.
Унификация исторического знания в 30-е годы ХХ в. Процесс политизации истории как науки. Влияние Сталина на историческую науку. Перестройка исторических учреждений и преподавания истории. Денационализация, тенденции фальсификации исторической реальности.
реферат [43,5 K], добавлена 07.07.2010

8. Развитие исторической науки в России. Исторические школы, концепции, формационный и цивилизационный подходы
Развитие исторической науки в России. Исторические школы и их концепции: германская, историко-юридическая, историко-экономическая, советская. Концепции развития исторической науки. Формационный и цивилизованный подходы в исторической науке.
контрольная работа [20,4 K], добавлена 20.11.2007

9. Методология истории
Изучение принципов исторического исследования: научности, объективности, историзма, диалектики. Обзор периодизации отечественной истории в соответствии с характером государственного строя. Характеристика научного и социального статуса исторической науки.
контрольная работа [15,4 K], добавлена 08.11.2012

10. История исторической науки. Историография всеобщей истории
Историческая мысль на пороге Нового времени. Гуманистическая историография. Историческая мысль XVII в. Исторические воззрения просветителей. Историческая наука Запада в XIX в. Советская и западная историография новой истории стран Европы и Америки.
курс лекций [107,5 K], добавлена 22.05.2012


Другие работы, подобные Историческая наука в США

Страница:  1   2 


После первой мировой войны США утвердились в качестве ведущей в экономическом отношении страны мира. Продолжавшийся в 20-е годы подъем американской промышленности получил название "просперити" (процветание). США также значительно укрепили свои экономические позиции в Европе, усилилось их проникновение во многие страны Латинской Америки. Видные политики, экономисты, социологи вновь обратились к теории "американской исключительности", провозглашали, что "Форд победил Маркса",

На рубеже 20-30-х годов стабилизация в капиталистическом мире сменилась самым разрушительным и глубоким экономическим кризисом, при этом в США он принял очень острый характер. 30-е годы, ознаменовавшиеся массовыми "голодными" походами на Вашингтон, беспрецедентным ростом профсоюзного движения, выступлениями фермерско-рабочих партий, социалистов и коммунистов, вошли в историю как "красное десятилетие". Обострение экономических и социальных противоречий в стране стимулировало критически настроенную интеллигенцию к переосмыслению американского исторического опыта, поиску корней тех социальных болезней, которые обострились в 30-е годы. Социально-критическое видение американского прошлого характеризовало в эти и последующие годы исследования многих американских историков.

Большое и одновременно противоречивое воздействие на развитие общественного сознания американцев, в том числе и на историческую мысль оказал "новый курс" Ф. Д. Рузвельта, избранного президентом США в 1932 г. и остававшегося на этом посту вплоть до своей смерти (1945). "Новый курс" Рузвельта, опиравшегося на широкую демократическую коалицию, осуществил посредством разностороннего государственного регулирования серию прогрессивных социальных реформ в интересах американского народа, способствовавших существенному преобразованию классического капитализма. Вместе с тем по мере развертывания социальных мероприятий "нового курса" многие деятели либеральной и даже радикальной интеллигенции, среди них и критически мыслящие историки, стали усматривать в политике Рузвельта средство ликвидации всех бед капитализма. Подобная оценка "нового курса" не могла не повлиять на их ретроспективное видение американского прошлого: успехи либерально-реформистской политики Рузвельта и нью-дилеров высветили в их сознании исторический путь США как прогрессирующее утверждение идеалов демократии и "социально-ответственного государства". Во второй половине 30-х годов происходит переход с критических на апологетические позиции в освещении истории США таких признанных лидеров либеральной историографии как Ч. Бирд, А. Шлезингер-старший, Л. Хэкер.

Состояние исторической науки. Для межвоенного периода характерна противоречивость методологических основ исторической науки. Релятивизм, отрицание объективности исторического познания, проявившиеся в выступлениях отдельных историков еще в начале 1900-х годов, получили дальнейшее развитие. Значительную роль при этом играла философия прагматизма.

Одним из наиболее влиятельных вариантов прагматизма стал так называемый инструментализм, создателем которого был видный американский философ Джон Дьюи. Гносеология Дьюи основана на рассмотрении научных понятий лишь как "инструментов", истинность которых всецело определяется их практической полезностью. Констатируя неизбежную зависимость исторической науки от политических течений современности, Дьюи интерпретирует это с позиций релятивизма и делает вывод о невозможности объективного исторического познания прошлого.

Видные американские историки обращаются также к идеям европейских неокантианцев - В. Виндельбанда, Г. Риккерта и других, выдвинувших положение о принципиальном различии между методологией естественных и общественных наук и утверждавших, что в истории невозможно установление общих законов, что цель познания - лишь описание отдельных неповторяющихся событий.

В своих выступлениях в 20-х годах и президентском обращении к Американской исторической ассоциации в 1931 г. известный историк К. Беккер выдвинул тезис, что представления любого человека об истории ничем принципиально не отличаются от научной истории и что объективной истории быть не может вообще, ибо история - это "акт мысли", которая творит историю сообразно интересам современности. Подобные взгляды были развиты влиятельными историками - президентами Американской исторической ассоциации Ч. Бирдом, Г. Боултоном, У. Доддом. Они подвергли критике историческую терминологию, объявили "символами", продуктами сознания историка такие понятия, как закономерность общественного развития, причинность явлений и т.д.

Результатом скептического отношения к возможностям познания явилось также возрождение взглядов на историю как на искусство, в котором решающая роль принадлежит творческому воображению историка. Видное место в исторической литературе занял жанр литературно-исторической биографии.

И все же ведущие позиции в американской исторической науке сохраняла методология позитивизма. Релятивизм еще не внедрился в практику исторических исследований, и позитивистская теория многих "равноправных факторов" определяла подход большинства историков к изучению прошлого. В конце 20-х и начале 30-х годов экономическая и социальная история заняла важное место в американской историографии. Усиление внимания к этой проблематике происходило под влиянием целого ряда факторов - экономического развития страны, роста рабочего движения и внутренней эволюции позитивистского направления.

Новые внутри- и внешнеполитические задачи, вставшие перед американским обществом, привели к расширению социальной функции исторической науки. Значительно укрепились ее организационные основы. Активизирует свою деятельность Американская историческая ассоциация; в этот период к ней примыкают объединения местных исторических обществ, число которых возросло к 1945 г. до 833. На ежегодных общих собраниях ассоциации и на заседаниях ее секций обсуждались важнейшие проблемы новой и новейшей истории США и методологические вопросы. Свидетельством роста авторитета Исторической ассоциации было участие ее представителей в работе Совета по исследованиям в области социальных наук и Американском совете научных обществ.

Стремление оказывать влияние на широкие круги читателей и специализация научных интересов привели к появлению ряда сводных работ по истории США, в создании которых приняли участие большие группы ученых. Важнейшие из них - "Хроники Америки" (50 т., 1918-1921) и "История американской жизни" (12 т., 1927 -1948)[1], уделившая много места социальной и культурной истории.

После первой мировой войны в США значительно выросло число исторических журналов. С 1918 г. начал выходить журнал "Испано-американское обозрение", ("Hispanic-American Historical Review") посвященный истории Латинской Америки, с 1929 г. - "Журнал новой истории", ("Journal of Modern History") целью которого было стимулировать изучение новой истории европейских стран, с 1935 г. - "Журнал истории Юга" ("Journal of Southern History") и др. К 1945 г. в США издавалось 86 исторических журналов.

Под влиянием общественно-политической практики и в результате развития исторической науки расширялась проблематика исторических исследований.

Рост конкретно-исторических знаний был во многом связан с расширением источниковой базы американской историографии, совершенствованием методики изучения и публикации источников, улучшением постановки архивного дела. Широкий размах получили энциклопедические издания и справочно-библиографическая служба[2]. В связи с практическими нуждами правительства США важнейшими центрами хранения рукописей и документов стали Национальный архив в Вашингтоне, основанный в 1934 г. и рукописный отдел Библиотеки конгресса. Богатые коллекции документов были сосредоточены при крупных университетах (при Висконсинском - документы по истории рабочего движения, Йельском и Стэнфордском университетах по истории первой мировой войны и т.д.) и местных исторических обществах. В период между двумя мировыми войнами в США были предприняты крупные издания документов (важную роль в этом деле играла Национальная комиссия по историческим публикациям).

Либерально-реформистское ("прогрессистское") направление. Одно из ведущих мест в исторической науке заняло либерально-реформистское направление, за которым закрепилось название "прогрессистской школы". Прогрессистская школа, с момента возникновения на рубеже XIX-XX вв. сосредоточившаяся на изучении экономических факторов и социальных конфликтов в истории США, достигла научной зрелости в 20-40-е гг., когда она стала признанным лидером либерально-демократической историографии. Историки-прогрессисты Ч. О. Бирд, Л. М. Хэкер, А. М. Шлезингер-старший, Дж. Т. Адамс, К. Ван Вудворд создают крупные обобщающие труды по истории США. Эти труды имели серьезные отличия от общих работ по американской истории, принадлежавших перу Дж. Бэнкрофта, Дж. Скулера, Дж. Мак Мастера и других ведущих историков ХIX - начала XX в.: если последние стремились вместить в многотомные сочинения все имевшиеся в их распоряжении сведения по американской истории, воздвигая "монблан" фактов, то историки-"прогрессисты" использовали фактическую ткань для теоретического осмысления исторического опыта США. Их историческому синтезу был присущ ряд важных нововведений.

Создавая синтетические полотна американской истории, историки-прогрессисты активно размышляли над связью прошлого США со всемирно-историческим процессом. Многие среди них ограничивались раскрытием непосредственных отношений между историческим развитием Америки и Европы, таких, например, как зависимость истории США колониального периода от процесса формирования капиталистических отношений и ранних буржуазных революций в Западной Европе, в первую очередь, в Англии. Но ведущие историки-прогрессисты пытались пойти дальше: формулировали задачу выявления единой внутренней логики, общих закономерностей исторического развития США и всемирно-исторического процесса. Так, Дж. Джеймсон стремился выявить типологическую общность Американской и Французской революций конца ХVIII века; А. Шлезингер-старший охарактеризовал демократический подъем и приход к власти партии Э. Джексона в США в 1820-ые гг., революцию 1830 г. во Франции и установление в ней буржуазной монархии, парламентскую реформу 1832 г. в Англии как общеисторическую фазу восхождения буржуазии; Ч. Бирд рассмотрел Гражданскую войну в США 1860-х гг. как конкретно-историческую форму буржуазной революции.

Идею единства американского исторического развития и всемирной истории наиболее последовательно развил А. Шлезингер-старший. Этот историк, заявивший о себе в 1918 г., монографией "Колониальные купцы и Американская революция", обратился затем к обобщающим трудам, главным среди которых стала "Политическая и социальная история Соединенных Штатов"[3]. "Чем дольше я изучаю историю Соединенных Штатов, - писал Шлезингер, - тем больше убеждаюсь в единстве человеческой истории. Пять ведущих тенденций американского развития ни в коем случае не характеризуют уникальности Соединенных Штатов, а в равной степени присущи истории Западной Европы рассматриваемого периода". В качестве пяти ведущих тенденций американского и европейского исторического развития им были названы факторы, характеризующие становление и утверждение буржуазного строя. Хотя выбраны они были весьма произвольно (наряду с, несомненно, важными, такими как введение машинного производства или образование нации, назывались и более частные факторы, например, развитие общественных школ, гуманитарные реформы, улучшение положения женщин и детей) и хотя Шлезингер следовал позитивистской концепции "равенства факторов", необычным было то, что он исходил из единства европейской и американской истории, подчиненности ее определенным общеисторическим закономерностям. Это отличало его от историков, следовавших теории "американской исключительности".

Вместе с тем единство всемирно-исторического процесса толковалось историками-прогрессистами скорее с романтическо-идеалистических позиций: высший смысл американской истории, как и истории других стран, заключался, согласно их концепции, в противоборстве "аристократического" и "демократического" принципов, в движении от несвободы к свободе и равенству. И уже в противоречии с этой концепцией находилось последовательное применение ими социально-экономического анализа при изучении конкретных проблем американской истории. При этом историки-прогрессисты разделяли американское общество на два основных класса - привилегированную господствующую верхушку, с одной стороны, и приниженные социальные классы и слои от средней и мелкой буржуазии до пролетариата - с другой. Двучленную схему классового размежевания американского общества на привилегированное меньшинство, присваивающее себе экономические, социальные и политические блага, и демократическое большинство, выступавшее за их перераспределение на справедливой основе, историки-прогрессисты использовали при изучении всех без исключения этапов американской истории.

В историческом синтезе прогрессистских историков были выделены три крупных периода американской истории: "ранний" - от образования колоний в Северной Америке до конца ХVIII века; "средний" - до 1860-х гг.; "поздний" - до современных им событий. Каждый период американской истории имел стержнем социальные конфликты между "верхами" и "низами", а венцом - общественно-политическое потрясение. Кульминацией первого этапа исторического развития США была признана Война за независимость 1775-1783 гг., охарактеризованная как социально-политическая революция, второго - Гражданская война 1861-1865 гг., которая была определена как вторая американская революция, наконец, в качестве финала третьего этапа подразумевалась победа антимонополистических сил над всевластием монополий. Прогрессистская школа первой в историографии США дала разносторонний анализ революционной, леворадикальной и демократической традиций в американской истории, борьбы фермерства, массовых антитрестовских движений, системы и методов социального господства элиты на разных этапах прошлого США. Вместе с тем прогрессистским концепциям были присущи противоречия и упрощения, обусловленные не в последнюю очередь методологическим эклектизмом. Признавая важную роль социальной борьбы в истории США, прогрессисты отводили в ней ведущую роль либерально-демократическим течениям среднего класса. Прогрессисты исходили из возможности безграничного развития демократии в Америке, а недвусмысленно характеристикой их мировоззрения было то, что многие из них восприняли "новый курс" Ф. Д. Рузвельта 30-х гг. в качестве третьей, "антимонополистической революции" в США. Используемый ими метод "экономической интерпретации истории" применялся, как правило, при изучении непосредственных материальных мотивов различных профессиональных и имущественных групп, но не подкреплялся обобщающим анализом капиталистического способа производства.

Наибольших научных результатов историки-прогрессисты добились в изучении "раннего" и "среднего" периодов американской истории. В их исследованиях колониального этапа (1606-1776 гг.) была раскритикована апологетическая концепция о развитии американского общества как изначально образцовой демократии среднего класса. Прогрессистские историки обнаружили разнообразные пережитки феодализма в центральных и южных колониях, показали, что недемократические принципы получили выражение в политическом устройстве и религиозной жизни. Принципиальное значение в развитии прогрессистской концепции колониальной истории США имела монография Дж. Адамса "Провинциальное общество"[4]. Джеймс Т. Адамс (1878-1949) доказал, что на всем протяжении колониальной истории шла социально-экономическая дифференциация общества, а возможности социальной мобильности оставались ограниченными.

В серии работ историков-прогрессистов (М. У. Джернигана, Л. Э. Смита и др.) впервые была исследована история законтрактованных белых слуг, европейских бедняков, продававших себя лендлордам и плантаторам Северной Америки на срок от трех до семи лет. Они показали, что колониальная экономика в немалой мере основывалась на принудительном труде негров и белых. К 1770 г. в качестве законтрактованных слуг (сервентов) было ввезено не менее 250 тыс. белых мужчин, женщин и детей и, кроме того, еще 250 тыс. негров-рабов. Смит с полным основанием утверждал, что от половины до двух третей всех белых иммигрантов составляли законтрактованные слуги, сервенты по обязательству или осужденные преступники. Острые социальные контрасты колониального периода, послужили, по заключению историков-прогрессистов, важнейшей причиной революции 1775-1783 гг.

В пику "имперской школе" историки-прогрессисты не уделяли сколько-нибудь пристального внимания антиколониальному аспекту Американской революции. По их убеждению, важнейшую и даже главную сторону революции составлял вопрос о внутриполитических преобразованиях в Северной Америке, по этой причине она характеризовалась как "внутренняя революция". Наибольший авторитет среди прогрессистских исследований революции завоевал Дж. Ф. Джеймсон. Джон Ф. Джеймсон (1850-1937) первым в историографии США поставил задачу раскрыть типологическую общность Американской и Французской революций конца XVIII в. Исследование Джеймсона заключало в себе ряд необычных для немарксистской историографии оценок Американской революции. Вопреки укоренившейся в историографии США оценке Американской революции как политической и антиколониальной, а Французской - как социальной, заменившей "старый порядок" (феодальный) "новым" (буржуазным), Джеймсон называл обе революции социальными.

Социальный характер двух революций проявился, по Джеймсону, в том, что обе они в отличие от верхушечных "дворцовых" революций" были вызваны к жизни широкими движениями народных масс, являлись, по его определению, "популистскими революциями". Обе революции преследовали цель изменить общественные системы, имевшие схожие черты, отягченные феодальными правами в системе землепользования, эксплуатацией подневольного труда, государственными религиями, аристократическими политическими устройствами. К глубинным социальным преобразованиям революции Джеймсон относил уничтожение феодальной фиксированной ренты (квит-ренты), отмену майората и неотчуждаемости земельной собственности, конфискацию земель лоялистов и распродажу их небольшими участками[5]. Другой известный прогрессистский историк М. Дженсен раскрыл глубину демократических политических требований низов в Американской революции, их воздействие на преобразования в политической, религиозной, правовой сферах[6]. Для многих прогрессистских историков было свойственно вместе с тем стремление утверждать, что демократические преобразования революции были ограничены на ее завершающем этапе, что получило отражение в конституции 1787 г.

При изучении "среднего периода" американской истории прогрессисты сосредоточивались на трех ее ключевых моментах: джефферсоновской демократии, охватывавшей первые 16 лет XIX в. (особенно президентство самого Джефферсона), джексоновской демократии и Гражданской войне. "Золотым веком" демократических реформ в США при этом признавалось президентство Э. Джексона (1829-1837 гг.). Свое классическое воплощение прогрессистская концепция джексоновской демократии получила в монографии А. Шлезингера-младшего, увидевшей свет в 1945 году[7]. Рассматривая джексоновскую демократию как продукт двух социальных факторов - уравнительно - индивидуалистического духа западной границы и рабочего движения восточных штатов, Шлезингер-младший в наиболее полной мере по сравнению с предшественниками выявил активную роль рабочих в демократических преобразованиях 30-х гг. XIX в. Привлеченный им для освещения этого вопроса богатейший фактический материал служил обоснованию характерного для прогрессиста, но уязвимого для критики вывода о глубоко народном, "антикапиталистическом" характере джексоновской демократии (вопрос о ее социальной сущности Шлезингер-младший подменял вопросом о ее массовой базе). Он доказывал также, что ни профсоюзы, ни весьма многочисленные рабочие партии 20-30-х гг. прошлого века не были в состоянии выразить интересы пролетариата и что это оказалось под силу только демократической партии во главе с Э. Джексоном. Политический характер выводов Шлезингера-младшего в наибольшей степени выявлялся в заключительных главах, протягивавших нить между реформами Э. Джексона и Ф. Д. Рузвельта и идеализировавших либерально-реформистские методы общественных преобразований на основе широкой левоцентристской коалиции под руководством демократической партии США.

Новые подходы были развиты в исследованиях прогрессистских историков, посвященных истории рабства и Гражданской войны. Родоначальник прогрессистской школы Ф. Д. Тернер считал рабство побочным продуктом социально-экономического развития США и не придавал его изучению самостоятельного значения, другие историки-прогрессисты в начале XX в. так же не уделили внимания эпохе Гражданской войны. Фактически только в 20-е годы эта проблематика была поставлена во весь рост прогрессистскими авторами, при этом наиболее оригинальные и плодотворные концепции были развиты Чарлзом О. Бирдом (1874-1948) и Артуром М. Шлезингером-старшим (1888-1965). В их трудах раскрыт глубокий исторический парадокс: развитие связей плантационного рабства с капиталистическим рынком сопровождалось усилением его несовместимости с промышленным капитализмом Северо-Востока. Историки-прогрессисты, признавая наличие капиталистических черт у плантационного рабства и даже используя в отношении его определение "хлопковый капитализм", безусловно, не отождествляли его с капиталистической системой (хотя и не давали убедительного определения соотношения капиталистических и некапиталистических начал плантационного рабства, называя его "полуфеодальным, полукапиталистическим").

И Бирд, и Шлезингер в отличие от большинства американских историков рассматривали Гражданскую войну не как историческую аномалию, а как закономерность, обусловленную социально-экономической и политической несовместимостью капиталистического Северо-Востока и рабовладельческого Юга. Бирд определял капиталистический Северо-Восток и рабовладельческий Юг как "антагонистические системы", а фундаментальной причиной их конфликта считал "столкновение двух господствующих систем организации труда - свободной и рабской". В отношении Гражданской войны он использовал определение "вторая американская революция", а ее главными вопросами объявлял смену господства одного класса другим - плантаторов-рабовладельцев промышленной буржуазией - и изменение в отношениях собственности[8]. Бирд сознательно отказался писать историю гражданской войны как военную историю: характерному для традиционной историографии описанию походов, наступлений и отступлений, драматических сражений он демонстративно предпочитал анализ социального законодательства, межпартийных и внутрипартийных размежеваний, изменения состояния промышленности, транспорта, сельского хозяйства. Имея в виду главный итог Гражданской войны - отмену рабства он подчеркивал не столько ее морально-этическую сторону, сколько заключенный в ней факт экспроприации собственности плантаторов-рабовладельцев на сумму 4 млрд. долл. (беспрецедентной, по словам историка, конфискации "в истории англосаксонского права").

Бирд признавал ограниченный характер гражданской войны как социальной революции: она освободила негров без земли, обрекла их тем самым на униженное экономическое, социальное и политическое существование. Со схожих с Бирдом позиций проанализировал Гражданскую войну А. Шлезингер-старший, не называвший, правда, ее революцией.

Анализ историками-прогрессистами проблем Гражданской войны, заключавший принципиально новые для американской историографии подходы, не был в то же время свободен от недостатков и противоречий. Признавая несовместимость капиталистической и рабовладельческой систем, они не раскрыли конкретно-исторического механизма воздействия этого противоречия на драматические события эпохи Второй американской революции. Историки--прогрессисты не дали сколько-нибудь удовлетворительной картины расстановки социальных сил и их взаимоотношений в эпоху гражданской войны. Фактически они отказались от раскрытия роли негритянского народа в уничтожении позорного института рабства. Не был решен ими вопрос о вкладе в революционный процесс различных социальных сил, вошедших в революционный лагерь (буржуазии, рабочих, фермерства). Бирд и Шлезингер не поставили вопроса об этапах Второй американской революции, о том, какое место в ней занимал период Реконструкции.

Некоторые из этих недостатков исследований мэтров прогрессистской историографии были преодолены в трудах их последователей А. Коула, Г. Била, К. Ван Вудворда в 30-40-е гг. В частности, они рассмотрели Реконструкцию (1865-1877 гг.) как конечную фазу Второй американской революции, показали ее вклад в ликвидацию и ограничение аристократических привилегий плантаторов, предоставление юридических и политических прав негритянскому населению, расширение прав белых бедняков.

В 30-40-е гг. прогрессистскими историками Д. Хиксом и Ч. Дестлером, также впервые, была всесторонне освещена история борьбы фермерства в период от окончания Реконструкции до начала XX века. Именно в эти годы тема антимонополистических движений масс была прочно освоена прогрессистской историографией.

30-40-е гг. явились десятилетиями наивысшей активности прогрессистской школы, но вместе с тем в это время в ее развитии выявились серьезные внутренние противоречия. Главное из них заключалось в пересмотре социально-критических позиций в подходе американской истории, восприятии релятивистских методологических принципов рядом ее видных представителей. Перипетии прогрессистской школы наиболее рельефно проявились в научном творчестве ее признанного лидера Ч. Бирда.

Преклонение Бирда перед социально-экономическими реформами "нового курса" Ф. Д. Рузвельта имело непосредственное отношение к эволюции его исторических взглядов и восприятию теории "американской исключительности". Разительные перемены, происшедшие в мировоззрении Бирда за десяток лет, нашли отражение в завершающих томах его главного труда "Развитие американской цивилизации" (подготовлен совместно с женой). Первые два тома; появившиеся в конце 20-х годов[9], трактовали американскую историю как неотъемлемую часть всемирно-исторического процесса, подчиненную определенным общим закономерностям. В третьем[10] и особенно четвертом томах[11], опубликованных в конце 30-начале 40-х годов, США рассматривались как особое, подчиняющееся специфическим законам культурно-психологическое сообщество, как уникальная и самая совершенная цивилизация. К специфическим закономерностям американской цивилизации при этом были отнесены географическое положение, наличие "свободных" земель, "равенство экономических возможностей", высокая социальная мобильность, политическая демократия. Показательно изменение Бирдом оценок федеральной конституции 1787 г. В 1913 г. в ставшей классической еще при его жизни монографии "К экономической интерпретации американской конституции" он писал о консервативном и даже антидемократическом характере федеральной конституции, а три десятилетия спустя превозносил ее авторов за дальновидность и гибкость, отказываясь видеть в основном законе США какие-либо недостатки.

Отход Бирда от принципов прогрессистской историографии проявился также в трудах по методологии и философии истории. В 30-40-е гг. он решительно отверг принципы классического позитивизма, которым в значительной степени следовал в предшествующий период, при этом главной критике подверглась идея исторической закономерности. Бирд поставил под сомнение и наличие объективных исторических фактов, объявив их категорией субъективного восприятия историка. В конечном итоге Бирд, по существу, отказал историографии в праве именоваться наукой и приравнял ее к разновидности общественно-политической мысли. "История! Да это кот, которого тянут за хвост туда, куда он меньше всего хочет идти сам", - эта нигилистическая фраза отразила эволюцию ведущего прогрессистского историка на завершающем этапе творчества.

В 30-40-е гг. позиции прогрессистской школы покидают также другие видные ее представители. Они отказываются от идеи социального конфликта как важнейшего фактора американского исторического развития и объявляют таковым реформы просвещенных президентов от Т. Джефферсона до Ф. Д. Рузвельта. Эта концепция послужила основанием новой школы в американской историографии - неолиберальной, которая оформилась уже в 50-е годы.

Консервативные направления в изучении американских революций ХVIII-ХIХ вв. Консервативное направление в американской исторической науке пыталось утвердиться на ведущей позиции в изучении двух классических тем американской истории - Войны за независимость и Гражданской войны.

Определенным трамплином для этого послужило состояние изучения колониального периода.

В разработке колониальной истории США и Войны за независимость 1775-1783 гг. значительное место заняли историки "имперской школы", зародившейся в начале 1900-х годов. Чарлз М. Эндрюс (1863-1943) в работе "Колониальный период американской истории"[12], Эдвард Чаннинг (1856-1931) в "Истории Соединенных Штатов"[13] и другие рассматривали американские колонии, прежде всего, как часть организма Британской империи и в войне за независимость США видели лишь эпизод развития английской колониальной системы. Противоречия между американскими колониями и Англией сводились ими к вопросу о степени самоуправления заморских территорий Британской империи. Хотя историки "имперской школы" прямо не отрицали необходимости войны за независимость, но они близко подходили к этому выводу, утверждая, что предоставление колониям статуса доминиона могло бы предотвратить восстание в Америке.

Опираясь на постулаты, сформулированные "имперской школой" о преимущественно политических противоречиях английских колоний и метрополии, К. Ван Тайн, Р. Капленд и другие историки, занимавшиеся непосредственно событиями Войны за независимость, выступили против основных положений прогрессистской историографии Американской революции. Они отрицали революцию как крупнейшее антиколониальное и социальное движение, ставили под сомнение глубокие общественные перемены в стране после победы восставших колонистов.

Консервативные и даже реакционные тенденции в трактовке рабства и Гражданской войны ярко проявились в деятельности историков-бурбонов[14]. Большинство этих историков по своему происхождению, положению (профессора и преподаватели университетов южных штатов) и общественной ориентации были связаны с Югом, где продолжал существовать расизм и дискриминация негров. Одним из наиболее известных представителей этого направления являлся Улрих Б. Филлипс (1877-1934). Центральная тема его работ "Рабство негров в США", "Жизнь и труд на старом Юге"[15] - экономическая и социальная необходимость рабства. Филлипс одним из первых ввел в научный оборот документы, касающиеся хозяйственной деятельности крупных плантаций (финансовые отчеты, инструкции и т.д.). Но картина рабства нарисованная лишь на основе документов их владельцев вне свидетельств негров-рабов приобрела искаженный характер. Филлипс пытался доказать, что рабство было наиболее гуманным способом соединения труда и капитала, и, поскольку рабы как собственность плантаторов были дороги, последние "бережно и патриархально" обращались с ними. Систему рабства он также рассматривал как "школу", в которой "варварская раса" подготавливает себя к жизни в цивилизованном обществе.

Другая группа историков - Дж. Рэнделл в работе "Гражданская война и реконструкция"[16] и Э. Крэйвен в "Происхождении гражданской войны"[17] - выступила с критикой либеральной концепции гражданской войны. Отрицалась ее неизбежность, она объявлялась "бесполезной войной", делом "заблуждающегося поколения". Определяющей причиной войны назывался специфический настрой общественного мнения, созданный умелым пропагандистским манипулированием устойчивыми идейными образами, эксплуатацией взаимных предубеждений и предрассудков южан и северян. Этот пересмотр направлялся во второй половине 30-х годов Южной исторической ассоциацией. Основные положения этой концепции были развиты историками уже после второй мировой войны.

Школа Коммонса. Историография рабочего движения. В тесной связи с либерально-реформистским (прогрессистским) направлением в историографии развивалась коммонсовско-висконсинская школа истории рабочего движения. Для нее характерен интерес к экономическим фактам, использование методов экономической интерпретации и ориентация на либеральные государственные реформы.

Важным шагом в развитии этой школы стал выход в свет в 1918 г. двух начальных томов коллективного труда "История рабочего движения в США"[18], завершенного уже в 1935 г. (в этом году вышли 3 и 4-й тома, доводившие исследования до 1932 г.). Руководителем и автором основополагающих концепций труда был Джон Коммонс (1862-1945). Начав свою научно-педагогическую деятельность в 80-х годах XIX в., Джон Коммонс с 1904 г. прочно связал свою судьбу с Висконсинским университетом, в стенах которого и формировалась его школа. Им был опубликован ряд работ по истории экономического развития США и тред-юнионизма. Под его редакцией вышла еще в 1910-1911 гг. 10-ти томная "Документальная история американского индустриального общества", которая в американской историографии считается классической.

Исследовательские принципы были сформулированы Коммонсом под влиянием немецкой исторической школы в политэкономии и особенно историко-хозяйственной схемы ее представителя Карла Бюхера. Главный постулат немецкой исторической школы заключался в закреплении за национальными историческими условиями и потребностями главенствующей роли в определении характера экономики, социального развития, политических институтов той или иной страны.

Другой отправной принцип Коммонса был обусловлен историко-хозяйственной схемой Бюхера, положившего в основу периодизации экономического развития общества уровень товарно-денежных отношений. Согласно Коммонсу, на ранней стадии развития капитализма в США промышленная буржуазия находилась в полной зависимости от ссудного капитала и торговой буржуазии и вынуждена была искать выход за счет эксплуатации наемных рабочих. Когда же в конце ХIX в. предприниматели получили самостоятельность и возможность увеличить прибыль, борьба между капиталистами и рабочими, вызванная условиями найма, стала затихать. По Коммонсу, организованное рабочее движение в лице тред-юнионов было в первую очередь вызвано к жизни не противоречиями между трудом и капиталом, а главным образом конкуренцией между соперничающими группами самих рабочих, прежде всего между квалифицированными (с более высоким заработком) и неквалифицированными рабочими из числа эмигрантов.

Выдвинутая немецкой исторической школой концепция уникальности социально-экономического развития каждой страны была распространена Коммонсом на американское рабочее движение: "Рабочее движение в Америке возникло из специфических американских условий и только путем осознания этих условий мы окажемся в состоянии провести различие между характером движения и методами его организации в США и других странах". Это положение послужило еще одним аргументом в обосновании тезиса о преимущественно рыночном сознании американских рабочих.

Историки данной коммонсовско-висконсинской школы уделили первостепенное внимание воздействию на рабочее движение постоянного притока эмигрантов, наличию свободных земель, огромных ресурсов внутреннего рынка, своеобразной системе механизма государственного управления. Все это проливало новый свет на особенности рабочего движения в США сравнительно с европейским: неразвитость самосознания американских рабочих, ограниченность их политического видения, слабость социалистических партий и т.д. (Американские марксисты, выдвигавшие нереальную программу немедленных революционных социалистических преобразований, обращали внимание главным образом на общие закономерности развития капитализма и оставляли в тени специфику американского развития и условия рабочего движения в США).

В свою очередь, абсолютизация особенностей рабочего движения обусловила внимание висконсинцев почти исключительно к истории тред-юнионистского движения, объединявшего в лучшие годы не более пятой части американских рабочих (в центре исторических работ Американская федерация труда); в их книгах не нашлось места ни радикальному юнионизму, ни действиям и умонастроениям массы неорганизованных рабочих.

Все это явилось главными причинами падения влияния коммонсовско-висконсинской школы после второй мировой войны.

Леворадикальное направление. Левее прогрессистской школы стояли по их политическому звучанию работы историков радикального направления, выступавшего с открыто антимонополистических позиций. В 1920-е гг. его наиболее ярким представителем являлся Вернон Л. Паррингтон (1871-1929). В фундаментальной трехтомной монографии "Основные течения американской мысли"[19] он создал синтетическую картину трехвековой эволюции американского "духа": от экономических, социологических, политико-правовых идей и доктрин до "высокой" прозы и поэзии. Суть американской истории заключалась, по Паррингтону, в борьбе сторонников права собственности и концепции прав человека. Элементы противоречий были заложены в самих Декларации независимости 1776 г. и федеральной конституции 1787 г.: "Мы, пожалуй, не совершим большой ошибки, если будем рассматривать политическую историю Америки после 1790 г. в основном как борьбу между идеалами "Декларации независимости", в которой провозглашались, главным образом, права человека, и положениями американской конституции, призванной служить узкопрактическим целям защиты прав собственности". Паррингтон с сочувствием относился к рабочим США, но подлинными героями американской истории у него выступали так называемые "третьи партии" - по преимуществу, мелкобуржузно-радикального и социально-реформистского толка, вынуждавшие двухпартийную систему в интересах самосохранения идти на уступки трудящимся массам. Жесткой критике подвергнуты Паррингтоном выразители консервативной идейно-политической традиции в США. В 30-е годы на книге Паррингтона воспитывалось целое поколение американской радикальной интеллигенции.

В 30-е годы лидером радикального направления выступил М. Джозефсон, подготовивший серию ярких исследований, посвященных раскрытию экономических и политических аспектов и последствий утверждения господства монополистического капитала в США[20]. Джозефсон одним из первых среди немарксистских авторов использовал для обозначения новой эпохи капиталистического развития определение "монополистический капитализм". Он уделил определенное внимание экономическим основам монополизации, но в еще большей степени, следуя канонам антимонополистической критики, подчеркивал роль буржуазных политических партий и государства в обеспечении самых благоприятных условий для поглощения или порабощения крупным капиталом мелких предпринимателей. Важным отличием Джозефсона от Бирда, Шлезингера-старшего и других видных представителей прогрессистской школы было критическое отношение к либеральному реформизму. Джозефсон считал, что антимонополистическое законодательство конца XIX - начала XX века предназначалось его инициаторами для успокоения общественного мнения, но отнюдь не для расправы с "баронами-грабителями", как характеризовал он монополистов. Если либерально-реформистские историки видели смысл усилий президентов--реформаторов типа Т. Рузвельта и В. Вильсона в реализации демократических требований третьих партий, то Джозефсон определял буржуазный реформизм республиканской и демократической партий США как способ утонченной борьбы с антимонополизмом и независимыми политическими действиями третьих партий.

С позиций радикального реформизма выступила группа исследователей рабочего движения, среди них Г. Дэвид, Дж. Коулман, С. Йелн, подвергшие всесторонней критике коммонсовско-висконсинскую школу. С. Йелн в монографии "Бои американских рабочих" (1936) проследил историю стачечного движения американского пролетариата, начиная с "великих стачек" 1877 г. Йелн отмечал, что в истории американского пролетариата происходили стачки разных типов - от простых экономических до радикальных политических, обнаруживших высокий уровень классовой сознательности части пролетариата США. Историк дал высокую оценку деятельности "Индустриальных рабочих мира", заключавшей, по его мнению, радикальную альтернативу оппортунистической практике АФТ. Йелн доказывал, что профсоюзы США смогут противопоставить себя в качестве реальной силы капиталу, преодолев разобщенность между белыми и черными, квалифицированными и неквалифицированными рабочими.

Негритянская историография. Одним из новых явлений в развитии американской исторической науки в межвоенный период явилось оформление в качестве самостоятельного направления негритянской историографии.

Становление профессиональной негритянской историографии связано в значительной степени с деятельностью Картера Г. Вудсона (1875-1950). Вудсон родился в Виргинии в семье бывших рабов. Талантливый негритянский юноша одним из первых черных американцев смог получить блестящее образование: ремеслу историка он обучался в Сорбонне, где в числе его наставников был Олар. В 1912 г. Вудсон защитил докторскую диссертацию в Гарвардском университете. В 1915 г. основал Ассоциацию по изучению жизни и истории негритянского народа, а в 1916 г. приступил к изданию ежеквартального "Журнала негритянской истории" ("Journal of Negro History") - колыбели научной негритянской историографии.

Вокруг журнала сплотилась группа способных негритянских историков, у которых не было шансов пробиться на страницы "белых" исторических журналов. Его ведущими авторами становятся Дж. X. Франклин, Ч. Уэсли, Б. Броули, сам Вудсон, выдвинувшийся вскоре в лидеры негритянской историографии.

Формулируя методологические принципы, негритянская историография испытала определенное воздействие прогрессистской школы, но в отличие от последней она намеревалась решительно преодолеть расизм и шовинизм "белой" историографии, максимально полно выявить самостоятельную роль афро-американцев в истории США.

В своих исследованиях К. Вудсон и его последователи[21] нащупывали социально-экономические корни возникновения расизма и расовой проблемы в Северной Америке. Они привели документальные данные, свидетельствовавшие, что складывание рабовладения в США предшествовало формированию расистской идеологии и являлось экономической первоосновой расизма. Рабское состояние негров, вопиющее неравенство белых и черных в США, приходил к выводу Вудсон, возбуждали в массах белых американцев презрение к неграм, а отношение к неграм-рабам как к существам низшего сорта формировало чувство расового превосходства белых над черными.

Рассматривая те или иные события американской истории сквозь призму расовой проблемы, негритянские авторы выставляли им, как правило, более низкие оценки, нежели белые историки. Они подвергли критике революцию 1775-1783 гг. и особенно конституцию 1787 г., отказавшиеся распространить демократические права на черных американцев и сохранившие рабовладение. В отличие от историков--прогрессистов, доказывавших, что демократическое развитие Соединенных Штатов в первой половине XIX в. получило мощный импульс благодаря преобразованиям президентов Т. Джефферсона и особенно Э. Джексона, негритянские историки считали, что в этот период во внутренней политике происходило усиление консервативных тенденций. При этом если прогрессисты подтверждали свою концепцию в первую очередь фактом отмены имущественного ценза и распространения избирательного права на всех взрослых белых мужчин в первой трети XIX в., то негритянские историки выдвигали факты, свидетельствовавшие о лишении в этой период избирательного права свободных негров и резком ухудшении правового и экономического положения черных рабов. Естественно, что наиболее всесторонне консервативные тенденции американской истории раскрывались ими на примере рабовладельческого Юга, общество которого характеризовалось негритянскими историками не только как отсталая социально-экономическая, но и как политическая система, культивировавшая насилие.

Особое место в исследованиях негритянских историков заняла тема борьбы черных американцев за свое освобождение, выживание и самосохранение. Они категорически отвергли как расистский миф школы Филлипса о "биологической неполноценности" негров, так и концепцию ряда либеральных белых историков о "социально обусловленной неполноценности" афро-американцев, согласно которой порабощение и античеловеческие условия существования превратили негра в покорное и инфантильное человекообразное существо "сэмбо" (так презрительно называли негров на Юге США, что в переводе с языка банту в Западной Экваториальной Африке означает "обезьяна"). В собственных исследованиях негритянские историки показали, что негры не смирялись с порабощением и что их активное, проявившееся в самых разнообразных формах сопротивление плантационному рабству явилось движущим фактором развития культуры, расово-этнического самосознания негритянского народа США в самый мрачный период его истории.

Раскрытие активной роли черных американцев в борьбе за свое освобождение, завоевание равных с белыми юридических, политических и социально-экономических прав составило главное содержание исследований негритянских историков о Второй американской революции. При этом они посвятили относительно немного работ Гражданской войне, сосредоточившись преимущественно на заключительном периоде революции - Реконструкции. Подобный интерес объясняется тем, что именно в годы Реконструкции накал освободительной борьбы негритянского народа был наиболее высок.

Лучшим исследованием радикального крыла негритянской историографии явилась монография Дюбуа "Черная Реконструкция"[22]. Борец за освобождение негритянского народа, Уильям Дюбуа (1868-1963) в своем исследовании подверг критике не только историков-расистов, но и слабости прогрессистских авторов. Недостаток экономического детерминизма, лежавшего в основе концепции Второй американской революции Ч. Бирда, заключался, согласно Дюбуа, в обезличивании великой драмы американского народа. Он отверг и подход тех прогрессистских историков, которые видели в Реконструкции только реализацию прагматических экономических интересов Севера США. Дюбуа считал необходимым реабилитировать Реконструкцию, защитить ее как от критиков "справа", так и от критиков "слева", которые, несмотря на противоположность мотивов, умалили и исказили вклад негритянского народа в американскую демократическую традицию.

Среди действующих сил Реконструкции в книге Дюбуа выделены аболиционисты, северо-восточная буржуазия, рабочее движение, белые бедняки Юга, фермерство Запада, негритянский народ США.

Анализ Дюбуа позиций пролетариата Северо-Востока и белых бедняков Юга был нацелен, прежде всего, на выявление причин и последствий трагического раскола белых и черных трудящихся Соединенных Штатов. Низкий уровень классового самосознания пролетариата северо-восточных штатов явился, согласно Дюбуа, главной причиной того, что расовые различия в период Реконструкции возобладали над принципом солидарности трудящихся, не позволили создать демократическую коалицию "снизу", которая только и могла стать надежной основой успехов революции.

Отличительной чертой концепции Дюбуа явилась мысль о развитии двух Реконструкций, имевших между собой принципиальные различия: первая воплотилась в программе и действиях конгресса США, вторая выразилась в революционных инициативах и достижениях негритянского народа. Подобное разделение Реконструкции на "черную" и "белую" уязвимо для критики, но следует признать, что, воспользовавшись подобным расчленением, Дюбуа смог провести важные различия между мотивами двух главных участников Реконструкции.

Марксистское направление. Отдельные историки-марксисты, начавшие свою деятельность с публицистических выступлений в партийной прессе, уже в конце 20-х годов составили основу марксистского направления. Их главные усилия концентрировались на освещении проблем истории и современности, и в первую очередь рабочего движения. В книге А. Бимбы "История американского рабочего класса" (1927) была предпринята попытка дать обобщающий очерк развития рабочего движения в США от колониального периода до 1920-х годов. Автор сосредоточил главное внимание на выявлении организационных форм рабочего движения и истории стачечной борьбы.

В работе А. Рочестер "Популистское движение в Соединенных Штатах" (1943) отмечается связь антимополистической борьбы фермеров с выступлениями рабочих в конце XIX в. Рочестер указывала на традиционализм идеалов фермерства, но подчеркивала, что фермерское движение объективно сыграло положительную роль, отстаивая демократические свободы.

В 30-е годы историки-марксисты обратились к изучению революционных традиций времен Войны за независимость и Гражданской войны 1861-1865 гг. В работе Д. Харди "Первая американская революция" (1937) обосновывалось положение о неизбежности революционной войны американских колоний против английской метрополии. Автор показывал, что политика английских правящих кругов, стремившихся превратить колонии в аграрный придаток Англии, делала американскую буржуазию ее непримиримым противником. Исследование Войны за независимость США было продолжено Г. Морейсом. В работе "Битва за свободу Америки" (1944) он вслед за историками-прогрессистами проанализировал внутренний аспект Войны за независимость, борьбу демократических элементов против лоялистов-тори. Морейс защищал действия радикальных сил, выступавших за углубление революции. Перу Морейса принадлежит также исследование "Деизм и история Америки ХVIII в." (1934) об идеологии американского Просвещения.

Исследователем проблем Второй американской буржуазной революции выступил историк и экономист Д. Аллен. В работе "Реконструкция. Битва за демократию"[23], основанной во многом на материалах книги Дюбуа, Аллен обратился к наиболее яркой главе истории борьбы негритянского народа за свое освобождение. Он дал развернутую концепцию Гражданской войны и Реконструкции 1865-1876 гг. как двух этапов буржуазно-демократической революции. Анализируя результаты Гражданской войны, Аллен делал вывод, что она не выполнила всех стоявших перед ней задач и явилась незавершенной буржуазной революцией. В связи с этим на втором этапе революции, в период Реконструкции, выдвинулась задача разрешения аграрного вопроса на Юге путем раздела плантаторских латифундий и наделения землей негров и белых бедняков.


Страница:  1   2 

Скачать работу можно здесь Скачать работу "Историческая наука в США" можно здесь
Сколько стоит?

Рекомендуем!

база знанийглобальная сеть рефератов