Д.С. Лихачев и его вклад в культуру

Дмитрий Сергеевич Лихачев как продолжатель дореволюционных традиций в культурологии. Характерные черты теоретических построений Лихачева. Текстология как одна из ведущих тем научного творчества исследователя. Анализ статьи "Слово о полку Игореве".

Рубрика Культура и искусство
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 22.02.2010
Размер файла 33,1 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Содержание

Введение

1. Биография Д.С.Лихачёва, его вклад в культуру

2. «Русская культура»

3. Что из себя представляет сочинение «Слово о полку Игореве»

4. Анализ статьи «Слово о полку Игореве»

Заключение

Список литературы

Введение

Одним из продолжателей дореволюционных традиций в культурологии является академик Дмитрий Сергеевич Лихачев (1906-1999) -- крупнейший знаток древнерусской литературы, истории искусства, поэтики, текстологии, почетный член многих зарубежных академий. Будучи поборником культурного единства человечества, он выдвинул идею создания своеобразного Интернационала интеллигенции, сформулировав «девять заповедей гуманизма», во многом перекликающихся с десятью христианскими заповедями.

В них он призывает культурную элиту:

1. не прибегать к убийству и не начинать войн;

2. не считать свой народ врагом других народов;

3. не красть и не присваивать себе плодов труда своего ближнего;

4. стремиться лишь к правде в науке и не использовать ее во вред кому бы то ни было или в целях собственного обогащения; уважать идеи и чувства других людей;

5. уважать своих родителей и предков, сохранять и уважать их культурное наследие;

6. бережно относиться к Природе как к своей матери и помощнице;

7. стремиться к тому, чтобы твой труд и идеи были плодом свободного человека, а не раба;

8. преклоняться перед жизнью во всех ее проявлениях и стремиться осуществить все воображаемое; быть всегда свободным, ибо люди рождаются свободными;

9. не создавать себе ни кумиров, ни вождей, ни судей, ибо наказание за это будет ужасным/

Как культуролог Д.С. Лихачев выступает последовательным противником всякого рода культурной исключительности и культурного изоляционизма, продолжая линию примирения традиций славянофильства и западничества, восходящую к Ф.М. Достоевскому и Н.А. Бердяеву, поборником культурного единства человечества при безусловном сохранении всех национальных своеобразий. Оригинальным вкладом ученого в общую культурологию стала предложенная им под влиянием В.И. Вернадского идея «гомосферы» (т.е. человеческой сферы) Земли, а также разработка основ новой научной дисциплины -- экологии культуры.

Я взяла эту тему для своего реферата, по тому что, Дмитрий Сергеевич очень известная личность в культурных кругах, и имеет достаточно интересный опыт в этой сфере. Даже по моему краткому описанию выше, видно, что Д.С. Лихачёв легендарная личность наших дней. Целью реферата является рассказать и доказать на сколько Д.С.Лихачёв был героем своего времени на примере одной из его работ.

1. Биография Д.С.Лихачёва, его вклад в культуру

Д.С. Лихачев родился в Петербурге 15 (28) ноября 1906 г. Учился в лучшей классической гимназии Петербурга - гимназии К.И. Мая, в 1928 г. окончил Ленинградский университет одновременно по романо-германскому и славяно-русскому отделениям и написал две дипломные работы: "Шекспир в России в XVIII веке" и "Повести о патриархе Никоне". Там он прошел солидную школу у профессоров В.Е. Евгеньева-Максимова, приобщившего его к работе с рукописями, Д.И. Абрамовича, В.М. Жирмунского, В.Ф. Шишмарева, слушал лекции Б.М. Эйхенбаума, В.Л. Комаровича. Занимаясь в пушкинском семинаре профессора Л.В. Щербы, освоил методику "медленного чтения", из которой впоследствии выросли его идеи "конкретного литературоведения". Из философов, оказавших на него в то время влияние, Дмитрий Сергеевич выделял "идеалиста" С.А. Аскольдова. [7, с. 68].

Талантливый студент, получивший превосходное образование, отнюдь не сразу смог обратиться к изучению той области русской литературы и культуры, которой он посвятил всю свою жизнь. Первые научные опыты Д.С. появились в печати особого рода, в журнале, издававшемся в Соловецком лагере особого назначения, куда 22-летний Лихачев был определен как «контрреволюционер» на пятилетний срок. В легендарном СЛОНе и продолжилось, как отмечал сам Д.С., его «образование», там русский интеллигент прошел суровую до жестокости школу жизни советского образца.

Изучая мир особой жизни, порожденной той экстремальной ситуацией, в которой оказались люди, Д.С. собрал в упомянутой статье интересные наблюдения о воровском арго. Прирожденные качества русского интеллигента и лагерный опыт позволили Дмитрию Сергеевичу противостоять обстоятельствам: "Человеческого достоинства стремился не ронять и перед начальством (лагерным, институтским и пр.) на брюхе не ползал" [8,c48].

Свой путь в Академии наук Д.С. Лихачев начал в 1934 г. с должности "ученого корректора" Издательства АН СССР. В этом качестве он значится в академическом юбилейном собрании сочинений Пушкина, которое вышло в 1937 г. Как корректор Д.С. участвовал в подготовке к печати второго тома "Трудов Отдела древнерусской литературы" (1935) - издания, много значащего для развития отечественной медиевистики и снискавшего мировую известность во многом благодаря тому, что с одиннадцатого тома и до пятьдесят второго Д.С. Лихачев являлся (за редким исключением) его ответственным редактором. Здесь напечатан и ряд его важнейших трудов. Юбилейный пятидесятый том "Трудов" был посвящен его 90-летию.

Работа Д.С. Лихачева над подготовкой к печати курса лекций по древнерусской литературе академика А.С. Орлова в значительной мере определила его дальнейшую судьбу. Участие президента Академии наук А.П. Карпинского помогло Д.С. снять судимость и остаться в Ленинграде. Научную работу Д.С. начал в Отделе древнерусской литературы Пушкинского Дома в 1938 г., когда во главе его стояли А.С. Орлов и В.П. Адрианова-Перетц, с которой у Д.С. установились тесные научные и дружеские отношения. И хотя еще до поступления в Отдел у Д.С. уже имелись первые научные опыты, он тем не менее считал, что годы, проведенные в заключении, и до поступления в Отдел, были утрачены для науки: "У меня целиком пропало 10 лет жизни" (29 ноября 1962).

Как отмечал ученый, «первые свои статьи по вопросам русской культуры стал печатать в блокированном Ленинграде (статьи в "Звезде" и брошюра совместно с М.А. Тихановой "Оборона древнерусских городов")» (29 ноября 1962). Будучи еще литературным редактором, он принял участие в подготовке к печати посмертного издания труда академика А.А. Шахматова "Обозрение русских летописных сводов" (1937). Эта работа сыграла важную роль в формировании научных интересов Д.С. Лихачева, введя его в круг изучения летописания как одной из главнейших и труднейших комплексных проблем исследования древнерусской истории, литературы, культуры. И через десять лет Д.С. подготовил докторскую диссертацию по истории русского летописания, сокращенный вариант которой издан в виде книги "Русские летописи и их культурно-историческое значение" (1947).

Будучи последователем разработанных А.А. Шахматовым методов, он нашел свой путь в изучении летописания и впервые после академика М.И. Сухомлинова (1856) оценил летописи в целом как литературное и культурное явление. Более того - Д.С. Лихачев впервые рассмотрел всю историю русского летописания как историю литературного жанра, при этом постоянно изменявшегося в зависимости от историко-культурной ситуации.

Из занятий летописанием выросли книги: "Повесть временных лет" - издание древнерусского текста с переводом и комментарием (1950. Т. 1-2; в серии "Литературные памятники") и монографии "Национальное самосознание Древней Руси" (1945), "Новгород Великий" (1954; 2-е изд. 1959).

Уже в ранних работах Д.С. Лихачева раскрылось его научное дарование, уже тогда он поразил специалистов своей необычной трактовкой древнерусской литературы, и поэтому крупнейшие ученые отзывались о его работах как о чрезвычайно свежих по мысли. Нетрадиционность и новизна исследовательских подходов ученого к древнерусской литературе состояли в том, что он рассматривал древнерусскую литературу прежде всего как явление художественное, эстетическое, как органическую часть культуры в целом. Д.С. настойчиво искал пути для новых обобщений в области литературной медиевистики, привлекая к изучению литературных памятников данные истории и археологии, архитектуры и живописи, фольклора и этнографии. Появилась серия его монографий: "Культура Руси эпохи образования русского национального государства" (1946); "Культура русского народа X-XVII вв." (1961); "Культура Руси времени Андрея Рублева и Епифания Премудрого" (1962).

Едва ли можно найти в мире другого такого русиста-медиевиста, который за свою жизнь выдвинул и разработал бы больше новых идей, чем Д.С. Лихачев. Поражаешься их неисчерпаемости и богатству его творческого мира. Ученый всегда изучал ключевые проблемы развития древнерусской литературы: ее возникновение, жанровая структура, место среди других славянских литератур, связь с литературой Византии.

Творчеству Д.С. Лихачева всегда была свойственна целостность, оно никогда не выглядело как некая сумма разнохарактерных новаций. Представление об исторической изменяемости всех явлений литературы, пронизывающее труды ученого, напрямую соединяет их с идеями исторической поэтики. Он легко перемещался по всему пространству семивековой истории древнерусской культуры, свободно оперируя материалом литературы в многообразии ее жанров и стилей.

Три капитальных труда Д.С. Лихачева: "Человек в литературе Древней Руси (1958; 2-изд. 1970), "Текстология. На материале русской литературы X-XVII вв." (1962; 2-е изд. 1983), "Поэтика древнерусской литературы" (1967; 2-е изд. 1971; и др. изд.), - вышедшие в пределах одного десятилетия, тесно между собой связаны, являя собой своего рода триптих.

Работа над одной книгой стимулировала творческую мысль, охватывавшую все новые и новые темы и проблемы, из которых вырастали дальнейшие замыслы. Так, в письме от 16 марта 1955 г. Д.С. развивал идею первого труда: «Надо к совещанию приготовить доклад - "Изображение людей в житийной литературе конца XIV-XV вв." Статья на эту тему связала бы в единую цепь мои статьи о людях в VIII т. ТрОДРЛ и в X т. ТрОДРЛ[7,34].

Если первый доклад являлся уже обобщающим этапом в задуманном труде, то второй стал программной заявкой, в которой формулировались основные принципы будущего фундаментального исследования. Как видим, Д.С. предполагал первоначально выдвинуть вопрос о значении текстологии в качестве перспективной темы для Международного совещания славяноведов в Белграде[8], предшествовавшем возобновлению проведения Международных съездов славистов.

Оба доклада Д.С. произнес уже через месяц - 23 и 25 апреля 1955 г. на Втором всесоюзном совещании по вопросам изучения древнерусской литературы, что свидетельствует и о том, с какой стремительностью и творческой интенсивностью работал ученый.

О том, насколько занимали Д.С. Лихачева в тот период вопросы, связанные с изучением истории текста в широком смысле, свидетельствуют изложенные им в частном письме взгляды на задачи журнала "Известия ОЛЯ", который "должен посвящать серьезные статьи состоянию изучения того или иного вопроса, дисциплины (напр., состояние палеографических исследований в СССР, изучение филиграней, изучение книгопечатания в Западной Европе и в России, изучение метрики, текстологических вопросов, изучение переводной русской литературы XI - XVII вв. и пр.)" (6 августа 1957 г.).

Внимание к человеку, его деятельности и изображению в литературе и искусстве органически свойственно научным интересам Д.С. Лихачева. Его монография "Человек в литературе Древней Руси» представляет собой совершенно новый тип исследования. В ней впервые изучено художественное видение человека в древнерусской литературе, а также описаны художественные методы и стили изображения, изменявшиеся в зависимости от исторической эпохи и жанра.

В книге анализируются стиль монументального историзма XI - XIII вв., стиль экспрессивно-эмоциональный XIV - XV вв., "идеализирующий автобиографизм" как официальный стиль XVI в., стиль барокко XVII в. и пр. Характерная черта теоретических построений Д.С. Лихачева - созданные им теории никогда не возносятся над знанием, не являются наложением на изучаемый предмет неких отвлеченных схем, но вытекают из знания, опирающегося на анализ источников: «Нельзя быть хорошим “древником”, не работая над рукописями» (10 марта 1950 г.). Выросшая из изучения конкретного историко-литературного материала концепция стилей древнерусской литературы служит теоретическим основанием для установления внутри эпохи средневековья определенных литературных периодов, не имевших ранее литературоведческих определений [1,13].

Д.С. Лихачев сделал важное научное открытие: он обнаружил, что перелом в изображении человека наступил вместе с кризисом средневекового способа описания человека, наступившего в начале XVII в. Литература впервые открывала для себя образ и тему «маленького человека»: «Человеческая личность эмансипировалась в России не только в одеждах конкистадоров и богатых авантюристов, не в пышных признаниях артистического дара художников эпохи Возрождения, а в "гуньке кабацкой", на последней ступени падения, в поисках смерти как освобождения от всех страданий. И это было великим предвозвестием гуманистического характера русской литературы XIX в. с ее темой ценности маленького человека, с ее сочувствием каждому, кто страдает и кто не нашел своего настоящего места в жизни» [2, с. 138 - 1 39].

Благодаря таким открытиям, после таких исследований становится ясно, что изучение общих закономерностей развития всей русской литературы Нового времени невозможно без основательного изучения литературы древней.

Одна из ведущих тем научного творчества Д.С. - текстология. Ученый посвятил ей серию статей и книг, в создании которых огромную роль сыграл его собственный опыт: "Книгу о методах обращения с рукописями трудно писать на чужом материале, особенно если этот чужой материал обработан не единомышленником" (24 февраля 1963 г.). В целостном и систематизированном виде результаты многолетних текстологических изысканий Д.С. Лихачева нашли отражение в его капитальном труде "Текстология" (1962). В переработанном и дополненном виде она вышла в свет в 1983 г. вторым изданием.

Это новаторское исследование вызвало большой резонанс в научном мире, получило высокую оценку и международное признание. Но если книга "Человек в литературе Древней Руси" посвящена человеку как объекту литературного творчества, то в "Текстологии" человек выступает уже как субъект -- творец литературного процесса.

Восхождение от текста к человеку, стоящему за ним, -- так Д.С. Лихачев определяет направление текстологической работы: "Человек -- его интересы, психология, образование, склонности, идеология, а за человеком -- общество должны и в данном случае стоять в центре интересов текстолога" [3,с. 95]. Д.С. Лихачев призывает видеть в приемах работы книжников проявление их целенаправленной деятельности и отдавать поэтому предпочтение сознательным изменениям текста (идеологическим, художественным, психологическим, стилистическим и др.) перед показаниями механическими -- бессознательными случайными ошибками писцов.

Еще только начали поступать первые рецензии на вышедший труд, как Д.С. уже заканчивал свой очередной проект, увлекся новой Текстологией - краткой, на все случаи. Хоть в ней и будет 5 листов, но кое-что новое включу (она ведь и по новой литературе)" (июнь 1963). В конце следующего месяца труд был уже завершен.

Методические принципы, выработанные в результате текстологической практики, Д.С. Лихачев переносит на вопросы реставрации памятников искусства, архитектуры, садов и парков. Ученый считает необходимым подходить к каждому памятнику как к исторически изучаемому явлению, все этапы жизни которого в равной мере ценны [8].

Из всех своих специальных работ Д.С. особо выделял исследования по текстологии, считая их наиболее важными для науки. Результаты теоретической и практической деятельности ученого в области текстологии столь весомы, что уместно говорить о текстологической школе Д.С. Лихачева. Его "Текстология" стала настольной книгой и программой действий для многих исследователей литературы, истории и культуры не только Средневековья, но и Нового времени.

"Текстология" Д.С. Лихачева дала мощный толчок практической работе по изучению истории текста многих литературных памятников русского средневековья и их научной публикации. Правилом стало объединение в одном исследовании текста памятника, его текстологического анализа и литературоведческой интерпретации. Такое соединение характерно для серии монографических исследований-изданий памятников древнерусской литературы. Достигнуты значительные результаты в освоении все новых и новых малоизученных произведений и жанров, таких, например, как жития и хронографы.

Под руководством Д.С. Лихачева была завершена начатая еще В.П. Адриановой-Перетц разработка тщательно продуманной методики и правил издания средневековых текстов, принятая теперь и в серии "Литературные памятники". Многосторонние исследования и научные издания произведений древнерусской литературы легли в основу двенадцатитомного собрания "Памятников литературы Древней Руси" (1978 - 1994).

Принципы и приемы текстологического анализа нашли применение в языкознании, где сложилось лингвотекстологическое направление. Полученные с помощью текстологической методики данные позволяют обнаружить в тексте разновременные напластования языковых явлений, они служат надежным источником для исторической фонетики и грамматики, способствуют решению сложнейших проблем формирования древнерусского литературного языка. Основывающийся на концепции Д.С. Лихачева лингвотекстологический анализ имеет также значение для исторической лексикологии и лексикографии, изучения славяно-русских словарей средневековья разных типов.

Сфера применения методики текстологического исследования не ограничивается теперь литературоведением, источниковедением, языкознанием. Ее используют также фольклористы. В последние десятилетия происходит становление и музыкальной текстологии -- на материале певческих рукописей Древней Руси. Развитие ее имеет перспективное значение для изучения истории древнерусской музыкальной культуры. Текстологические наблюдения позволяют судить о жизни распева во времени, классифицировать варианты распева на один и тот же текст, разбираться в авторских и местных распевах-вариантах подобно тому, как поступают литературоведы, изучая историю текста памятника, его редакции и виды.

Сформулированные Д.С. Лихачевым принципиальные положения текстологических исследований могут быть применены при изучении истории текста и издании памятников античности, восточных и новых западноевропейских литератур. Его "Текстология" может послужить фундаментом для построения общей теории текстологии.

В заключении к книге "Человек в литературе Древней Руси" Д.С. назвал своих предшественников, много сделавших для изучения художественной сущности русской литературы XI-XVII вв. - таких, как Ф.И. Буслаев, А.С. Орлов, В.П. Адрианова-Перетц, Н.К. Гудзий, И.П. Еремин и др. Но только Дмитрию Сергеевичу удалось обобщить ценные наблюдения и создать целостную и убедительную научную концепцию, опирающуюся на его трактовку древнерусской литературы как особой эстетической системы. Д.С. предстает в этой книге и как историк культуры. «У меня в "Поэтике", - писал ученый, - задачи для исследователей. Впервые после знаменитой "Исторической поэтики" академика А.Н. Веселовского Д.С. Лихачев построил теоретическую "Поэтику древнерусской литературы" на основе исследования эстетических принципов и особенностей миросозерцания средневекового человека. Собственно говоря, работа Д.С. могла бы быть рассмотрена как продолжение исследований А.Н. Веселовского, хотя она построена на ином материале и других методологических основаниях.

Новаторство Д.С. Лихачева блестяще проявилось во многих его оригинальных предположениях. Ученый указывал в своих трудах, что ряд выдвинутых им гипотез требует дальнейшей разработки: «Ни один из вопросов, поднятых в этой книге, писал он в завершающем "Поэтику" абзаце, - не может считаться решенным окончательно. Задача данной книги - наметить пути изучения, а не закрыть их для движения ученой мысли. Чем больше споров вызовет эта книга, тем лучше. А о том, что спорить нужно, - дискутировать нет оснований, как нет оснований сомневаться и в том, что изучение древности должно вестись в интересах современности» [4, с. 370].

Тремя книгами - "Человек в литературе Древней Руси", "Текстология", "Поэтика древнерусской литературы" - Д.С. Лихачев создал единый научный текст - о литературной культуре, ее постижении, основанном на знании источников и критике текста, и о человеке как центральном объекте художественного творчества.

Именно Д.С. Лихачев дал мощный толчок изучению "Слова о полку Игореве". В 1950 г. он писал: «Мне кажется, надо работать над "Словом о полку Игореве". Ведь о нем есть только популярные статьи и нет монографии. Я сам собираюсь работать над ним, но "Слово" заслуживает не одной монографии. Эта тема останется всегда нужной. У нас никто не пишет диссертации о "Слове". Почему? Ведь там всё неизучено!». Имея в виду скептический взгляд французского слависта А. Мазона на "Слово", Д.С. заметил: «В Мазоне виновата сама наша наука - это мы его породили отсутствием работ о "Слове"».

Тогда же Д.С. наметил темы и проблемы, которые были реализованы им в ближайшие десятилетия. Его перу принадлежит серия принципиально важных монографических исследований, многочисленных статей и научно-популярных изданий, посвященных "Слову о полку Игореве", в которых ученый раскрыл ранее неизвестные особенности великого памятника, наиболее полно и глубоко рассмотрел вопрос о связи "Слова" с культурой его времени. Острое и тонкое чувство слова и стиля сделали Дмитрия Сергеевича одним из лучших переводчиков "Слова". Он осуществил несколько научных переводов произведения (объяснительный, прозаический, ритмический), обладающих поэтическими достоинствами, как если бы их выполнил поэт.

Когда весной 1963 г. А.А. Зиминым была высказана скептическая точка зрения на подлинность и древность "Слова", Д.С. Лихачев, являясь принципиальным противником такого взгляда, считал, что для ведения серьезной дискуссии «его работу надо непременно напечатать, так как иначе будут говорить, что мы "зажимаем", "давим" и пр.». 27 июня того же года он писал, что от редактора журнала "Русская литература" «В.В. Тимофеевой получил выговор: "Полгода прошло, а Вы еще не разгромили Зимина". Я ответил: "И не можем, так как Зимина не печатают". Что же громить? Конечно, я буду корректен и не буду его ни в чем обвинять. Стиль ответа - тот же, что и в нашем красном сборнике. На совещании в Президиуме (если оно будет) буду настаивать на необходимости опубликовать всю работу Зимина». Но идеологические инстанции к советам Лихачева и его ближайших коллег не прислушались, публикацию исследования Зимина запретили. Такие действия властей ставили ученого в весьма затруднительное положение, ибо для дискуссии с Зиминым, в особенности на международном форуме, требовалось его обязательное присутствие.

Ученый стал инициатором и участником такого замечательного во многих отношениях проекта, как пятитомная «Энциклопедия "Слова о полку Игореве"» (1995), где, кстати, непредвзято освещена и история скептического взгляда на "Слово о полку Игореве".

Не только собственно научный, но и культурно-просветительный интерес имеет монография Д.С. Лихачева "Великое наследие. Классические произведения литературы Древней Руси" (1975). Книгой «"Смеховой мир" Древней Руси» (1976), написанной в соавторстве с А.М. Панченко, Д.С. ввел новую тему в область исследования древнерусской литературы.

Принципиальная черта научного облика Д.С. Лихачева - современность его работ в самом широком смысле, благодаря которой миф о "неактуальности" медиевистики оказался развеянным. Он один из тех немногих ученых, которые спасли престижность изучения древнерусской литературы и культуры Древней Руси. Его труды показали, как древний предмет академических штудий не только анализируется в свете современной научной теории, но становится близким, полезным и понятным для нашего общества.

Д.С. всегда интересовался историей русского искусства, вопросами охраны и реставрации памятников культуры (одно время он как член Ученого совета принимал участие в работе Русского музея). Ярким выражением научной и общественной позиции стала его статья "Аллеи древних лип", напечатанная в газете "Ленинградская правда" (18 апреля 1972 г.) по поводу принятого тогда властями плана реконструкции Екатерининского парка в г. Пушкине, которым предполагалось восстановление регулярного парка в том виде, как он существовал в середине XVIII в. Д.С. вслед за И.Э. Грабарем полагал, что реставрация "на определенный момент в жизни памятника" его губит, на реставрацию он смотрел как на способ продлить жизнь памятника и сохранить в нем все самое ценное. Его идея состояла в том, чтобы бездумно не "реставрировать", то есть не вырубать старый парк, связанный с именами Пушкина, Анненского, Ахматовой, а продлить его жизнь. Вполне возможно, что в размышлениях над судьбой Царскосельского парка зародились идеи его будущей книги "Поэзия садов. К семантике садово-парковых стилей" (1982), впоследствии неоднократно переиздававшейся. История садово-парковых стилей, включаемая Д.С. в понятие "культура", рассматривается как проявление художественного сознания той или иной эпохи, а сад - как своеобразная форма синтеза разных искусств, развивающаяся параллельно с философией, поэзией, эстетическими формами быта.

Культурология, разрабатываемая Лихачевым в историческом и теоретических аспектах, основана на видении им русской литературы и культуры в тысячелетней истории, в которой он жил вместе с богатым наследием русского прошлого. Судьбу России он воспринимает с момента принятия ею христианства как часть истории Европы. Интегрированность русской культуры в европейскую обусловлена самим историческим выбором. Понятие Евразия - искусственный миф Нового времени. Для России значим культурный контекст, названный ученым Скандо-Византией. Из Византии, с юга Русь получила христианство и духовную культуру, с севера, из Скандинавии - государственность. Этот выбор определил обращение Древней Руси к Европе.

Жизнь и творчество Дмитрия Сергеевича Лихачева - целая эпоха в истории нашей науки, многие десятилетия он был ее лидером и патриархом. Ученый, известный филологам всего мира, труды которого имеются во всех научных библиотеках, Д.С. Лихачев являлся иностранным членом многих академий: Академий наук Австрии, Болгарии, Британской Королевской академии, Венгрии, Гёттингена (Германия), Итальянской, Сербской Академии наук и искусств, США, Матицы Сербской; почетным доктором университетов Софии, Оксфорда и Эдинбурга, Будапешта, Сиены, Торуни, Бордо, Карлова университета в Праге, Цюриха и др.

Блестящие достижения в науке, широкая международная известность, признание научных заслуг академиями и университетами многих стран мира - все это может создать представление о легкой и безоблачной судьбе ученого, о том, что жизненный и научный путь, пройденный им с момента поступления в Отдел древнерусской литературы в 1938 г. от младшего научного сотрудника до академика, был исключительно благополучным, беспрепятственным восхождением к вершинам научного Олимпа [7,56].

2. Сборник работ Д.С.Лихачёва «Русская культура»

100-летие со дня рождения академика Дмитрия Сергеевича Лихачева (1906-1999) -- выдающегося ученого современности, филолога, историка, философа культуры, патриота -- является лучшим поводом к тому, чтобы перечитать когда-то прежде прочитанные его труды, а также ознакомиться с теми его работами, которые раньше не довелось прочесть или которые при его жизни не издавались.

Научное и литературное наследие Д.С. Лихачева велико. Большинство его трудов было опубликовано при его жизни. Но есть книги и сборники его статей, которые вышли в свет после его кончины († 30 сентября 1999 г.), и в этих изданиях есть новые статьи ученого и работы, прежде печатавшиеся в сокращении.

Одной из таких книг является сборник «Русская культура», в который вошло 26 статей академика Д.С. Лихачева и интервью с ним от 12 февраля 1999 года о творчестве А.С. Пушкина. Книга «Русская культура» снабжена примечаниями к отдельным работам, именным указателем и более чем 150-ю иллюстрациями. Большинство иллюстраций отражают православную культуру России -- это русские иконы, соборы, храмы, монастыри. По словам издателей, помещенные в этой книге работы Д.С. Лихачева раскрывают «природу национальной самобытности России, проявляющейся в канонах исконно русской эстетики, в православной религиозной практике».

Эта книга призвана помочь «каждому читателю обрести сознание причастности к великой русской культуре и ответственности за нее». «Книга Д.С. Лихачева „Русская культура“, -- по мнению ее издателей, -- является итогом подвижнического пути ученого, отдавшего жизнь исследованию России». «Это прощальный дар академика Лихачева всему народу России».

К сожалению, книга «Русская культура» вышла очень небольшим для России тиражом -- всего 5 тыс. экземпляров. Поэтому в абсолютном большинстве школьных, районных, городских библиотек страны ее нет. Учитывая возрастающий интерес российской школы к духовному, научному и педагогическому наследию академика Д.С. Лихачева, предлагаем краткий обзор некоторых его работ, содержащихся в книге «Русская культура».

Открывается книга статьей «Культура и совесть». Эта работа занимает всего одну страницу и набрана курсивом. Учитывая это, ее можно считать пространным эпиграфом ко всей книге «Русская культура». Вот три отрывка из этой статьи.

«Если человек считает, что он свободен, означает ли это, что он может делать все, что ему угодно, Нет, конечно. И не потому, что кто-то извне воздвигает ему запреты, а потому, что поступки человека часто диктуются эгоистическими побуждениями. Последние же не совместимы со свободным принятием решения».

«Страж свободы человека -- его совесть. Совесть освобождает человека от корыстных побуждений. Корысть и эгоизм внешне по отношению к человеку. Совесть и бескорыстие внутри человеческого духа. Поэтому поступок, совершенный по совести, -- свободный поступок». «Среда действия совести не только бытовая, узкочеловеческая, но и среда научных исследований, художественного творчества, область веры, взаимоотношения человека с природой и культурным наследием. Культура и совесть необходимы друг другу. Культура расширяет и обогащает „пространство совести“».

Следующая статья рассматриваемой книги называется «Культура как целостная среда». Начинается она словами: «Культура -- это то, что в значительной мере оправдывает пред Богом существование народа и нации».

«Культура -- это огромное целостное явление, которое делает людей, населяющих определенное пространство, из просто населения -- народом, нацией. В понятие культуры должны входить и всегда входили религия, наука, образование, нравственные и моральные нормы поведения людей и государства».

«Культура -- это святыни народа, святыни нации».

Следующая статья называется «Два русла русской культуры». Здесь ученый пишет о «двух направлениях русской культуры на всем протяжении ее существования -- напряженные и постоянные размышления над судьбой России, над ее предназначением, постоянное противостояние духовных решений этого вопроса государственным».

«Предвещателем духовной судьбы России и русского народа, от которого в значительной мере пошли все другие идеи духовной предназначенности России, явился в первой половине XI в. киевский митрополит Иларион. В своей речи „Слово о Законе Благодати“ он попытался указать на роль России в мировой истории». «Нет сомнения, что духовное направление в развитии русской культуры получило значительные преимущества перед государственным».

Следующая статья называется «Три основы европейской культуры и русский исторический опыт». Здесь ученый продолжает свои историософские наблюдения над русской и европейской историей. Рассматривая положительные стороны культурного развития народов Европы и России, он в то же время замечает и отрицательные тенденции: «Зло, по моему убеждению, -- это прежде всего отрицание добра, его отражение со знаком минус. Зло выполняет свою негативную миссию, атакуя наиболее характерные черты культуры, связанные с ее миссией, с ее идеей».

«Характерна одна деталь. Русский народ всегда отличался своим трудолюбием, и точнее, „земледельческим трудолюбием“, хорошо организованным земледельческим бытом крестьянства. Земледельческий труд был свят.

И вот именно крестьянство и религиозность русского народа были усиленно уничтожаемы. Россия из „житницы Европы“, как ее постоянно называли, стала „потребительницей чужого хлеба“. Зло приобрело материализованные формы».

Следующая работа, помещенная в книге «Русская культура» -- «Роль крещения Руси в истории культуры Отечества».

«Я думаю, -- пишет Д.С. Лихачев, -- что с крещения Руси вообще можно начинать историю русской культуры. Так же как и украинской и белорусской. Потому, что характерные черты русской, белорусской и украинской культуры -- восточнославянской культуры Древней Руси -- восходят к тому времени, когда христианство сменило собой язычество».

«Сергий Радонежский был проводником определенных целей и традиций: с Церковью связывалось единство Руси. Андрей Рублев пишет Троицу „в похвалу преподобному отцу Сергию“ и -- как сказано у Епифания -- „дабы воззрением на Святую Троицу уничтожался страх розни мира сего“».

Это был не большой перечень самых известных работ Дмитрия Сергеевича. Этот список можно продолжать до бесконечности. Он исследовал и писал огромное количество научных работ, и работ для обычного обывателя в полнее понятным языком. Заглянув хоть в одну из статей Д.С. Лихачёва, можно сразу получить конкретный и развёрнутый ответ на интересующий вас вопрос по этой теме. Но в этом реферате, я бы хотела рассмотреть более конкретно одну из известных и содержательных работ этого автора - «Слово о полку Игореве» [1].

3. Что представляет собой «Слово о полку игореве»

О древнерусском произведении «Слово о полку Игореве» стало известно лишь в начале 90-х годов XVIII столетия, когда знаток русской древности А. И. Мусин-Пушкин приобрел в Спасском монастыре Ярославля старинный рукописный сборник. В этом сборнике среди других текстов он обнаружил чудесный памятник древнерусской литературы, вызвавший необыкновенный интерес среди историков, лингвистов и литературоведов.

В «Слове о полку Игореве», написанном неизвестным автором, по словам известного литературоведа Д. С. Лихачева, чувствуется «героический дух всей последующей русской литературы, высокое сознание своей ответственности, своего писательского призвания, своего общественного долга». Автор «Слова» призывает русских князей к единению перед нашествием татаро-монгольских полков. Он уверен, что только сильная и дружная Русь во главе с мудрым правителем, киевским князем сможет дать могучий отпор врагу.

Неизвестный автор поэмы -- человек редкостного поэтического таланта, широко видел исторические процессы своего времени, глубоко знал дружинную и книжную поэзию. Он создал шедевр, который не перестает очаровывать своей художественной формой и идейной цели направленностью. Автор не ставил себе четко отобразить факты истории, и этим его произведение отличается от летописей. Через литературные образы он передал переживания и мироощущение людей своего времени, с целью воздействия на читателя (слушателя). Сам автор, назвал свое творение «словом». Так называли свои произведения его современники -- представители ораторского искусства, но жанр «Слова» не может быть определен однозначно, и в этом заключается еще одна его художественная особенность -- оно отображает сразу несколько образцов жанров художественного искусства.

В исследовании академика Д. С. Лихачева «Слово о полку Игореве» рассматривается в связи с историческими и эстетическими представлениями эпохи, на фоне историко-литературного процесса Древней Руси. В работе неопровержимо доказывается подлинность «Слова». Новое, второе, издание дополнено исследованием представлений автора «Слова» о «свете» и «тьме», о поэтике повторяемости, о типе княжеского певца.

Книга предназначается специалистам и всем читателям, интересующимся этим великим произведением. Исследование выходит в год 185-летия со времени первой публикации «Слова» [5.37].

4. Анализ статьи «Слово о полку Игореве»

В статье освещается жизненный и творческий путь одного из крупнейших филологов XX века - Д.С. Лихачева (1906-1999), исследователя литературы, искусства, истории Древней Руси, автора теоретических трудов по текстологии, поэтике, истории культуры.

Статью «Слово о полку Игореве» Д.С. Лихачёва начал с очень важной темы исторической культуры - образованность русского народа в плане культуры , ну и конечно же науки. И, как мы узнаём из предисловия статьи - люди того времени были достаточно умны: «Культура домонгольской Руси была высокой и утонченной. На этом культурном фоне «Слово о полку Игореве» не кажется одиноким, исключительным памятником.». Имея в виду, что на фоне остальных произведений «Слово о полку Игореве» не является одиноким - значит, что на Руси в тот момент были ещё несколько выдающихся произведений, которые к сожалению до нас не дошли.

На мой взгляд, это очень правильно с его стороны обозначить культурные условия и возможности с самого начала. Ведь прежде чем начинать свой анализ таково великого произведения, надо конечно же показать жизнь и культуру того времени. Дмитрий Сергеевич приводит большое количество «аксиом», касающихся именно этой темы. Да, я позволю себе сказать, что именно «аксиом», так как, я не уверена в его информированности на этот счёт. Большинство великих историков не могут сказать точно об этом, как мы можем принимать всерьез эти слова Лихачёва.

Большое внимание в этой статье Дмитрий Сергеевич уделил именно жанровой принадлежности «Слова» к ораторству. Но здесь он очень сомневается, и прибавляет это произведение к «стихии устной речи»: «…..ярко свидетельствует о пронизывающей «Слово» стихии устной речи». Хотя я с ним полностью согласна, но считаю, что произведение можно было рассмотреть и в других жанровых «стихиях». Доказать, приведя некоторые аргументы в пользу того или иного жанра.

Далее, после всех своих не доказанных теорий, автор статьи раскрывает тему «Слова». Здесь он пытается объяснить истинную мысль повествования. Она заключается в том, что произведение было написано лишь с целью показать художественные и культурные ценности того времени: «Основная цель этой книги -- показать глубокие корни всей художественной и идейной системы «Слова о полку Игореве». Особую роль играют в данном случае внелитературные связи -- связи с устной речью, с феодальной символикой, с историческими представлениями, наконец, просто с исторической действительностью и историческим прошлым Руси».

Опять таки мы возвращаемся к «устной стихии». Но заметьте, доказательств до сих пор нет. Автор специально старается сконцентрировать внимание именно на художественных и культурных ценностях. Но это лишь его мысли на этот счёт, ведь есть и другие мнения по поводу цели и тайного заложенного в это произведения смысла.

Такое мнение запечетлино в статье Лихачёва - это мнение А.Мазона. Его объяснение было куда проще, и на мой взгляд реальнее. Мазон считал, что всё это было затеяно («Слово») лишь с одной целью - угодить русским императорам и «владычицам» нашей земли: «А. Мазон считал целью «Слова» обоснование законности территориальных притязаний Екатерины II на юге и западе России».

С этим мнением был не согласен сам Дмитрий Сергеевич: «Для такого рода притязаний скорее бы подошла тема победы, именно победа могла бы сослужить наилучшую службу для выражения лести... Для той шовинистической цели, которую предполагает А. Мазон в «Слове», толкуя его как произведение XVIII в., незачем было менять тему «Задонщины», повествующей о победе русского оружия, на тему поражения мелкого русского удельного князя Игоря Святославича от войск половцев». Мне кажется, своим таким публичным выставлением мнения Мазона на всеобщую оценку, при чём Лихачёв считался и до сих пор считается умным и достойным доверия учёным, он хотел выставить своего апонента, можно и так сказать, полным дураком. По моему, каждое мнение имеет права существования и достойно уважения. Может и Лихачёв придерживался такой точки зрения, но сделал он это совершенно безграмотно, не факт, что только мне показалось это таким наглым и без нравственным поступком.

Под подтемой статьи «Слово о полку Игореве» и особенности Русской средневековой Литературы Лихачёв начинает рассматривать различные виды жанров, существовавших в России, хотя очень жаль, что он не касается главной темы этого анализа, произведения «Слово о полку Игореве» : «Жанровая система древней русской литературы была довольно сложной. Основная часть жанров была заимствована русской литературой в X -- XIII вв. из литературы византийской: в переводах и в произведениях, перенесенных на Русь из Болгарии. В этой перенесенной на Русь системе жанров были в основном церковные жанры: жанры произведений, необходимых для богослужения и для церковной жизни -- монастырской и приходской. Здесь должны быть отмечены различные руководства по богослужению, молитвы и жития святых различных типов; произведения, предназначавшиеся для благочестивого индивидуального чтения и т. д. Но, кроме того, были и сочинения более «светского» характера: разного рода естественнонаучные сочинения (шестодневы, бестиарии, алфавитарии), сочинения по всемирной истории (по ветхозаветной и римско-византийской), сочинения типа «эллинистического романа» («Александрия») и многие другие». Но многие из этих жанров развалились ещё в те времена, не говоря уже о наших днях: «Перешедшие на Русь жанры по-разному продолжали здесь свою жизнь. Были жанры, которые существовали только вместе с перенесенными на Русь произведениями и самостоятельно здесь не развивались. И были другие, продолжавшие на Руси активное свое существование. В их рамках создавались новые произведения: например, жития русских святых, проповеди, поучения, реже молитвы и другие богослужебные тексты. Таким образом, среди жанров, перенесенных на Русь из Византии и Болгарии, существовали «живые» жанры и «мертвые».

Большинство статьи занимает описания различных жанров. Большое количество «строк» Дмитрий Сергеевич уделил фольклорному жанру. Далее, внимание на себя перенимают жанры, требующие письменного оформления, и жанры требующие устного оформления: «Есть жанры, которые требуют письменного оформления, и есть жанры, которые требуют устного исполнения». Вот лично по моему мнению, вот такие подетальные объяснения - были ошибкой автора. Ведь если статья написана на тему такого исторического памятника, зачем же перегружать её такой не нужной информацией. Если даже сам «памятник» не отклоняется от своей главной темы, как и вся литература, написанная в те временя на Руси. Все произведения имели чётко поставленную цель, и шли до неё до конца. Это большое преимущества перед теперешней литературой: «Авторы древнерусских литературных произведений обычно не скрывают своих намерений. Они ведут свое повествование для определенной цели, которую прямо сообщают читателю. Авторская тенденция по большей части явна и только в редких случаях скрыта за авторским изложением (в некоторых случаях так скрывалась, например в летописи, политическая тенденция). Это стремление открыто проводить определенную идею в своих произведениях отразилось, в частности, в описаниях природы». Описание природы в произведении «Слово о полку Игореве» занимает достаточно большое внимание. Ведь много просто не поймёшь из того, о чём повествуется в «слове», если не будет каких то наружных описаний. Лихачёв сам замечает это, и опять таки пытается остановиться на заинтересовавшей его теме. На этот раз это природа в древнерусской литературе. В силу своих знаний и ума, Дмитрий Сергеевич, останавливаясь на теме природы, очень много рассказывает, и конечно же в обобщенном смысле, задевая различные жанры. По моему мнению, вот именно это правильно он делает. Так как, он передаёт настроение того времени через природу, и тем самым мы понимаем само настроение главной темы моего анализа.

Самое занимательное из статьи Д.С. Лихачёва, я хочу отметить то, что он сумел уместить всё и сразу в одной маленькой статеечке. Он описывает каждую деталь «Слова» в частности, и её же в общем патоке древнерусской литературы. Автор достаточно понятным языком описывает все обще изученные и общеизвестные факты. Прочитав статью, лично я могу уже совершенно по другому делать свои выводы по поводу этого произведения. Можно уже вести какие - либо дискуссии, аргументировать свою точку зрения, и в полной мере считать себя грамотным человеком. Это все выводы я сделала не случайно, так как до прочтения этой статьи, я и подумать не могла о потайном смысле и цели произведения «Слово о полку Игореве», хотя я читала его ещё в школе [6].

Заключение

Научное наследие Дмитрия Сергеевича Лихачева обширно и весьма многообразно. Непреходящая значимость Д.С. Лихачева для русской культуры связана с его личностью, соединившей высокую образованность, остроту, яркость и глубину исследовательского мышления с мощным общественным темпераментом, направленным на духовное преображение России. Как осветить существеннейшие черты этого выдающегося ученого, создателя огромного мира идей, крупного организатора науки и неутомимого деятеля во благо Отечества, чьи заслуги на этом поприще отмечены многими наградами, а в конце жизни первым в стране удостоившегося присвоения вновь возрожденного Ордена святого Андрея Первозванного.

Таким образом, из всего выше изложенного, мы можем сделать вывод, что раскрыли все цели, поставленные в начале этой работы, т.е. в введении. Я описала в этом реферате самые яркие и значимые работы Д.С. Лихачёва. Они, как мы увидели из этого реферата, очень разнообразны и интересны. Дмитрий Сергеевич в каждой из них осветил то, что до него не рассматривал ни один учёный России. Множество старых изданий прошло через умелые руки и умную голову Дмитрия Сергеевича. Быв на столько мудрым, он смог самые заковыристые слова расшифровать, и написать понятным для обывателей языком. Он вложил в каждую свою статью всю свою «душу». Лихачёв надеялся, что это всё оценится по достоинству, так оно и произошло. Можно сказать, что он выполнил всё, что задумал. Его вклад в Русскую культуру не оценим. Он сделал, по моему мнению, как бы революцию в мире культуры и искусства. Большинство его научных статей до сих пор имеют огромное значение, ими пользуются и современные учёные в области культуры и искусства.

Литература

1. Лихачев Д.С. Прошлое - будущему. Статьи и очерки. Л., 1985.

2. Лихачев Д.С. Развитие русской литературы X-XVII веков: Эпохи и стили. Л., 1973.

3. Лихачев Д С. Изображение людей в летописи XII-XIII веков // Труды Отдела древнерусской литературы. М.; Л., 1954. Т. 10.

4. Лихачев Д.С. Человек в литературе Древней Руси. М., 1970.

5. Лихачев Д.С. Поэтика древнерусской литературы. Л., 1967.

6. Лихачёв Д.С. «Слово о полку Игореве» и культура его времени Л.,1985.

7.Лихачёв Д.С. «Раздумья», М., 1991.

8. Лихачёв Д.С. «Воспоминания». СПб., 1995.


Подобные документы

  • Иллюстрации Ивана Голикова, гениального палехского художника, к изданию "Слова о полку Игореве" в 1934 году. Игорь с войском. Битва с половцами. Затмение Солнца перед походом Игоря. Князь рассказывает свой сон. Золотое слово Святослава. Плачь Ярославны.

    презентация [2,0 M], добавлен 11.12.2013

  • Столкновение в области культурологии двух разных идеалов научного познания и типов научного объяснения - естественнонаучного и гуманитарного. Тип познания, соотнесенный с опытом и ценностями самого исследователя. Уровень эмпирического материала и фактов.

    реферат [29,3 K], добавлен 25.03.2010

  • Характеристика особенностей изображения иконы в фольклоре и литературе Древней Руси. Исследование Эпохи Московского периода. Былины. Слово о полку Игореве. Змееборство Георгия в Свете фольклора. История создания летописного свода "Повесть временных лет".

    курсовая работа [24,5 K], добавлен 07.12.2012

  • Общее понятие и сущность культуры. Становление культурологии как самостоятельной науки. Связь культурологии с другими учебными дисциплинами. Антропологический, социологический, философский научные подходы к исследованию категории "правовая культура".

    реферат [24,1 K], добавлен 17.10.2014

  • Предмет, содержание и основные задачи изучения культурологии. Характеристика культурологических концепций. Культура Древнего мира, античности, европейского Средневековья, возрождения. Периоды и особенности становления культурных традиций Европы и Украины.

    учебное пособие [1,2 M], добавлен 16.01.2010

  • Подходы к определению сущности культурологии. Смысловые и структурные части культурологии. Культура как совокупность материальных и духовных ценностей. Гуманистическая (человекотворческая) функция культурологии. Феномен культуры и его понимание.

    реферат [29,8 K], добавлен 17.03.2010

  • Классицизм как художественный стиль и эстетическое направление в европейском искусстве, особенности формирования. Знакомство с основными датами творческой истории "Фауста". Общая характеристика основ культурологии. Рассмотрение творчества К. Дебюсси.

    реферат [43,9 K], добавлен 15.04.2014

  • Роль традиций глиняной игрушки в народном декоративно-прикладном творчестве России. Ведущие образы, традиции формообразования и декорирования глиняной игрушки ведущих промыслов. Поэтапное выполнение глиняной игрушки на основе каргопольских традиций.

    курсовая работа [86,7 K], добавлен 22.03.2013

  • Культурные феномены, оказавшие влияние на появление и развитие современного менестрельного движения. Характерные стилистические, жанровые черты и тематика творчества современных менестрелей. Формы и особенности творчества менестрелей в публичной культуре.

    курсовая работа [42,8 K], добавлен 07.08.2012

  • Понятие языковой картины мира. Актуальные проблемы культурологии. Исследование пословиц и поговорок в лингвострановедческом аспекте. Сопоставительный анализ особенностей английских и русских паремий, содержащих концепт "Труд" с точки зрения культурологии.

    курсовая работа [95,3 K], добавлен 27.10.2014

Работа, которую точно примут
Сколько стоит?

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.